ТОП 10:

Ответственность за нарушение обязательств. Претензионный порядок урегулирования споров по договорам. Процессуальные последствия несоблюдения досудебного порядка урегулирования спора.



Договорные обязательства как наиболее распространенный вид обязательств подвергаются еще более детальной систематизации.

Они разделяются на типы:

· обязательства по передаче имущества в собственность;

· обязательства по передаче имущества в пользование;

· обязательства по производству работ;

· обязательства по реализации результатов творческой деятельности;

· обязательства по оказанию услуг;

· обязательства из многосторонних сделок.

В свою очередь, типы договорных обязательств делятся на виды, например, обязательства по передаче имущества в собственность состоят из таких видов, как купля-продажа, мена, дарение и рента. Виды этих обязательств дифференцируются на подвиды, или разновидности, например, обязательства купли-продажи подразделяются на обязательства из розничной купли-
продажи, поставки, контрактации, энергоснабжения и продажи недвижимости, которые сами могут иметь отдельные разновидности (например, среди обязательств по продаже недвижимости выделяются обязательства по продаже предприятий как единых имущественных комплексов).

Важную роль играет деление договорных обязательств в зависимости от особенностей гражданско-правового статуса участвующих в них лиц. С этой точки зрения в первую очередь обособляются обязательства, связанные с осуществлением их сторонами предпринимательской деятельности. Речь идет об обязательствах, субъектами которых являются предприниматели – профессиональные участники имущественного оборота. Учитывая их профессионализм, закон устанавливает для них некоторые особые правила (в том числе допускающие максимальную свободу в формировании и изменении договорных обязательств, предусматривающие повышенные требования в вопросах ответственности и т.д.) (см., например, ст. 310, 315, п. 2 ст. 322, п. 1 ст. 359, п. 3 ст. 401, п. 3 ст. 428 ГК РФ и др.). Совокупность таких специальных
положений закона позволяет говорить о формировании на их основе особого, предпринимательского оборота, являющегося вместе с тем составной частью единого гражданского оборота (абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК РФ).

Обязательства различаются также по своим юридическим особенностям – содержанию и соотношению прав и обязанностей, определенности или характеру предмета исполнения, количеству участвующих субъектов или участию иных лиц и т. п. Такие различия не составляют основы единой классификации всех обязательств, но позволяют выявить и учесть их конкретную юридическую специфику.

В развитом обороте относительно редко встречаются простейшие обязательства, в которых участвует только один должник, имеющий только обязанности, и только один кредитор, имеющий только права требования. Примерами таких односторонних обязательств являются заем и деликтные обязательства. Чаще каждый из участников обязательства имеет как права, так и
обязанности, выступая одновременно в роли и должника, и кредитора (п. 2 ст. 308 ГК). Пример такого взаимного (двустороннего) обязательства представляет купля-продажа, в которой и продавец, и покупатель обладают и правами и обязанностями по отношению друг к другу. Взаимные обязательства по общему правилу должны исполняться одновременно, если иное прямо не предусмотрено законом или договором. По условиям конкретного договора взаимные обязательства могут подлежать и встречному исполнению, которое должно производиться одной из сторон лишь после того, как другая сторона исполнила свое обязательство, т.е. последовательно, а не одновременно (ст. 328 ГК). Такие
взаимные договорные обязательства иногда называют встречными. Если стороны связаны только одной обязанностью и одним правом (как, например, в обязательстве займа или деликтном), обязательство считается простым, а если связей больше, чем одна (например, в купле-продаже), – сложным. Сложные обязательства подлежат юридической квалификации исходя из всей совокупности взаимных прав и обязанностей, а не из отдельных, хотя и
важных взаимосвязей. Так, в едином сложном обязательстве транспортной экспедиции (п. 1 ст. 801 ГК РФ) можно обнаружить элементы простых обязательств поручения и хранения, что не ведет к признанию его разновидностью или совокупностью данных обязательств.

Вместе с тем договорные обязательства могут быть не только сложными, но и смешанными (комплексными), состоящими из нескольких различных договорных обязательств. Например, стороны договора оптовой купли-продажи (поставки) могут одновременно установить в нем обязательства и по перевозке, и
по хранению, и по страхованию соответствующих товаров. В таком случае к их отношениям в соответствующих частях будут применяться правила о договорных обязательствах, элементы которых содержатся в смешанном обязательстве (п. 3 ст. 421 ГК РФ). Смешанные (комплексные) обязательства иногда становятся основой для постепенного формирования единых (сложных) обязательств. Так, обязательство по перевозке груза в дореволюционном русском праве рассматривалось как совокупность обязательств подряда, найма, хранения, поручения и личного найма, т.е. как смешанное. В современном же праве единая природа этого обязательства не вызывает сомнений.

С точки зрения определенности предмета исполнения выделяются альтернативные и факультативные обязательства. Здесь дело касается ситуаций, когда предметом обязательства становится совершение должником не одного, а нескольких конкретных действий. В альтернативном обязательстве (от лат.
alternare – чередоваться, меняться) должник обязан совершить для кредитора одно из нескольких действий, предусмотренных законом или договором, например, передать вещь или уплатить денежную сумму. Так, согласно п. 2 ст. 26 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» выходящему из общества участнику общество должно либо выплатить действительную стоимость его доли, либо выдать в натуре имущество такой же стоимости. При этом альтернативное обязательство, несмотря на имеющуюся в нем множественность предмета, – единое обязательство "с содержанием определимым, но еще не определенным". Предмет обязательства здесь окончательно определяет сторона, управомоченная выбрать исполнение. Право выбора исполнения в альтернативном обязательстве принадлежит должнику, если иное не вытекает из закона или условий обязательства (ст. 320 ГК РФ). Так, при выходе участника из общества с ограниченной ответственностью выбор характера компенсации за принадлежащую ему долю в имуществе осуществляет общество как должник по обязательству. Если же должник не осуществит выбор, кредитор не вправе делать это вместо него, а может заявить лишь такое же альтернативное требование (иск). Если, например, общество с ограниченной ответственностью в указанной ситуации не сделает выбор, бывший участник вправе предъявить к нему иск, указав, что он требует либо выплаты соответствующей суммы, либо выдачи имущества в натуре. Право выбора исполнения в альтернативном обязательстве закон может предоставить и кредитору. Например, при продаже вещи ненадлежащего качества уже покупатель-кредитор на основании п. 1 ст. 475 ГК РФ вправе по своему выбору требовать от продавца либо уценки товара, либо устранения имеющихся недостатков, либо возмещения своих расходов на их устранение.

В факультативном обязательстве (от лат. facultas – способность, возможность, т.е. необязательность) должник обязан совершить в пользу кредитора конкретное действие, но вправе заменить это исполнение иным, заранее предусмотренным предметом. Так, подрядчик, выполнивший работу с недостатками, обязан их устранить, но вправе вместо этого заново выполнить данную работу безвозмездно с возмещением заказчику убытков от просрочки исполнения (п. 2 ст. 723 ГК РФ). Следовательно, предмет исполнения здесь вполне определен, однако должник по своему усмотрению (выбору) может заменить его другим. От альтернативного обязательства такое обязательство отличается прежде всего полной определенностью, безальтернативностью предмета
исполнения, которой только и может потребовать кредитор. Последний не вправе требовать замены исполнения, а при невозможности исполнения (например, при случайной гибели результата работы подрядчика) факультативное обязательство прекращается, тогда как в альтернативном обязательстве отпадение од-
ной из нескольких возможностей лишь сужает его предмет и не влияет на право кредитора требовать исполнения оставшихся возможностей.

Обязательства подразделяются также на основные (главные) и дополнительные (зависимые, или акцессорные – от лат. accessorius –дополнительный, привходящий). Дополнительные обязательства обычно обеспечивают надлежащее исполнение главных обязательств, например, обязательства по выплате неустойки или по залогу имущества обеспечивают своевременный и полный возврат банковского кредита. Поскольку они целиком зависят от главных обязательств и теряют смысл в их отсутствие, закон говорит, что недействительность акцессорного обязательства не влечет недействительности основного обязательства, но недействительность главного обязательства ведет к недействительности зависимого обязательства, если иное прямо не предусмотрено законом (п. 2 и 3 ст. 329 ГК РФ). Прекращение основного
обязательства во всех случаях ведет к прекращению дополни-
тельного обязательства.

По предмету исполнения обособляются денежные обязательства, играющие особую роль в имущественном обороте. Предметом денежных обязательств являются действия по уплате денег (наличных или безналичных). Они представляют собой группу достаточно разнородных (простых и сложных) обязательств, возникающих как из любых возмездных договоров (по оплате товаров, работ, услуг и т. д.), так и из неправомерных действий (уплата сумм по возмещению причиненного вреда или возврат неосновательно полученных денежных сумм). Денежные обязательства могут входить в состав смешанных обязательств, а также являться как главными, так и дополнительными обязательствами. При этом в соответствии с правилами ст. 317 ГК РФ
такие обязательства должны быть выражены и оплачены в рублях (в том числе при их установлении в виде эквивалента определенной суммы иностранной валюты или условных денежных единиц и т. п.). Закон специально предусматривает очередность погашения требований по денежному обязательству (ст. 319 ГК РФ), устанавливает особенности ответственности за их нарушение (ст. 395 ГК РФ) и некоторые другие их особенности.

По субъекту исполнения выделяются обязательства личного характера, в которых исполнение может производиться только лично должником и не может быть возложено на иное лицо (п. 1 ст. 313 ГК РФ). Так, в издательском договоре на создание литературного произведения автор обязан лично выполнить лежащий на нем долг, а при возмещении вреда, причиненного здоровью гражданина, в роли кредитора может выступать только потерпевший. Таким образом, в обязательствах личного характера недопустима замена одной или обеих сторон, т.е. правопреемство, а потому они прекращаются с исчезновением такой стороны (смертью гражданина или ликвидацией либо реорганизацией юридического лица). Разновидностью таких обязательств являются обязательства лично-доверительного характера, возникающие на основе взаимных договоров (например, договоров полного товарищества или поручения). Их главную особенность составляет право любой из сторон прервать исполнение данного обязательства в одностороннем порядке и без сообщения мотивов – из-за утраты
взаимоотношениями сторон лично-доверительного характера (см. ст. 77 и 977 ГК РФ). Такие обязательства достаточно редки и не свойственны развитому имущественному обороту.

Претензионный порядок разрешения спора представляет собой закрепление в договоре или законе условий о направлении претензии или иного письменного уведомления одной из спорящих сторон другой стороне, а также установление сроков для ответа и других условий, позволяющих разрешить спор без обращения в судебные инстанции.

Претензионный (досудебный) порядок разрешения спора в некоторых случаях является обязательным. Во-первых, это случаи, прямо указанные в законе, а во-вторых, те случаи, когда стороны в своем договоре установили такой
порядок.

Что касается случаев, установленных законом, то к ним относятся споры, возникающие из договоров перевозки, споры, возникающие из исполнения договоров обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, споры по взысканию обязательных платежей и санкций,
а также споры об изменении или расторжении договора (абз. 2 ч. 1 ст. 104 Налогового кодекса Российской Федерации; п. 2 ст. 452, п. 1 ст. 797 Гражданского кодекса Российской Федерации; п. 3 ст. 124 Воздушного кодекса Российской Федерации; п. 1 ст. 403 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации и т.д.).

Таким образом, по данным спорам соблюдение досудебного (претензионного) порядка урегулирования спора является обязательным. Помимо случаев, указанных в законе, стороны могут предусмотреть обязательный претензионный порядок разрешения споров непосредственно в договоре между сторонами. При этом в абсолютном большинстве случаев в договорах содержится фраза «стороны договорились решать все возникающие споры путем переговоров». Хотим обратить внимание, что подобная фраза сама по себе не может рассматриваться как установление обязательного претензионного порядка. Претензионный порядок урегулирования спора можно признать установленным только в случае, если в договоре определены конкретные требования к форме
претензии, а также порядку и срокам ее предъявления и рассмотрения.

Несоблюдение досудебного порядкаурегулирования спора влечет для истца невозможность рассмотрения иска. Виды применяемых процессуальных последствий зависят от стадии гражданского процесса.

На стадии возбуждения гражданского делав соответствии с положениями ст. 135 Гражданского процессуального кодекса РФ судья возвращает исковое заявлениев случае, если истцом не соблюден установленный федеральным законом для данной категории споров или предусмотренный договором сторон досудебный порядок урегулирования спора либо истец не представил документы, подтверждающие соблюдение досудебного порядка урегулирования спора с ответчиком, если это предусмотрено федеральным законом для данной категории споров или договором.

Возвращение искового заявления не препятствует повторному обращению истца в судс иском к тому же ответчику, о том же предмете и по тем же основаниям, если истцом будет устранено допущенное нарушение.

На стадии рассмотрения гражданского деласудья в соответствии со ст. 222 ГПК РФ оставляет заявление без рассмотрения.

Оставление заявления без рассмотрения также не препятствует повторному обращениюистца в суд с иском к тому же ответчику, о том же предмете и по тем же основаниям, если истцом будет устранено допущенное нарушение.

 

11. Принципы, определяющие процессуальную деятельность в гражданском процессе: состав, понятие, содержание и значение.

1. Принцип законности – межотраслевой принцип, который пронизывает все отрасли российского права. В то же время в каждой отрасли права, исходя из ее особенностей, он находит специфическое проявление.

В общем виде принцип законности сформулирован в ч. 2 ст. 15 Конституции, согласно которой органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию РФ и законы.

Применительно к гражданскому судопроизводству принцип законности означает, что гражданские дела должны рассматриваться и разрешаться в точном соответствии с нормами материального права и при условии строгого соблюдения норм процессуального права. В ГПК нет какой-то одной нормы, закрепляющей данный принцип. Отдельные положения принципа законности и его гарантии закреплены в очень многих, практически во всех нормах гражданского процессуального права. Среди такого рода гарантий необходимо назвать принцип независимости судей и их подчинения только Конституции и федеральному закону (ст. 8 ГПК).

Гражданское процессуальное законодательство постоянно совершенствуется, но и самая подробная кодификация не в состоянии регламентировать все детали развития гражданских процессуальных отношений. В связи с наличием пробелов в гражданском процессуальном праве до последнего времени в юридической литературе обсуждался вопрос о возможности применения процессуальных норм по аналогии закона и права. Несмотря на отсутствие соответствующего дозволения в законе, суды, в том числе Верховный Суд РФ, относительно широко преодолевали пробелы в гражданском процессуальном праве на основе аналогии закона или права. Ныне в ч. 4 ст. 1 ГПК записано, что в случае отсутствия нормы процессуального права, регулирующей отношения, возникшие в ходе производства по гражданскому делу, федеральные суды общей юрисдикции и мировые судьи применяют норму, регулирующую сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии такой нормы действуют исходя из принципов осуществления правосудия в РФ (аналогия права).

Из принципа законности следует, что при разрешении дела суд должен руководствоваться нормами материального права, регулирующими конкретное правоотношение (ч. 1 и 2 ст. 11 ГПК), а также соблюдать установленный законом порядок рассмотрения дела (ч. 1-3 ст. 1 ГПК).

В ч. 2 ст. 1, а также в ч. 4 ст. 11 ГПК воспроизведена норма, сформулированная в ч.4 ст. 15 Конституции, в которой закреплено верховенство норм международного права по отношению к российскому законодательству. Если международным договором РФ установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены законом, то суд при рассмотрении и разрешении гражданского дела применяет правила международного договора. А на основании ч. 5 ст. 11 ГПК суд в соответствии с федеральным законом или международным договором РФ при разрешении гражданского дела применяет нормы иностранного права.

Важные аспекты принципа законности закреплены и в других нормах Кодекса. Так, ст. 195 ГПК в качестве одного из основных требований, предъявляемых к судебному решению, называет его законность. И напротив, нарушение или неправильное применение норм материального или процессуального права служит основанием к отмене решения (п. 4 ч. 1 ст. 362, ст. 363-364, 387 ГПК).

В соответствии с ч. 2 и 3 ст. 13 ГПК вступившие в законную силу судебные постановления, а также законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и обращения судов являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории РФ.

Неисполнение судебного постановления, а равно иное проявление неуважения к суду влечет за собой ответственность, предусмотренную федеральным законом.

Гарантиями принципа законности в процессе являются многие положения ГПК. Здесь следует назвать и принцип независимости судей и подчинения их только закону, и самые широкие права в процессе лиц, участвующих в деле, и участие в процессе в случаях, предусмотренных законом, прокурора и органов государственного управления, органов местного самоуправления, и институты пересмотра судебных постановлений, вступивших и не вступивших в законную силу, и многое другое. Весь строй гражданского судопроизводства организован таким образом, что гражданские дела должны разрешаться правильно, в точном соответствии с законом. Встречающиеся же отдельные судебные ошибки должны устраняться в установленном законом порядке.

2. Принцип диспозитивности – один из наиболее специфичных принципов гражданского судопроизводства. Данный принцип определяет механизм движения гражданского процесса. Он является отражением принципа диспозитивности в цивилистических отраслях права. Так, в соответствии со ст. 9 ГК граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права. А на основании п. 1 ст. 7 СК граждане по своему усмотрению распоряжаются принадлежащими им правами, вытекающими из семейных отношений (семейными правами), в том числе правом на защиту этих прав, если иное не установлено названным Кодексом.

Основным движущим началом гражданского судопроизводства служит инициатива участвующих в деле лиц. В соответствии с принципом диспозитивности гражданские дела, по общему правилу, возбуждаются, развиваются, изменяются, переходят из одной стадии процесса в другую и прекращаются под влиянием, главным образом, инициативы участвующих в деле лиц. Начало диспозитивности пронизывает все стадии гражданского процесса.

В Кодексе отсутствует какая-либо единая статья, в которой содержалось бы определение принципа диспозитивности. В то же время отдельные стороны проявления данного принципа нашли отражение в очень многих нормах ГПК (ст. 3, 4, 35, 39-42, 173, 320, 326, 336, 345-346, 376, 394, 428, 430, 434, 439 и др.).

В самом же общем виде данный принцип основан на положениях ст. 46 Конституции, которая гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод.

А на основании ст. 3 ГПК заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов. Отказ от права на обращение в суд недействителен.

Диапазон проявления принципа диспозитивности в гражданском судопроизводстве весьма широк. В соответствии с ним лица, участвующие в деле, и в первую очередь стороны, реализуют свое право на обращение в суд за судебной защитой, определяют предмет и основание заявленных требований. Они могут изменять свои требования (предмет, основание и размер иска) в процессе рассмотрения дела. Истец вправе отказаться от иска, а ответчик признать иск. Стороны могут окончить дело путем заключения мирового соглашения. Лица, участвующие в деле, не согласные с содержанием состоявшегося решения, путем подачи соответствующих жалоб и заявлений вправе возбуждать апелляционное, кассационное и надзорное производство, а также производство по пересмотру судебных постановлений, вступивших в законную силу, по вновь открывшимся обстоятельствам. Под влиянием принципа диспозитивности развивается и производство, связанное с исполнением судебных постановлений и постановлений иных органов.

Иногда возникает необходимость в защите государственных или общественных интересов либо в защите прав граждан, которые в силу тех или иных исключительных причин сами не в состоянии этого сделать. В подобных ситуациях производство возбуждается по заявлениям прокурора, а в случаях, предусмотренных законом, также по заявлениям государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов. В сравнительно редких случаях это могут сделать и некоторые организации либо граждане, когда они в силу прямого указания закона наделены полномочием обращения в суд за защитой прав и интересов других лиц.

В рамках, определенных процессуальным законом, суд осуществляет контроль за тем, чтобы действия лиц, участвующих в деле, направленные на осуществление их процессуальных либо материальных прав, не противоречили закону и не нарушали чьих-либо прав и охраняемых законом интересов. В случаях, когда волеизъявления лиц, участвующих в деле, не соответствуют сформулированному выше условию, суд не принимает распорядительных действий участников процесса. В частности, суд не принимает признания иска ответчиком и не утверждает мирового соглашения сторон, если эти действия противоречат закону или нарушают права и охраняемые законом интересы других лиц. В этих случаях суд рассматривает спор по существу (ч. 2 ст. 39 ГПК).

Соответственно возможен отказ от апелляционной или кассационной жалобы либо отказ от иска и заключение мирового соглашения сторон в кассационном производстве. По названным выше основаниям суд вправе отклонить отказ от иска и не утвердить мировое соглашение сторон и рассмотреть кассационную жалобу по существу (ст. 173, 346 ГПК).

В условиях рыночной экономики значение принципа диспозитивности в гражданском судопроизводстве неизбежно возрастает, что в полной мере нашло отражение в действующем ГПК.

Таким образом, под принципом диспозитивности следует понимать нормативно-руководящие положения гражданского судопроизводства, определяющие в качестве движущего начала процесса главным образом инициативу заинтересованных в исходе дела лиц.

3. В соответствии с ч. 3 ст. 123 Конституции РФ и ст. 12 ГПК правосудие в РФ осуществляется на основе состязательности. Принцип состязательности основан на противоположности материально-правовых интересов сторон. Данный принцип призван обеспечить полноту представления фактического и доказательственного материала, необходимого для полного и правильного рассмотрения и разрешения гражданских дел, а также детальное и всестороннее исследование такого рода материала.

Принцип состязательности включает в себя два весьма важных компонента. Прежде всего, он регулирует действия сторон и иных участвующих в деле лиц, а также суда по представлению, собиранию и исследованию доказательств. Ведь в отличие от уголовного в гражданском процессе не существует каких-либо органов или должностных лиц, которые бы до рассмотрения дела в суде занимались собиранием и исследованием доказательств. Поэтому заинтересованные лица в первую очередь сами должны позаботиться о том, чтобы в случае возникновения спора о праве они располагали необходимыми доказательствами заключения сделки, исполнения обязательства и т.п.

Действующий ГПК исходит из необходимости гармоничного сочетания активности сторон и суда и их определенного рамками процессуального закона взаимодействия и сотрудничества в исследовании обстоятельств, имеющих значение для дела. При этом основную роль в доказывании играют стороны и другие лица, участвующие в деле. В соответствии со ст. 56 ГПК каждая сторона должна доказывать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. В то же время суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

В соответствии со ст. 149 ГПК в период подготовки дела к судебному разбирательству стороны передают друг другу копии доказательств, обосновывающих фактические основания иска и возражений против него. Ответчик, кроме того, представляет истцу и его представителю возражения в письменной форме относительно иска.

На основании ст. 57 ГПК доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд может предложить им представить дополнительные доказательства. В случае, когда представление дополнительных доказательств для сторон и других лиц, участвующих в деле, затруднительно, суд по их ходатайству оказывает им содействие в собирании и истребовании доказательств (см. гл. 6, 14 и 15 ГПК).

Второй составной слагаемой принципа состязательности является состязательная форма гражданского процесса. Сущность ее заключается в том, что все гражданское судопроизводство от начала до конца протекает в форме процессуального противоборства участников спорного материального правоотношения, интересы которых, как правило, прямо противоположны. Исходя из этого стороны процесса, а также другие лица, участвующие в деле, придерживаясь установленного в законе процессуального порядка и используя предоставленные им полномочия и возможности, пытаются в суде отстоять свою правовую позицию.

В соответствии с состязательной формой гражданского процесса не только представление и исследование доказательств, но и все гражданское судопроизводство в целом проходит в форме спора, состязания сторон и других участвующих в деле лиц. Порядок гражданского судопроизводства регламентирован таким образом, что разрешение судом любого процессуального или материально-правового вопроса возможно лишь на основе всестороннего обсуждения его всеми лицами, участвующими в деле.

Лица, участвующие в деле, имеют право знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии, заявлять отводы, представлять доказательства и участвовать в их исследовании, задавать вопросы другим лицам, участвующим в деле, свидетелям, экспертам и специалистам; заявлять ходатайства, в том числе об истребовании доказательств; давать объяснения суду в устной и письменной форме; приводить свои доводы по всем возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам, возражать относительно ходатайств и доводов других лиц, участвующих в деле, и использовать предоставленные законодательством о гражданском судопроизводстве другие процессуальные права (ст. 35 ГПК).

Прежде чем удовлетворить или отклонить ходатайство по какому-то вопросу кого-либо из лиц, участвующих в деле, суд обязан выслушать мнение всех иных участвующих в деле лиц по данному поводу. В свою очередь, эти лица имеют право заявлять суду другие ходатайства, участвуют в судебных прениях, обмениваются репликами и т. д. (ст. 190 ГПК).

Другими словами, все гражданское судопроизводство от начала до конца проходит как бы в форме спора, состязания участвующих в нем лиц. Использование состязательной формы гражданского процесса способствует всестороннему, полному и объективному выяснению действительных обстоятельств дела, прав и обязанностей сторон. Таким образом, принцип состязательности в гражданском процессе заключается в праве и обязанности участвующих в деле лиц, и прежде всего сторон, при содействии суда представлять доказательства и участвовать в их исследовании, а также в особом строе процесса его состязательной форме, в максимальной степени способствующей установлению действительных обстоятельств гражданских дел, всесторонней проверке доводов и соображений участников процесса.

4. Принцип объективной (судебной) истины. Основное содержание принципа объективной (судебной) истины в гражданском судопроизводстве сформулировано в ст. 12 и 56 ГПК. Первая из названных статей имеет наименование «Осуществление судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон», а вторая «Обязанность доказывания». Как видно из названий этих статей, в них сформулировано основное содержание принципа состязательности, а в ст. 12 ГПК также и принципа процессуального равноправия сторон. Однако действительное содержание ст. 12 и 56 ГПК шире их названия. В указанных нормах сформулировано также основное содержание принципа судебной истины в гражданском судопроизводстве. Этот принцип заключается в следующем.

На основании ч. 2 ст. 12 ГПК суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или не совершения процессуальных действий, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

В заявленном на основании ст. 57 ГПК ходатайстве об истребовании доказательства должно быть обозначено доказательство, а также указано, какие обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, могут быть подтверждены или опровергнуты этим доказательством, указаны причины, препятствующие получению доказательства, и место нахождения доказательства. В качестве примеров таких ситуаций можно сослаться на нахождение доказательств у другой стороны, в иной местности или наличие угрозы исчезновения доказательства. В подобных случаях, имея в виду необходимость установления действительных обстоятельств гражданского дела, суд должен выдать стороне запрос для получения доказательства, запросить доказательство непосредственно, а в соответствующих случаях применить институты судебного поручения либо обеспечения доказательств (ст. 62-66 ГПК).

Специфика судебного познания обстоятельств гражданских дел заключается в том, что оно осуществляется специальным государственным органом – судом. Субъектом познавательной деятельности в отдельных случаях (в суде кассационной инстанции – ст. 347 ГПК) здесь может быть не одно лицо, а коллегия, состоящая из трех судей. С одной стороны, это осложняет процесс познания, но с другой, – что более существенно – дает дополнительные гарантии достоверности выводов суда.

Судебное познание может проводиться лишь в рамках соответствующего процесса, т. е. установленного законом порядка разбирательства судебных дел. Закон заранее определяет средства получения информации об интересующих суд фактах (объяснение сторон, показания свидетелей и др.), а также способы познания судом имеющих значение для дела фактов (допрос, осмотр и т. п.). Кроме того, судебное познание, как правило, является познанием опосредствованным.

Непосредственное же познание в виде живого, чувственного восприятия интересующих суд фактов возможно лишь в отдельных случаях в виде довольно редкого исключения1. Однако все это не является непреодолимым препятствием для установления истины по делу.

Установление действительных обстоятельств дела – задача гражданского судопроизводства, а в большинстве случаев – и объективный результат рассмотрения конкретных гражданских дел. На это направлен весь строй гражданского процесса. Стороны и другие лица, участвующие в деле, обладают комплексом процессуальных прав и обязанностей, реализация которых содействует установлению действительных обстоятельств дела.

Важная роль в установлении истины по делу принадлежит судье или суду. Суд должен разъяснять участвующим в деле лицам их права и обязанности. Он предупреждает о последствиях совершения или не совершения процессуальных действий (в том числе действий, способствующих установлению истины) и в случаях, предусмотренных ГПК, содействует участвующим в деле лицам в осуществлении их прав. В ст. 67 ГПК ныне сформулированы достаточно подробные и полезные инструкции суду по поводу того, какими критериями он должен руководствоваться при оценке доказательств. Новая редакция нормы, посвященной оценке доказательств, также должна способствовать установлению действительных обстоятельств гражданских дел.

Можно без преувеличения сказать, что многие нормы гражданского процессуального права прямо или косвенно направлены на установление Действительных обстоятельств гражданских дел, способствуют претворению в жизнь принципа судебной истины. Особенно это касается порядка собирания, исследования и оценки судебных доказательств, подготовки Дел к судебному разбирательству, процессуального порядка рассмотрения гражданских дел в суде первой, апелляционной, кассационной инстанций и по вновь открывшимся обстоятельствам.

Установление действительных обстоятельств гражданских дел право и обязанность суда. Разумеется, в отдельных случаях в силу определенных причин, скажем, плохой подготовки дела к судебному разбирательству и поверхностного исследования обстоятельств гражданско-правового спора, суд может и не установить истины по делу. Однако здесь вступает в действие механизм процессуальных гарантий принципа судебной истины. В типичной ситуации решение будет отменено в установленном законом порядке и дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции для установления его действительных обстоятельств.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.228.10.17 (0.019 с.)