Мотивация всегда рассматривается в соответствии с внутренней формой слова.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Мотивация всегда рассматривается в соответствии с внутренней формой слова.



Внутренняя форма слова – это признак, который составляет основу наименования.

В основу наименования слова кукушка положен признак характерного крика.

Мотивирующий признак, положенный в основу наименования, может быть разного типа. Он может основываться на звукоподражании: хихикать, гавкать, рычать, квакать. Другие типы внутренней формы наблюдаются в производных словах и словах с переносным значением.

В производных словах внутренняя форма проявляется в сопоставлении с однокорневыми словами: летчик- человек, который летает». Переносное значение мотивируется другими значениями того же многозначного слова: Он рыба , а не человек. В этом примере значение слова рыба – «холодный, неэмоциональный, равнодушный» мотивируется прямым значением слова.
Указанные типы мотивированности называют соответственно фонетической, словообразовательной и семантической мотивированностью.

Т.е. внутренняя форма слова определяется мотивированностью, мотивированность "создает" внутреннюю форму слова.

28\Синонимы – разные по звучанию, но одинаковые или близкие по значению слова, которые могут употребляться одно вместо другого.

Логические, или абсолютные синонимы – разные по звуковому облику слова, выражающие одно и то же понятие.

Контекстуальные, или речевые синонимы – слова и выражения, которые могут употребляться одно вместо другого в рамках текста, но не в языке: директор – докладчик (если директор произносит речь).

Синонимы – это(греч. synonymos — одноименный) слова близкие или тождественные по своему значению, выражающие одно и то же понятие, но различающиеся или оттенками значения, или стилистической окраской, или и тем и другим. Синонимы, как правило, принадлежат к одной и той же части речи и выступают как взаимозаменяемые элементы высказывания. Неприятный, противный, отвратительный, мерзостный, омерзительный.

Синонимы делятся на группы по трем основаниям:

1) по степени зависимости от контекста:

а) контекстуальные (речевые) синонимы – слова, семантическое сходство которых проявляется только в контексте;

б) языковые – слова, семантическое сходство которых проявляется изолированно, без контекста: крепкий, прочный, твердый;

2) по степени семантической близости:

а) полные (абсолютные) синонимы – слова, полностью совпадающие по значению и употреблению: забастовка, стачка; языкознание — языковедение, бегемот гиппопотам, стачка — забастовка

б) частичные (относительные) синонимы – слова, частично совпадающие по значению и употреблению: маленький, крошечный, миниатюрный; линия - черта, мороз - стужа, младенец - ребенок и т.д.

3) по качеству различий между сходными словами на две группы подразделяются частичные синонимы:

а) семантические (понятийные, идеографические) – слова, имеющие незначительные различия по лексическому значению (разная степень обобщаемого признака, разный объем понятия и т.п.: черный, вороной; метель, вьюга, пурга, буря, буран);

б) стилистические (функциональные) синонимы – слова с одинаковым лексическим значением, но имеющие разные стилистические окраски: есть, трапезничать, кушать, жрать, лопать, хавать.

Антонимы – разные по звучанию слова, выражающие противоположные, но соотносительные друг с другом понятия.

Антонимы. Антонимия(от греч. anti - против + onyma -имя) как языковое явление заключается в противопоставлении значений слов. Она представляет собой тип семантических отношений слов, характеризующийся их противоположными значениями, что свойственно, как правило, словам одной части речи. Поэтому антонимыопределяют как слова одной части речи,

противоположные по значению. Антонимы образуют в языке ан-тонимичные пары.Антонимия присуща всем языкам, ее рассматривают как одну из языковых универсалий. Источником антонимии являются различия в предметах и явлениях окружающего мира, которые отражаются в языке как противоположность. В качестве логической основы антонимии выделяют два вида противоположности: контрарную и комплементарную.

Контрарная(от лат. contrarius - противоположный, противный) противоположность выражается понятиями, между которыми есть средний, промежуточный член, то есть она может градуироваться по степени проявления того или иного признака, свойства, качества предмета или явления. Поэтому контрарную противоположность называют иногда градуальной.Например, антонимы большой- малый допускают наличие между ними промежуточного слова средний, антонимы молодой- старый имеют средний член пожилой и т.д. В свою очередь, если нулем шкалы градации размера считать слово средний, то сама шкала может иметь следующий вид: громадный, большой- средний -малый, крошечный. Полярными точками в этой шкале, выражающими наиболее сильную противоположную степень проявления размера, являются антонимы громадный - крошечный. Достаточно четких критериев подобного градуирования степени антонимичности слов нет.

Комплементарную(от лат. complementum - дополнение), ее иногда называют контрадиктарной,противоположность образуют понятия, являющиеся предельными по своему характеру, между которыми невозможно существование среднего члена, например: живой - мертвый, можно - нельзя, холостой - женатый, истинный - ложный и т.д. С логической точки зрения, комплементарная противоположность оценивается бинарными характеристиками: да - нет, возможно - невозможно и под. Иногда в языке градуируется и комплементарная противоположность (ср. полуживой, чуть живой, еле живой, полутруп, чуть не умер и т.д.). Дополнительность у комплементарных антонимов выражается в том, что два противоположных члена дополняют друг друга до целого, где отрицание одного дает значение другого (ср. не + истинный = ложный).

Классификация антонимов на типы и группы, как и классификация синонимов, различается пестротой. Помимо отмеченных контрарных (градуальных) и комплементарных (контрадик-тарных) антонимов, выделяют также антонимы полные, частичные и контекстуальные. Полныеантонимы отличаются всеми своими значениями (строить - разрушать, хороший - плохой), частичные- только одним или несколькими значениями. Так, существительные жар - холод являются антонимами, но жар в значении 'раскаленные уголья' теряет свой антоним; легкий в одном значении имеет антоним тяжелый (вес), а в другом - трудный (урок); в политическом значении белый имеет антоним красный, а в физическом, при обозначении цвета - черный и т.д. Контекстуальныеантонимы получают свое противоположное значение в контексте, например, в известных пушкинских строках:

 

Они сошлись: волна и камень,

Стихи и проза, лед и пламень

Не столь различны меж собой...

 

Антонимия может быть внутрисловной, когда противопоставляются значения одного слова. Иногда это связано с параллельным развитием слов или корней в родственных языках. Например, первоначально в индоевропейских языках слово гость означало чужеземец. У римлян hostis получило значение враг, а у русских и немцев чужеземный купец и далее дружеский посетитель. В польском языке uroda значит красота, в русском урод - человек с безобразной внешностью. В восточнославянских языках вонять означает издавать дурной запах, а в западнославянских - благоухать. Первоначально в славянских языках корень - вон- обозначал просто запах, откуда в русском языке как благово-

ние, так и зловоние. Позднее в русском языке этот корень получает значение дурного запаха, что сделало благовоние внутрисловным антонимом в одном языке. В русском языке глагол одолжить кому-нибудь означает дать в долг, а одолжить у кого-нибудь уже значит взять в долг. Внутрисловное противопоставление значений называют энантиосемией.

 

Понятие об омонимии

Лексические, или собственно омонимы – разные по значению слова, которые совпадают по звучанию и написанию во всех своих формах и относятся к одной и той же части речи.

Многозначности слова противостоит такое языковое явление, как омонимия. Омонимами (<греч. homos – одинаковый и onyma – имя) называются слова, одинаковые по звучанию и по написанию, но совершенно не связанные по значению (в отличие от многозначного слова). Например, мир – «вселенная» и «отсутствие войны», мина – «снаряд» и «выражение лица», ключ – «инструмент» и «родник».

Различают разные виды омонимии. Лексические омонимы – это различные по значению слова одной части речи, которые совпадают по звучанию и написанию во всех формах, например, коса – «вид прически», «длинная песчаная отмель», «орудие косьбы», нем. saite – струна и сторона, англ. spring – весна и пружина. Если слова совпадают только в части своих форм, их называют неполными лексическими омонимами, например, очки (для глаз) и очки (единица счета) совпадают только в форме множественного числа.

От лексической омонимии принято отличать фонетическую, грамматическую и графическую омонимию, которую называют относительной.

Фонетические омонимы, или омофоны – это слова и формы, имеющие одинаковое звучание, но различное написание: пруд и прут, пядь (сущ.) и пять (числ.), англ. night (ночь) и knight (рыцарь), фр. le champ (поле) – le chant (пение) и т.п.

Омофоны, или фонетические омонимы – разные по значению слова и формы, совпадающие по звучанию, но различающиеся по написанию.

Омоформы, или морфологические омонимы – слова, совпадающие по звучанию и написанию в одной или нескольких грамматических формах.

 

Грамматические омонимы, или омоформы – это различные слова, совпадающие по звучанию и написанию лишь в отдельных формах, например: три (числ.) и три (повелительное наклонение глагола «тереть»), стекло (сущ.) и стекло (прошедшее время, ср.р. глагола стечь), англ. can (мочь) и can (бидон).

Омоформы, или морфологические омонимы – слова, совпадающие по звучанию и написанию в одной или нескольких грамматических формах.

Графические или омографы – это слова, имеющие одинаковое написание, но различное произношение, например: вести (сущ.) – вести (глаг.), дорога (сущ.) – дорога (кр. прилаг.), англ. rou [rou] - ряд и [rau] – скандал.

Омографы (орфографические омонимы) – слова и формы, разные по значению и звучанию, но одинаковые по написанию

Явление омонимии присуще практически всем языкам. В каждом из них ее возникновение объясняется особенностями конкретно-исторического развития системы языка, но можно назвать и универсальные причины появления омонимов:

· Звуковые совпадения, возникшие в языке в результате изменений в фонетической системе. Так в словах «жать» (из жьнти – жьну рожь) и «жать» (из жьмти – жьму руку) на месте [ьн], [ьм] в закрытых слогах был носовой гласный [ę], который изменился после шипящих в чистый гласный [а].

· Распад полисемии, т.е. утрата смысловых связей между значениями многозначного слова: липа – лиственное дерево и фальшивка, ладья – лодка и шахматная фигура, тьма – отсутствие света и бесчисленное множество.

· Совпадения в результате словообразовательного процесса и формообразования, например: полка (от положить) и полка (от полоть), критический (от «кризис» и от «критика»).

· Заимствование слов, например, брак – замужество (от глагола братии, славянское слово) и брак – вещь с изъяном из немецкого ( brecken - разбивать), скат – пологий спуск и скат – хищная морская рыба (скандинавское. skata), среда – день недели (из старославянского) и среда (окружение, семантическая калька, франц. milieu) и т.д.

Омонимию необходимо отличать от полисемии (от многозначности). Проблема разграничения этих явлений сложна, о чем свидетельствует прежде всего лексикографическая практика: нередко слова в одном словаре подаются как омонимы, а в другом как многозначные лексемы.

Наиболее признанными и эффективными являются следующие приемы разграничения явлений полисемии и омонимии:

- подбор синонимов, например, лавка - скамья и лавка - магазинчик;

- подбор однокоренных слов и сопоставление словоформ,у омонимов они разные ср.: мир – мирный, мирить и мир – мировой; коса – косичка и коса – косить, покос;

- учет лексической и синтаксической сочетаемости: вал (волна) высокий, девятый, накатываетсявал (насыпь) крепостной, городской, укрепить; спросить (кого) – спросить (с кого) и т.п.; уход (с работы, из дома) – уход (за ребенком); (у многозначных слов и омонимов сочетаемость разная)

- учет этимологии (происхождения)слов, например: рус. клуб (дыма) и англ. клуб (club), рейд (набег) из английского – рейд (водное пространство у причала) из голландского и другие.

 

30.Полисемия , т. е. «многозначность», свойственна большинству обычных слов. Это вполне естественно. Слова как названия могут легко переходить с одной вещи на другую или на какой-либо признак этой вещи или на ее часть.

Полисемия – свойство слова употребляться в нескольких значениях, закрепленных за ним в процессе общественно-трудовой практики людей.(слово нос,нос человека,нос лодки)

Первый вопрос полисемии: что такое прямое и что такое переносное значение?

Переносное значение любого типа объяснимо (мотивировано) через прямое, но прямое значение непроизводных слов данного языка, где это слово существует, необъяснимо.

Непроизводные слова прямого значения в том или ином языке даны, но необъяснимы; просто вот «это» по-русски надо называть рот, по-английски the mouth, по-французски la bouche, по-немецки der Mund, по-киргизски ооз, по-мордовски (мокша) курга и т. д.

А «почему это так называется» – данный язык в его современном состоянии ответа не дает.

Однако не надо думать, что всегда переносные значения – уже факты языка; часто переносные значения возникают как явления стилистические и именно литературно-стилистические, т. е. как

тропы, образные выражения. Различие языковых метафор, метонимий и т. п. и соответственных поэтических тропов состоит в том, что троп является не прямым названием данной вещи, а лишь образным прозвищем, где сосуществуют два плана: прямое название и образное прозвище, что создает совмещение двух планов и образную «игру» совпадения и несовпадения прямого и переносного названий.

 

Исследуя переносные значения в общенародном языке и переносное употребление слов в произведениях художественной литературы, филологи выделили ряд типов переноса названий. Важ­нейшими из этих типов можно считать два — метафору и метонимию.

 

Метафора буквально «перенос», т. е. самый типичный случай переносного значения. Перенос наименования при метафоре основан на сходстве вещей по цвету, форме, характеру движения и т. п.

Метафора – перенос названия с одного предмета на другой на основе их сходства: 1) по форме; 2) по размеру; 3) по цвету; 4) по эмоциональному впечатлению, 5) по порождаемым ассоциациям.

При метафорическом переносе значения меняется вещь, но понятие нацело не меняется: при всех метафорических изменениях какой-нибудь признак первоначального понятия остается; так, в случае со словом гнездо прямое значение «жилище птицы», а переносные: «человеческое сообщество» «отверстие в доске на дне лодки, в которое вставляется низ мачты», «углубление в машине, куда вставлены оси или стержни», «подбор слов от одного корня». Вещи, называемые здесь словом гнездо, очень разные; если углубление для постановки мачты и можно отожествить с углублением в машине, то «домик птицы», «человеческое общежитие» и «подбор однокорневых слов» сюда никак не подойдут. Однако признак «вместилища, охватывающего и объединяющего множественность каких-либо предметов или вещей (яиц, птенцов, родственников, слов)», сохраняется во всех случаях. Тем самым, во-первых, метафоры можно разгадывать, исходя из логического анализа, и, во-вторых, они образуют группы по принципу «параллельного включения», т. е. каждое переносное значение восходит к тому же самому прямому (как в случае гнездо).

Многие собственные имена также обязаны своим происхождением метафоре. Таковы, например, собачьи клички Шарик, Волчок (по форме и характеру движений), Флейта, Лютня, Жалейка (по звуку); метафоричны по происхождению и многие имена людей: Вера, Надежда, Любовь, Лев, Петр (камень), Вольф (волк), Рахиль (овца), Дебора (пчела) и т. П

Метонимия – такой перенос названия, который совершается не на основании сходства внешних или внутренних признаков прежней вещи и новой, а на основании смежности , т. е. соприкасания вещей в пространстве или во времени.

Метонимия переименование предметов на основе их смежности, связи в пространстве или во времени.

При метонимическом переносе меняется не только вещь, но и понятие нацело.

Виды метонимического переноса:

1) вместилище"его содержимое (вмещаемое): «разбить стакан» (сосуд) – «выпить целый стакан» (жидкость, налитую в этот сосуд);

2) предмет"другой предмет, находящийся на первом: «блюдо» (столовая посуда) – «блюдо» (кушанье);

3) материал"изделие: « белье» (некрашеное или белое полотно) – «белье» (изделие из этого полотна);

4) действие, процесс"результат: «варение» (процесс приготовления пищи кипячением) – «варенье» (сваренные в сахарном сиропе фрукты или ягоды);

5) внешнее выражение, результат"состояние: «желтуха» (желтая окраска кожи) – (заболевание печени, вызывающее такую окраску);

6) имя ученого"изобретение, открытие; имя мастера"изделие: «ампер» (единица измерения силы электрического тока по имени выдающегося французского физика и математика Андре Мари Ампер); форд, галифе, макинтош, наган, калашников и пр.

7) местность"название изделия: «бостон» (сорт высококачественной шерсти по названию города в США); твид, джерси, хохлома, гжель, мадера, херес и пр.

8) орудие"действие, его результат: англ. eye - «глаз» и «зрение»;

9) часть"целое или целое"часть (синекдоха): «отряд в сто сабель»; «стадо в сто голов».

 

32.Устаревание и отмирание некоторых слов – естественное следствие стремление каждого языка освободиться от избыточных лексических единиц.

Историзмы – устаревшие слова, выпавшие из активного словаря потому, что исчезли называемые ими предметы.

Архаизмы – старомодные обозначения существующих предметов и понятий.

Лексические архаизмы по их соотношению с современными синонимами делятся на: 1) собственно лексические; 2) лексико-словообразовательные; 3) лексико-фонетические.

Пополнение словаря – пополнение словаря за счет новых слов.

Неологизмы – слов, недавно пришедшие в язык вместе с новыми реалиями, и постепенно осваиваемые носителями языка.

Словарный состав языка изменяется непрерывно и обновляется гораздо быстрее, чем другие структурные ярусы языка. Это понятно, потому что словарный состав языка, непосредственно отражая в языке действительность с ее переменами, обязан включать новые слова для обозначения новых вещей, явлений, процессов и отстранять в запас старые. Этот процесс всегда является фактом развития лексики языка, ее пополнения и стилистической дифференциации, что обогащает выразительные средства языка. Иначе говоря, при изменении словарного состава прирост его всегда превышает убыль.
Это касается по преимуществу образования производных слов от уже имеющихся, заимствования и собственноязычного создания терминов и различных полисемических переносов значения.
Это, однако, мало касается основных пластов лексики, того, что называют основным словарным фондом или основным фондом лексики, который используется для образования новых производных слов и переносных значений.
Выпадение слов из словарного состава никак нельзя себе представлять как внезапное исчезновение того или иного слова; это постепенный переход слов из активного словаря в пассивный; таковы все «исторические» слова, которые когда-то называли современные эпохе реалии (т. е. факты действительности), а затем уже утраченные, например боярин, подьячий, стрелец, кистень, а также нэпман, попутчик (в переносном значении применительно к писателям в 20-е гг. XX в.). К совсем забытым словам можно отнести такие, как ратай, гридень, огнищанин, вершь, кола, млин, ногата и т. п.
Эту категорию слов – «историзмы» – следует отличать отархаизмов, т. е. устарелых слов, которые обозначали реалии, не утраченные, но называющиеся по-другому (например, вепрь – кабан, стяг – знамя, стогна – площадь, вежды – веки (верхние), грядущий – будущий, глагол – речь, токмо – только, сей – этот, реляция – донесение, рескрипт – указ, виктория – победа и т. п.).
Архаизмы могут в отличие от историзмов воскресать, т. е. из пассивного словаря возвращаться в активный; таковы слова совет, указ, майор, сержант, офицер
Неологизм— слово, значение слова или словосочетание, недавно появившееся в языке (новообразованное, отсутствовавшее ранее). Свежесть и необычность такого слова или словосочетания ясно ощущается носителями данного языка.
Этот термин применяется в истории языка, чтобы охарактеризовать обогащение словарного состава в отдельные исторические периоды — так, можно говорить о неологизмах петровского времени, неологизмах отдельных деятелей культуры, неологизмах периода Отечественной войны и т. д.
В развитых языках каждый год появляются десятки тысяч неологизмов. Большинство из них имеют недолгую жизнь, но некоторые закрепляются в языке надолго, входят не только в живую обиходную его ткань, но и становятся неотъемлемой частью словесности.
Табу – этнографическое понятие, касающееся и языка. Табу означает запрет, возникающий в сфере общественной жизни на разных ступенях развития общества. Исходя из различных предпосылок, такой запрет может распространяться и на факты языка.
Так, у народов, находящихся на ранней стадии общественного развития (полинезийцы, австралийцы, зулусы, эскимосы и др.), табу слов возникает на почве мифологических верований.
В случае смерти вождя нельзя дотрагиваться до его тела, трогать его вещи, входить в его дом, говорить с его женой и произносить его имя, так как факт смерти – это проявление деятельности духов и вступать с ними в противоречие нельзя, иначе вызовешь их гнев.

Для замены табу слов нужны другие слова – эвфемизмы.
Эвфемизмы – это заменные, разрешенные слова, которые употребляют вместо запрещенных (табуированных).

Такими эвфемизмами были у многих индоевропейских народов, в том числе и у славян, названия змей, медведя. Русское слово змея того же корня, что и земля, и змий буквально значило «земной; русское медведь – искусственно составленное сложное слово со значением «тот, кто ест мед» (как и в других славянских языках), в германских Ba#r – «бурый», в литовском lokys – «лизун», в вымершем прусском – clokis – «ворчун»; тогда как исконное наименование этого животного, сохранившееся в латинском ursus, во французском ours, в итальянском orso. И тд


33.Заимствования . Заимствование слов из других языков – следствие более или менее тесных экономических, политических, культурных и научных связей народов: школа, шлагбаум, маркетинг, продюсер.

Обогащение словарного состава языка за счет словаря других языков – обычное следствие взаимодействия разных народов и наций на почве политических, торговых, экономических отношений.

При заимствовании новое слово чаще всего приходит вместе с новыми вещами (трактор, танк, комбайн), с введением новых организационных форм, учреждений, должностей (дивизия, батарея, офицер, генерал, канцелярия, секретарь, лазарет, ординатор, фельдшер, университет, консерватория, магистратура, доцент, деканат, декан, лекция, семинарий, семестр, консультация, экзамен, балл и т.д.

Однако бывают и такие случаи, когда заимствованное слово приходит как синоним для уже имеющегося в словарном составе заимствующего языка слова. Так пришло татарское слово (вернее, сочетание слов алаша am) в виде лошадь при наличии своего слова конь; имея в своем распоряжении более старое заимствование от английского буфер (из buffer [bΛfe]), русский язык ввел новое заимствование из того же языка – бампер (из Ьитрег[bΛmpƏ] от глагола to bump – «ударять»);

для слов ввоз и вывоз появились заимствованные синонимы импорт и экспорт, для слов сало – бекон, школа –студия, пароход, позднее паровоз – локомотив, приспособлять – аранжировать и ранее: для слов

лицедей – артист, позорище – сцена и т. п. Иногда заимствованное слово может даже вытеснить свое

слово из основного словарного фонда (например, лошадь, собака вместо конь, пес).

Эти два слова заимствованы разным путем: то же самое английское [Λ] (орфографически и) в буфер передано буквенно

как у, а в бампер – на слух как а.

Причины такого дублирования (удвоения) слов в языке бывают разные; иногда это стремление к терминологичности, особенно когда заимствованное слово – международный термин, иногда стремление выделить какой-нибудь оттенок значения, неясный в своем слове, а иногда и просто мода на иноязычное, что характерно для жаргонных заимствований (не победа, а виктория, не вежливость, а политес и т. п. в русском языке XVIII в.).

При заимствованиях следует различать:

1) Происходит ли заимствование устным путем через разговорное общение или же письменным через книги, газеты, каталоги, инструкции, технические паспорта машин и т. п.

При первом пути заимствованные слова легче усваиваются и осваиваются, но при этом часто подвергаются искажениям, народной этимологии; пополнение словарного состава полученными таким путем словами носит случайный характер (почему те, а не иные слова? Почему из этого, а не из другого языка?). Так, многие термины столярного дела в русском заимствованы из немецкого через общение мастеровых, откуда Werkstatt стало верстак, Schraubwinge – струбцинка, Nadfil – на(д)пильник (а позже появился и надфиль), а также Schlosser – слесарь и т. п.

При втором – книжном – пути заимствованные слова и по звуковому виду, и по значению ближе к оригиналам, но зато они и дольше остаются неосвоенными варваризмами в заимствующем языке, сохраняя некоторые черты, чуждые фонетике и грамматике заимствующего языка, например: декель (с д твердым), хиатус (с зиянием -иа-), рандеву, колибри, реноме, коммюнике (не подходящие по форме для именительного падежа), пшют, жюри (с необычным в русском языке сочетанием шю, жю) и т. п.

2) Происходит ли заимствование непосредственно или через посредников, т. е. через передаточные языки, отчего может сильно меняться и звуковой вид и значение заимствуемых слов. Так, например, слово фазан не непосредственно заимствовано из греческого phasianos ornis –

«фасийская птица» (что в свою очередь восходит к греческому названию реки Рион – Phasis), a через немецкое посредство Fasan, откуда s = з, а не с. Слово офицер не прямо пришло из французского officier, а через немецкое Officer ['ofitsi:r], откуда в русском ц, а не с; также через немецкий язык пришли в русский такие слова, как лейтенант (французское lieutenant [ljoetƏna]), лафет (французское I'affet [lafε], где l – артикль).

Иногда одно и то же слово приходит двумя путями: непосредственно и через посредника; например, немецкое Burgermeister – «городской голова» непосредственно вошло в русский язык как бургомистр, а через польское посредничество как бурмистр, со значением «староста» (в польском burmistrz – «городской голова»). Так же получились два слова – махина, агитация (из латинского) и машина, ажитация (через французский). Через польское посредничество пришли в русский такие немецкие слова: рейтузы (немецкое Reithose), рыцарь (немецкое Ritter), танец (немецкое Tanz – из итальянского dапzа), фортель (немецкое Vorteil) и др. Приходили в русский через польский и французские слова: мушкет (французское mousquet [muskε]), музыка и др.

Французский язык слово musique [myzi:k] получил из греческого moysike; в русском первоначально сохранялось польское ударение muzΛka: «Молчит музыка боевая» (П у ш к и н), ударение на первом слоге пришло из просторечия, ср.

Изменение значения может при разных путях заимствования и не возникать. Так, греческое monachos было в русском заимствовано непосредственно как монах и через немецкий (где топа- chos дало Munich) в виде мънихъ, позднее мних, откуда в русском языке был дублет монах – мних, что представляло удобство для стихосложения.

Бывает и так, что какое-нибудь слово приходит в язык дважды, через разных посредников; так, персидское слово saraj – «дворец» через татар пришло в русский в виде сарай, а через турков, балканские народы и французский язык в виде сераль – «гарем».

Из того же языка слово может заимствоваться дважды в разные эпохи; тогда в заимствующем языке получаются два разных слова вместо двух исторически разных форм того же слова в оригинале. Так, из германских языков было заимствовано слово pond «фунт» в виде пждъ, позднее – пуд; в немецком pond изменилось в Pfunt, откуда в русском новое заимствование фунт.

Иногда заимствованное слово неузнанным возвращается обратно в свой язык с другим значением и с измененным звуковым видом; французские слова boggette [Ьозе1] – «мешочек денег» и fleurette [floeret]

– «цветочек» были позаимствованы английским языком в виде budget [bAd^it] – «бюджет» и flirt [flp3:t]

– «флиртовать, кокетка» и с этими значениями возвратились во французский в виде budget [byd^e], flirt [flirt], существуя рядом с породившими их словами как особые слова.

3) Могут быть заимствования и внутри одного языка, когда общий литературный язык заимствует что-либо из диалектов, профессиональной речи, жаргонов, и наоборот. При этом наблюдается такая закономерность: когда слово переходит из более узкого языкового круга (из диалекта, жаргона) в более широкий (в литературный язык), значение его расширяется; например, слова чуять, следить, пришедшие в литературный язык из профессиональной речи охотников, опешить, ошеломить – из военной речи, цель – из речи стрелков, нагрузка, звено, зажим, смычка – из технической речи, ячейка – из речи пчеловодов или рыбаков.

При обратном переходе (из литературного языка в специальный вид речи) значение сужается; например, пиво, квас – первоначально в значениях «напиток», «квашеное», позднее как названия особых напитков, готовить в поварском значении «стряпать», хоронить – в языке могильщиков (а позднее уже и в общем) – «предавать погребению»; французское officier первоначально значило вообще «служащий» (от office – «служба», «контора»), позднее – «военнослужащий среднего командного состава»; partisan первоначально значило «участник», «сторонник» (от partie – «часть», «сторона»), позднее – «партизан».

Ассимиляция.

Выделить заимствованные элементы в языке обычно не составляет труда, особенно если слово еще не успело ассимилироваться. Однако в некоторых случаях (в основном с наиболее старыми заимствованиями) сделать это весьма затруднительно. Проведенные лингвистами исследования указывают на существование определенных индикаторов, позволяющих установить иноязычность слова. Что касается заимствований на других языковых уровнях, то здесь приходится полагаться в основном на индивидуальное «чувство языка», типичность или нетипичность определенной структуры.

Процесс ассимиляции проходит постепенно, вследствие чего слова находятся на разных его этапах и относятся к разным категориям в соответствии со следующей классификацией:

1) полностью ассимилированные слова - соответствующие всем фонетическим, морфологическим, орфографическим нормам заимствовавшего языка, не воспринимаемые как иноязычные. В эту группу входят наиболее старые заимствования (take - из старонорвежского, face - из старофранцузского, wall, mint - из латинского). Производные слова, относящиеся к данной группе, выдают свое иноязычное происхождение наличием определенных аффиксов, присоединяемых как к английским, так и к заимствованным корням (см. раздел Классификация заимствований);

2) частично ассимилированные слова:

2.1) не ассимилированные графически (встречающиеся в английском чаще, чем в других языках): слова с непроизносимым согласным на конце (ballet, buffet, corps); слова с диакритическим знаком (cafй, clichй); слова с диграфами (bouquet, brioche, pointes); слова с удвоением согласных: bb - lobby (лат.), hobby (фр.); cc - accurate (лат.), peccant (лат.); ff - muffin (нем.), differ (лат.); ll - gallant (фр.), pillar (лат.); mm - rummer (голл.), pommel (фр.); nn - annual (лат.), dinner (фр.); pp - puppy (фр.), napper (голл.), rr - current (лат.), terrene (лат.); ss - asset (лат.), success (лат.); tt - etiquette (фр.), butter (лат.); [23; с. 16]

2.2) не ассимилированные фонетически. В английском языке фонетические критерии иноязычности следующие:

1) звуки [v],[dз],[з] в начальной позиции (vacuum (из лат.), valley (из фр.), voivode (из русс.); gem (из лат.), jewel (из старофр.); genre, gendarme (из фр.);

2) буквы j, x, z в начале слова (jewel, xylophone, zebra);

3) сочетания ph, kh, eau в корне слова (philology, khaki, beau);

4) чтение буквы x как [gz] или [z], в отличие от английских слов, где x читается как [ks] (exist (лат.), xylophone (греч.), но: six);

5) чтение сочетания ch как [?] или [k] , в то время как в английских словах оно читается как [t?] (machine, parachute (фр.), chemist, echo (греч.), но: child, chair);

6) чередование звуков в однокоренных словах:

[v] - [p] - [t]: receive - reception - receipt;

[ai] - [i]: provide - provident;

[z] - [з]: visible - vision;

7) начальное сочетание sk (sky, skirt (сканд.)).

2.3) не ассимилированные грамматически. Иноязычность слов проявляется через неполную включенность их в грамматическую систему принимающего языка. Такие слова сохраняют оригинальную форму множественного числа (bacterium - bacteria, bacillus - bacilli, formula - formulae, crisis - crises, index - indices), или имеют параллельные формы (formulas), которые могут различаться семантически (bandit - bandits/banditti: второе обозначает романтических разбойников в оперетте или сказке). Широкоупотребительные слова, однако, имеют только английскую форму (villas, spectators, circuses).

2.4) не ассимилированные семантически, так как они обозначают понятия, связанные с другими странами и не имеющие эквивалента в принимающем языке (слова-реалии, или экзотизмы: rajah, toreador, sherbet, rickshaw);

3) полностью не ассимилированные слова, или варваризмы (ciao, ad libitum, per capita).[1;

 

4) К а л ь к и р о в а н и е . Калькирование иноязычных слов – буквальный перевод иноязычных слов и выражений: sky-scraper – небо-скреб.

Наряду с заимствованием иноязычных слов в единстве их значения иматериального оформления (хотя бы и с изменениями того и другого), языки широко пользуются калькированием иноязычных слов и выражений.

Словообразовательная калька – поморфемный перевод иноязычных слов im-press-ion – в-печат-ление, pro-nomen – место-имен-ие.



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-15; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.233.219.62 (0.03 с.)