Устремление взора к месту совершения земных поклонов и проявление должного смирения во время молитвы



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Устремление взора к месту совершения земных поклонов и проявление должного смирения во время молитвы



«Он (да благословит его Аллах и приветствует) склонял свою голову во время молитвы и устремлял свой взор к земле»[152], (а) «когда он находился в Каабе, то не отводил взора от места совершения своих земных поклонов, пока не покидал её»[153]; и он сказал: «Не подобает, чтобы в Доме (Аллаха) было нечто, что отвлекало бы молящегося»[154].

«Он запрещал устремлять свои взоры к небу»[155] и настаивал на этом запрете до такой степени, что сказал: «Люди, которые устремляют свои взоры к небу во время молитвы, должны прекратить это делать, а иначе их зрение никогда не вернется к ним (в другой версии этого хадиса говорится: «а то они лишатся зрения»)»[156]. В другом хадисе сообщается: «...а когда вы совершаете молитву, не смотрите по сторонам, поскольку Аллах обращает Свой Лик к лицу Своего молящегося раба до тех пор, пока он не посмотрит в сторону»[157], и он также сказал относительно взглядов (бросаемых молящимся человеком) по сторонам: «Это (не что иное, как кража) шайтана, похищающего нечто из молитвы раба (Аллаха)»[158].

Он (да благословит его Аллах и приветствует) также сказал: «Аллах не перестает смотреть на Своего раба во время молитвы до тех пор, пока он не посмотрит в сторону, а когда он отворачивает свое лицо, Аллах отворачивается от него»[159], (и) он «запретил три вещи: клевать носом как петух, сидеть как собака[160] и вертеть головой как лисица»[161]; он также говорил: «Совершайте так свою прощальную (т.е. словно последнюю в жизни. - Прим. перев.) молитву, как будто вы видите Его (перед собой), а даже если вы и не видите Его (перед собой), то Он поистине видит вас»[162]; и «Для любого мусульманина, который с наступлением времени обязательной молитвы должным образом совершит омовение, (а во время молитвы) будет проявлять должное смирение и правильно совершит все поклоны, (эта) молитва непременно послужит искуплением совершенных до него грехов, если не было (среди них ни одного) тяжкого, и так будет всегда»[163].

Однажды он (да благословит его Аллах и приветствует) совершал молитву в хамиса (шерстяной одежде с узорами. - Прим. перев.), и взгляд его упал на эти узоры. Закончив молиться, он сказал: «Отнесите эту мою одежду Абу Джахму и принесите мне его анбиджанийу (одежду из грубой ткани без узоров - Прим. автора), ибо она (т.е. хамиса) отвлекла меня от моей молитвы! (в другой версии этого хадиса сообщается: «...ибо я посмотрел на её узоры, и она чуть было не ввела меня в искушение»)»[164].

Также «у ‘Аиши была тонкая шерстяная занавеска с узорами, которой она отгораживала часть своего дома, и (однажды) Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) сказал: «Убери» отсюда эту твою занавеску, ибо поистине её изображения всё время стоят у меня перед глазами (т.е. отвлекают меня) во время молитвы!»[165].

Он также говорил: «Не следует совершать молитву, если еда уже подана, или если молящийся испытывает необходимость удовлетворить большую или малую нужду»[166].

Слова обращения к Аллаху с мольбой в начале молитвы (ду‘а аль-истифтах)

Затем он (да благословит его Аллах и приветствует) начинал чтение (молитвы) с произнесения многих различных ду‘а, обращенных к Аллаху, в которых он восхвалял Всевышнего Аллаха, прославлял и превозносил Его. На самом деле он велел так же поступать и «человеку, который плохо помолился», сказав ему: «Молитва человека не будет полной до тех пор, пока он не скажет такбир, не восхвалит Всеславного и Всесильного Аллаха и не возвеличит Его, (а затем) не прочтет из Корана столько, сколько ему не составит труда...»[167].

Он обращался к Аллаху с любыми мольбами (ду‘а), которые приведены ниже:

1. Аллахумма, ба‘ид байни ва байна хатайайа кя-ма ба‘адта байна-ль-машрики ва-ль-магриби, Аллахумма, наккы-ни мин хатайайа кя-ма йунакка-с-суабу-ль-абйаду мин ад-данаси, Аллахумма, гсиль-ни мин хатайайа би-с-сальджи, ва-ль-ма‘и, ва-ль-барад.

«О Аллах, удали меня от прегрешений моих, как удалил Ты восток от запада. О Аллах, очисти меня от прегрешений моих, как очищают белую одежду от грязи. О Аллах, омой меня от прегрешений моих снегом, водой и градом».

Он (да благословит его Аллах и приветствует) произносил эту мольбу во время совершения обязательных молитв[168].

2. Ваджжахту ваджхийа ли-ллязи фатара-с-самавати ва-ль-арда ханифан [муслиман], ва ма ана мин-аль-мушрикин. Инна саляти, ва нусуки, ва махйайа ва мамати ли-Лляхи Рабби-ль-‘Алямин, ля шарикя ля-ху, ва би заликя умирту ва ана аввалюль муслимин. Аллахумма, Анта-ль-Малику, ля иляха илля Анта, субхана-кя ва бихамди-кя. Анта рабби ва ана ‘абду-кя. Залямту нафси ва-‘тарафту би-занби, фа-гфир ли занби джами‘ан, инна-ху ля йагфиру-з-зунуба илля Анта, ва-хдини ли-ахсани-ль-ахляки, ля йахди-ли-ахсани-ха илля Анта, ва-сриф ‘ан-ни сайиа-ха ля йасрифу ‘ан-ни сайиа-ха илля Анта. Ляббай-кя ва са‘дай-кя, ва-ль хайру куллю-ху фи-йадай-кя, ва шарру ляйса иляй-кя, [валь махдиййу ман хадайта, ана би-кя ва иляй-кя, ля манджа ва ля мальджа’а мин-кя илля иляй-кя], табаракта ва та‘аляйта, астагфиру-кя ва атубу иляй-кя.

«Будучи ханифом[169] [мусульманином], я обратил свое лицо к Тому, Кто создал небеса и землю, и не отношусь к многобожникам. Поистине, моя молитва, мое жертвоприношение, моя жизнь и моя смерть принадлежат Аллаху, Господу миров, у Которого нет сотоварища. Это мне было велено, и я - первый из числа мусульман[170]. О Аллах! Ты - Царь, нет бога, кроме Тебя [слава Тебе и хвала Тебе], Ты - Господь мой, а я - раб Твой[171]. Я сам себя обидел и признал свой грех, так прости же все мои грехи, поистине, никто не прощает грехов, кроме Тебя. Укажи мне путь к наилучшим нравственным качествам, ибо никто, кроме Тебя, не направит к ним, и лиши меня дурных качеств, ибо никто не избавит меня от них, кроме Тебя! Вот я перед Тобой и счастлив служить Тебе[172]; Всё благо в деснице Твоей, а зло - не от Тебя[173]; [и идет по истинному пути тут, кого Ты направил; все, что я делаю, делается благодаря Тебе, и к Тебе я вернусь, нет спасения и нет убежища от Тебя, кроме обращения к Тебе] Ты - Всеблагой и Всевышний, и я прошу у Тебя прощения и приношу Тебе свое покаяние!»

Он произносил эту мольбу в обязательных и дополнительных молитвах[174].

3. Та же мольба, что и № 2, но без слов:

«Анта рабби ва ана ‘абду-кя...» («Ты - Господь мой, а я - раб Твой...») и до конца, однако с добавлением следующих слов:

Аллахумма, Анта-ль-Малику ля иляха илля Антав, субхана-кя ва бихамди-кя.

О Аллах! Ты - Царь, нет бога, кроме Тебя, слава Тебе и Хвала Тебе![175].

4. Та же мольба, что и № 2, но до слов: «...ва ана аввалюль муслимин» («... и я - первый из числа мусульман») и с добавлением следующих слов:

Аллахумма, хдини ли ахсани-ль-ахляки, ва ахсани-ль-а‘мали, ля йахди ли ахсани-ха илля Анта, вакыни саййи’и-ль-ахляки, ва-ль-а‘мали, ля йакый саййиа-ха илля Анта.

«О Аллах! Приведи меня к наилучшим нравственным качествам и к наилучшим делам, к которым никто не может привести, кроме Тебя; и убереги меня от дурных нравственных качеств и дурных дел, от которых никто не сможет уберечь, кроме Тебя!»[176].

5. Субхана-кя, Аллахумма, ва бихамди-кя, ва табаракя-исму-кя ва та‘аля джадду-кя ва ля иляха гайру-кя.

«Слава[177] Тебе, о Аллах, и хвала[178] Тебе, благословенно[179] Имя Твое, превыше всего величие[180] Твоё, и нет бога, кроме Тебя!»[181]

И он (да благословит его Аллах и приветствует) также говорил: «Поистине, наиболее любимыми словами у Аллаха, произносимыми Его рабом, являются:

«Слава Аллаху» (субхана Ллах)»[182].

6. Читая ту же мольбу (что № 5) в дополнительной добровольной ночной молитве, он (да благословит его Аллах и приветствует) добавлял:

Ля иляха илля-Ллах - 3 раза, и Аллаху акбар кябиран - 3 раза

«Нет бога, кроме Аллаха» (3 раза) и «Аллах Велик много раз!» (3 раза)

7. Аллаху акбару кябиран, ва-ль-хамду ли-Лляхи кясиран, ва субхана-Ллахи букратан ва асылян.

«Аллах Велик намного (более велик, чем всё остальное), многая хвала Аллаху, слава Аллаху утром и вечером!»

Один из сподвижников Пророка (да благословит его Аллах и приветствует) начал свою молитву этими словами, на что Посланник (да благословит его Аллах и приветствует) сказал: «Как прекрасна (эта мольба), ибо из-за неё открылись небесные врата»[183].

8. Альхамду ли-Лляхи, хамдан кясиран, таййибан, мубаракан фи-хи

«Хвала Аллаху, хвала многая, благая и благословенная!»

Этими словами начал молиться другой сподвижник, на что Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) сказал: «Я увидел, как двенадцать ангелов подхватили эти слова, опережая друг друга»[184].

9. Аллахумма, ля-кя-ль-хамду, Анта нуру-с-самавати ва-ль-арди ва ман фи-хим, ва-ля-кя-ль-хамду, Анта каййиму-с-самавати ва-ль-арди ва ман фи-хинна, [ва ля-кя-ль-хамду, Анта малику-с-самавати ва-ль-арди ва ман фи-хим], ва ля-кя-ль-хамду, Анта-ль-Хакку ва ва‘ду-кя-хакку, ва каулю-кя-хакку, ва ликау-кя-хакку, ва-ль-джаннату хаккун, ва-н-нару хаккун, ва-с-са‘ату хаккун, ва-н-набиййуна хаккун, ва Мухаммадун хаккун, Аллахумма, ля-кя аслямту, ва‘аляй-кя таваккальту, ва би-кя аманту, ва иляй-кя анабту, ва би-кя хасамту, ва иляй-кя хакямту, [Анта рабба-на ва иляй-кя-ль-масыру, фа-гфир ли ма каддамту, ва ма аххарту, ва ма асрарту, ва ма а‘лянту], [ва ма Анта а‘ляму би-хи минни] Анта-ль-Мукаддиму ва Анта-ль-Муаххыру [Анта иляхи], ля иляха илля Анта.

«О Аллах, хвала Тебе, Ты - Свет[185] небес и земли и тех, кто там обитает. Хвала тебе! Ты - Хранитель[186] небес и земли, и тех, кто там обитает. [Хвала Тебе! Ты - Царь небес, земли и тех, кто там обитает.] Хвала Тебе, Ты - Истина, и Твое обещание - Истина, и Слово Твое - Истина, и встреча с Тобой - Истина, и Рай - Истина, и Огонь - Истина, и Час этот (т.е. День Воскресения. - Прим. перев.) - Истина, и Пророки - Истина, и Мухаммад - Истина. О Аллах, Тебе я покорился, на Тебя стал уповать, в Тебя уверовал, перед Тобой раскаялся, благодаря Тебе вёл споры и к Тебе на суд обратился. [Ты - наш Господь и к Тебе возвращение (для отчёта), так прости же мне то, что я совершил прежде и что оставил на потом, что совершил тайно и что совершил явно] [и то, о чём Ты знаешь лучше меня]. Ты - Выдвигающий вперед и Ты - Отодвигающий. [Ты - мой Бог.] Нет бога, кроме Тебя»[187].

Эту мольбу он (да благословит его Аллах и приветствует) произносил во время совершения дополнительной ночной молитвы, так же как и следующую мольбу (№ 10)[188]:

10. Аллахумма, Рабба Джибраиля ва Микаиля ва Исрафиля, Фатира-с-самавати ва-ль-арди, ’Алима-ль-гайби ва-ш-шахадати, Анта тахкуму байна ’ибади-кя фи-ма кя-ну фи-хи йахталифун. Ихди-ни ли-ма-хтулифа фи-хи мин-аль-хакки би-изни-кя, инна-кя тахди ман таша’у иля сыратин мустакымин

«О Аллах, Господь Джибраила, Микаила и Исрафила, Творец небес и земли, Знающий сокровенное и явное! Ты рассудишь рабов Своих в том, в чем они расходились между собой. Приведи меня с соизволения Своего к Истине, относительно которой возникли расхождения, поистине, ведешь Ты к Прямому Пути, кого пожелаешь»[189].

11. Он (да благословит его Аллах и приветствует) по десять раз произносил каждый такбир («Аллаху акбар»), каждый тахмид («аль-хамду ли-Лляхи»), каждый тасбих («Субхана-Ллах»), каждый тахлиль («Ла илаха илля-Ллах») и каждый истигфар «Астагфиру Ллах», затем говорил 10 раз:

Аллахумма, гфир ли, ва хдини, ва рзукни, [ва ‘афини] - 10 раз.

«О Аллах! прости меня, и выведи меня на правильный путь, и даруй мне средства к существованию [и избавь меня]» (10 раз),

а затем говорил:

Аллахумма, инни а‘узу би-кя мин-ад-даййыки йаумаль-хисаб (10 раз)

«О Аллах! Я прибегаю к Твоей защите от тягот в День Расчета»[190] (10 раз).

12. Аллаху акбар, Аллаху акбар, Аллаху акбар, зуль-малякути валь-джабарути, валь-кибрийа’и валь-‘азамати

«Аллах Велик! (3 раза). Обладатель Владычества, Могущества, Величавости и Величия!»[191].


Чтение Корана

Он (да благословит его Аллах и приветствует) прибегал к защите Всевышнего Аллаха от шайтана, говоря:

А‘узу би-Лляхи мин аш-шайтан ар-раджим: мин хамзи-хи, ва нафхи-хи, ва нафси-хи

«Я прибегаю к защите Аллаха от проклятого шайтана: от его наущений (приводящих к безумию[192]), от высокомерия (которое он внушает) и (пустых, порочных) стихов»[193].

Иногда он говорил:

А‘узу би-Лляхи ссами‘и-ль ‘алими мин аш-шайтан ар-раджим: мин хамзи-хи, ва нафхи-хи, ва нафси-хи

«Я прибегаю к защите Всеслышащего и Всезнающего Аллаха от проклятого шайтана: от его наущений (приводящих к безумию), от высокомерия (которое он внушает) и (пустых, порочных) стихов»[194].

Затем он читал:

Бисми Лляхи рахмани рахим («Во Имя Аллаха Всемилостивого, Милосердного!»), но не вслух[195].

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 151; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.80.173.217 (0.007 с.)