Глава IV. Динамика науки как процесс порождения нового знания 247



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава IV. Динамика науки как процесс порождения нового знания 247



торые сложности, трудности и даже реальные опасности для это­го процесса. Среди них такие факторы, как, например, отсутствие воображения, неоправданная вера в формализацию и точность, , авторитаризм. К необходимым средствам роста науки философ

, относит такие моменты, как язык, формулирование проблем, по­явление новых проблемных ситуаций, конкурирующие теории, взаимная критика в процессе дискуссии («Метод науки — это кри-

. тический метод»).

В своей концепции Поппер формулирует три основных требо-

■ вания к росту знания. Во-первых, новая теория должна исходить из простой, новой, плодотворной и объединяющей идеи. Во-вто­рых, она должна быть независимо проверяемой, т. е. вести к пред-

ставлению явлений, которые до сих пор не наблюдались. Иначе говоря, новая теория должна быть более плодотворной в качестве инструмента исследования. В-третьих, хорошая теория должна выдерживать некоторые новые и строгие проверки. Теорией науч­ного знания и его роста является эпистемология, которая в про­цессе своего формирования становится теорией решения проблем, конструирования, критического обсуждения, оценки и критичес­кой проверки конкурирующих гипотез и теорий.

Свою модель роста научного познания Поппер изображает схе­мой: Р1 — ТТ — ЕЕ — Р2, где Р1 — некоторая исходная проблема, ТТ — предположительная пробная теория, т. е. теория, с помощью

■■• которой она решается, ЕЕ — процесс устранения ошибок в теории • путем критики и экспериментальных проверок, Р2 — новая, более

; глубокая проблема, для решения которой необходимо построить новую, более глубокую и более информативную теорию.

Общая схема (модель) историко-научного процесса, предло­женная Куном, включает в себя два основных этапа. Это «нор­мальная наука», где безраздельно господствует парадигма, и «на­учная революция» — распад парадигмы, конкуренция между аль­тернативными парадигмами и, наконец, победа одной из них, т. е. переход к новому периоду «нормальной науки». Кун полагает, что переход одной парадигмы к другой через революцию является обычной моделью развития, характерной для зрелой науки. При-

1 чем научное развитие, по его мнению, подобно развитию биоло­гического мира, представляет собой однонаправленный и необра­тимый процесс. Что же происходит в ходе этого процесса с пра­вилами-предписаниями?


248___________________________________ Основы философии науки

Допарадигмальный период характеризуется соперничеством различных школ и отсутствием общепринятых концепций и ме­тодов исследования. Для этого периода в особенности характерны частые и серьезные споры о правомерности методов, проблем и стандартных решений. На определенном этапе эти расхождения исчезают в результате победы одной из школ. С признания пара­дигмы начинается период «нормальной науки», где формулиру­ются и широко применяются (правда, не всеми и не всегда осоз­нанно) самые многообразные и разноуровневые (вплоть до фило­софских) методы, приемы и нормы научной деятельности.

Конкретизируя и уточняя понятие «парадигма», Кун вводит понятие «дисциплинарная матрица». Важнейшим элементом ее структуры (наряду с символическими обобщениями, «метафизи­ческими» (философскими) частями и ценностными установками) Кун считает «общепринятые образцы», «признанные примеры» конкретного решения определенных проблем («головоломок»). Этот процесс и обеспечивает функционирование «нормальной на­уки». Философ считает, что различия между системами образцов в большей степени, чем другие элементы дисциплинарной мат­рицы, «определяют тонкую структуру научного знания». Более того, Кун убежден, что сами задачи-головоломки «представляют собой особую категорию проблем, решение которых может слу­жить пробным камнем для проверки таланта и мастерства иссле­дователя»1.

Кризис парадигмы есть вместе с тем и кризис присущих ей ■ «методологических предписаний». Банкротство существующих правил-предписаний означает прелюдию к поиску новых, стиму­лирует этот поиск. Результатом этого процесса является научная революция — полное или частичное вытеснение старой парадиг­мы новой, несовместимой со старой.

В ходе научной революции происходит такой процесс, как сме­на «понятийной сетки», через которую ученые рассматривали мир. Изменение (притом кардинальное) данной «сетки» вызывает не­обходимость изменения методологических правил-предписаний. Ученые — особенно мало связанные с предшествующей практи­кой и традициями — могут видеть, что правила больше не при­годны, и начинают подбирать другую систему правил, которая

1 Кун Г."?труктура научных революций. М., 1975. С. 59.


Глава IV. Динамика науки как процесс порождения нового знания 249

может заменить предшествующую и которая была бы основана на новой «понятийной сетке». В этих целях ученые, как правило, обращаются за помощью к философии и обсуждению фундамен­тальных положений, что не было характерным для периода «нор­мальной науки».

Кун отмечает, что в период научной революции главная зада­ча ученых-профессионалов как раз и состоит в упразднении всех наборов правил, кроме одного — того, который «вытекает» из но­вой парадигмы и детерминирован ею. Однако упразднение мето­дологических правил должно быть не их «голым отрицанием», а «снятием», с сохранением положительного. Для характеристики этого процесса сам Кун использует термин «реконструкция пред­писаний».

Ст. Тулмин в своей эволюционной эпистемологии рассмат­ривал содержание теорий как своеобразную «популяцию понятий, а общий механизм их развития представил как взаимодействие внутринаучных и вненаучных (социальных) факторов, подчерки- • вая, однако, решающее значение рациональных компонентов. При этом он предлагал рассматривать не только эволюцию научных теорий, но и проблем, целей, понятий, процедур, методов, науч­ных дисциплин и иных концептуальных структур.

Ст. Тулмин сформулировал эволюционистскую программу ис­следования науки, центром которой стала идея исторического фор­мирования и функционирования «стандартов рациональности и понимания, лежащих в основании научных теорий». Рациональ­ность научного знания определяется его соответствием стандар­там понимания. Последние изменяются в ходе эволюции науч­ных теорий, трактуемой Тулминым как непрерывный отбор кон­цептуальных новшеств. Он считал очень важным требование кон­кретно-исторического подхода к анализу развития науки, «много­мерность» (всесторонность) изображения научных процессов с привлечением данных социологии, социальной психологии, ис­тории науки и других дисциплин1.

И. Лакшпос уже в ранней своей работе «Доказательства и оп­ровержения» четко заявил о том, что «догматы логического пози­тивизма гибельны для истории и философии математики». Исто­рия математики и логика математического открытия, т. е. фило-

1 См.: Тулмин Ст. Человеческое понимание. М., 1984.


250___________________________________ Основы философии науки

генез и онтогенез математической мысли, «не могут быть развиты без критицизма и окончательного отказа от формализма». Послед­нему (как сути логического позитивизма) Лакатос противопостав­ляет программу анализа развития содержательной математики, основанную на единстве логики доказательств и опровержений. Этот анализ и есть не что иное, как логическая реконструкция реального исторического процесса научного познания. Линия ана­лиза процессов изменения и развития знания продолжается затем философом в серии его статей и монографий, в которых изложе­на универсальная концепция развития науки, основанная на идее конкурирующих научно-исследовательских программ (например, программы Ньютона, Эйнштейна, Бора и др.).

«Научно-исследовательская программа» — основное понятие концепции науки Лакатоса. Она, по его мнению, является основ­ной единицей развития и оценки научного знания. Под научно-исследовательской программой философ понимает серию сменя­ющих друг друга теорий, объединяемых совокупностью фунда­ментальных идей и методологических принципов. Любая науч­ная теория должна оцениваться вместе со своими вспомогатель­ными гипотезами, начальными условиями и, главное, в ряду с предшествующими ей теориями. Строго говоря, объектом мето­дологического анализа оказывается не отдельная гипотеза или теория, а серия теорий, т. е. некоторый тип развития.

Структура программы, согласно Лакатосу, следующая: каж­
дая научно-исследовательская программа, как совокупность оп­
ределенных теорий, включает в себя: а) «жесткое ядро» — целост­
ная система фундаментальных, частнонаучных и онтологических
допущений, сохраняющаяся во всех теориях данной программы;
б) «защитный пояс», состоящий из вспомогательных гипотез и
обеспечивающий сохранность «жесткого ядра» от опровержений;
он может быть модифицирован, частично или полностью заме­
нен при столкновении с контрпримерами; в) нормативные, мето­
дологические правила-регулятивы, предписывающие, какие пути
наиболее перспективны для дальнейшего исследования («поло­
жительная эвристика»), а каких путей следует избегать («негатив­
ная эвристика»). ^

Рост зрелой науки — это смена непрерывно связанных codH купностей теорий, за которыми стоит конкретная научно-исаИ довательская программа — «фундаментальная единица оцениИ


Глава IV- Динамика науки как процесс порождения нобого знания 251

существующих программ. А это важнейшая задача методологии, которая должна давать эти оценки на основе «диалектически раз­витого историографического метода критики».

Иначе говоря, сравниваются и оцениваются не просто две те­ории, а теории и их серии, в последовательности, определяемой реализацией исследовательской программы. Согласно Лакатосу, фундаментальной единицей оценки должна быть не изолирован­ная теория или совокупность теорий, а «исследовательская про­грамма». Основными этапами в развитии последней, согласно Лакатосу, являются прогресс и регресс, граница этих стадий — «пункт насыщения». Новая программа должна объяснить то, что не могла старая. Смена основных научно-исследовательских про­грамм и есть научная революция.

Характеризуя научно-исследовательские программы, Лакатос указывает такие их особенности: а) соперничество; б) универсаль­ность — они могут быть применены, в частности, и к этике и к эстетике; в) предсказательная функция: каждый шаг программы должен вести к увеличению содержания, к «теоретическому сдви­гу проблем»; г) основными этапами в развитии программ являют­ся прогресс и регресс, граница этих стадий — «пункт насыщения». Новая программа должна объяснить то, что не могла старая. Сме­на программ и есть научная революция1.

Особое внимание следует обратить на мысль Лакатоса, когда он указывает на то, что некоторые величайшие научно-исследова­тельские программы «прогрессировали на противоречивой осно­ве». В этой связи он ссылается на Н. Бора, который, как известно, в своем принципе дополнительности сумел выразить некоторые реальные диалектические противоречия микрообъектов. Можно без преувеличения сказать, что идея о выявлении и «снятии» (т. е. разрешении, а не устранении) возникающих в теории противоре­чий свидетельствует о сильной «диалектической струе» в концеп­ции Лакатоса о природе научного метода и о развитии научного знания.

Лакатос называет свой подход историческим методом оценки конкурирующих методологических концепций, оговаривая при этом, что он никогда не претендовал на то, чтобы дать исчерпыва­ющую теорию развития науки. Предложив «нормативно-историо-

1 См.: Лакатос И. Фальсификация и методология научно-исследова­тельских программ. М., 1995.


252___________________________________ Основы философии науки

графический» вариант методологии научно-исследовательских про­грамм, Лакатос, по его словам, попытался «диалектически раз­вить этот историографический метод критики».

П. Фейерабенд1 исходил из того, что существует множество равноправных типов знания, и данное обстоятельство способству­ет росту знания и развитию личности. Философ солидарен с теми методологами, которые считают необходимым создание такой те­ории науки, которая будет принимать во внимание историю. Это тот путь, по которому нужно следовать, если мы хотим преодо­леть схоластичность современной философии науки.

Фейерабенд делает вывод о том, что нельзя упрощать науку и ее историю, делать их бедными и однообразными. Напротив, и история науки, и научные идеи, и мышление их создателей долж­ны быть рассмотрены как нечто диалектическое — сложное, хао­тичное, полное ошибок и разнообразия, а не как нечто неизмен­ное или однолинейный процесс. В этой связи Фейерабенд озабо­чен тем, чтобы и сама наука, и ее история, и ее философия разви­вались в тесном единстве и взаимодействии, ибо возрастающее их разделение приносит ущерб каждой из этих областей и их един­ству в целом, а потому этому негативному процессу надо поло­жить конец.

Американский философ считает недостаточным абстрактно-рациональный подход к анализу роста, развития знания. Ограни­ченность этого подхода он видит в том, что он, по сути, отрывает науку от того культурно-исторического контекста, в котором она пребывает и развивается. Чисто рациональная теория развития идей, по словам Фейерабенда, сосредоточивает внимание глав­ным образом на тщательном изучении «понятийных структур», исключая логические законы и методологические требования, лежащие в их основе, но не занимается исследованием неидеаль­ных сил, общественных движений, т. е. социокультурных детер­минант развития науки. Односторонним считает философ соци­ально-экономический анализ последних, так как этот анализ впа­дает в другую крайность — выявляя силы, воздействующие на наши традиции, забывает, оставляет в стороне понятийную струк­туру последних.

1 См.: Фейерабенд П. Избранные труды по методологии науки. М., 1986



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.170.171 (0.009 с.)