История науки и научные революции



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

История науки и научные революции



Ключевые понятия и термины: научная революция, научная картина мира, этапы истории науки.

Требуется подчеркнуть, проблема хронологического истока науки в истории культуры до сих пор однозначного решения не имеет. Существующие варианты таковы. 1. Наука возникла одновременно с началом процесса человеческого познания природы, т.е. еще в первобытную эпоху (точка зрения позитивистов). 2. О существовании науке позволительно говорить применительно к древним культурам региона Междуречья (Древний Египет, Месопотамия, Вавилон) ввиду наличия развитого математического знания. 3. Наука родилась одновременно с появлением письменности, т.е. примерно 6000 лет назад (точка зрения В.И. Вернадского). 4. Наука возникла совместно с формированием человеческой цивилизации (позиция этнографов Дж. Фрезера и Э.Б. Тайлора). 5. Наука обязана своим появлением теории, тогда это – античная Греция. 6. Наука оформилась благодаря внедрению экспериментальной методологии, свойственной практике алхимии позднего Средневековья и Возрождения. 7. И наиболее распространенная точка зрения – наука возникла в конце XVI – нач. XVII вв как экспериментальное естествознание, ориентированное на извлечение практической пользы для человечества (с этого времени начинает отсчет период классической науки).

Аргументы в пользу последнего положения заключаются в следующем. В странах Междуречья знание имело чисто рецептурный, прикладной характер (по схеме: хочешь получить нужный результат - решай проблему по такому-то алгоритму; почему же именно этот, но не другой способ ведет к успеху, вопрос не ставился), т.е. это знание, лишенное теоретического основания (а возможна ли наука без теории?). Кроме того, знания считались священным феноменом и потому оказывались малодоступными для усовершенствования и массового освоения.

Античность, напротив, демократизировала доступ к знанию, но оно было сугубо теоретичным (показательно, что Аристотель в классификации наук на вершину пирамиды возвел теоретические изыскания, максимально удаленные от практики). Истинное знание связывалось с незаинтересованным познанием природы, практическое же его использование считалось уделом техники, которая понималась в качестве средства «перехитрить» природу, а следовательно была и неподлинным знанием. Платон выдвинул утверждение, что на статус науки могут претендовать лишь две дисциплины: математика и астрономия, и данная позиция сохранялась в культуре почти до начала Нового Времени.

В эпоху Средневековья различные отрасли знания (математика, астрономия, география, биология и проч.) обслуживали, прежде всего, потребности религиозной жизни, история имела актуальность в связи возможностью исчисления дней конца света, зоология – определения количества «Божьей твари» и выяснения морально-назидательных образов животных и растений. Способом доказательства и аргументации считалась ссылка на авторитет Церкви, тексты Священного Писания и Святых Отцов. Наиболее достойными для изучения признавались семь «свободных искусств» (определенными М. Капеллой и Боэцием), ведущей наукой – теология. Астрология и алхимия, хотя и действительно обращались к экспериментальной практике, однако, последняя оказалась перенасыщенной мистикой и пантеизмом, к чему добавлялись идеи мифической фигуры Гермеса Трисмегиста и неоплатоников.

В конце XVI – нач. XVII вв происходит первая научная революция, феноменально ознаменовавшаяся рядом крупнейших открытий, изменивших традиционную картину мира (некоторые из них были логически подготовлены эпохой Ренессанса). Среди них: изобретение телескопа Галилеем, принятие концепции гелиоцентрической системы Коперника (уточненной теориями Тихо Браге и Кеплера), открытие закона тяготения Ньютоном, усовершенствование микроскопа (Р. Гук), благодаря чему были уточнены знания о механизмах кровообращения в живых организмах (А. Левенгук). Философы Р. Декарт и Ф. Бэкон разработали теоретические предписания в отношении возможностей науки, сферы ее деятельности, средств и целей (вспомним знаменитый афоризм Бэкона: «знание – сила», в соответствии с которым наука не имеет права оставаться пассивным созерцательным занятием, но должна приносить материальную пользу человечеству. С другой стороны, с этого момента начинается драматическая история отношения к природе как к неистощимому резервуару сырьевых запасов).

Важно помнить, что только открытий, сколь выдающимися они бы ни были, недостаточно для квалификации изменений в структуре знания по статусу «научной революции». О революции можно говорить при наличии еще одного фактора – радикального изменения метода получения нового знания. Основным методом доказательности в науке становится эксперимент, а его теоретическое выражение было предложено Галилеем (который по праву по этой причине считается «отцом» классической науки): гипотетико-дедуктивный метод. Благодаря допущению в познавательный процесс практики мысленного эксперимента, Галилей сделал возможным применение точных законов математики к физике природных явлений, в результате чего рождается механика и выстраивается новая механистическая картина мира (сменившая религиозную). На механистическую картину мира как на некий эталон будут ориентироваться все прочие науки классического периода.

На рубеже XIX – XX вв происходит вторая научная революция, в результате чего механистическая картина мира сменяется электродинамической (а затем квантово-релятивистской), начинается следующий период в истории науки – неклассический. 70-е годы прошлого столетия – время третьей научной революции, выведшей на привилегированное место науки о человеке(и в целом об органической жизни и сложных системах). Примерно с середины 80-х годов начинается четвертая научная революция (продолжающаяся по сей день), а нынешний этап эволюции научного знания именуется постнеклассической наукой. По мнению исследователей (В.С. Степина, в частности), четвертая научная революция подводит к началу нового очередного этапа в развитии науки, названия которому пока не определено.

В ракурсе освещения нынешнего периода развития науки целесообразно кратко рассмотреть концепции ведущих представителей философии -теоретиков понятия и методологии науки ХХ века. К ним относятся: К. Поппер, И. Лакатос, Т. Кун и П. Фейерабенд.

К. Поппер (1902 – 1944) обозначил собственную позицию термином критический рационализм. Его основанием является критический подход ко всему комплексу идей, выработанных о человеке, обществе и природе. По его убеждению, строгой точности нет ни в математике, ни в логике, и тем более ее не следует искать в философии. Имя Поппера прежде всего связано с попыткой конкретизировать проблему критериев демаркации научного знания, и выдвижением в их состав принципа фальсификации. Данный принцип призван дополнить и скорректировать принцип верификации (эмпирического или рационально-логического подтверждения истинности теории), который, по мнению австрийского ученого, обладает односторонностью, проявляющейся в предвзятых установках исследователей усматривать нужные доводы в защиту теории, обусловленных состоянием эмоциональной и рациональной увлеченности. В итоге факты подтверждения истинности способны обнаруживаться во фрагментах реальности, объективно их не содержащих. В данной ситуации положение спасает настрой на принципиальную опровержимость любой теории, теории строятся для того, чтобы быть опровергнутыми, в чем заключается прогресс научного знания.

Сподвижник Поппера И. Лакатос (1922-1974) доказал, что на практике ученый мир далеко неохотно и не сразу готов расстаться с научной теорией, даже если аргументов в адрес ее несостоятельности собрано достаточно. Лакатос разработал концепцию «утонченного фальсификационизма», в соответствии с которой основой эволюции науки является смена научно-исследовательских программ. Программа представляет собой структуру, включающую «жесткое ядро», т.е. базисную фундаментальную теорию, разделяемую научной элитой. «Жестким ядром» она именуется постольку, поскольку ее сторонники лишены возможности вносить серьезные корректировки в ее содержание. Рассогласование теории и опытных данных допускает лишь построение «защитного пояса» вспомогательных гипотез ad hoc, сохраняющих ее в неприкосновенности. Как только потенциал их выдвижения исчерпывается, функциональная эффективность программы резко падает, что феноменально выражается в дисбалансе обеспечивающих ее интеллектуальных затрат: их потенциал расходуется на поддержание ее жизнеспособности, то время как эвристические способности перестают отвечать когнитивным потребностям.

Проблеме критериев научной рациональности должное место уделено в трудах американского исследователя Т. Куна (1922 – 1996, его книга «Структура научных революций», вышедшая в 1962 г., в течение 10 лет ежегодно переиздавалась). Исходная посылка Т. Куна заключается в утверждении, что только история науки, а не ее априорная формула, дает ответ на вопрос о критериях научной рациональности. Ключевое понятие его концепции – научная парадигма, под которой мыслится достижение, получившее признание большинства сообщества ученых (впрочем, на страницах его работы предлагаются различные определения данного термина), например, первой научной парадигмой можно считать предложенную Ньютоном интерпретацию светового излучения как потока материальных корпускул, на чем основывались решения прочих, подчиненных проблем физики света. Историю научного знания Кун подразделяет на два этапа: предпарадигмальный и постпарадигмальный, первый коррелируется с «ненормализованной», второй с «нормализованной» наукой. «Нормализованная» наука четко опирается на одно или несколько крупных достижений, признаваемых учеными в качестве фундаментальных в отношении реализации дальнейших познавательных стратегий. Научная революция является результатом смены одной научной парадигмы другой, чему предшествует кризис эпистемологии, выражающийся в формулировке множества теорий, не имеющих эмпирического подтверждения, но стимулирующих девальвацию существующей парадигмы. Важно отметить, согласно Куну, процесс смены парадигм не обладает фактором их преемственности, т.е. развитие науки не носит аккумулятивного характера (!), это действительно радикальный отказ от одной научно-мировоззренческой позиции и принятие радикально новой.

Американский исследователь П. Фейерабенд (1924 – 1994) нацелен на разоблачение убеждений по поводу возможности создания единого метода науки, универсально применимого в их комплексном разнообразии, равно как и перспектив создания понятия единой рациональности. Его исходный принцип: при всех обстоятельствах и на всех этапах человеческой истории допустимо все, что эвристически оправданно подводит к адекватному обновлению знаний о мире. В данной связи позиция исследователя заслужила название «методологического анархизма». Главным рычагом позитивного развития науки Фейерабенд полагает взаимную критику конкурирующих теорий, что логически означает их желательное преумножение («пролиферацию») в отношении к существующим и общепризнанным.



Последнее изменение этой страницы: 2016-07-15; просмотров: 117; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.234.191.202 (0.012 с.)