Трайшерн. Гроза разразилась.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Трайшерн. Гроза разразилась.



 

1.

К

ак только солнце поднялось над горизонтом боевые порядки армии Делагарда пришли в движение. Двигая перед собой мантелеты пехота приближалась к стенам на расстояние выстрела. Следом подползали катапульты и осадные башни. Их обили сырыми шкурами, что бы горящие стрелы осажденных не могли их поджечь. Но мы и не собирались стрелять в них стрелами.

— К мечу! – пронесся по стене крик Лейтенанта.

— Лучникам занять позиции, - скомандовал я. – Стрелять по готовности. Катапульты зарядить!

Вражеские солдаты преодолели еще метров сто, и на них посыпались стрелы. Мантелеты не могли закрыть всех. Из башенных бойниц били многозарядные самострелы, где болты имели надрезанный кончик и разворачивались в теле словно цветок.

— Катапульты, залп! – взмахнул я рукой подавая знак.

С глухим стуком катапульты послали в наступающего врага бочонки Джареда. Почти все они взорвались над мантелетами, кося осколками пехоту. Пара мантелетов повалилась, придавив уцелевших. Еще несколько деревянных щитков разнесло в щепки. Со стороны подразделения Дуара тоже раздались глухие хлопки взрывов. Воины Делагарда замедлили движение, явно не решаясь попасть под следующий залп. Вперед двинулись только южане. Их порох не удивил. Оказавшись около рва, наемники открыли стрельбу из огромных и тяжелых штурмовых арбалетов, рассчитанных на один - два выстрела. Стрелы летели неожиданно густо и метко. На стене упал один легионер, второй, десятый… Остальным пришлось укрыться за зубцами стен, и с нашей стороны отвечали только гарнизоны башен.

Со стороны осадной армии полетели камни и стальные шары с шипами. Их катапульты подошли на расстояние выстрела, но они оказались в зоне досягаемости и для нас. Ответный залп оказался куда менее удачным нежели первый. Все больше солдат Делагарда оказывалось в мертвой зоне, почти под самыми стенами. Мы смогли уничтожить всего две или три вражеских катапульты.

— Ты бы пригнулся, что - ли, - посоветовал мне Эро. – А то из тебя мишень хорошая получается.

— Да ладно, - отмахнулся я. – Шанс, что будут метить именно в меня чрезвычайно мал. Да и нормальных стрелков здесь у врага нет.

— Ну, как знаешь.

В следующее мгновение что-то черной мелькнуло перед моими глазами, заставив меня отпрыгнуть назад. И это что-то, чуть не снесло мне голову. Я встряхнулся и огляделся. Эро стоял на том месте, где только что был я и держал в правой руке арбалетный болт.

— А все-таки пригнись, или за зубец спрячься, – повторил илкани. – Не все же мне стрелы ловить.

Видевший это Джаред восторженно ахнул. Конечно, куда уж там нашему коротышке. Никто из нас никогда не научится делать то, что делает Эро. Впрочем, к великому счастью, ни у кого из нас не будет и такой школы.

А штурм тем временем разворачивался явно не по нашему сценарию. Прорвавшись вперед, южане осыпали стены градом стрел, прикрывая остальные отряды, подносившие ко рву деревянные мосты. Легионеры отвечали чем могли, но на место павших врагов вставали новые. Неумолимо приближались и осадные башни.

— Эй, у катапульт, вы что, спите? - крикнул я.

Ответом был нестройный и жиденький залп. Пороховые заряды взорвались почти на земле, и только один ударил прямо в ближайшую башню. Взрыв разметал ее верхушку, разбросав в разные стороны солдат. И уже со стороны противника над стеной пронеслись несколько камней. Один из них ударил в парапет, а еще два упали во двор, где стояли катапульты. Тех, кому не посчастливилось оказаться на стене размазало по камням, сзади, от катапульт тоже раздался короткий крик раздавленных.

— Джаред, что ты пялишься на них? Можешь нейтрализовать башни?

— Пытаюсь. Но мне нужно время.

— У нас его почти нет. Они уже тащат лестницы. Мы не удержим стену при таком раскладе.

Перекинув мосты через ров, солдаты противника столпились под стенами, в ожидании осадных башен. На них сыпались камни и текла кипящая смола. Однако нам приходилось слишком часто менять своих людей, и из-за этого противник получал длительные передышки. С трех деревянных чудищ, нацелившихся прямо на наш участок, уже били лучники. Их огонь концентрировался на чанах со смолой и сложенных кучах булыжников. Те, кто пытался подобраться к ним погибали раньше, чем успевали бросить камень, или опрокинуть бочонок.

Наконец Джаред разродился своим огненным фейерверком. Ослепительные лучи света вонзились в идущую точно на нас башню. Она вспыхнула, не помогли даже мокрые шкуры. Изнутри донеслись отчаянные крики обреченных сгореть заживо. Многие воины не дожидаясь такой смерти прыгали вниз, ломая себе кости. Маленький колдун уже принимался за следующую башню.

— Сложно, - пожаловался он. – У них, южан, видимо колдун есть. Он все время пытается меня блокировать.

— Ладно, попробуй что-нибудь сделать, - я похлопал Джареда по плечу. – Эро, а может ты тоже присоединишься к веселью?

Илкани не ответил. Он взглянул на вторую башню, и ее вмяло в землю, словно сверху на нее наступил невидимый великан. Удар оказался такой силы, что бревна, из которых была сколочена башня превратились в труху. У Джареда глаза на лоб полезли от удивления и зависти. Но Эро еще не закончил. На зеленой траве стали образовываться черные проплешины, которые потом вспыхнули белым огнем. Этот огонь не только сжигал плоть или плавил доспехи и оружие, нет, он превращал их в пар. После него на земле не осталось даже луж застывшего металла. На крепость накатила волна жара.

— Знаешь, Джаред, в тот день, когда ты сможешь это повторить, тебя станут все бояться, - усмехнулся я.

— Иохим, в тот день я стану бояться сам себя, - пробормотал обалдевший Джаред. – Эро а может ты просто уничтожишь все осадное войско?

-— Нет, я не смогу. Даже сейчас я сделал кое-что из того, чего делать был не должен.

— Да? Но от этого зависит наша жизнь!

— Ладно, успокойся, - мне пришлось опять одернуть коротышку. – Если Эро говорит, что большего сделать не может, значит не может. И без того неплохо получилось.

На участке Дуара, Марайн, видимо догадавшийся, кто устроил армии Делагарда такую потеху, попытался сотворить нечто подобное. По сравнению с магией Эро, выглядел его удар бледно и невзрачно. Однако, магия магией, а штурм продолжался. Похоже, что время отведенное на перестрелку закончилось. На стену полетели крюки на цепях и по приставленным лестницам полезли солдаты Делагарда. Еще одно подразделение рвалось к воротам, катя перед собой таран с железным набалдашником. Я перекинул на руку щит и достал меч. Вот и настал момент истины. Я бросил взгляд на Эро, но тот в оружии не нуждался. Когти всегда были при нем. В конце концов, он мог при необходимости и подобрать меч.

Прямо передо мной за стену уцепился крюк. А спустя мгновение показалась голова в шлеме с кольчужной бородой. Показалась и сразу исчезла, сорванная с плеч ударом Эро. Я не успел спокойно вздохнуть как по цепи поднялся следующий воин, на этот раз южанин. Его лицо было скрыто оскалившейся черно-красной маской, извращавшей все человеческие черты. Я полоснул его мечом, но имперская сталь лишь бессильно скользнула по черному металлу. Южанин перемахнул через край стены и бросился на меня. Отступив в сторону на шаг, я отбил его удар и вогнал свой клинок под маску. Он упал, но на стену уже лез следующий. Пробегавший мимо легионер походя отпихнул его копьем.

Южнее нас, к стене подкатила осадная башня. Распахнулись обитые сталью двери и на парапет хлынул поток вражеских наемников. А эти противники были куда серьезнее солдат Делагарда. Они расшвыряли ополченцев как детей и сцепились с легионерами. Эро черной тенью метнулся туда. Задерживать его было глупо, да и времени не было. Поблизости от меня появилась лестница, по которой с ревом карабкались дружинники Делагарда. Первого, я сбросил со стены ударом ноги, на голову второго обрушилась «утренняя звезда» Джареда. Голова лопнула словно зрелый арбуз. Затем над парапетом показался южанин, но кто-то ухитрился всадить ему стрелу в прорезь маски. Стрела просвистела возле моего уха и над головой Джареда. Я оглянулся. У входа в башню стоял Лейтенант.

— Иохим, давай к воротам. Там совсем все хреново! – прокричал он. – За этим участком я послежу. Эро куда дел?

— Южнее, возле башни. Видел, как он им огоньку подбросил?

— Так это он? А я уж на магов наших подумал… ладно, иди к воротам.

На юге Эро удалось отбросить южан. Он пробежал по зубцам стены и прыгнул на саму башню. Стоя на перекидном мосту он просто спихивал наемников вниз, на копья толпившихся под стеной дружинников. Сам илкани вертелся волчком, ни стрела, ни меч его не задели. Кто-то кинул ему пороховой заряд с дымящимся фитилем и Эро, поймав его, бросил внутрь осадной башни. Едва он успел перебраться на стену, громыхнул взрыв, и башня развалилась, давя бревнами стоящих поблизости солдат.

Но у ворот дела действительно складывались хреново. Здесь держали оборону профессиональные части городской милиции и лучшие легионеры. Все мосты, переброшенные через ров, были устланы мертвецами, но их отпихивали в сторону, и катили к воротам таран, прикрытый сверху деревянным щитком. То и дело, стрелы или брошенные со стен камни, заставляли противника отступить, но затем он перегруппировывал силы и новые воины продолжали подвозить таран. Пробежавшись по стене и отбросив пару лестниц я оказался в главной сторожевой башне, где командовал пожилой милиционер, оказавшийся Луриусом Арсидисом.

— Где смола? – рявкнул я на всю башню.

— Нету. Закончилась, - ответил Арсидис и выругался.

— Ладно… Джаред, разбей этот чертов таран!

Но маленькому колдуну было не до этого. С десяток дружинников забрались на стену и прижали Джареда к каменной стенке башни. Коротышка отмахивался своим кистенем, но результатов не добился. Его уже пару раз зацепили, да и силы у него были на исходе.

«Проклятье… все приходится делать самому»: подумал я. Вместе с Арсидисом я выскочил на стену и поспешил на помощь к Джареду. Вставшему у нас на пути южанину, Луриус раскроил голову топором а я влетел в толпу дружинников, рубя налево и направо.

— Вовремя вы… - выдохнул Джаред. – Думал все, кранты.

— Не вешай носа. Разберись лучше с тараном. Мы прикроем.

Пока Джаред пытался сосредоточиться, мне и Луриусу пришлось защищать его от наседавших врагов. На стене все больше и больше становилось южан. Мечи практически не брали их черные доспехи, разукрашенные причудливым и пугающим красным орнаментом. Приходилось бить только в сочленения на руках, животе и в горло. К счастью, возился Джаред недолго. Под стеной что-то хлопнуло, а спустя всего пару секунд таран взорвался. Вверх взметнулся столб земли вперемешку с частями тел.

— Поберегись! – пронеслось по стене.

Громадный булыжник пущенный вражеской катапультой ударил в главную охранную башню, и она обвалилась, погребя под обломками несколько десятков человек.

— Укрепляйте ворота! – скомандовал Арсидис своим милиционерам. – Они подведут резерв и повторят попытку!

Под нами, у ворот стоял полк элитной городской стражи. Они соорудили целых шесть баррикад и прочно заколотили ворота дубовыми досками. А теперь еще и ополченцы волокли к воротам сосновый брус длинной метров десять, собираясь подпереть им створки. Следующий камень из катапульты попал в них, впечатав человеческие тела в булыжную мостовую. Тем, кто стоял сзади, упавший брус раздавил ноги.

— Надо покончить с катапультами, - констатировал я очевидную вещь. – Луриус, есть другие выходы из города?

— Зачем?

— Хочу сходить на вылазку. Взять человек сто и пройтись по тылам. Иначе катапульты не дадут нам спокойной жизни.

— Самоубийство.

— С двумя колдунами? Сомневаюсь.

— Выход есть. Только через порт и океанское побережье. Но к западу находится квартал бедноты, а он горит со вчерашнего дня. А на востоке – южане. Пока вы доберетесь до порта, нас тут перебьют.

— Ладно, придется поискать иной путь.

На участке Дуара катапульт не было. Видимо они все сконцентрировались у ворот. Однако свою стену Дуар удерживал с трудом. У него было вдвое меньше народа нежели здесь. И бой там шел куда напряженнее. Кстати, может быть Эро сможет остановить бомбардировку камнями?

И я бросился искать своего илкани. Нашел я его неподалеку от нашей прежней дислокации. Он отказался от когтей и сжимал в каждой руке по черному мечу южан. И как он ими орудовал, просто загляденье. Рядом с ним дрался Лейтенант и еще с десяток легионеров, к которым Эро практически не подпускал врагов. Илкани не только парировал удары мечей, но успевал и отбивать стрелы. При этом, было незаметно, что бы Эро чувствовал усталость. Вот уж за эту секцию стены я не волновался.

— Эро, ты мне нужен, - я кое-как добрался до него прорубившись через толпу вояк Делагарда. – Ты можешь уничтожить катапульты?

— Если вы мне поможете, - ответил Эро. – Прикажи лучникам дать залп в их сторону. Даже не целясь.

— Хорошо, - Лейтенант слышал наш разговор. – Стреляйте по катапультам! Можно не целиться!

Приказ был исполнен довольно быстро. Солдатам очень надоели сыплющиеся на голову камни. Едва стрелы взлетели вверх, как их охватило пламя. Оно росло и разгоралось все ярче. В сторону катапульт летели уже не стрелы, а маленькие кометы. Врезавшись в землю они лопались, разбрызгивая вокруг вязкую горящую массу. Эта масса не просто поджигала катапульты, она налипала на них и на доспехах вражеских воинов. Проплавив дыру в латах, жидкий огонь попадал внутрь, и человек жарился в своей собственной броне. Сбить такое пламя было невозможно. Честно говоря, вся магия Эро попахивала определенной долей садизма. А хотя, с его прошлым это неудивительно. Я содрогнулся от мысли, что тогда ночью Эро мог убить всех нас даже не слезая с крыши. Но почему-то не захотел. Почему? Этот вопрос, видимо, так и останется без ответа.

— Теперь им придется пользоваться стандартными средствами, - удовлетворенно сказал Лейтенант. – Осадных орудий у них не осталось, и пройдет время, прежде чем они подготовят новые.

И тут со стороны южан земля вспучилась и приливной волной понеслась на стены Трайшерна. По дороге она сшибала солдат и отбрасывала в стороны повозки. Сметя часть рва волна достигла стен и пошла вверх. Часть стены раскрошилась и обвалилась, открыв гигантскую брешь.

— Ети-и-и-ить твою… - пронеслось по стенам.

И выражение сие было как нельзя более точным. Колдун южан все-таки дал о себе знать.

— Вот, сволочи… - прорычал Лейтенант. – Надо задержать их возле пролома. Эро, Иохим, сможете?

— Не обещаю, - ответил я за нас обоих.

— Дайте мне время на перегруппировку сил. Столько времени, сколько сможете.

— Хорошо. Эро, пошли.

Я спустился вниз и присоединился к отрядам ополченцев и легионеров, бежавших в сторону обвалившейся стены. Эро опустился на четыре конечности и сопровождал нас сверху, прыгая по крышам домов.

Достигнув провала, я осознал весь масштаб разрушений. Волна земли разрушила не только сорокаметровый участок стены, но и несколько десятков домов за ней. Вода из рва растекалась вокруг, превратив землю в густую грязь. По этой грязи к нам лезли толпы озверевших солдат.

— Лучники, залп! – скомандовал я. – Остальные, рассредоточится возле домов. Арбалетчики, внутрь зданий!

Засвистели стрелы. Передние шеренги атакующих с воплями валились в грязь, но сзади, топча упавших лезли новые полки. Подошли и несколько сотен южан. Эти в грязь не лезли, а прикрывали наступление союзников стрельбой из луков. Черные стрелы наемников, на поверку оказались не деревянными а стальными, и били с силой арбалетных болтов. Нам повезло, что солдаты успели скрыться в домах или за заборами. Многие из тех, кто пренебрег этим, теперь лежали на земле. К счастью, размытая почва сдерживала наступающих, заставляя их двигаться медленнее и они становились отличными мишенями.

— Так, арбалетчикам целиться во вражеских стрелков! – отдал я новый приказ. – Не давайте им высунуться. А эту ватагу боровов мы сдержим. Кто со мной?

Ко мне присоединились порядка пятидесяти легионеров и сотня с лишним ополченцев. Наши арбалетчики отстреливали южан, а лучники продолжали сдерживать прущих через пролом дружинников Делагарда. С крыш и чердаков в них летели камни и копья – там засели городские стражи, еще вчера срочно мобилизованные герцогом.

— Расходимся по обе стороны улицы, - я чудом успел отбить мечом летевшую в меня стрелу. – Рано или поздно, дружинники Делагарда проберутся через грязевое болото и тогда мы ударим с двух сторон.

Солдаты бросились врассыпную, пригибаясь и прячась за стенами домов. Несколько особо медлительных ополченцев добежать до укрытий не успели. Мы приготовились к контратаке и вовремя. Нападавшие сумели выбраться из своей грязевой ванны и с победным ревом устремились внутрь города. Это они поспешили.

Почти не сговариваясь, наша команда ударила по ним с двух сторон. Вновь замелькали мечи, топоры и булавы. Неожиданность взяла свое. Прорвавшиеся дружинники Делагарда отступили, густо усеяв улицу трупами своих воинов. Погибла и пара десятков южан. Мы же снова засели в засаду, позволив нашим лучникам свободно отстреливать врагов. К счастью, легионеры на стене еще сдерживали натиск, иначе бы все огневые точки на крышах давно стали мишенью для врагов. Тут наконец подоспела подмога, которую обещал Лейтенант. На крепостной стене появились отряды панцирной пехоты Легиона. Вооруженные длинными копьями или алебардами они шли по парапету, отбрасывая на своем пути все лестницы и сталкивая со стены успевших забраться туда врагов. Впереди, размахивая громадным клеймором шел сам Лейтенант. Оказавшись на краю пролома, пехотинцы отстегнули от пояса многозарядные самострелы и обрушили на атакующих настоящий железный ливень. Отрадно заметить, что первым делом скосило южан. Только потом легионеры перенесли огонь на замешкавшихся дружинников Делагарда.

Постепенно становилось понятно, что даже при самом удачном раскладе, с такой дырой в стене город мы не удержим. Конечно, вылазка Лейтенанта ненадолго отбросила армию противника, но ради этого ему пришлось ослабить другие участки стены, где на плечи солдат взвалилась дополнительная тяжесть. Следовало серьезно подумать об отступлении в замок. Я подозревал, что ближе к ночи, командиры осадного войска не будут рассеивать силы, а перегруппируют войска, подведут из тылов свежие части, чего у нас подавно не было, и ударят точно по пролому. Конечно, защищать сорок метров куда проще чем всю стену, но и натиск врагов здесь будет куда сильнее. Всеми этими мыслями я поделился с Лейтенантом во время небольшой передышки.

— Нет, - возразил Лейтенант. – Они будут штурмовать всю стену, как и штурмовали. Но ты прав в одном, основной удар придется не на ворота, а на разлом в стене. Я вообще удивляюсь, как мы заставили их отступить.

— По-моему в этом нет ничего удивительного. Такую брешь быстро заделать мы не сможем. А вражеские командиры видят, что дела идут хорошо, так почему бы не дать солдатам отдых.

— Может быть и так. А может быть там, на равнине, что-то затевается, и противник банально тянет время.

Вернулся Эро. Вид у него был измученный. Он сел рядом с нами и признался:

— Устал я что-то. Вся эта беготня, драка, применение магии… Честно говоря, утомляет. Зачем вы, люди вообще этим всем занимаетесь? Что веселого в изничтожении друг друга не пойми ради чего?

Я и Лейтенант переглянулись. Нам нечего было на это ответить. Иногда Эро любил повозить род людской мордой по грязи, причем делал это с невинным видом, но чрезвычайно искусно. А вообще, он умел задавать прямолинейные и весьма каверзные вопросы.

— Рано мне еще в побоища ввязываться. Все тело болит. В иной ситуации я отлеживался бы где-нибудь в пещерке или в лесу, а тут помогай всяким смертным… - пожаловался илкани.

Я окинул Эро придирчивым взглядом старого лекаря. Многие раны у него снова вскрылись и кровоточили. Кусок черной материи, которым он обернулся, весь пропитался кровью и, по всей видимости, прилип к ране на бедре.

— Тебе и впрямь не мешало бы отлежаться. Просто сейчас ты этого не сделаешь.

— Я знаю… Иохим, этой ночью тварь придет за мной.

— Почему ты так думаешь?

— Я чувствую ее. Она готова начать охоту.

— Лейтенант, а ты Джареда не видел? – я смотрел на равнину, где из тыла к врагу подходили свежие войска.

— Видел. Он у себя в башне, что-то готовит. Говорит, сюрприз.

— Самогон бесплатно раздавать будет?

— Иногда, Иохим, твой сарказм вынести невозможно. С другой стороны, по мне, так хоть самогон. Не хочу что бы такая реликвия Делагарду досталась.

— Кстати, Лейтенант, мы тут с Дуаром поспорили насчет падения города… Старая, красивая традиция Легиона, ты же знаешь…

— Что, опять?! По- моему я уже говорил, что эти ставки сильно влияют на боевой дух новичков.

— Я поставил на эту ночь. А он на следующую. А ты на что поставишь?

— Если честно?

— Да. Честно.

— Ну тогда я добавляю пятьсот империалонов к твоей ставке. Но учти, проигрывать я их не хочу.

Эро смотрел на нас как на придурков. Он ничего не говорил, но на его кошачьей мордашке все и так было написано. Нет, все же он никогда не привыкнет к жизни с нами, людьми… А может быть и привыкнет. Как бы он не желал обратного, а дороги ему из этого мира нет. Да, он может смеяться, шутить, но это лишь маска, надетая на безвыходность и обреченность. И именно поэтому у него есть шанс стать одним из нас… Ведь любой солдат в Легионе так или иначе обречен.

 

2.

С вечера продолжался общий приступ. На стены взлетали новые крючья, приставлялись новые лестницы, новые и новые солдаты карабкались вверх, что бы затем упасть вниз. Ров уже запрудили тела убитых, еще больше их осталось под стенами и на парапете. Но осадная армия не ослабляла напора. И если с утра я видел в строю врага офицеров, воодушевлявших дружинников и ведущих их в бой, то сейчас офицеров было очень мало. А значит воины противника поверили в свою победу. Мы знали с самого начала, что основной удар придется на разрушенную секцию стены. Почва подсохла и теперь на пути атакующих не стояло болото из грязи. Им это было на руку. Нам – нет. Лейтенант перебросил к пролому наши лучшие силы. Было даже задействовано подразделение охранявшее герцогский замок. Командовать назначил меня и Гилрена Галиуса. А нашим командирам полагалось быть в самой гуще сражения. Мы изначально построили свой план на тактике уличного боя. Единственный минус – невозможность полностью контролировать действия разрозненных групп. Но это неудобство можно было и пережить.

С начала второго штурма, Эро постоянно терся возле меня. То ли он ждал встречи со своим проклятием, то ли просто хотел привлечь к себе внимание и показать, что ему очень плохо. Стрелы он уже не ловил, когтями не пользовался, и даже при своем умении владеть двумя мечами пропустил удар копья, которое скользнуло по его ребрам, не причинив большого вреда. Солдаты противника отчего-то Эро не боялись, хотя подозреваю, что виной этому были легенды и небылицы сочиненные про Сумеречный Легион.

— Я уже не могу помогать вам, - сказал илкани в перерыве между атаками, когда мы сидели в полуразрушенном доме. – Я и устал, и боюсь этой ночи. Мне кажется, что это существо убьет меня. В любом случае, я хочу уйти. Мне надоело становиться жертвой, а охотником я никогда не буду… Все, что меня ждет сегодня, это боль и кровь… Как всегда.

— Лейтенант сказал, что мы тебе поможем, значит поможем. Просто держись рядом, - я сомневаюсь, что мои слова могли приободрить Эро.

Сколько же может это несчастное существо платить за чужие грехи? Мы взяли на себя заботу о нем, а потому любая связь с его чудовищным прошлым должна быть разорвана. Ну, ладно, по крайней мере сейчас Эро вроде чуть успокоился…

— Опять идут! – прокричали с крыши.

Я бросился к окну. И действительно, в пролом снова перли упорные южане. Похоже, они всерьез решили переупрямить Легион. Их встретили стрелами и камнями. Но стрелы зачастую не могли пробить доспех, а мало кто из сидевших на крышах городских стражей мог попасть в прорези на маске. Я сам успел выстрелить из подвернувшегося под руку арбалета, похоже попал, но времени досматривать не было. Группу ополченцев, напавших из переулка, южане изрубили и теперь обшаривали каждый дом. Первого, кто осмелился просунуть голову в окно я насадил на копье. В соседней комнате тоже зазвенела сталь, значит наемники Делагарда лезли во все щели. Я хотел было передислоцироваться к соседям, но тут в окно влез южанин, сжимавший в каждой руке по мечу и державший в зубах кинжал. С ним пришлось повозиться, но в финале он совершил ошибку, отвлекшись на обманный выпад, и я снес ему башку. Теперь надо было проконтролировать ситуацию у соседей за стенкой. Я развернулся, но лишь для того, что бы увидеть вломившегося в комнату южанина державшего в руке взведенный арбалет. Я не сомневался, что он выстрелит. И он выстрелил…

…Я приоткрыл глаза и понял, что еще жив. Это обстоятельство меня радовало. Правда, я лежал на полу, но это уже мелочь. Южанин, стрелявший в меня, был чуть ли не размазан тонким слоем по стене. Так приложить его мог только мой драгоценный илкани. Эро действительно был здесь. Он сидел возле убитого наемника прислонившись к стенке дома. На этот раз ему не удалось бы поймать стрелу, поэтому он просто подставился под удар. И сделал он это ради меня… Ради какого-то смертного…

Арбалетный болт торчал у илкани из шеи, войдя в нее чуть выше ключиц. Эро почти не дышал и не шевелился. Я подбежал к нему, но он остановил меня.

— Не прикасайся ко мне. Будет только хуже, – илкани не говорил, а сдавленно шипел. – Рана не смертельная, хотя и тяжелая. Просто дай мне немного прийти в себя.

Но времени на это не было. В дверь дома ворвались дружинники Делагарда и южане. Отдавать им илкани я не собирался. Подхватив с пола меч и оброненный кем-то щит, я сам напал на них. Рубил, колол, прикрывался от ударов, снова рубил, отводил их выпады мечом, сам бил в ответ… Не знаю сколько это продолжалось. Наконец в комнате остался я один, стоя посреди десяти или пятнадцати мертвых тел.

Эро слабо улыбнулся:

— А тебя неплохо обучили в Легионе.

Я опять подошел к нему. Только сейчас я ощутил страшную усталость, смешавшуюся с ощущением полной беспомощности. Я был военным врачом и ничего не мог сделать для того, кто за время штурма как минимум три раза спас мою жизнь.

— Зачем ты это сделал, Эро? – я присел на колени рядом с ним. - Зачем закрыл меня от стрелы?

— А что мне оставалось делать? Снова будет больно, но я все равно не умру, а тебя бы этот южанин убил… Иохим, что случилось, того не изменить. Помоги мне встать. Только не трогай стрелу, а то я захлебнусь кровью. Я ее потом сам вытащу… Ладно, помогай. Что ты на меня уставился как на мертвеца? У кошек по девять жизней, а я что, исключение?

Да, он был исключением. Свои девять жизней илкани использовал давным-давно. На чем он держался сейчас, неизвестно. Я подхватил его под руку и потащил на улицу. Эро был нужен покой и отдых перед ночью. Я почти забыл о том, что с наступлением темноты неведомая тварь, выползшая из бездонных склепов под Вурдагором, начнет охоту за илкани. И штурм города этой твари не помешает.

— Ты же знал о том, что сегодня ночью тебя ждет твое проклятье? Зачем ты ослабил себя еще больше?

— Я не могу говорить, Иохим. Подожди с вопросами. Я просто спас твою жизнь, потому что пару ночей назад ты помог мне. А даже если нет. Я мог заслонить тебя от стрелы и сделал это. Или тебе хотелось обратного?

— Глядя на тебя сейчас – да.

Я дотащил Эро до одной из баррикад, где ко мне подбежал Марайн. Оказывается, Лейтенант срочно перебросил его на наш фланг, на то время, пока Джаред возится с некой адской машиной.

— Марайн, помоги ему чем можешь, – я осторожно уложил Эро на кучу сена. – И без выпендрежа. Он только что спас мне жизнь.

— Иохим, погоди… - Марайн задержал меня. – Я что-то чувствую. Здесь, под городом. Это нечто следит за нами и готово ударить. Возможно, это то самое чудовище, что убило Валенсиуса. Я, конечно, послежу за илкани, но прошу тебя, к ночи будь здесь.

— Конечно. Я сам обещал это Эро… Пожалуйста, сделай для него все возможное.

— Хорошо. Осторожнее там…

…И снова замелькали дворы, улицы, переулки. Я потерял счет коротким и яростным сшибкам с просочившимися в город дружинниками Делагарда и наемниками с юга. Легион постепенно отступал со стены, откатываясь к герцогскому замку. Не умением и не доблестью одолевали враги. Они брали нас числом, на что и рассчитывали с самого начала. Они положили на стенах тысячи воинов, но еще больше их только готовилось вступить в бой. А ведь оставался еще и маг противника, который бил редко, но крайне метко.

Трайшерн горел. Со всех сторон к побагровевшему небу ползли смрадные, черные столбы дыма. Люди, не участвовавшие в сражении – простые ремесленники или торговцы, женщины и дети, старики и старухи, все они или гибли в огне пожарищ, или спасались в порту. По главным улицам валом валила обезумевшая от ужаса толпа. Той оккупации, о которой они мечтали не предвиделось. Дружинники Делагарда уже грабили квартиры и поджигали дома. Кое-где, жители встречали захватчиков с оружием в руках, и таких людей было очень много. Я видел немало случаев, когда из окон третьего или четвертого этажа на нападавших падали шкафы и тяжелые столы, лился кипяток. Однажды, на бежавшего ко мне дружинника с крыши сбросили мраморную статую. Впрочем, участие в битве жителей Трайшерна изменить исход боя не могло. Нас оттеснили вглубь города и начались уличные бои. Часть крепостной стены удерживал только отряд Ганиэля Дуара, но и он уже начинал отступать, из опасения оказаться отрезанным от своих. Внутри города, легионеры оставляли баррикаду за баррикадой. Когда моя группа вернулась на место, где я препоручил Эро заботам нашего мага, то ничего там не нашла кроме трупов и отряда солдат Делагарда. Пришлось пробиваться вперед, однако наткнулись мы не на собратьев по оружию, а на валом валившую толпу обезумевшего от ужаса народа. Я первый вылетел на главную улицу, и только какой-то солдат успел одернуть меня:

— Командир, там смерть… Затопчут.

Над центральным трактом стоял вой и плач. Люди бежали в сторону порта, надеясь укрыться там от врагов и огня. Кто послабее падали, и их топтали те, кто напирал сзади. Горожане поддались панике, а это было самым страшным. Паника губила куда больше жизней нежели огонь. Мне было неловко от противного чувства вины. Эти люди понадеялись на нас, а мы, Сумеречный Легион, подвели их. Избегая давки, нам пришлось вновь вилять по улочкам, отмахиваясь от многочисленных врагов. Я решил следовать в район второго тракта и не прогадал. Легионеры отступили именно туда и теперь держали оборону на семи или восьми баррикадах. Марайн тоже был там. В напиравших на нас южан летели молнии и взрывающиеся сгустки зеленоватого огня.

Мой первый вопрос был о Эро. Сперва я не заметил илкани, но потом, когда Марайн ткнул пальцем куда-то в сторону, увидел своего зверька, сидевшего возле баррикады.

— Пошли в замок, Эро! – крикнул я ему. – Тебе здесь нечего делать.

Илкани встал и пошатываясь добрел до меня.

— Пошли, – кивнул он. – Закат уже близко… Эти люди, они все умрут когда зайдет солнце… Если я не остановлю эту тварь.

Эро еле шел, из-под арбалетного болта, застрявшего в горле, сочилась кровь. А он еще собирался что-то сделать с неизвестным демоном, которого не могло взять даже наше оружие. Хотя, Валенсиусу тогда удалось ранить чудовище. Возможно, не все так плохо.

Тут ворота замка распахнулись и оттуда выкатился Джаред. В руках он держал некое хитросплетение трубок и стальных шлангов, а за спиной болтались два стальных бочонка. Ради этого странного изобретения, коротышка пожертвовал своим самогонным аппаратом. Потрясающе! Знать бы еще, что эта штуковина может.

Джаред добежал до передовой баррикады, где шел самый жестокий бой. Что-то вспыхнуло и во врагов ударила струя огня. Эту струю исторгал из своих недр казалось бы безобидный агрегат маленького колдуна. Ряды южан смешались. Среди домов с криками заметались живые факелы. Я вопросительно взглянул на Эро. Илкани изобразил некое подобие улыбки:

— Твой друг, всего-навсего куда лучше знает обычные науки, нежели магию. Не будем задерживаться, отведи меня в свою комнату.

Мне ничего не оставалось, кроме как исполнить просьбу Эро. Сегодня от этого существа зависело слишком многое. Я практически тащил илкани к воротам, а позади нас гудело огненное чудо Джареда. В жилах стыла кровь от воплей горевших заживо людей. Нет, к войне никогда нельзя привыкнуть. Даже если она стала твоей профессией.

Толкнув дверь плечом, я зашел к себе в апартаменты. Эро сразу повалился на кровать и вокруг его тела стало разливаться бледно-синее свечение. В комнате сразу похолодало. Если это лечебные чары, то тогда становится понятно, почему наутро после нашей облавы илкани не было на месте ночного сражения. По сравнению с лечением, которое давали наши колдуны, воздействие магии Эро казалось фантастичным. Глубокие раны затягивались прямо на глазах, хотя и не заживали полностью. Почему-то, илкани не пользовался своими способностями постоянно, может быть, эта сила досталась ему от того, кто приходился ему отцом, и Эро из определенных принципов не желал часто к ней обращаться.

— Оставь меня, - прошипел илкани. – Но ночью обязательно вернись, желательно с подмогой. Ориентируйся на бой часов в полночь.

— А если головорезы Делагарда прорвутся в замок раньше полночи? Они доберутся и до тебя.

— Здесь и останутся. Сейчас я восстановлю силы, немного подлечусь и смогу устроить им теплую встречу. Да, Иохим, оставь нож. Попробую вырезать стрелу.

— Ни хрена себе «попробую». Может быть оставишь это дело профессионалам?

— А ты хоть раз вытаскивал стрелу из шеи? Для людей такие ранения смертельны, так что практики у тебя мало. Не спорь со мной, я знаю, что для меня лучше.

— Ну хорошо.

У меня на отдых времени не было. Звуки боя приближались, а это явный признак потери баррикад. Когда я оказался на замковой стене, то увидел подтверждение моим догадкам. Главный тракт, окруженный горящими зданиями, представлял из себя раскаленный котел, в котором жарились и мы, и дружинники Делагарда. Булыжную мостовую было не видать под грудами иссеченных и обугленных тел. Легион отошел к площади перед герцогским замком, где солдат прикрывали сидящие на башнях лучники. Задача перед арьергардом ставилась незавидная: удержать позиции, пока основные группы легионеров не отступят под защиту гранитных стен. Наши парни с этой задачей справлялись. Пока. Я прошелся по стене, ища знакомых. Наконец, в одной из башен я заметил Лейтенанта. Он топал ногами, ругался и потрясал кулаками в латных рукавицах.

— Что еще не так? – спросил я с порога.

— К порту подошли семь кораблей южан. Видимо, этого Делагард и ждал. Вот сейчас и начнется самое интересное. С наступлением темноты они ударят в полную силу. Мы тут как котята в мешке.

— Ну, кстати о кошках. Эро сказал, что этой ночью ждет от нас помощи. Тварь придет за ним прямо сюда.

— Да? Поздравляю. Но у меня нет людей! Я лишь надеюсь, что сначала это чудище перебьет наемников Делагарда. Глупая надежда.

— И что мне теперь? Пойти к илкани и сказать: извини мол, но Легион умывает руки, а ты выкарабкивайся как хочешь?

— Иохим, ты в последнее время стал оценивать события немного не так. Как офицеру, тебе цены нет, но вот на Эро у тебя явно глаз замылился. На нем свет клином не сошелся.

Да нет, сошелся! Я хотел рассказать Лейтенанту ту кошмарную легенду про Землю Кнар и чудовищное прошлое Эро, но сдержался. Неизвестно, как воспримет такие откровения Лейтенант, да и уделит ли он время мне и этим сказкам? Дел у него, видать, по самое горло.

— Короче, скажи своему илкани, что ни одно разумное существо не полезет в самую гущу сражения. Эту тварь отпугнет битва. Пусть не беспокоится.

— То есть, ты пошел на попятную? После всего того, что Эро сделал во время штурма? Даже после того, как он закрыл меня от арбалетной стрелы?

— Этого я не знал, - призн<



Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 77; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.227.97.219 (0.016 с.)