Трайшерн. За шесть дней до конца света.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Трайшерн. За шесть дней до конца света.



 

1.

В

есь прошедший вечер Гарсал неустанно материл этот город, неизвестного зверя, и всех богов вместе взятых. Градоправителя он и вовсе бы убил, попадись тот ему на глаза. Ганиэль Дуар, которого я быстро поставил в известность о последних событиях в Трайшерне, ходил мрачный и молчаливый, но после третьей кружки эля изрек, что чем охотится за пантерами-оборотнями, лучше бы к осаде готовились. К осаде в городе действительно не готовились, как будто армия Делагарда шла сюда не на войну, а на ежегодную ярмарку. Легионеров было не так уж и много и они ничего не делали без распоряжения Лейтенанта, а вот чем думал герцог, для меня оставалось загадкой. Нет, народ, конечно, суетился возле стен, подвозя камни и восстанавливая зубцы парапета. Конечно, какое-то шевеление наблюдалось и возле двух барбикенов, защищавших ворота. Но не более. Гвардию не муштровали, не отрабатывали различные варианты боя. Имперские солдаты проводили все время в трактирах, заливаясь прокисшим пивом, а вечером шли патрулировать город «на предмет недопущения диверсий». Легион? А что Легион? Легион всегда готов драться. Гарсал, между прочим, усердно работал со своими ребятами, и теперь они знали этот город лучше имперцев. А значит мы были подготовлены к уличным боям. Еще вечером, Лейтенант расформировал восемь сотен Гарсала и рассеял их по моей когорте. Он хотел, что бы люди, знающие все переулки города, были как минимум в каждом втором десятке. Для обороны, или для удобства патрулирования?

Лейтенант вывел патрули на улицы, а меня, Гарсала и Дуара посадил под домашний арест в центральной гостинице Трайшерна. Он подозревал, что мы втроем захотим составить патрулям компанию. Правильно подозревал. Тем не менее, наевшись и напившись за счет Легиона, проведя за бриском часа три, сдабривая бесчисленные партии красным волросским вином, мы потеряли любую охоту бродить по городу. В довершении всего, над Трайшерном разверзлись хляби небесные, на улице лило как из ведра, а сия погода не способствовала длительным прогулкам. Поэтому, поднявшись в свою комнату я завалился на кровать и заснул. Если мне не изменяет память, то ночью я видел кошмары. Наверное впервые с момента вступления в Легион. Все-таки наемная армия не может защитить тебя от твоих скрытых страхов. Они все равно найдут лазейку в сознании и будут донимать при каждом удобном случае. А сейчас был очень удобный случай. Кошек-оборотней я не припомню, а вот чертовщины всякой было навалом. Главенствующее место занимал жирный упырь, очень похожий на герцога Джаал-Армана…

— Иохим, эй вставай, что б тебя…

Кто-то настойчиво желал меня разбудить. Признаю, ему это удалось. Я приоткрыл глаза и первым делом глянул в сторону окна. На улице было еще темно. По крышам стучали капли дождя. Тишина стояла гробовая.

— Кому там не спится? – пробурчал я

Открыв глаза пошире, я увидел Ганиэля Дуара, тормошившего меня почем зря. Честно говоря, первая моя мысль была о продолжающемся сне. Ганиэль был бледен словно смерть и, вроде бы даже испуган, хотя, я не знаю того, что могло испугать этого ветерана.

— Да что там такое? – спросил я уже чуть громче.

— Началось, - Дуар словно голос потерял. – Десятки Бролдара и Валенсиуса патрулировавшие восточный квартал исчезли. Наши прочесывают каждый метр, но пока безрезультатно.

Я слез с кровати и быстренько оделся. Выходить на улицу в такую погоду не хотелось, но иного выхода не было. Значит теперь зверь избрал для себя новую жертву. Легион. Я почему-то не сомневался, что именно неведомый хищник стал причиной исчезновения двадцати, если верить Дуару, легионеров.

— Где, говоришь, это случилось?

— Восточный квартал. Там где базар и рынки. По словам Гарсала, это был самый благополучный район.

— А где сам Гарсал?

— Ждет снаружи.

— Отлично. А есть что-нибудь от дождика?

— У Гарсала плащами разживемся. Давай, поторапливайся, скоро Лейтенант узнает, вот тогда начнется настоящее светопреставление.

— Не для нас, а, скорее всего, для герцога.

Ночной Трайшерн поприветствовал нас пронизывающим ветром и плотными струями дождя. Со стороны океана наползал новый грозовой фронт, горизонт озарялся вспышками молний странного, фиолетового цвета. Вот и не верь здесь во всякую мистику.

Ожидавший нас у входа в гостиницу Гарсал быстро кинул нам два черных плаща с капюшонами и, ни слова не говоря, зашагал прочь. Я и Дуар последовали за ним. Гарсал прекрасно изучил город и лучшего проводника нам было не найти. Он точно знал многочисленные кривые улочки и переулки, по которым и вел нас сейчас. Мне очень не нравилось его настроение. Южанин крайне редко замыкался в себе, это было четким признаком нервного потрясения. Что могло так повлиять на него? Впрочем, я тоже представлял себе всевозможные картины – одна страшнее другой. Кстати, одного из десятников – Бролдара, я знал уже четыре года. Хороший был солдат… Мне стало противно от этого слова: «был». И что же я так тороплюсь хоронить своих товарищей?

Ночью Трайшерн поражал своей заброшенностью. Днем он вызывал омерзение сливными канавами, возле которых, среди протухшей еды и крысиных трупиков, бегали опухшие от голода дети, свалками и нищетой, а с наступлением темноты будил страх безлюдными темными улицами, заколоченными дверьми и черными провалами окон. В таких городах всегда надо держать наготове кинжал или меч, особенно в подворотнях. Гарсала, эта опустошенность и мерзость уже не впечатляла, а вот на меня и Дуара действовала на удивление сильно. Нам чертовски повезло со временем года. Летом тут наверняка разразится эпидемия. Холера, а может и что похуже. На приведение города в приемлемое состояние герцог не потратил ни одной, даже самой завалящей монетки. Зато укреплял и улучшал свою цитадель. По всей видимости, Трайшерн держался только на дотациях из имперского бюджета.

Впрочем, все это были сторонние мысли. Сосредоточится, следовало на актуальной проблеме – пропаже патрулей. По плану Лейтенанта, патрули делали обход вверенного им района, а затем отмечались в местном трактире, где их ждала смена. Менялись патрули через два часа. Скорее всего, в условленное время патруль не появился и сменщики подняли тревогу.

— Долго еще? – крикнул я Гарсалу, за которым мы еле поспевали.

— Да нет. Уже почти пришли. Видишь вон то трехэтажное здание? Это трактир. Нам как раз туда.

Дом, в котором размещалось питейное заведение, выглядел чуть более солидно нежели все остальные. Ставни на окнах не были подгнившими и кривыми, двери блестели свежей краской, в свете небольшого фонарика над входом, я заметил даже простенький ковер. Подобный внешний вид объяснялся не сколько недавним ремонтом, сколько приличными сторонними доходами трактирщика.

Внутри было дымно и шумно. Завсегдатаи трактира жались к стойке бара и с опаской поглядывали на группу из десяти с лишним человек в вороненых доспехах при полном вооружении. Одного из этих людей я узнал сразу. Это был Лейтенант. Я готов спорить, что он постарел лет на десять.

— А, вот и вы, - жестом руки Лейтенант пригласил нас к столу. – Иохим, хреново выглядишь. Перебрал вчера и не проспался?

— Угу, - кивнул я. – Ладно, что тут у нас?

— Думаю, тебе все расскажет Гарсал. Он уже беседовал с теми, кто должен был заменить Бролдара и Валенсиуса. Я лишь дополню его рассказ новыми фактами. А утром мы осмотрим место происшествия. И обойдемся пока без Джареда с Марайном. Они ребята неплохие, но требухи словесной от них слишком много. Особенно от Джареда.

Я вопросительно взглянул на Гарсала.

— Тут рассказывать особенно нечего, - отрывисто бросил он. – На смену десяток Валенсиуса не пришел. Бролдар прождал его минут пятнадцать, взял с собой четверых солдат и отправился на поиски. Ну и сам пропал.

— Все верно, - подтвердил Лейтенант. – Недавно вернулся другой патруль – с главного рынка. Они сообщили, что Бролдар и его люди найдены и опознаны. Судя по всему, они стали жертвами толпы пьяных горожан, которым взбрело в голову поживиться их добром. Удивительного в этом ничего нет, при здешней-то бедности. Конечно, кое-какое сопротивление Бролдар оказал, но что могут сделать пять человек против сотни?

— А патруль Валенсиуса? – спросил Дуар.

— Основные поиски начнутся утром. Наш основной враг сейчас – темнота. Не могу гарантировать безопасность поисковых групп, а потому не собираюсь отправлять их в город, - Лейтенант говорил это с видимым сожалением.

Даже если бродящий по Трайшерну хищник здесь не при чем, легче не становится. Мне было жаль Бролдара. Это надо же, пройти столько войн и погибнуть на гниющих улицах позабытого всеми богами города, который мы вынуждены защищать. Судьба, увы, бывает чересчур жестока. Куда более жестока, чем ее представляют себе пессимисты и старые циники вроде меня. Самое плохое, что случай с Бролдаром только начало. Раньше Легион сидел за стенами цитадели и на улицах не появлялся. Однако теперь мы спустились с небес на землю, стало быть, расклад уже совершенно другой. Здесь за дорогой доспех и красивые ножны могут перерезать глотку.

 

2.

Утро не принесло особой радости. По-прежнему лил дождь, хлюпала под ногами грязь, да ветер с юга стал на удивление холодным. А мы как проклятые прочесывали улицу за улицей, дом за домом. Из окон на нас глядели злые и обезумевшие от нищеты люди, худые собаки с лаем шарахались в стороны, из подворотен бросали вослед нам жадные взгляды разные темные личности. Именно такие подонки прикончили старину Бролдара. Его просто забили дубьем, сняли доспехи и оставили умирать в сточной канаве под ливнем. А Легион даже не мог отомстить за смерть братьев. Мы не знали кому мстить.

Лейтенант отправился в замок на аудиенцию к герцогу. Чего он мог этим добиться, неведомо даже богам. Герцог не уберет наши патрули из Трайшерна даже под страхом опустошения винных погребов. Ему нравилось, когда нож в спину получали не его гвардейцы а совершенно сторонние люди. Ну а мы, задыхаясь от мерзости замусоренных улиц, искали совсем не убийц Бролдара, а десяток Валенсиуса, чья участь могла оказаться куда более страшной. Как говорит древняя поговорка, кто ищет тот всегда находит, не так-ли?

Первой, на останки патрульных наткнулась поисковая группа Гарсала. Он лучше знал город, а потому сразу начал поиск с самых темных и заброшенных переулков. Я и Клоссиус подоспели к нему минут через двадцать – двадцать пять. То, что мы увидели, не шло ни в какое сравнение даже с достопамятной резней в лесу. С мостовой, выложенной грубым кирпичом, кровь смыл дождь, но вот на стенах домов она осталась. Ее будто расплескивали ведрами. По всей улочке валялись внутренности и части тел. Зверь не просто убил свои жертвы, он словно специально разорвал их на куски и разбросал вокруг. В лесу все было куда… чище и аккуратнее.

— Я поймаю эту тварь! Я найду ее! – крик Гарсала я услышал издалека. – Сегодня же ночью я обшарю все закоулки этого поганого города, но ее найду!

На старого тысячника было страшно смотреть. Седые волосы растрепались и торчали в разные стороны. И я впервые увидел на лице Гарсала слезы.

— Я найду это чудовище Иохим! Клянусь, - Гарсал подбежал ко мне и схватил за руку. – Ты видишь это? Никакое… никакое живое существо не поступает так… Моих ребят выпотрошили просто ради забавы! Это сделал не зверь, звери так не поступают!

Мне нечего было сказать в ответ. Как я мог успокоить старого солдата?

— …я иду к Лейтенанту. Пусть он дает мне человек сто, и я прочешу весь город. Я эту сволочь из-под земли достану!

— Не рой себе могилу, Гарсал, - я легко встряхнул приятеля. – Если ты полезешь в эти улочки, поутру уже тебя найдут разорванным на части. Мы обязательно отыщем убийцу, но не сейчас.

— А когда? Сегодня ночью патрули опять выйдут на улицы, а с утра будут новые жертвы. Сегодня погибли десять наших братьев, а завтра погибнет двадцать? Тридцать?

— Возможно, Лейтенанту удастся уговорить герцога снять с нас патрулирование. В конце концов, мы прибыли сюда для защиты города от армии Делагарда, а не в качестве простой стражи. Да и герцогу не нужна смута среди наемников.

На самом деле, эти доводы даже мне самому показались притянутыми за уши. Герцогу было на все наплевать.

— Надо возвращаться к Дуару, в трактир, - позвал меня Клоссиус. – Солдаты оцепят район, а нам не помешало бы доложиться. Заодно пригласим магов.

— Да не нужны здесь маги, - вздохнул я. – Ничего нового они не скажут. Единственный правильный вариант действий – искать это существо. Только вот сколько парней мы угробим при этом.

Дуар, удобно расположившийся в таверне и раскидывавший картишки с головорезами Клоссиуса, встретил нас несколько прохладно. Воистину, тех, кто приносит дурные известия не жалуют.

— Нашли? – просто спросил он.

— Да, - я со злости плюнул на ковер. – Их размазали по всей улице. И никакие доспехи не спасли. Мне показалось, что даже мечи из ножен никто не успел достать. Значит напали внезапно. Уверен, что зверь атаковал с крыши. На его месте, я поступил бы именно так. Кстати, стоит заметить, что эта резня совершенно не похожа на ту, что мы видели в лесу. Стиль исполнения не тот. В случае с Валенсиусом, больше грубости и жестокости.

— Надо бы известить Лейтенанта, - сказал сам себе Дуар. – Спорю, ни хрена ему это известие не понравится.

Еще бы оно ему понравилось.

Я заказал эля и закуски для себя и Гарсала. Старика следовало бы приободрить. Он совсем сдал позиции. Конечно, после рассказов Лейтенанта о вырезанной ночью казарме имперской стражи, он предвидел что-то подобное, но реальность оказалась куда страшнее. А главное, она коснулась тех, кого мы лично знали не один год.

— Что, Кан, не жалеешь, что стал легионером? – вопрос Гарсала в любой другой ситуации можно было считать сарказмом.

— А ты?

— Я? Иногда жалею. Никому этого не говорил, но тебе скажу. Легион – наша семья, но в этой семье слишком часты потери. Останься я в свое время простым пекарем, то испытывал бы чувство утраты куда реже.

— Ты, оказывается пирожки пек?

— Еще какие! – Гарсал отвлекся от своих темных мыслей, чего я и хотел. – Даже сейчас иногда пробую. Мастерство нельзя забыть. Может когда-нибудь я и вернусь к этому занятию. Уволюсь из Легиона…

— Нет брат, ты же прекрасно знаешь, что из Легиона увольняются только вперед ногами. Куда же ты без нас денешься?

— Циник ты все-таки Иохим. Даже в такой день.

— Ну уж какой есть. Не нравится мне твой настрой, честно тебе скажу. Про увольнение ты просто так сказал или нет?

— Не обращай внимания. Давай лучше помянем ребят наших и Ллардо Валенсиуса. Он ведь эту тварь зацепить мечом успел.

Мы опрокинули по кружке эля.

— Зацепить, говоришь, успел?

— Да. Правда, не очень сильно. Там, на мостовой, я клок черной шерсти нашел. Шерсть, ну, натурально кошачья. Срезало вместе с кожей. А рядом и Валенсиус лежал… вернее то, что от него осталось.

— Многого нам это не дает, - я налил Гарсалу еще одну кружку. – Даже морального удовлетворения. Если бы он этой зверюге лапу оттяпал…

Мы долго еще сидели вот так, заливая горе элем. Из прострации нас вывел Лейтенант, распахнувший дверь таверны ногой. Он был один, без охранников или сопровождающих.

— Здорово, - бросил он нам. – Поминаем?

— Да. Присоединишься?

— Давай по одной. И хватит. Сегодня с вечера начинаем облаву. Задействованы будут все свободные от дежурства легионеры.

Глаза Гарсала загорелись. Он был готов начать охоту прямо сейчас.

— Герцог дал добро?

— При чем здесь этот жирный полудурок, - усмехнулся Лейтенант. – Добро даю я. Братья в казарме услышали про Валенсиуса и обратились по команде, через Ганиэля. Они будут землю рыть, точно говорю. Заодно, есть шанс поучить кое-кого хорошим манерам. Проверим притоны на предмет пропавшего оружия и доспехов группы Бролдара. И я не завидую тем, у кого их найдут. Подозреваю, что после этой ночи, у герцога вообще не будет проблем с преступностью.

Это Лейтенант верно сказал. Мы – наемная армия, а не милиция или стража. Мы не арестовываем, а убиваем на месте. Особенно если учесть то, что парни сейчас злые.

— Поэтому, рекомендую встретить сегодняшний вечер при полном параде, - черт возьми, Лейтенант был действительно счастлив, что бездействие кончилось. – Встряхнем этот гнилой городишко. Пусть знают, что лезть на Легион, это не со стражей шашни водить. Луриус Арсидис, глава местной милиции, уже дал мне все основные ориентировки. Его отряды так же примут участие в облаве… Но не в охоте. Облава, это только прикрытие. А так, я подключу даже колдунов.

— Каковы прогнозируемые жертвы? – у меня есть дар, добавлять в ложку меда бочку дегтя.

— Во время облавы? Никаких.

— Я не про облаву, Лейтенант. Я про «охоту». Шестьдесят человек в лесу охотились на того же зверя. Они погибли все. Не ждет ли нас подобная участь?

— У них не было Джареда с Марайном, - а оптимизма Лейтенанту не занимать. – Кстати, советую сегодня к полудню собраться в нашей казарме, возле замка. Колдуны лекцию прочитать хотят. Про оборотней. Обещают, что будет интересно. Там же, на совете офицеров, выработаем тактику действий.

…Ну и ладненько. Сказано – сделано. К полудню я появился в казарме Легиона при полном параде. Мой доспех был сделан на заказ и подогнан точно под меня. Как и у всех легионеров, он ковался из вороненой, черной стали. Поверх короткой кольчуги со стальными пластинами я надел офицерскую кирасу с гербом когорты. Это для пущей солидности.

Грохоча сапогами я вошел в казарму, где уже собирались сотники и десятники. Джаред и Марайн, нашедшие наконец друг с другом общий язык, суетились возле импровизированной кафедры. Рядом, на стуле, сидел Лейтенант обложившись целым ворохом листков. Заметив меня, он помахал рукой. Как тысячникам, мне и Гарсалу были отведены места по правую руку от командира.

— Успел, - улыбнулся Лейтенант. – А уж вырядился-то как…

— Помирать, так с музыкой и фейерверками.

— Мне бы твой пессимизм.

— А в чем дело? Охотно поделюсь. Как известно, пессимист – это хорошо информированный оптимист.

Народу в центральном зале казармы становилось все больше. Я разглядел Ганиэля и Клоссиуса. Неразлучная парочка избрала себе места возле окошка, на свежем воздухе. По-моему, Клоссиус протащил на собрание карты и затевал игру в бриск.

В отличие от регулярной армии, где солдаты и офицеры стараются увильнуть от собраний, совещаний и сборов, в Легионе перекличка не проводилась. В назначенный час являлись все, кто должен был появиться. Именно поэтому, когда часы на башне замка пробили полдень, Лейтенант без обиняков открыл совещание.

— Большинство из вас, - обратился он к легионерам, - уже слышали про гибель наших братьев по оружию. Я не предлагаю сейчас поминать их, это вы сможете сделать и после собрания. Времени у нас немного, а вот дел невпроворот. Помимо наступающей армии Делагарда, появились и внутренние проблемы. И если достоверно известно, что людей Бролдара, да и его самого, убили обычные люди, то далеко не все вы знаете обстоятельства гибели десятка Ллардо Валенсиуса. С этого и начнем. Иохим, тебе слово. Расскажи про находку в лесу.

Я рассказал. Потом Лейтенант рассказал об уничтожение имперских патрулей и о трагедии роты городской стражи. Довершил историю Гарсал, поведав о поисках Валенсиуса и их печальных результатах. Я заметил, как меняются выражения лиц офицеров. Здоровый скептицизм уступал место страху, а желание во что бы то ни стало разделаться со зверем простой нерешительности и неуверенности.

— Я прекрасно знаю, что многие из вас хотят отомстить за гибель Бролдара и Валенсиуса. И я поддерживаю это, - продолжил свою речь Лейтенант по окончании рассказа. – Сегодня ночью эта возможность представиться. Совместно с милицией Арсидиса будет произведен рейд по притонам Трайшерна. Акцию санкционировал лично герцог Вонтиус. Что касается охоты на более крупную дичь, нежели бандиты и попрошайки, то в ней примут участия все желающие. Добровольно. Как-никак, зверюга эта шутить не умеет, а оказавшись загнанной в угол и не будет. Риск огромен. Впрочем, что бы не было так мрачно, послушайте специалистов, - и Лейтенант дал знак колдунам.

К кафедре подошел Джаред. К моему удивлению он был трезв как стеклышко.

— По всей видимости, нам будет противостоять не оборотень, как вы могли думать, а огромная человекоподобная кошка, без способностей ликантропа. Конечно, это не очень большая разница, но по крайней мере, предубеждений связанных с мистикой у вас не будет. Это простой зверь из плоти и крови, которого можно ранить, а следовательно и убить. Однако есть несколько важных моментов.

Джаред уступил место Марайну. Два колдуна впервые на моей памяти действовали слитно, в унисон. По-видимому случившееся зацепило и их.

— Все мы люди более-менее северные, а потому можем судить о кошках только по их домашнему варианту, - философским тоном заговорил Марайн. – Мало кто знает, что в природе существуют еще и большие дикие кошки – пантеры. Вы, возможно, видели их на картинках, а мне довелось встречать и в жизни. Было сие лет сто назад, когда Легион служил Патриарху Монгаба. Поверьте, это самые совершенные хищники, когда-либо созданные природой. В них гармонично соединяются и ловкость, и скорость, и сила. А у нашего образчика этого добра раз в десять больше. Прибавьте к этому почти человеческий ум. Следовательно, при встрече с ним, ну или с ней, не расслабляйтесь. Зверь наносит как правило только один удар. Смертельный. Движется он быстро, значит вы должны опережать его. Ставлю под сомнения свои ранние слова про то, что эта пантера может владеть человеческим оружием. Да, структура руки говорит в пользу это теории, но пока хищник использовал только когти. Не думаю, что в этот раз он будет делать исключение.

Колдуны опять поменялись местами. Зрелище достойное наблюдения.

— Мы с Марайном тоже примем участие в облаве и охоте, - объявил Джаред. – Я подготовил специальный яд, которым смажу мечи, копья и арбалетные болты. Луки советую не брать. Арбалет бьет куда сильнее, а стрела может и не взять эту тварь. Яд замедлит движения хищника, а то и вовсе обездвижит его.

— А зачем нам его обездвиживать, если можно просто убить? – спросил кто-то из собравшихся.

Лейтенант хитро прищурился:

— Можно. Но дело в том, что герцог обещал заплатить за живого зверя золотом. Сверх тех средств, что он уже перечислил Легиону за охрану Трайшерна. Примерно два годовых жалования. Единовременно и каждому. Повторюсь еще раз: не империалонами, а чистым золотом.

Кто-то присвистнул. Да, сумма получалась довольно внушительная. А денежки лишними никогда не бывают, ведь так? Обидно только, что Лейтенант заключал с герцогом какие-то сделки не ставя нас в известность. Интересно, кстати, а зачем Вонтиусу эта пантера? Тоже для охраны винного погреба?

— Арбалет может и убить нашу киску, - заметил Клоссиус.

— Ну а вы стреляйте-то не в глаза, а куда-нибудь еще, - хихикнул Джаред. – К тому же, мало ли что может произойти. Золото золотом, но если на твоей шее не останется головы, золото уже ни к чему.

Это говорило о том, что Легион рискнет побрезговать вознаграждением.

— Теперь о проверке района доков и рынков, - Лейтенант дорвался до своих листков. – Здесь вся информация, что нам предоставил Луриус Арсидис. Ориентировки на известных преступников, данные по притонам и пунктам сбыта краденых вещей. Раз уж мы взялись за работу свойственную городской милиции, придется отдуваться по полной. Так больше шанс найти тех, кто уделал Бролдара. Операцию начнем когда стемнеет, в каждом задействованном десятке должен быть человек из подразделения Гарсала хорошо знающий город. До полуночи работаем по воришкам, после потихоньку переключаемся на зверя. Если люди Арсидиса помогут – хорошо. Десятникам, предоставить мне списки тех, кто желает принять участие в главном веселье. Поименно.

Замечательный ход. Лейтенант хочет знать заранее, кого придется хоронить утром. Как все продумано!

— А как мы найдем эту тварь? – поинтересовался я.

— Мы уже разослали по городу несколько десятков элементалей, - ответил Марайн. – Вреда они не причинят, но вот местонахождение хищника укажут. Зря что ли нас с Джаредом колдунами считают?

— Что, думали, от меня только самогона можно дождаться? – Джаред показал собравшимся кукиш. – Ни хрена подобного. Все будет как по учебникам.

Смотришь в книгу – видишь?.. правильно примерно такой же кукиш. Я как раз боялся того, что все пройдет «по учебникам».

 

3.

После совещания все разбрелись по своим делам. Для очистки совести я прошелся по казармам и собрал с сотников заявки на Большую Охоту. Желающих набралось человек триста. В основном это были новички, для которых наметилась возможность отличится. Или вписать свое имя в Книгу Памяти Легиона. Кому как повезет. Лейтенант тщательно просмотрел мои списки и списки Гарсала. Человек сто он вычеркнул сразу. Несколько раз Лейтенант хихикал, и крутил пальцем у виска, словно говоря: «А этот куда лезет?» В целом, осталось около двухсот человек. Они пойдут отдельной группой – сначала по притонам, затем куда-то в район доков. Когда Лейтенант закончил чтение списков я подошел к нему и положил сверху еще одну бумагу с именем. Моим именем. Лейтенант поднял на меня тяжелый взгляд, но промолчал и кивнул головой. Гарсал записался одним из первых. В самом плохом варианте, Легион лишится двух тысячников сразу.

Снаружи, во внутреннем дворе замка кипела бурная деятельность. Сотники строили свои подразделения, зачитывали задачи и давали ценные указания. Легионеры сменили походную форму на боевой доспех, вооружились и приготовились к действию. Времени оставалось не так много. К замку подошли и отряды городской милиции. Это были далеко не те забулдыги, что патрулировали улицы по ночам. Стражники Арсидиса были экипированы не хуже нас. К сожалению, было их всего человек четыреста.

— А знаешь, герцог не безнадежен, - сказал Лейтенант наблюдая за подразделением милиции. – Впрочем, эти люди могут держаться только на энтузиазме Луриуса.

Я не стал ни возражать, ни поддакивать.

На самом деле, бригада Арсидиса действительно производила впечатление. Большинство этих парней наверняка уволились из регулярной армии. Они умело владели и мечами, и арбалетами, которыми их предусмотрительно снарядили.

Этажом ниже, в главном зале казармы, Джаред раздавал легионерам пузырьки с ядом. Когда он успел наготовить его, неизвестно. Я подозревал, что основой яда был небезызвестный самогон. Здесь же, Клоссиус спиливал арбалетным болтам заостренные наконечники.

— А это зачем? – удивился я.

— Оглушающее оружие, - пояснил Клоссиус. – Убить, не убьет, а вот ударит сильно. Во-первых, отбросит, а во-вторых от такой стрелы болевой шок сильнее. Я сначала хотел крестовые надрезы на острие сделать, ну что бы стрела внутри тела разворачивалась, но потом подумал о двойном жаловании и отказался от подобной затеи. А ты Иохим идешь с нами?

— Иду. Меня тоже жадность заела.

— А вот Дуар отказался. Сказал, что кому-то вместо тебя надо будет становиться тысячником.

— Молодец. Правильно сделал. Я смотрю, хоть у кого-то голова на плечах осталась.

— Да ладно, Он все равно там окажется. Ты же его знаешь.

— Может и окажется. Но я ему этого не желаю. Эта затея с охотой, опаснее чем оборона крепости или ее штурм. Там ты знаешь врага в лицо, а здесь твой враг – темнота на улице. Интересно, а почему Лейтенант не устроил облаву днем?

— Спросил бы у него, а я откуда могу знать.

Зашел Марайн. Он сменил свой серый, подлатанный балахон на легионерский доспех, позади которого висел черный плащ с капюшоном. В этом одеянии Марайн смотрелся куда более зрелищно, нежели в какой-то старой робе. На поясе у него висел меч, как и у многих из нас. Только в легендах маги ходят с посохами.

— Такое впечатление, что мы все идем сегодня на парад, где будет присутствовать сам Император, – улыбнулся я. – Марайн, нашей пантере будет глубоко до фени, что на тебе надето.

— Хорошо, что ты оказался на месте, Иохим. Хотелось с тобой кое-что обсудить. – Марайн отвел меня в сторону, подальше от прочих легионеров.

— Давай, выкладывай.

— Честно говоря, я тоже не хочу, что бы вы убивали зверя. Могу поспорить на что угодно – в Альдориле за него заплатят куда больше нежели герцог. Человекоподобная пантера в тамошнем зверинце будет чувствовать себя куда лучше, нежели здесь. Подумай только, это же открытие века!

— Твое «открытие» убило десять наших друзей.

— Поздравляю, Иохим. Это железный аргумент. И почему вы всегда меряете зверей по людским меркам? Ведь никто не додумывается судить охотника за то, что он охотится. А зверя за то же самое действие можно и убить.

— Марайн, даже если я приму твою точку зрения, как ты объяснишь ее им? – я кивком головы указал на легионеров.

Маг пожал плечами:

— Никак, - признался он. – Но старший по операции у нас ты?

— Нет. Гарсал. А к нему с подобными речами лучше не подходить. Да и ты сам пойдешь вместе с нами.

— Я и Джаред уже условились причинять хищнику как можно меньше вреда. Джаред ведь мог сделать и настоящий яд, а не эту бурдель.

— Знаешь что, давай вернемся к этой теме, когда у нас будет живой зверь. Тогда вы с Лейтенантом и решите кому его продать подороже. И еще… все будет зависеть от того, сколько нас вернется живыми.

Трайшерн. Большая Охота.

 

1.

В

ечером Легион вышел из замковых ворот. Почти семьсот человек при поддержке отрядов городской милиции. Часть наших ребят несла с собой факелы, отчего зрелище было еще более впечатляющим. Лейтенант быстро рассредоточил силы. Группа, в которой были «избранные», сразу направилась к притонам в районе рынков. Вел нас сам Гарсал, отлично изучивший все злачные места этого квартала. Шли с обнаженными мечами и взведенными арбалетами. Жители торопились закрыть окна и запереть двери. В первой же улочке, от нас бросились бежать два мужика в плащах и надвинутых на глаза широкополых шляпах. На окрик Гарсала они не среагировали. Щелкнули арбалеты, милиция уволокла раненых в замок. Убивать мы не старались, но стреляли без предупреждений.

— Так, сейчас идем к трактиру «Зеленый Единорог», - командовал Гарсал. – Иохим, заходи прямо в дверь, мы обойдем по дворам.

Трактир располагался рядом с черным входом на городской рынок. Это был первый пункт нашего маршрута. Место было достаточно грязное и неприветливое, хорошо хоть дождь закончился и полуденное солнце немного подсушило лужи.

Пинком ноги я распахнул дверь в питейный зал.

— Всем оставаться на месте! – гаркнул за моей спиной офицер милиции.

— Облава! – заорал кто-то, и из волн табачного дыма выскочил бородатый мужчина с кинжалом.

В окно влетел арбалетный болт и снес ему часть черепа. Я даже не шелохнулся.

— У нас есть пара вопросов, ответив на которые, вы избавите себя от нашего присутствия, - как можно громче объявил я. – Трактир окружен, так что шансы ваши ничтожны. И еще, мы наемная армия, а не милиция. Со всеми вытекающими последствиями.

Из клубов едкого дыма выполз трактирщик. Он был бледен и обильно потел. Теперь настала очередь городских стражей. Сопровождавший нашу группу Солос Юлиус, из подразделения Арсидиса, подскочил к нему и встряхнул за шиворот.

— Так, Гаспар, показывай-ка свои погреба. Говорят, что кое-кто из этого квартала, вчера сорвал неплохой куш. Вот только напали они не на заезжих рыцарей, а на патруль наемного легиона, расквартированного в замке. И руководство Легиона изволило ныне сильно гневаться.

— Ну ты же знаешь, Солос, я с мокрухой дело не имею. Это для бизнеса плохо.

— Имеешь или не имеешь, вопрос второй. Ты склады показывай.

Бормоча что-то себе под нос, трактирщик зазвенел ключами и открыл замок на прочной двери за стойкой бара.

— Ну, давайте, парни, ищите, - махнул нам Юлиус. – А я тут публику посторожу.

Сторожить никого было не надо. Во все окна смотрели заряженные арбалеты. К стойке входной двери лениво прислонился Джаред. Рядом стоял Гарсал, сжимая в руке широкий и тяжелый ятаган.

Я и несколько солдат переворошили весь погреб Гаспара. Намеков на вещи принадлежавшие Бролдару или его людям мы не нашли. Зато обнаружились многие побрякушки, страшно заинтересовавшие Юлиуса. Пришлось ждать, пока он разберется с трактирщиком и пока нескольких постояльцев не уведут в сторону замка. Трактирщик отделался приличным штрафом и колоссальным испугом.

— Так, одна стрела прошла мимо, - констатировал Гарсал. – Ладно, у нас на повестке дня еще много интересного.

Интересным был постоялый двор, в который мы зашли позже. Уже обойдя десяток трактиров и не надеясь на конструктивные сдвиги, мы завернули в двухэтажный дом, стоявший на широкой улице, выходившей прямо на набережную. Внутри нас уже ждали. Видимо, известие об облаве по всему городу распространилось как лесной пожар. Банды помельче старались укрыться и переждать непогоду, а банды покрупнее посчитали, что имеют право на самооборону. Банда Бенедика Смоленого держала под своим контролем почти все доки. У них всегда водились денежки и оружие. Власти смотрели на их делишки сквозь пальцы, разве что Арсидис периодически устраивал вылазки. После того, как погибло насколько его человек, вылазки прекратились. Бенедик Смоленый чувствовал себя в безопасности, пока не появились мы. Он быстро просек, что переговоры мы вести не будем, а просто перетряхнем его закрома, конфисковав все, что нам не понравится. Поэтому Бенедик решил держать оборону. О его банде, и о возможности сопротивления, нам рассказал Юлиус. Он заранее предупредил, с какими притонами следует быть особо осторожными.

Как уже повелось, я ногой распахнул дверь в постоялый двор и моментально отскочил в сторону. Вовремя. Толстая тисовая стрела впилась в дверь с внутренней стороны. Стрелявший промахнулся всего на несколько дюймов.

— Гарсал, у нас проблема. Обходи их с заднего двора, - крикнул я старому тысячнику на его родном языке.

Могу поспорить, что это наречие не знал никто из бандитов.

— Дай я ими займусь, - попросил Джаред.

— Нечего на рожон лезть. Ты нам потом пригодишься.

Гарсал повел людей в обход. Сквозь окно пролетела вторая стрела и ранила одного из легионеров в плечо. Кто-то разрядил в ответ арбалет. Изнутри раздался крик и шум падающего тела.

— Ладно, Джаред, действуй.

Колдун уселся прямо в грязь и стал пялиться на постоялый двор. Через мгновение, из двери повалил желтоватый едкий дым. Даже на почтительном расстоянии запах был омерзительный.

Человек в кольчуге и латных поножах выскочил на крыльцо, слепо размахивая топором. Он протирал глаза и вопил. Я не дал ему прийти в себя и, сбив с ног, оглушил ударом рукояти меча. Детина дернулся и затих. В этот момент задняя дверь постоялого двора разлетелась и внутрь ввалились ребята Гарсала. Было слышно, как кого-то рубят в капусту. Нет, что ни говори, а штатный колдун штука нужная. Надо будет подкинуть Капитану идейку – нанять еще парочку людей схожих профессий.

— Заходи Иохим! Будь гостем! – подал голос Гарсал.

Я вошел внутрь. Глаза немедленно начали слезиться, но все же не так сильно. Туман Джареда прекращал свое действие. В большом холле, возле лестницы ведущей на второй этаж лежали четыре трупа. Одного, сжимавшего в руке лук, пристрелил из арбалета кто-то из наших, остальных покрошили парни Гарсала. Старый тысячник стоял в сторонке, вытирая ятаган куском тряпки.

— Старею я, Иохим, - пожаловался он. – Годы не те стали. Удары стал пропускать.

Гарсал показал мне вмятину на своей офицерской кирасе.

— Пора мне становится или пекарем, или учителем военной тактики. В бою я медлительный и неповоротливый.

— Да ну тебя, - ответил я. – Какой у нас улов?

— Никакого. Ребята сбили замки со складов, но искомого там наверняка нет. Если верить Юлиусу, Бенедик осторожный… был. Ну не полез бы он на легионеров.

— Значит сворачиваем удочки, - распорядился я. – Время к полуночи. Надо с группой Лейтенанта у замка встретиться и заняться бо



Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 97; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 52.90.49.108 (0.018 с.)