ТОП 10:

Специфика украинского передела



(Фрагмент статьи)

(...) К опытному юристу обратился за консультацией работник Купянского литейного завода в Харьковской области.

Причиной обращения стала приватизация этого предприятия, из-за которой он и его коллеги остались без работы и средств к существованию.

Проводимая сейчас приватизация ещё одного завода, теперь уже в городе Лозовая, чревата теми же последствиями для его работни­ков.

Выяснилось, что, в процессе приватизации, нарушены права работников предприятий и нанесён огромный ущерб государствен­ному бюджету Украины.

Поэтому необходимо обнародовать неко­торые факты.

Пример 1. ОАО «Лозовской кузнечно-механический завод» (г. Лозовая Харьковской области)

Хроника развала этого, некогда известного на весь СССР, пред­приятия — типична для Украины и весьма познавательна.

В лучшие годы здесь работало 15 тысяч человек, приехавших со всего Союза.

Без продукции завода не могли обойтись многие отрасли народного хозяйства, так как он был ведущим поставщиком горячих штамповок различных деталей и узлов.

В первую очередь это касалось отече­ственного тракторостроения.

В 1996 г. на предприятии ещё было свыше 7 тысяч работников, но их количество постоянно сокращалось. В этом нет ничего удиви­тельного, если учесть упадок промышленности на Украине.

Странно другое. Руководство завода, в лице В. Христофорова, упорно отказы­валось от любого сотрудничества с заказчиками и потенциальными инвесторами.

Даже, когда в 1999 г. поступило предложение от инос­транцев о производстве профильной для завода продукции на сум­му $15 млн. в год с перспективой увеличения заказа, руководство предприятия осталось непреклонным.

На фоне многомесячной за­долженности по зарплатам и хронического простоя производства (загрузка мощностей не превышала 10%) такая позиция выглядит, по меньшей мере, удивительно.

Однако, старательные попытки руководства не допустить прове­дения сборов акционеров и надлежащей проверки его финансово-хозяйственной деятельности, показывают: завод намеренно доводился до плачевного состояния.

ЗАО «УПЭК-Агротехимпекс», контролируемое А.М. Гиршфельдом, не теряя времени, скупало акции завода.

(...) В марте 2001 г. по заводу был издан приказ № 94 удиви­тельного содержания.

Отныне, всё обеспечение деятельности пред­приятия передавалось в руки «Транссервис», а реализация выпуска­емой продукции — всё тому же «УПЭК-Агротехимпекс».

Надо ли говорить, что за обеими структурами стояло одно и то же лицо — господин Гиршфельд, «положивший глаз» на Лозовской завод.

(...) 19 июля 2001 г. Арбитражный суд Харьковской области признал Лозовской кузнечно-механический завод, оценённый государством в 167 млн. гривен (это свыше $30 млн.), банкротом, за неспособность вовремя вернуть тому самому «Транссервису» копе­ечный долг — всего 407,6 тыс. гривен.

После этого, «УПЭК-Агротехимпекс» въехал на завод на бе­лом коне.

За смехотворную сумму в его руки перешёл основной производственный цех. А всё остальное — вспомогательные цеха, огромные долги по зарплате и перед бюджетом, водоканалом, энер­гетиками и поставщиками газа — осталось на заводе (...).

Шансы возвратить хотя бы 9 млн. гривен в Пенсионный фонд могли бы появиться, если бы завод работал. Или 400 тыс. гривен, которые завод задолжал теплоэнергетикам.

Ведь, Лозовая — город с 80-тысячным населением — из-за этого сидит зимой без тепла.

Но, стараниями «УПЭК-Агротехимпекс», на заводе были спешно орга­низованы демонтаж и продажа оборудования на металлолом...

(От себя добавлю, что упомянутый здесь г-н Христофоров, дирек­тор, сознательно банкротивший собственное предприятие и из­дававший «странные приказы», в результате которых «УПЭК-Агротехимпекс» въехал на завод «на белом коне», впоследствии оказался... доверенным лицом кандидата в народные депутаты Украины А.М. Гиршфельда, участвовавшего в выборах в Верхов­ную Раду в марте 2002 года, — Э.Х.)

Пример 2. ОАО «Купянский литейный завод» (г. Купянск Харьковской области)

(...) 30 октября 1995 г., по распоряжению №275 тогдашнего главы Харьковской областной администрации А. Масельского, заводу был выделен, сроком на год, беспроцентный кредит в 40 млрд. карбован­цев (более $200 тыс.).

Александр Масельский считался признанным авторитетом среди хозяйственников Украины. И его стремление под­держать завод было встречено всеми с пониманием.

Однако, со временем, дела на заводе только ухудшались. Кре­дит в областной бюджет не возвращался. И 10 декабря 1997 г. рас­поряжением первого заместителя главы обладминистрации А. Колесникова №1227 срок погашения кредита был продлен до 1 октяб­ря 1998 г.

В связи с появлением новой валюты — гривни — его сумма определялась в 400 тыс.

По договору № 4-11 от 30 октября 1995 г. о предоставлении заводу кредита, финансовое управление обладминистрации, за не­возвращение денег, имело право забрать предприятие в бесспорном порядке.

Долгое время именно этот пункт договора спасал завод от полного уничтожения «теневыми» дельцами.

Руководство было вы­нуждено хоть как-то поддерживать завод «на плаву». Но стоило об-лфинуправлению, по необъяснимым причинам, отказаться от этого права — и процесс разгрома предприятия начал набирать обороты.

13 марта 2000 г., по дополнительному соглашению № 4-30 к памятному договору 1995 г., долг был реструктуризирован. Завод обязывался погасить кредит перед бюджетом в течение 2003-2009 гг.

Если же учесть, что, к этому моменту, гривна уже изрядно «поху­дела», сократив реальную стоимость кредита с $200 тыс. до непол­ных $100 тыс., то до 2009 г. кредит превратится в копейки.

И «УПЭК-Агротехимпекс» пришел на предприятие.

Уже в апреле 2001 г. завод окончательно остановился. (...) 18 июля 2001 г. парламентская газета «Голос Украины» сообщила о банкротстве Купянского завода.

К началу февраля 2002 г. два основных цеха предприятия пере­шли к новому владельцу. После этого, у рабочих не осталось иной перспективы, кроме как, оказаться на улице.

Первые 800 человек были уволены 6 февраля 2002 г. разовым решением о сокращении шта­тов.

Опять начался демонтаж и распродажа оборудования, погребая шансы на возвращение долгов кредиторам и областному бюджету.

Приведённые примеры являются настолько вопиющими, что ими следовало бы заняться не только юристам, но и правоохранитель­ным органам Украины.

Тем более, что кроме Купянского и Лозовс­кого заводов, коммерческая империя Гиршфельда прибрала к рукам два десятка предприятий (...)

И это всё — на фоне свёртывания произ­водства на захваченных заводах, увольнений рабочих и распродажи оборудования.

Сценарий такой приватизации, во всех случаях, одинаков. Де­нежные средства завода уходят к специально созданным фирмам-посредникам. (...)

Оставшийся без оборотных средств завод оказы­вается в бедственном положении, его задолженность искусственно «накручивается». Дальше, предприятие разоряется и объявляется банкротом.

Но, при этом, 1-2 основных производственных цеха — самых лакомых куска — уходят за долги к кредитору, уничтоживше­му завод. Остальное имущество отправляется на металлолом.

Как следствие, убытки для государства и безработица.

За обоими примерами стоит ЗАО «УПЭК-Агротехимпекс». По име­ющейся информации, его хозяин А.М. Гиршфельд выдвигается на при­своение одной из номинаций рейтинга «Золотая фортуна».

Эта всеукраинская награда присваивается наиболее успешным бизнесменам и политикам. Надо думать, он её достоин.

Так мастерски завладеть заводами сможет не каждый. Тут нужен талант особого рода. (...)

(«Известия», №52, 27 марта 2002 г.).

Прежде чем перейти к дальнейшему повествованию, не могу вновь не процитировать С. Нилуса, слова которого являются луч­шим комментарием ко всему вышесказанному:

«Собственность и даже жизнь народов они считают своим достоянием и расправ­ляются с ними по своему усмотрению, когда, конечно, это можно сделать безнаказанно».

На чём же основывается сегодняшняя уверенность Анатолия Моисеевича Гиршфельда в безнаказанности за содеянное с «соб­ственностью и даже жизнью» десятков тысяч людей, судьбы кото­рых тесно переплетены с судьбами разорённых им предприятий?

Хотя, наверное, правильнее было бы говорить не о «чём», а о «ком».

Кто же, в таком случае, стоит за спиной харьковского олигарха, надёжно прикрывая его «тылы» и обеспечивая гарантию безнаказанности за Пир, при открытых шторах, устроенный евреем Гиршфельдом на «сглаженных равнинах» былой мощи харьковс­кого региона?

Успехи «бизнеса» Анатолия Гиршфельда целиком и полнос­тью связаны с уже упомянутым здесь нынешним первым заместите­лем председателя Харьковской облгосадминистрации Александ­ром Колесниковым.

Да-да, с тем самым, который в вышеприведён­ной статье поминался, в связи с первым официальным продлением срока погашения 40-миллиардного кредита, выданного Купянскому литейному заводу.

Если вы ещё не забыли, инфляционное «по­худение», растянутого на несколько лет кредита, сделала Купянский литейный лакомым кусочком для компании Гиршфельда, «бла­городно» взвалившего на себя «бремя» обесцененного долга за­вода-банкрота.

Уже многие годы Анатолий Моисеевич и Александр Ивано­вич идут рука об руку.

Даже когда, в 1997 году, Колесников был назначен главою Полтавской обладминистрации, Гиршфельд, не вынеся разлуки, потянулся вслед за ним на Полтавщину.

В течение, всего лишь, двухлетнего пребывания Александра Колесникова в роли губернатора Полтавской области, его еврейский фаворит успел так гульнуть во владениях своего «сюзерена», что имя Гиршфельд до сих пор осталось в «памяти народной» полтавчан.

В полтавс­ком «послужном списке» Гиршфельда — махинации с бензином и дизтопливом, спекуляция энергоносителями и множество других «заслуг» в том же духе, о чём свидетельствуют многочисленные публикации полтавской прессы периода правления губернатора Ко­лесникова.

После президентских выборов 1999 года, когда Полтавская область с большим отрывом проголосовала за конкурента Прези­дента Кучмы коммуниста Симоненко, осерчавший Леонид Данилыч лишил проштрафившегося Колесникова губернаторского крес­ла, ненадолго пристроил в Киеве на менее значимую должность, а затем, вернул в Харьков продолжать «заместительствовать», при местном губернаторе.

Нужно ли говорить, что «второе пришествие» Александра Ивановича Колесникова на Харьковскую землю сопровождалось перебазированием сюда же его еврейского «брата» Анатолия Моисеевича Гиршфельда.

И уже к 2001 году, харьковс­кая «жертва Холокоста» Анатолий Гиршфельд получил мораль­ную и, главное, материальную компенсацию за «вынужденное пе­реселение» в виде «Списка Гиршфельда», с которым вы уже озна­комились...

Здесь я сделаю небольшую паузу и временно переключу ваше внимание на других персонажей, представляющих не менее цен­ный иллюстративный материал к «Пиру при открытых шторах», чем Колесниково-Гиршфельдовский тандем.

В то время, как наши герои вершили свои «подвиги» в Полтав­ской области, на высшем уровне харьковской власти произошли определённые изменения: на смену губернатору Олегу Дёмину, из первых «замов» которого уходил в полтавское губернаторство Алек­сандр Колесников, пришёл бывший мэр Харькова и бывший глава Администрации Президента Евгений Кушнарёв, правление которо­го длится и по сей день.

Именно его первым заместителем стал Александр Колесников, по возвращении из Полтавы.

Имя Евгения Петровича Кушнарёва уже фигурировало в этой кни­ге — в приводимом мною отрывке из статьи А. Кагановского, посвя­щённой Харьковской Хоральной синагоге и её перевоплощению в хабадский «Дом Менахема».

Несмотря на то, что сам Евгений Петро­вич вынужденно отсутствовал на синагогальных торжествах, совпав­ших по времени с командировкой в Одессу по губернаторским де­лам, его вклад в хабадское празднество был высоко оценён кага­лом: «Затем состоялось награждение тех, кто внёс наибольший вклад в дело восстановления синагоги: Е. Кушнарёв, Дж. Рор, Л. Леваев, А. Фельдман, А. Гиршфельд...»

Но, главная «заслуга» Евгения Кушнарёва перед хабадским ка­галом — гораздо более персонифицирована: «наибольший вклад» от харьковского губернатора достался его еврейскому «брату», харьковскому олигарху Александру Борисовичу Фельдману.

Ещё в 1996 году, в бытность свою мэром первой столицы Украины, Евгений Петрович «подставил плечо» бывшему таксисту и начина­ющему бизнесмену Фельдману, в виде выделения последнему из муниципальной казны полугодового беспроцентного (!) кредита в сумме 50 миллиардов карбованцев на... строительство Барабашовского рынка.

В моих предыдущих работах самым подробным обра­зом рассказана и показана в документах эта базарная история, поэтому, сейчас я ограничусь только констатацией итоговых фак­тов: возвращение кредита в городскую казну прошло вовремя — помогла инфляция, поглотившая изрядную часть фельдмановского долга; сегодня Александр Борисович Фельдман ходит в оли­гархах и народных депутатах Украины; финансовый оборот его базарно-коммерческой империи превышает годовой бюджет Харько­ва — экс-гиганта союзной промышленности...

Что касается Евге­ния Петровича Кушнарёва, его тоже обиженным не назовёшь: пос­ле 50-миллиардной беспроцентной «услуги», оказанной Алексан­дру Фельдману — протеже нынешнего «Дома Менахема», карьера бывшего харьковского мэра резко пошла вверх со всеми вытекаю­щими из этого благами...

Достаточно много аналогий в отношениях между парами Гир­шфельд-Колесников и Фельдман-Кушнарёв, не правда ли?

Мил­лиардные кредиты, обесцененные инфляцией, возведение немыс­лимых по размаху еврейских империй, совместная «государствен­ная служба» Кушнарёва с Колесниковым и совместное «народное депутатство» Фельдмана с Гиршфельдом, а главное, трогательная многолетняя дружба, с годами переросшая в крепкое братство — в настоящее жидо-жидовствующее братство.

И можете мне поверить, что, при каждом жиде, пирующем сегодня при открытых шторах, обязательно есть свой жидовствующий, из числа тех, которых Сергей Нилус называл «ис­кателями одних материальных благ, ради наживы делающихся слепыми и не рассуждающими раболепными прислужниками капи­талов Сиона» и по поводу которых говорил Анатолий Ермак: страшнее жидов — только жидовствующие.

Пришло время поговорить ещё об одном аспекте еврейского Пира при открытых шторах.

Речь пойдёт о (прошу прощения за тавтологию) захвате власти в высших органах государственной власти или о подавляющем представительстве еврейского «мень­шинства» в парламентском большинстве.

А поскольку в этом боль­шинстве состоят оба наших главных героя, продолжим рассмотрение вопроса на их примере.

Как вы помните, 31 марта 2002 года состоялись выборы в Вер­ховную Раду, в которых участвовали и наши харьковские олигар­хи — Александр Борисович Фельдман и Анатолий Моисеевич Гиршфельд.

Но, если «рождение» народного депутата Фельдмана про­шло легко и безболезненно, хотя и с большими финансовыми зат­ратами, то народный депутат Гиршфельд вошёл в парламентский мир «обмотанный пуповиной» скандалов, жалоб и судебных раз­бирательств.

И если «рождение» Анатолия Гиршфельда, как ново­го «народного представителя», всё-таки произошло, то только, бла­годаря невероятным потугам жидовствующих «акушеров», услуги которых были щедро оплачены «новорождённым».

Скандальным выборам в 180-м избирательном округе, где ос­новная борьба за депутатский мандат развернулась между олигар­хом Анатолием Моисеевичем Гиршфельдом и баллотирующимся на второй срок народным депутатом Иваном Васильевичем Дияком, были посвящены многочисленные публикации в прессе, одну из которых я представляю вашему вниманию.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.194.190 (0.009 с.)