Черный шторм над Тог-Шогогом и исполнение пророчества.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Черный шторм над Тог-Шогогом и исполнение пророчества.



 

[Первый оракул Тог-Шогога:]

П

ророчество свершилось! Мы погибнем в этом великом катаклизме, а наш город будет стерт с лица Вселенной! Древнее зло пробудилось и спасения ждать неоткуда. Настал Неназываемый Час, предсказанный еще в Скрижалях Лат-Хенга и Кодексе Д’Хол…

[придворный маг Тог-Шогога:]

Что это?! Небо разорвано в клочья, а реальность пошла рябью… Демоническая орда крылатых демонов надвигается на город со стороны Аракты! И… что это за омут фиолетового пламени над башнями Тог-Шогога?

 

…Итак, Азарг Кун, освободившись из своей мерзлой тюрьмы – склепа под скалой Аракта, воззвал к тем силам, что были ему доступны после открытия Первого Портала. Теперь его цель – осколки Аестера. Во время Войны Ипостасей, Ангел Смерти и Ангел Жизни разбили источник силы Куна, рубин величиной с гору сотворенный Праотцом Забвения Ур’Ксултом, на сотни тысяч частей. Лишь десять осколков сохранили в себе первородную силу Аестера. Три из них хранятся в Тог-Шогоге. В руках эмиссаров Жизни или Смерти они могут уничтожить саму сущность Ур’Ксулта, давным-давно вселившуюся в человеческое тело Азарга Куна. Однако в руках Властелина Нааргаля, в их власти привести ужасные силы Внешней Тьмы к победе. Сила Аестера открывала Второй Портал, Врата Кхтона, а после его открытия Великий Враг получал возможность призвать в трехмерную Вселенную самых страшных порождений К’Лаана – Омерзений и их владыку, повелителя планеты – трупа К’Сайн, богомерзкого Скнагг-Рота.

И вот, под инфернальным заревом иномирового пламени Азарг Кун идет к столице великой Аскаранской Империи…

[скриптуры Тог-Шогога:]

Черным саваном клубится

Над столицей древний страх.

И свершилось предсказанье,

Спящий сбросил цепи сна…

Солнце навсегда погасло,

В небесах кромешный ад…

Дух Ур’Ксулта возродился,

И пала тьма на древний град…

[придворный маг Тог-Шогога:]

Я чувствую невероятное космическое зло… Оно все ближе и ближе. Оно у Хризолитовых Врат!

(…Ветвистая молния раскалывает небо над северной частью Тог-Шогога пополам. В ее отблесках видны исполинские, выше гор, черные смерчи, ползущие от Стингейской Пади к городу. А еще выше крутящихся воронок разворачиваются в боевой порядок чернокрылые нетопыри Ночной Орды К’Лаана. Со стороны Аракты ползет огромная масса льда, словно ледники в одночасье обрели разум и ополчились на людей. И небо исчезло, а его место занял водоворот темноты, в котором различались гротескные очертания Великого Неименуемого)

…И ужасная тишина нависла над Тог-Шогогом…

[скриптуры Тог-Шогога:]

Тишина сменилась громом,

Над Арактой блеск зарниц,

И крылатые исчадья

Устремились с неба вниз…

 

Не хватает стрел и копий,

Сотни воинов мертвы,

И повисли над дворцами

Облака ожившей тьмы…

(…Каскады черных туч клубящихся над городом словно оживают, принимая неописуемые формы. Их растекающиеся темным туманом отростки тянутся к башням Тог-Шогога, сбрасывая с них кричащих от ужаса людей. Смерчи пересекают крепостную стену, разламывая деревянные домики бедняков и богатые каменные дома знати. Потоки воздуха подбрасывают солдат и горожан выше шпилей великолепных дворцов.)

[Начальник имперской гвардии Тог-Шогога:]

Мой Император, число погибших не поддается исчислению. Мы не успеем вызвать подкрепления из провинций и соседних крепостей.

[Тракодрус, Император Тог-Шогога:]

Пусть сражаются все, кто способен держать в руках меч. Древнее зло Забвения не победит нас.

[придворный маг Тог-Шогога:]

Воскресший Ужас вошел в город! Хризолитовые Ворота расколоты пополам, а стража уничтожена крылатыми демонами.

[Тракодрус, Император Тог-Шогога:]

Что же, чародеи, творите свои заклинания. Настало время узнать на что вы способны. Изгоните мерзкого демона из нашего мира!

(...Маги, призванные Императором для защиты Тог-Шогога, взбираются на самую высокую башню города. Ветер развевает их седые волосы, треплет полы кафтанов и шелковые плащи. Они читают заклинания и выводят посохами странные фигуры. Однако, ничего не происходит.)

[Азарг Кун:]

Ничтожные Смертные… Никакая магия не действует в Забвении! Вы бессильны перед неописуемой мощью Его Абсолютного Величества Ур’Ксулта! Преклоните колени, и тогда ваше забвение будет сладким сном. Не сдадитесь, и тогда летопись ваших страданий будет вырезана на черных базальтовых обелисках Дальних Сфер!

(…Ужасная фиолетовая молния врезается в вершину башни. Маги находящиеся на ее вершине вспыхивают живыми факелами. Их крики долетают до Азарга Куна. Он улыбается. В тот же момент в тронном зале разбиваются витражи, и черные крылатые твари Ночной Орды врываются внутрь.)

[Тракодрус, Император Тог-Шогога:]

К мечу! Если нам суждено умереть, умрем в битве!

…Сверкают мечи в тронной зале императорского дворца Тог-Шогога и мраморный пол заливает кровь. С криками мечутся среди колонн придворные, пытаясь стряхнуть с себя рвущих их на куски бесов. Храбро дерется Император и его гвардейцы, но следом за погибшими демонами летят новые – с крепкой как камень кожей. В разбитые окна прямо по отвесным стенам ползут уродливые Рыцари Забвения. Они врываются в зал, где идет отчаянная битва и рубят на куски всех, кто встает у них на пути. Спустя несколько минут во дворце воцаряется тишина. На этот раз она пришла сюда навек…

В тронный зал входит Азарг Кун. Он идет по мраморному полу, забрызганному кровью, по залу, заваленному отрубленными конечностями и человеческими внутренностями. Наконец Властелин Забвения останавливается возле трупа Императора и снимает с его головы корону, в которой впаяны три осколка Аестера, ныне горящие холодным, багровым огнем. Азарг Кун садится на трон Тог-Шогога и надевает корону поверх своего черного капюшона…

[скриптуры Тог-Шогога:]

Стены красные от крови,

И везде лежат тела.

Хруст костей, ошметки плоти,

Крик, проклятья, звон стекла.

С неба слышен вой и хохот,

Шелест крыльев упырей.

Азарг Кун восстал из бездны,

Нет спасенья для людей.

Солнце навсегда померкло

И вокруг лишь кровь и лед.

Мрак навек окутал город,

Древних ужасов оплот…

[Хроника Затмения Семи Лун:]

…И теперь великий и прекрасный Тог-Шогог стал городом теней… Вурдагором… ужасным бастионом древних чудовищ и демонических легендарных кошмаров Внешних Пустот, призванных в наш мир с помощью позабытых всеми Смертными колдовских чар. Кончились твои дни на этой земле, но начались века бесконечного небытия в черных безднах, где под грохот барабанов и звон демонических колоколов бормочет, пережевывая время и пространство Султан Забытых Древних Ур’Ксулт. Никогда больше не засияют прекрасные шпили, и солнце не будет играть в воде фонтанов Тог-Шогога. О, Тог-Шогог… город мертвецов… Где твой король? Он низвергнут в Забвение, а его тело разорвано на куски, ныне разбросанные по дворцу. Где твои воины? Ныне они мертвы, а их внутренности разложены на главной площади в ужасном порядке, наводящем на мысли о странной геометрии неведомых пространств. О, Тог-Шогог… ты по-прежнему могуч, но отныне ты оберегаешь Аракту…

…Навеки…

 

 

О, Тог-Шогог, ты помнишь, прежде,

Ты был обителью надежды,

Оплотом огненной зари…

А стал твердыней Древней Тьмы…

 

…Над белым мрамором дворцов,

Проплыло множество веков.

И эхом старых, славных дней,

Правленья мудрых королей,

Звучало множество легенд.

И так прошло немало лет,

Пока над южною землей,

Вновь не сгустился мрак ночной.

 

О, Тог-Шогог, сквозь сотни лет

Пронес ты благодати свет.

Ни на мгновенье злая тьма,

Затмить твой облик не смогла…

Но, мертвый сумрак наступил,

С затмением Семи Светил,

И день не вечен на земле,

Судьба всех нас лежит во мгле…

 

…Безмолвен ледяной простор,

В тени зловещих древних гор.

Над черным мрамором дворцов,

Холодный мрак клубится вновь

 

 

Скриптуры Великого Затмения

(Часть 2. Падающая Звезда)

 

Шепот звезд.

(Интерлюдия)

 

В

о мраке ночи звезды раскрывают нам свои тайны. Мало кому дано услышать их голос. Но те, кто слышит его, становятся мудрецами и пророками. Звезды знают все. Призрачные шепоты из бездн пространства рассказывают Смертным о забытом кошмаре Войны Вселенных и о том, что этот кошмар может повториться снова. Ибо пал Тог-Шогог, и три осколка Аестера навек врезаны в корону того, кому нельзя было ими владеть… Ибо тлетворный ужас и омерзительные порождения Внешних Пространств выползли в мир из Склепов Скрена, пробужденные волей земного воплощения Султана Забытых Древних. Азарг Кун вновь бродит по миру и готовится к началу новой Войны Ипостасей…

И теперь шепот звезд исполнен страха. Звезды тоже могут умереть, превратившись в сгустки холодного черного пламени, вечно пылающего в недрах Галактики Нааргаль. Но звезды знают все. И знают, что надежда есть…

Возможно…

Скрижали Падающей Звезды.

 

П

рошло более пяти тысяч лет после падения Тог-Шогога. Холод и мрак скрыли южные земли от людского взора. А возможно, они и вовсе провалились в иные пространства. Посреди мерзлых равнин погибшей Земли Кнар воздвигся Вурдагор, окутанный зловонными испарениями ледяных пещер и мерцающий мертвенно-бледным светом. Азарг Кун получил в свои руки три осколка Аестера и с их помощью открыл Врата Кхтона – Второй Портал к Внешним Реальностям. И тем не менее, земное воплощение Ур’Ксулта далеко не всесильно. Ибо открыть последний Портал Сохтота и высвободить все кошмары К’Лаана может не Азарг Кун, а лишь тот, в ком течет кровь трагонидов – созданий Ангела Смерти. А пока Третий Портал не открыт, Азарг Кун пленник в своем несокрушимом замке и он не властен покинуть Аэрон. Только здесь он неуязвим и всесилен. Поэтому земное воплощение Ур'Ксулта ждет своего часа. И может ждать его вечно…

[журнал звездочета Альдорила:]

Звезды говорят мне о надвигающейся катастрофе… Комета возвестит о конце мира. В ее огне восстанет заря эры Забвения… Бездна К’Лаана разверзнется над нашим миром…

(…последняя запись в журнале звездочета из города Альдорил говорит о приближающейся к Южному Аэрону комете, чье появление раз и навсегда решит судьбу этого мира. Страшные намеки содержащиеся в журнале связывают ее с Седьмым пророчеством оракулов Тог-Шогога и пришествием Ангела из Йякана. Но поскольку Азаргу Куну нужен трагонид для открытия Третьих Врат, не станет ли Ангел из Йякана тем самым проклятьем, благодаря которому начнется Вторая Война Ипостасей…)

 

В ужасе стонет планета и страх выползает из бездн.

В час, когда вспыхнет комета, погибнет надежда для всех.

Мир обречен на мрак и страданье, грядущее сгинет где-то во льдах.

И черные орды из сфер запредельных сломают Печать на Вратах.

 

И будет рожден Он от света Йякана и тьмы Первозданных Пустот,

Он станет наследником трона К’Лаана и мир он к концу приведет.

Но может быть Правда Звезд и свершится, в огне кровавой зари.

И кто точно знает, что может случиться, в грядущие страшные дни?

 

Пламя на небе, лед на земле,

Луга и долины тают во тьме,

Забвение, что же готовишь нам ты,

Под призрачным светом Падшей Звезды?..

 

Мир будет проглочен чревом Ур'Ксулта или ужас во мрак уползет.

Взойдет снова солнце или навеки все земли скует черный лед…

Ангел Йякана, святой или демон, каков его жизненный путь?

Сын Азарга Куна, отродье К’Лаана, сможет ли свет нам вернуть?

 

Ответ уже близок, комета на небе – символ вселенского зла.

Но эта комета в сердцах простых смертных искру надежды зажгла.

Быть может, спустя много сотен эпох, трон Вурдагора падет.

И сгинет в бездне сын Нематоды, и космос покой обретет…

 

 

[звездочет Альдорила:]

…Нет… Этого не может быть… Я слышу демонические колокола, от грохота которых стынет кровь в жилах… слышу дикую какофонию стонов и визгов, наполняющую Внешние Сферы… Омерзительные колоссы с мертвых звезд возрожденные Азаргом Куном, тауматурги Братства Ак’Нар-Гуна… все они приближаются к великолепному Ахасбаду – Городу Семи Дворцов, мистической обители древних и мудрых монахов Кон-Лиана… Неужели цветущие долины Птуаня ждет судьба несчастной Земли Кнар…

[из записей Иеромонаха Таши-Абера, настоятеля обители Кон-Лиана:]

Каждую ночь мне стали снится кошмары. Они все явственней и явственней. В них я вижу свой храм под кровавым солнцем и ливнем из кислоты и серы. А вчера небо на юге окрасилось бледно-фиолетовым светом, до рассвета грохотал гром, и тряслась земля. В ответ на мои слова и предостережения Архиерей Тин-Ашаль ответил, что только путем медитации можно очистить душу от пустых страхов…

[звездочет Альдорила:]

Могучий Ахасбад…. Твой час пробил. Ты первая жертва чудовищного Азарга Куна и его безжалостной армии. Но почему именно ты? Что связывает тебя и Комету? Видения не открыли этого мне, и звезды молчат, исполнившись ужаса….

 

Падающая Звезда.

 

 

В небе комета - знак горя и бед.

Был тихий утренний час…

Легендой кошмарной на тысячи лет,

Останется этот рассказ…

 

[безымянный хронист Ахасбада:]

О

мой несчастный город… Чем ты заслужил эту судьбу? За что, проклятье безымянных звездных сфер снизошло на тебя. Еще вчера в твоих храмах звучали песни, в дивных садах пели птицы, а золотистые рыбки резвились в прозрачных прудах. Еще вчера вечером, матери баюкали детей в колыбелях, а молодежь плясала на ярмарочной площади… Ныне вся твоя красота рассыпалась черным пеплом… А те, кто выжил, столкнулись лицом к лицу с безликим ужасом, коему нет места в нашей Вселенной…

 

[из записей Иеромонаха Таши-Абера, настоятеля обители Кон-Лиана:]

…Под утро мой кошмар стал явью. Небо на юге расколола чудовищная вспышка, и длинная фиолетовая молния рассекла небосвод пополам. Но эта молния не ветвилась, а была прямая, точно стрела, и не было после молнии никакого грома.

…А потом встало второе солнце. И несколько мгновений спустя после восхода второго солнца, порыв раскаленного ветра обрушился на наш город. Многие люди смотревшие на второе солнце навсегда ослепли, и многие получили страшные ожоги от порывов горячего воздуха. Таков был невиданный гнев Богов, а в довершении всего сотряслась земля, и главный храм Ахасбада рухнул, погребя под обломками сотни молившихся людей. И Архиерей также пал жертвой страшного солнца, ибо он стоял на балконе своей обители, и горячий ветер, поднявший настоящую песчаную бурю, содрал с его тела всю кожу до самых костей…

…Но, что это… железное чудовище охваченное пламенем низвергается с небес на нас! Какое дикое божество могло породить подобный кошмар? Где же наши Боги… почему они молчат?

 

 

В пламя, кровь и гибель, в смрад горящих тел,

Врезался корабль из надзвездных сфер,

Огненной стрелою небо разрубив,

Храмы и дворцы, в пепел превратив.

 

О, страшный рассвет, в свете звездных огней,

Расплавленный ливень и крики людей,

Стенают жрецы… но город исчез,

В огненной буре сошедшей с небес.

 

[звездочет Альдорила:]

…Да, это случилось… Звездный корабль из мифического Йякана, охваченный огнем, пал на заповедный Ахасбад. Большая часть города погибла в пламени невиданного взрыва, расплавившего и изуродовавшего сам корабль. Неведомо, какую магию или технологию применил Азарг Кун, но несомненно, именно он стал причиной гибели города Семи Дворцов и корабля из Йякана…

И когда пламя слегка утихло, инфернальная армия Вурдагора вошла в обезображенный город. Никто не встал у нее на пути, ибо никого из защитников не осталось в живых, а если и остались, то не могли держать в руках оружие, ибо были обожжены и ослеплены.

[безымянный хронист Ахасбада:]

…Стигматы космического ужаса… сублимация внезвездного, всегалактического кошмара… откуда возникли эти отвратные существа. Какая бездна породила их… Наши учителя обманывали нас, говоря о медитации и единстве с бесконечной Вселенной. Вселенная безмерно враждебна нам, Смертным и не может быть с нами в единстве…

Они вошли в город со всех сторон, огромные, многорукие, многоногие… полу-люди – полу-газ… желеобразные, бесформенные отродья из черной, переливающейся слизи… Они разрывают на куски уцелевших горожан не щадя ни стариков, ни грудных детей…

[звездочет Альдорила:]

Нет… нет… Азарг Кун как никогда близок к завершению своего ужасного плана. Его чудовища окружили звездолет с Йякана и пытаются войти внутрь… Так вот как Ахасбад был связан с Кометой и Вурдагором… Но каким образом Азарг Кун знал все это заранее?

 

 

Древний звездный ужас, в Ахасбад вступил,

У оставшихся в живых драться нету сил…

С неба льется ливень из желчи и огня,

Нет преграды на пути космического зла.

 

Культисты Вурдагора в звездолет вошли,

Мрак внутри и пламя, и стены все в крови…

Нет ни знака жизни, все мертво кругом,

Но тут из тьмы кромешной раздался тихий стон…

 

На полу среди обломков демоны нашли,

Девушку-илкани со сказочной земли…

О, блеск зари Йякана, средь боли и кошмара,

Луч света, что пожрала бессолнечная мгла…

Киани, на свою беду ты была жива…

 

[звездочет Альдорила:]

Да… Киани, одна из созданий Ангела Смерти, не погибла при падении звездолета. И живой, она была доставлена в Вурдагор…

 

Ангел Йякана.

 

[звездочет Альдорила:]

…Вурдагор… Цитадель лорда Забвения… Только кровь и ужас смогут описать ту трагедию, что разыгралась там…

 

1.

 

В

бывшем тронном зале Тог-Шогога мертвенным светом горят бледно-голубые факелы. Отблески их пламени пробегают по граням алмазного трона, на котором сидит Азарг Кун. Перед ним, на трех железных балках распята Киани. Ее черная шерсть вся пропитана кровью, руки и ноги прикручены к балкам проволокой, усаженной иззубренными лезвиями.

[Азарг Кун:]

Три осколка Аестера навсегда в моих руках. Ты, Киани, откроешь мне Третий Портал – Врата Сохтота. Не сопротивляйся, и я сделаю тебя Королевой Забвения! Я брошу к твоим ногам всю эту Вселенную… Что есть этот мир, по сравнению с безбрежной Нижней Пустотой, где царит в средоточии бесформенного мрака Владыка Ур’Ксулт? Ты поймешь это, если присоединишься ко мне.

[Киани:]

Может быть я и согласилась бы, не будь моим создателем Селкер…

(Азарг Кун подходит ближе к распятой на железных балках Киани и длинными ледяными когтями на правой руке отрывает кусок ее плеча. Киани вскрикивает, едва не теряя сознание).

[Азарг Кун:]

Я был древним, когда траг’гоны еще были протоплазменной слизью. Не смей упоминать имя последнего из них в моем присутствии…

[Киани:]

Конечно… Ведь этот последний из траг’гонов сумел замуровать тебя в склепах под Арактой. Ты даже открыть ворота к себе в бездну не можешь без помощи его созданий. Настолько ли велик твой Ур’Ксулт? Настолько ли сильно Забвение?

(Когти земного воплощения Султана Забытых Древних вонзаются в бока пленницы. Одним рывком Азарг Кун вырывает у Киани два ребра. Крик Киани отдается эхом в пустынных черных залах страшной крепости.)

[Азарг Кун:]

Ты явно не понимаешь, что у тебя нет выбора… Я могу разорвать тебя на части и собрать вновь. А потом снова разорвать… Ты в Забвении, и тебя никто не помнит там, в Йякане. Тебе не придет на помощь даже твой Творец. Здесь я – Властелин и Повелитель.

[Киани:]

Я не могу причинить вреда никому из моих сородичей. Этот закон установил сам Селкер и мы не можем его нарушить… Даже если бы я хотела открыть Врата Сохтота, то не смогла бы этого сделать из-за этого закона. Ты зря теряешь время… В этом законе и скрывается замкнутый круг. Вторая Война Ипостасей неизменно повлечет за собой жертвы среди нас, Илкани, или среди других рас, созданных Ангелом Смерти. Только мы можем открыть Врата, и только мы просто не в состоянии это сделать.

(Азарг Кун недвижно сидит на своем троне. Десятки черных теней корчатся вокруг него. Он делает знак стражам, и те отвязывают Киани. Делает второй знак и ее уносят куда-то в ледяные катакомбы Вурдагора)

[Азарг Кун:]

Проклятый Селкер… Так вот где ты поставил свою ловушку. Что же… Если ни одно из твоих созданий не способно открыть Портал Сохтота, быть может это сможет сделать мое создание?

(Властелин Вурдагора поднимается с трона и спускается в сумрачные и холодные кристальные пещеры, ведущие в глубочайшие Склепы Скрена, дольние пределы Мироздания и в Преддверие К’Лаана – Нарат-Даг.)

 

2.

 

Шесть синих свечей освещают пещеру, шесть стражей у входа стоят.

Священники культа из Ак’Нар-Гуна неспешно готовят какой-то обряд…

Гранитные скалы, пещерная тьма, свидетели страшных страданий

И вековой слой льда на полу, растаял от крови Киани…

 

Лязгают цепи и тлеют угли, и Черный Владыка смеется:

«Селкера закон не обойти, путь один у меня остается.

Ты не откроешь Третьи Врата, но все же мне сможешь помочь…

Порталы Сохтота не для тебя, их откроет наш сын или дочь…»

 

 

[звездочет Альдорила:]

Видения, ужасней которых я еще не видел, посещают меня каждую ночь… Видимо, Вселенной угодно, что бы кто-то сохранил летопись этого непередаваемого безумия…

…Киани… изуродованная палачами Азарга Куна, прикованная к обломку гранитной скалы, стала жертвой полужидких медуз из К’Лаана, Омерзений, призванных Властелином Вурдагора из недр Нааргаля и аморфных гигантов с черных, мертвых звезд Внешней Вселенной…

 

…Азарг Кун медленно подходит к своей пленнице. Она уже без сознания и не может видеть его. Черный Владыка сбрасывает с себя балахон и черную робу. Лишь руки и лицо у него человеческие. Остальное тело – это отвратительный живой мрак, в котором извиваются сотни слепых черных пиявок. Из складок разумной тьмы показываются кошмарные лица, зыбкие, чудовищные формы безымянных дьяволов Нижних Пустот. Пиявки вытягиваются в сторону Киани и вгрызаются в ее тело…

[Азарг Кун:]

Уже очень скоро, рожденный тобой Наследник Ур’Ксулта откроет Портал Сохтота. И ты никогда не причинишь вред нашему ребенку, ведь в нем тоже будет течь кровь трагонидов… Он станет моим… навеки…

 

3.

 

…И он был рожден в крови и кошмаре, вдали от солнца и звезд,

Сын Киани из Йякана и исчадия Внешних Пустот…

Аэрон содрогнется и вздрогнет К’Лаан,

Звездный цикл теперь завершен…

Надежда для всех, или новый тиран,

Слиянием миров порожден….

 

[звездочет Альдорила:]

…Ни один пергамент не может снести того, что видел я в последние годы. Возможно, я тронулся рассудком, но я должен продолжать записывать эту чудовищную хронику…

…Итак, едва родившись, Эро, сын Киани, был отнят у нее Азаргом Куном. Черный Властелин не хотел, что бы влияние матери – илкани было сильнее, нежели его собственное. Семнадцать лет Эро провел в железной клетке, где Красный Патриарх Ак’Нар-Гуна обучал его древнему знанию Бездн. На глазах Эро непрерывно пытали и калечили десятки людей – мужчин, стариков, женщин и детей… За малейшее неповиновение, Эро сам оказывался на их месте. Азарг Кун наблюдал за этим, черпая новые силы от боли собственного сына… Но он все чаще замечал, что поведение Эро и его мировоззрение вступают в противоречие с канонами Черного Режима… Если верить Кодексу Д’Хол, все создания Ангела Смерти развиваются до двадцати лет, позднее переставая стареть и обретая вечную жизнь. В двадцать лет Эро стал таким же как и его сородичи, Илкани – ловким и быстрым, с гибким изящным телом и сильными, но стройными лапами… Вот только он был немного выше и массивнее любого из илкани. От матери он унаследовал иссиня-черную, гладкую шерсть и изумрудно-зеленые глаза, а от кого-то, но уж точно не от отца, блестящую серебристую гриву. Лишь в глазах, часто можно было увидеть бездонную пустоту. Азарг Кун видел, что Эро растет как Илкани, не показывая ни признака родства с Внешней Тьмой, но ничего не мог с этим поделать… Несколько раз Азарг Кун просил Эро открыть Третьи Врата, но илкани отвечал отказом. И тогда Лорд Забвения решил отыскать иной путь…

...и этот страшный день пришел. Азарг Кун приказал привести из карцера Киани и впервые за двадцать лет оставил Эро наедине с ней. Он ожидал, что Эро не узнает свою мать, и в лучшем случае просто отречется от нее. Но Черный Владыка обманулся и здесь.

 

[Азарг Кун:]

Ты не пошел по пути моего Ордена, Эро, но мне это и не нужно! Открой мне Портал Сохтота, и я отпущу вас обоих на свободу.

[Киани:]

Ты ведь знаешь, чем грозит это. Эро, не делай этого. Это исчадие Нааргаля все равно не освободит нас.

[Азарг Кун:]

Ты… полу – илкани, полу – демон. В твоих венах течет кровь Забвения. Ты один из нас. Селкер никогда не примет тебя в Йякане, твой дом здесь, в Вурдагоре! Ты принц К’Лаана, помни это. Только потому что ты мой сын я до сих пор разговариваю с тобой так…

(Эро не отвечает. Он смотрит на Киани, обессиленную, измученную постоянными пытками, не прекращавшимися все двадцать лет… и на Азарга Куна спускающегося к ним по ступеням трона. На бледном лице Лорда Забвения, покрытом тонкой коркой вечного льда играет кривая усмешка.)

Я могу прекратить все это. И Забвение может быть милосердным. Открой мне Врата К’Лаана и я в одно мгновение остановлю всю эту боль.

 

[звездочет Альдорила:]

…Азарг Кун подходит совсем близко, и… да, в этот момент Эро наносит удар, рассекая своими когтями лицо Хозяина Забвения. Эро может причинить вред Азаргу Куну, ибо в нем тоже есть часть силы Внешних Сфер… Но если подобный удар убил бы человека, то земное воплощение Ур’Ксулта лишь отбрасывает к ступеням трона. Из ран Азарга Куна не течет кровь, но влажно поблескивающими змеями выползают отвратительные черные щупальца…

 

…Стражи Черного Владыки бросаются на Эро, но он без видимых усилий убивает их одного за другим. Сначала когтями, а затем подобранным мечом. На пути Эро встает Красный Патриарх Ак’Нар-Гуна, но илкани отшвыривает его в сторону, словно куклу. Бурля и хлюпая, аморфная масса растекается из-под красного балахона и хныча старается уползти в темноту залов Вурдагора…

 

[Эро:]

Я волен, уйти отсюда тогда, когда захочу сам. И увести с собой свою мать. Ты не остановишь меня, Ур’Ксулт, в каком бы обличии ты не был. Мне твой Портал не нужен, а открыть его ты меня не заставишь.

[Азарг Кун:]

Слишком поспешные слова, Эро. Я был к тебе настолько добр, насколько мог… нет, не ласков, но добр. Ты сам избрал свою судьбу. Только время покажет, кто был прав…

 

…Словно сверхновая звезда, сноп черного пламени вспыхивает в тронном зале Вурдагора, сотни липких щупалец оплетают Эро и прижимают его к стене, ломая кости. Из волн черного огня выходит Азарг Кун. Он останавливается возле двух илкани. Усмешки больше нет на его рассеченном когтями Эро лице.

 

[Азарг Кун:]

Как глупо с твоей стороны, Эро. Я предлагал тебе сладкое Забвение, но теперь пустоты Внешних Сфер содрогнуться от эха твоей боли. Ты откроешь мне Портал Сохтота, ибо второй Неназываемый Час давным-давно был предсказан, а от этого Пророчества, в отличии от всех остальных, невозможно укрыться. Твоя судьба давно предрешена за тебя. Стоило ли предавать меня? Увы, я не могу отдать тебя на растерзание лярвам и Омерзениям, что множатся в недрах планеты-трупа К’Сайн, но я превращу твою жизнь здесь в бесконечное страдание и бескрайний океан мучений…

 

[Эро:]

Зачем тебе Портал Сохтота, отец? Зачем тебе вообще нужна чужая Вселенная? Твоей черной крови нет во мне… и я не могу понять зачем ты делаешь все это.

[Азарг Кун:]

Ты наш, Эро. Все равно, ты – частица Забвения. Хочешь ты этого или нет. А Забвение должно прийти сюда, рано или поздно. Так пусть это случится как можно раньше…

(Лорд Вурдагора поворачивается к прислонившейся к стене Киани)

…А вот ты мне больше не нужна…

 

[звездочет Альдорила:]

…ужасное видение пронзает мои сны… Бездонная пропасть, освещенная холодным светом монолитов Аракты. На дне этой пропасти бурлит черное, вязкое месиво. Я не знаю точно, что обитает в этой трясине, но вижу омерзительные белесые тела похожих на червей существ, плавающих в этой трупной гнили. С одной стороны узкой расселины стоит гранитная плита, к которой громадными скобами прибит Эро. Он жив, но не может пошевелиться. Рядом стоит Азарг Кун… А с другой стороны пропасти твари К’Лаана подкатывают дыбу с привязанной Киани… Я не могу поверить, что некогда, Азарг Кун был обычным человеком, хоть и занимавшимся черной, запретной магией… Ни один человек не может спокойно смотреть на происходящее…

 

4.

 

Над пиком Аракты мерцают зарницы,

Их блеск отдается дрожью во льдах.

Ангел Йякана, ты сделал свой выбор,

И падшей звездою вновь канул во мрак.

 

О, ветер священный с йяканской земли,

Сердцам обреченных тепло подари.

Еще не погасла надежды свеча,

Взлетит над тираном топор палача…

 

Пока же всесилен Забвения царь,

С мечтой о войне, проигранной встарь.

И ночь извечна на земле,

Судьба всех нас лежит во мгле…

 

[звездочет Альдорила:]

…Ни слова, ни мысли не способны передать всю дикую, невообразимую, бессмысленную жестокость Азарга Куна, дорвавшегося до своих жертв. Он прекрасно знает, что все создания Селкера рано или поздно восстанавливаются, излечиваются от любых ран, даже если им отсечь руку или ногу… И поэтому он не видит смысла сдерживать себя… Палачи Властелина Вурдагора подходят к Киани и делают несколько глубоких надрезов на ее руках, ногах и теле.

 

[Азарг Кун:]

Открой Портал Сохтота, Эро. И я остановлю это представление, от которого уже даже мне стало скучно. Ты же не хочешь, что бы я продолжал экзекуцию. Тебе стоит только захотеть, что бы Печать Энергий спала с Врат, и ты получишь свободу.

 

…Но Эро слышит голос Киани, умоляющей его не делать того, что просит Азарг Кун. Он молча отворачивается от Лорда Забвения. Тогда Азарг Кун делает знак своим палачам и один из них резким движением сдирает кожу с левой руки Киани. Второй знак – и второй палач делает то же самое с правой рукой. Черный Владыка обращается к Эро еще раз, но илкани даже не поворачивается к нему. Взгляд Эро прикован к помосту на противоположной стороне расселины, где слуги его отца на потеху легионам К’Лаана стягивают кожу с тела его матери. Киани еще жива, Азарг Кун не дает ей даже потерять сознание. На свежие раны палачи льют кипящее масло и желчь…

 

[Эро:]

Я знаю, что я один из вас, Азарг Кун, но я знаю и почему я родился таким! Я не хочу служить твоим хозяевам, будь то Ур’Ксулт, будь то сам К’Рал-Назх! Я знаю, что я наполовину порождение Внешней Тьмы… знаю слишком хорошо… И ты, Азарг Кун когда-нибудь тоже это узнаешь… Дай мне только один шанс, и я посвящу всю свою жизнь сражению с тобой… Где бы ты ни был. В отличии от Селкера, я смогу достать тебя даже в твоей бездне!

…Азарг Кун отступает от прикованного Эро. Чувство, похожее на страх проскальзывает по его лицу.

 

[Азарг Кун:]

Вот как ты заговорил. Ладно с тобой мы разберемся позже. Еще никто не смел говорить такие слова Властелину Забвения. Прими же мой ответ…

 

…По мановению руки Азарга Куна, Киани отвязывают от дыбы и подтащив к краю пропасти бросают вниз, в гиблые черные трясины Нарат-Дага, на корм отвратным белесым червям, плотоядным медузам и студенистым полипам плодящимся в Преддверии К’Лаана. Густой маслянистый поток подхватывает залитую кровью фигурку и уносит прочь, крутя в неторопливых водоворотах. Уже видны щупальца полипов, оплетающих свою жертву… Кошмарное видение исчезает лишь тогда, когда поток затягивает Киани под вечный лед Стингейских Гор…

…Навсегда…

 

 

[звездочет Альдорила:]

…Страшна судьба двух илкани попавших под власть извечного врага своих творцов… Ужасна судьба Киани, но участь постигшая ее сына была еще кошмарней. Ибо Азарг Кун обрек его на бесконечную пытку, отдав на растерзание и забавы своим слугам, и сказав, что если пытка остановится на большее время, нежели требуется для регенерации Эро своих ран, то сами палачи, станут жертвами монстров Нарат-Дага. Только открытие Врат Сохтота может остановить ужасное, не сравнимое ни с чем истязание… и сколько времени продержится Эро не ведомо никому…

 

 

…Средь гор словно миф стоит монолит,



Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 83; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 52.205.167.104 (0.016 с.)