ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Первая русско-турецкая война. 1768-1774 годы.



Османская империя, пристально следившая за событиями в Речи Посполитой, потребовала вывода оттуда русских войск. В 1768 г. Османская империя объявила войну России. В течение первых лет войны турецкие войска вынуждены был оставить Хотий, Яссы, Бухарест, Измаил и другие крепости на Дунайском театре военных действий. Необходимо особенно отметить два крупных сражения, окончившихся победой русских войск.

Первое произошло 25-26 июня 1770 г., когда русская эскадра, обогнув Европу, появилась в Средиземном море и под Чесмой одержала блистательную победу. Месяц спустя произошло сражение при Кагуле, в котором отличился талантливый полководец П.А. Румянцев: русские войска под его командованием нанесли туркам серьезное поражение. На этом военные действия России не прекратились.

Франция продолжала подталкивать Османскую империю к войне с Россией. С другой стороны, Австрия поддерживала Турцию, преследуя в этой войне свои цели, — завоевать часть Дунайских княжеств, находившихся в руках русских войск. В создавшихся условиях русское правительство вынуждено было согласиться на раздел Речи Посполитой.

Конвенция 1772 г. оформила первый раздел Речи Посполитой. Австрия захватила Галицию, к Пруссии отошли Поморье, а также часть Великой Польши. Россия получила часть Восточной Белоруссии.

Теперь уже Турция в 1772 г. согласилась вести мирные переговоры. Главным пунктом разногласий в этих переговорах был вопрос о судьбе Крыма — Османская империя отказывалась предоставить ему независимость, в то время как Россия настаивала на этом.

Военные действия возобновились. Русским войскам под командованием А.В. Суворова в июне 1774 г. удалось разгромить войска турок при Козлудже. Это вынудило противника возобновить переговоры.

10 июля 1774 г. переговоры в болгарской деревне Кючук-Кайнарджи завершились подписанием мирного договора. По этому миру к России переходили Керчь, Еникале, а также Кабарда. Одновременно она получала право строительства военно-морского флота на Черном море, ее торговые корабли могли беспрепятственно проходить через проливы.

В. О. Ключевский об итогах войны: «Предпринято было два освобождения христиан на разных европейских окраинах Турецкой империи, греков в Морее, румын в Молдавии и Валахии. От первого отказались, потому что не сумели исполнить, от второго принуждены были отказаться в угоду Австрии и кончили третьим, освободили магометан от магометан же, татар — от турок, чего не замышляли, начиная войну, и что решительно никому не было нужно, даже самим освобожденным. Крым, пройденный русскими войсками еще при императрице Анне и теперь вновь завоеванный, не стоил и одной войны, а из-за него воевали дважды».

Георгиевский трактат. 1783 год.

Из других внешнеполитических шагов России того периода следует выделить Георгиевский трактат. В 1783 г. с Восточной Грузией был заключен договор, вошедший в историю под названием "Георгиевский трактат", который укрепил позиции народов Закавказья в борьбе против иранского и османского ига.

Вторая русско-турецкая война. 1787-1791 годы.

В конце июля 1787 г. султанский двор по дипломатическим каналам потребовал права на Грузию и Крым. Не дождавшись ответа от России, Османская империя начала военные действия нападением на крепость Кинбург, однако ее попытка была отбита войсками под предводительством А.В. Суворова. В разгроме османской армии и флота большая заслуга принадлежит выдающемуся российскому полководцу А.В. Суворову, стоявшему во главе армии, и незаурядному флотоводцу Ф.Ф. Ушакову.

Год 1790-й ознаменовался двумя выдающимися победами. В конце августа была одержана морская победа над турецким флотом. Другим важным событием этого периода был штурм и взятие крепости Измаил. Эта мощная крепость с гарнизоном в 35 тыс. человек при 265 орудиях считалась неприступной. 2 декабря под Измаилом появился А.В. Суворов, на рассвете 11 декабря начался штурм и крепость была взята русскими войсками.

Победы русских войск вынудили Турцию пойти на прекращение войны и в конце декабря 1791 г. заключить мирный договор, которым подтвердилось присоединение к России Крыма и установление протектората над Грузией.

Ключевский: «Вторая война (1787—1791), победоносная и страшно дорого стоившая людьми и деньгами, кончилась тем, чем должна была кончиться первая: удержанием Крыма и завоеванием Очакова со степью до Днестра, за Россией укреплялся северный берег Черного моря».

Русское военное искусство.

При восхождении на престол Екатерина II получила армию, ориентированную на прусскую военную систему. Но, благодаря целой плеяде генералов-теоретиков армия России не превратилась в подобие прусской, а приобрела довольно-таки самобытный характер.

Новое в теории войны от полководцев Екатерины II.

Румянцев. С его точки зрения развитие русской армии после Семилетней войны приняло однобокий и уродливый характер. Армия подлежала корректировке с учётом особенностей России и её вероятных противников.

Документы: «Обряд службы» (1770 г.), «Мысль» (1777 г.), «Правила генеральные, что должны быть соблюдаемя, доколе через рекогносцирование получаемы лучшие сведения о неприятельском положении» (1773 г.).

Не собираясь полностью отказываться от линейной тактики предлагал разумно сочетать действия тяжёлой и лёгкой кавалерии. А также создавать особые гренадёрские и егерские подразделения, приученные действовать в рассыпном строю.

Потёмкин. Был настроен более радикально. Отверг европейский мундир, заменил его более удобным и дешёвым. Ориентировался на опыт войны с турками, указывал на необходимость действовать быстро и стремительно, стараться маневрировать, использовать крупные массы кавалерии как на поле боя, так и на коммуникациях противника. Использование казаков (иррегулярной конницы) в тылу неприятеля. Те же действия предлагал применять и в Европе, отрезая европейские армии от баз снабжения.

Суворов. «Наука побеждать». Избирательный подход в выборе способа действий, в зависимости от характера противника. Против турок действовать в каре, против французов – колоннами. При этом подчёркивал преимущество наступательной тактики над оборонительной.

Армия в ходе реформ приобрела своеобразный вид, отличаясь при этом высокой боеспособностью и умением решать боевые задачи любой сложности.

Полководцы Екатерины II.

Граф (c 1744) Пётр Алекса́ндрович Румя́нцев-Задуна́йский (1725-1796) - русский военный и государственный деятель, на протяжении правления Екатерины II (1761—1796) управлявший Малороссией. Во время Семилетней войны командовал взятием Кольберга. За победы над турками при Ларге, Кагуле и др., которые привели к заключению Кючук-Кайнарджийского мира, удостоен титула «Задунайский». В 1770 году получил чин генерал-фельдмаршала.

Светлейший князь (c 1776 года) Григо́рий Алекса́ндрович Потёмкин-Таври́ческий (1739-1791) - русский государственный деятель, создатель Черноморского военного флота и его первый главноначальствующий, генерал-фельдмаршал.

Руководил присоединением к России и первоначальным устройством Таврии и Крыма, где обладал колоссальными земельными наделами. Основал ряд городов, включая современные областные центры: Днепропетровск (1776 год), Херсон (1778 год), Севастополь (1783 год), Николаев (1789 год). Возвысился как фаворит (по слухам даже морганатический супруг) Екатерины II. Первый хозяин Таврического дворца в Петербурге. В 1784 году пожалован чином генерал-фельдмаршала. Фактический правитель Молдавского княжества в 1790-1791 годах.

Граф (1789), затем князь (1799) Алекса́ндр Васи́льевич Суво́ров (1730—1800) — великий русский полководец, военный теоретик, национальный герой России. Генералиссимус российских сухопутных и морских сил, генерал-фельдмаршал австрийских войск, великий маршал войск пьемонтских, кавалер всех российских орденов своего времени, вручавшихся мужчинам, а также многих иностранных военных орденов.

С 1789 года носил почётное прозвание Рымникский, а в 1799 году был возведён в достоинство князя Италийского.

Граф Алексей Григорьевич Орлов. Вскоре после восшествия Екатерины на престол получил чин генерал-майора. Как и всем братьям Орловым, участвовавшим в перевороте, именным Высочайшим указом от 22 сентября (3 октября) 1762 года генерал-майор, гвардии майор Алексей Григорьевич Орлов был возведён, с нисходящим его потомством, в графское Российской империи достоинство.

Орлов не получил хорошего образования и воспитания, он не знал иностранных языков, а его дурные манеры шокировали придворных дам. Несмотря на это, он интересовался наукой, покровительствовал М. Ломоносову и Д. И. Фонвизину, состоял в переписке с Ж. Ж. Руссо. Был одним из основателей Вольного экономического общества и первым его выборным председателем.

Не занимая формально видных должностей, Орлов долгое время оказывал сильное влияние на государственные дела. В 1768—1769 годах он разработал план военной операции против Турции в Средиземном море (Первая Архипелагская Экспедиция). В 1769 году получил командование эскадрой русского флота; за победу в Чесменском бою генерал-аншеф граф Алексей Григорьевич Орлов награждён23 сентября (4 октября) 1770 года орденом Св. Георгия 1 класса, а также получил право присоединить к фамилии своей проименование «Чесменский» и именоваться графом Орловым-Чесменским. В том же году сформировал албанское войско.

В 1772 году ездил полномочным послом в Фокшаны на мирный конгресс, но, потеряв там терпение, прервал переговоры, чем вызвал неудовольствие императрицы. Получил от императрицы Екатерины II повеление доставить в Россию княжну Тараканову, что и исполнил, притворившись её сторонником и предложив ей свою руку. По его приказу та была арестована адмиралом Грейгом в Ливорно в мае 1775 года. В 1775 году Орлов получил отставку.

Адмирал Фёдор Фёдорович Ушаков. - В ходе русско-турецкой войны 1787—1791 годов Ф. Ф. Ушаков сделал серьёзный вклад в развитие тактики парусного флота. Опираясь на совокупность принципов подготовки сил флота и военного искусства, используя накопленный тактический опыт, Ф. Ф. Ушаков без колебаний перестраивал флот в боевой порядок уже при непосредственном сближении с противником, минимизируя таким образом время тактического развёртывания. Вопреки сложившимся тактическим правилам нахождения командующего в середине боевого порядка, Ушаков смело ставил свой корабль передовым и занимал при этом опасные положения, поощряя собственным мужеством своих командиров. Его отличали быстрая оценка боевой обстановки, точный расчёт всех факторов успеха и решительная атака. В связи с этим адмирала Ф. Ф. Ушакова по праву можно считать основателем русской тактической школы в военно-морском деле.

 

43. Культура России во второй половине XVIII в. Прогрессивные тенденции и новые достижения. Выдающиеся представители русской культуры.

Особенности русской культуры. Новая экономика, новое управление, новые армия и флот нуждались в новых кадрах, в образованных, хорошо подготовленных, профессионально умелых людях — ученых, инженерах, мастерах, учителях всех уровней и рангов, врачах. Жизнь рождала потребность в неведомых ранее специальностях и специалистах, которых не знала прежняя Россия. Петр I и его реформы широко раздвинули горизонт российской жизни. Теперь, особенно во время правления Екатерины II, этот процесс еще более ускорился и расширился. Россия все дальше уходила от своей средневековой, во многом изолированной от остального мира культуры и превращалась в просвещенное европейское государство. Продолжалось активное воздействие западной культуры на российскую жизнь.

Эпоха европейского Просвещения стала для России ее собственной эпохой. Недаром современники говорили, что за несколько десятилетий XVIII в. Россия с лихвой наверстала отставание прошлых столетий.

В российской жизни коренным образом изменились духовные запросы, интересы, сформировались новые нравственные гуманистические критерии жизни. Изменилось отношение к человеку, к человеческой личности и человеческой жизни. Одновременно под влиянием просветительской гуманистической философии иным становилось отношение к целям и задачам общества, к природной среде, к месту человека в системе общества и природы.

Но на Западе просветительские тенденции развивались на основе бурного расцвета буржуазных отношений, новых явлений в политической истории Европы, в частности начал парламентаризма, кризиса абсолютных монархий. Общечеловеческие ценности, значение личности, гуманистические, нравственные нормы все увереннее преодолевали обветшалые средневековые традиции. В России те же тенденции попадали совсем в другую среду: здесь царил феодализм; абсолютизм достиг своего пика, крепостничество, неполноправность людей, сословные привилегии и ограничения являлись незыблемой основой человеческих отношений. Это приводило к острым противоречиям между еще мощным в России старым миром и новыми явлениями в культуре. И все же новое упорно пробивало себе дорогу.

В этот период Россия не отказалась, несмотря на порой бездумное заимствование у Запада, особенно в период Петра I, от своих коренных культурных достижений. Все, что имелось важного и полезного в русских традициях, все, что могло помочь России строить новую современную культуру, сохранялось. Поэтому одной из особенностей развития российской культуры в это время стал синтез (т. е. взаимопроникновение) старой русской культуры XVII в. и новых духовных веяний уже иной эпохи. Кроме того, российская культура во всех своих проявлениях становилась все более светской, т. е. освобожденной от влияния церкви. Данный процесс, начавшийся еще в прошлые века, в XVIII в. пережил подлинный взлет. В рамках единого унитарного государства культура второй половины XVIII в. все больше становится достоянием не только столичных центров, узкого слоя дворянской верхушки, но и провинции, широких слоев дворянства, городских слоев, проникает в помещичьи усадьбы, в дома городских обывателей и даже доходит до крестьянской среды. Просветительские тенденции, новые культурные явления смыкаются с народной жизнью, народными исканиями, народным творчеством.

Культура, хотя еще и сословная и недоступная в равной мере всем слоям населения, тем не менее сближала людей как общество, как нацию, что содействовало становлению национального самосознания и самоутверждения.

Лишь крепостное крестьянство являлось отверженным в этом новом наступавшем мире, но век Просвещения в России в конце концов привел

к тому, что на поверхности российской жизни к концу XVIII в. просвещенная часть российского общества, рождающаяся российская интеллигенция все громче и решительней стала ставить вопрос о судьбах российского крепостного крестьянства. Это проявлялось в различных сферах культуры — в журналистике, книжном деле, театре, живописи.

Одновременно появление новых культурных ценностей приобретало в условиях многонациональной России интернациональный характер. Культурные достижения распространялись от западных границ, от столичных центров по всей территории России и доходили, конечно, в разное время и в разной степени, и до Поволжья, и до Севера, и до Приуралья, и до сибирских просторов. Новые культурные ценности, просветительские идеи накладывались на культурные традиции и достижения других народов России. Все это делало их сопричастными к судьбе всей страны, ставшей огромной евразийской державой, раздвигало их привычные горизонты и, несмотря на глубокие социальные и национальные противоречия, постепенно подводило к тому, что они начинали ощущать себя жителями колоссальной и многонациональной державы, делало их россиянами.

Кто же являлся в России носителем новых, просветительских научных и культурных традиций? В первую очередь, конечно, дворянство. Происходило это потому, что именно дворянское государство во главе с верховной властью во второй половине XVIII в. активно приобщало Россию к передовой европейской культуре, прежде всего через дворян, дворянских детей, закрытые дворянские учебные заведения.

Наряду с русским дворянством проводниками науки и культуры России стали выходцы из-за границы. В ходе всего XVIII в. иностранцы оказывали сильнейшее влияние на становление российской цивилизации. Они участвовали в создании системы образования, стояли у истоков Академии наук, внесли огромный вклад в развитие русской архитектуры, скульптуры, живописи, театра, музыки. В большинстве своем это были талантливые и увлеченные своим делом люди, которые принесли немало пользы России, передавали русским людям свой опыт, свое мастерство.

На ряду с этим XVIII в. отмечен и тем, что все большее количество представителей разных сословий, наряду с дворянством и иностранцами, участвовали в создании новой русской светской культуры. Это были выходцы из купеческих семей, дети духовных лиц. В блестящей плеяде деятелей русской науки и культуры встречались имена талантливых представителей из среды государственных и даже крепостных крестьян.

Образование и просвещение народа. Проходили десятилетие за десятилетием, менялись государи и государыни на российском троне, но рывок, предпринятый Петром I в первой четверти XVIII в., так и остался не поддержанным в такой же мере и с такой же энергией. Народ обучался медленно.

Опираясь на открытые при Петре I учебные заведения, правители России ни шатко ни валко продолжали его дело. В основном забота проявлялась об образовании и обучении дворянских детей. В 30-е гг. открылся Сухопутный шляхетский корпус. Другими закрытыми учебными заведениями стали Артиллерийский и Инженерный шляхетские корпуса.

Появилось немало частных дворянских пансионов в Москве, Петербурге, других городах: дети в таких пансионах и жили, и учились. Одновременно в моду вошло и обучение в домашних условиях. Столичное и провинциальное дворянство приглашало в свои городские дома и сельские усадьбы учителей-иностранцев или гувернеров, как их настали называть — в основном немцев или французов. Были среди учителей и русские — знающие и грамотные люди.

При этом обучение в пансионатах и на дому нуждалось в шлифовке, в повышении подлинно профессионального и общегуманитарного уровня. Это могли дать лишь высшие учебные заведения гражданского типа. А их в стране фактически не было. Поэтому многие способные люди уезжали учиться в университеты Германии, Франции, Голландии. Порой правительство направляло за свой счет способных дворянских детей для обучения за границу.

В связи с отсутствием в России высших учебных заведений современного уровня вполне естественным шагом властей стало открытие в России сразу двух университетов. Один был основан при Петербургской Академии наук, чтобы готовить кадры будущих русских ученых. Эта цель ограничивала приток в университет тех, ĸҭо хотел получить университетское, т. е. универсальное, общее образование. К тому же поступлению в университет предшествовало обучение в академической гимназии. Преподавателями там в основном были немецкие ученые, приглашенные в Академию наук. Поэтому занятия велись на немецком языке. А это трудно давалось неподготовленным. Тем более что дворяне неохотно отдавали сюда своих детей, а дети представителей «подлых сословий» не выдерживали здешних требований. И только в 50-е гг. ситуация несколько изменилась. Появление в Академии русских профессоров, в первую очередь Михаила Васильевича Ломоносова, "переход к преподаванию на русском языке, способствовали привлечению большего числа учеников.

26 апреля 1755 г., в годовщину коронации Елизаветы Петровны, в здании бывшей Главной аптеки близ Красной площади торжественно открылся Московский университет. Стоит упомянуть, что поначалу здесь было три факультета: философский, юридический и медицинский, но на философском факультете изучали математику, механику, физику, географию, филологию. На медицинском факультете значительное место отводилось изучению химии и биологии.

Московский университет стал первым и единственным в Европе XVIII в. университетом, в котором не было богословского факультета и не преподавались богословские науки. Это было неслыханно! Новое учебное заведение России покоилось целиком на светских принципах обучения.

Университет стал первым публичным, т. е. общедоступным, учебным заведением. На лекции университетских профессоров могли приходить все желающие, его библиотека также открылась для всех «любителей чтения».

Довольно скоро появились университетские журналы и газета. Они издавались в собственной университетской типографии, но самое главное, М.В. Ломоносов, сам происходивший из простой крестьянской семьи, добился доступа в университет студентов без различия сословий. Тем более что значительная часть студентов и учеников университетской гимназии содержалась государством.

При университете была создана гимназия, которая делилась на две части: одна — для детей дворян, другая — для детей разночинцев, но и здесь 100 мест отводилось для учеников, содержащихся за казенный счет. Это делало ее достаточно демократичной.

Уже в первые десятилетия Московский университет выпустил более 300 студентов. В его гимназии в конце XVIII в. обучалось свыше 1000 учеников. Среди студентов университета в первые годы его существования числились Г.А. Потемкин, Н.И. Новиков, писатель и просветитель Денис Иванович Фонвизин, архитекторы Василий Иванович Баженов, Иван Евгеньевич Старов и другие будущие светила российского государства, науки, культуры.

Огромную роль в создании университета сыграл друг и покровитель М.В. Ломоносова фаворит Елизаветы Петровны И.И. Шувалов. Именно при его активной и заинтересованной поддержке Ломоносов осуществил свой проект организации университета. Шувалов помог создать университетскую типографию, способствовал подбору профессоров. Поддержал видный вельможа и куратор университета идею М.В. Ломоносова о его автономии.

Во второй половине XVIII в. Московский университет стал крупнейшим центром науки и просвещения в стране. При его поддержке была открыта гимназия в Казани, появились грамматики и азбуки на чувашском, грузинском и татарском языках. Наконец, Московский университет стал моделью для других университетов России (уже в начале XIX в.).

Наряду с учебными заведениями для дворянства в стране расширялась сеть духовных учебных заведений. Дети православного духовенства обучались в 66 духовных школах и семинариях. Оттуда они выходили служителями религиозного культа: дьяконами, священниками.

Постепенно развивалась и сеть общеобразовательных школ для простого народа. В послепетровское время существовали общеобразовательные школы, где срок обучения составлял от трех до пяти лет. Там учились дети государственных крестьян, ремесленников, мастеровых, солдат, матросов. Открывались и особые школы — для детей солдат, но количество таких учебных заведений было крайне незначительно. Основная масса простого населения являлась либо неграмотной, не говоря уже о началах образования, либо училась считать, писать, читать у сельского духовенства, случайных людей в городах.

В 80-е гг. XVIII в. благодаря Екатерине II, мечтавшей распространить образование на «средний» класс, в России впервые была введена система народного образования. Сначала в Петербургской губернии, а позднее еще в 25 губерниях страны открылись двухклассные и четырехклассные народные училища. Эти училища выпускали грамотных людей. Они могли работать в конторах, на предприятиях, сами обучать неграмотных. Для подготовки учителей в Петербурге открылись колледж и семинария. До конца века они подготовили более 400 учителей.

Первый шаг народного образования в России был сделан, но в сельской местности таких училищ не существовало. Огромная крестьянская масса была отрезана от образования.

Екатерина стремилась поставить систему образования на европейский уровень.

По душе, ей пришлись идеи Ивана Ивановича Бецкого (1704—1795), который, основываясь на идеях французских просветителей, представил проекты о воспитании юношества в закрытых учебных заведениях интернатного типа, чтобы создать «новую породу людей», в том числе и недворянского происхождения, с целью сгладить классовые противоречия в интересах абсолютизма. Для этого предполагалось открыть серию закрытых учебных заведений — отдельно для дворян, отдельно для купечества, отдельно для прочих обывателей. Обучение там мыслилось на основе характерных для цивилизованного мира принципов просвещения — путем убеждения, без наказаний и принуждения.

И.И. Бецкой написал уставы и регламенты ряда учебных заведений. Стоит сказать, что он отдавал предпочтение общему образованию перед специальным и ставил нравственное воспитание выше учебных успехов. Он призывал осуществлять взаимосвязь между умственным, физическим и нравственным воспитанием, считаться с индивидуальными особенностями ребенка и его возрастом.

Некоторые из закрытых учебных заведений основали в Петербурге, другие преобразовали на основании нового подхода. Под Петербургом был открыт Институт благородных девиц (Смольный институт). Отдельно в нем обучались девочки из мещанского сословия. При этом все это было каплей в море. По окончанию века даже среди дворянского сословия, особенно в провинции, большинство людей было не только необразованными, но - и неграмотными.

По окончанию XVIII в. в России в общей сложности существовало 550 учебных заведений разного вида. Из них народных училищ насчитывалось 400. Во всех этих заведениях обучались более 60 тысяч учащихся, но для огромной страны с почти 40-миллионным населением это было ничтожно мало. Количество учебных заведений в странах Европы исчислялось не сотнями, а тысячами, не считая университетов.

Частью общей системы просвещения страны стали перемены в области издательского и книжного дела. В случае если при Петре I в свет вышло 600 названий книг, то за последнюю четверть XVIII в. — уже 7500. Правительство Екатерины II разрешило частные типографии, цензурные ограничения ослабли. И в результате — бурный рост выпуска книг, журналов, газет. В крупных городах появилась читающая публика. Изменилась общая атмосфера в стране: через книги, журналы, газеты создавалось общественное мнение, началась борьба мировоззрений.

Свои журналы появились в Москве, Ярославле и даже в далеком Тобольске.

Наука. В центре российской науки оставалась, как и в прошлые годы, Академия наук с ее тремя отделениями: философским, физическим и историческим. С одной позиции, российская наука продолжала активно впитывать научные знания Европы, с другой — в муках и сложностях — развивала собственный научный потенциал. Это хорошо отражено в деятельности Академии наук. Стоит упомянуть, что поначалу членами Академии являлись лишь приглашенные из-за границы ученые. Среди них были специалисты мирового класса. С течением времени положение изменилось. Ее руководителями назначались видные вельможи, которые не вникали в научные вопросы, а всеми делами заправляли руководители академической канцелярии, люди карьерные и имеющие слабое отношение к научным исследованиям. В ходе долгих лет таким фактическим руководителем Академии был невежественный и недалекий немец Шумахер. При нем Академию покинули многие иностранные ученые, в том числе и немецкого происхождения. Настоящему дарованию трудно было пробиться в условиях постоянных склок, групповщины, фаворитизма. Лишь после воцарения Елизаветы Петровны и окончания немецкого засилья во многих сферах общественной жизни положение в Академии стало налаживаться. Двинулись вперед научные исследования, появились среди ученых русские кадры. Ведущая роль в Академии в 40—50-е гг. XVIII в. принадлежала Михаилу Васильевичу Ломоносову.

Зимой 1730 г. за санным обозом из далеких Холмогор, что расположены неподалеку от Архангельска, в Москву пришел 19-летний сын поморского крестьянина Михаил Ломоносов. Обуреваемый жаждой знаний, он поставил себе целью поступить в Славяно-греко-латинскую академию. Там с сомнением посмотрели на великовозрастного ученика, но после собеседования приняли. Стоит упомянуть, что поначалу Ломоносову было даже неловко сидеть за одним столом с юными учениками, но его способности и упорство оказались таковы, что он в ускоренном порядке прошел начальный курс обучения, оставляя более юных позади. Вместе с лучшими выпускниками крестьянский сын был направлен в университет Петербургской Академии наук. Его заметили и оценили некоторые влиятельные сподвижники Петра I." И вот его как одареннейшего студента направляют за казенный счет для обучения горному делу и металлургии в университеты Германии.

Пять лет провел он за границей и вернулся оттуда в Академию хорошо и всесторонне подготовленным специалистом. Вначале Ломоносов являлся помощником профессора физики, но его многогранный талант, универсальность знаний вели начинающего ученого вглубь других, смежных наук. Он увлекся химическими исследованиями, достиг здесь поразительных результатов и стал профессором химии и первым русским академиком.

Для русской науки Ломоносов стал целой эпохой. Кажется, не было отрасли знаний, в которую он бы не проник и где бы он не оставил свой замечательный след. Он создал первую в истории России химическую лабораторию. Ученые считают Ломоносова основоположником науки химии в России. Именно в ходе серии химических опытов он пришел к крупному открытию — сформулировал закон сохранения материи и движения. Он впервые стал внедрять физические методы в химические исследования, положил начало физической химии и прочитал в университете первый курс этой науки. Ему принадлежит разработка атомно-молекулярной теории строения вещества. Он является автором закона сохранения массы веществ. Объяснил он и явление нагревания тел: не мифический теплород, как это считалось прежде, а движение частиц тела вызывает этот процесс. Астрономы считают Ломоносова отцом своей науки. Действительно, российская астрономия начала свою жизнь с обсерватории, которую организовал Ломоносов. Именно ему принадлежит честь открытия атмосферы на планете Венера. Именно он сформулировал важное положение об однородности материи вселенной. Немало сделал Ломоносов в области геологии, минералогии, горного дела, географии. Стоит сказать, что он обосновал великую значимость для России Северного морского пути, по которому и по сей день идут корабли в северо-восточные порты страны.

М.В. Ломоносов никогда не был кабинетным ученым. Обладая живым, горячим умом, он достигал поразительных результатов во многих прикладных науках, совершил ряд открытий, имевших практическое значение для хозяйства страны, для каждого человека. Так, ему принадлежит идея громоотводов, оберегающих людей от атмосферного электричества, от молнии. Он стал основоположником отечественной научной метеорологии. Сегодняшний прогноз погоды восходит к научным наблюдениям великого ученого. Он изобрел «трубу» ночного видения, но ему не поверили, а потому не приняли ее в производство. Много трудился он в области разработок новых сортов фарфора, стекла, красок, создания мозаики, из которой выполнял великолепные картины.

Он был гением не только в области естественных наук, но и выдающимся гуманитарием. М.В. Ломоносов внес большой вклад в формирование русского литературного языка и стал автором «Российской грамматики».

Его поэтические сочинения, в частности оды в честь Елизаветы Петровны, побед русского оружия, стали образцом для многих литераторов XVIII в. Наконец, М.В. Ломоносов проявил себя как яркий историк. Его «Древняя российская история» представляет собой сочинение, наполненное гордостью за историю славянского мира. В ней он дает отпор норманистам по поводу принадлежности варягов к скандинавскому племени и доказывает, что варяги — это наши братья южно-балтийские славяне. До сих пор это положение великого русского ученого вызывает ненависть норманистов.

XVIII в. дал приращение научных знаний во многих областях благодаря усилиям других замечательных ученых.

Шагнули вперед не только геология, горно-рудные исследования, но и математика, естествознание, биология, картография, история. Так, впервые появился «Атлас Российской империи». К середине века известный государственный деятель и историк Василий Никитич Татищев создал свою «Историю Российскую». При ее написании автор использовал большое число различных источников, которые впоследствии были утрачены. Поэтому сама эта «История» является живым историческим источником.

Позднее свои труды по русской истории создали князь Михаил Михайлович Щербатов, военный деятель Иван Никитич Болтин. Появляется система в исторических знаниях. Идут поиски новых документов. Ученые обнаруживают древнейшие списки русских летописей, открывают «Слово о полку Игореве».

Философская наука активно разрабатывается в стенах Московского университета, а также на Украине в Киевско-Могилянской академии.

Зарождается и русская агрономическая наука, чему способствовало созданное при Екатерине II «Вольное экономическое общество».

Развивается в России и техническая мысль. Именно во второй половине XVIII в. Иван Иванович Ползунов изобретает на алтайских заводах свою первую в мире паровую машину, механик Академии наук Иван Петрович Кулибин создает новые механизмы, удивительные часы, предлагает проект одноарочного моста через Неву длиной почти 300 метров.

Часть этих изобретений внедрялась в жизнь, но для многих время еще не наступило, так как общий уровень российской промышленности, где основой был дармовой ручной труд, делал эти изобретения невыгодными.

Важной частью научной деятельности стали исследовательские экспедиции. Страна раскинулась, от края до края полная богатейших лесов, полноводных рек, горных хребтов, с обширным морским побережьем Ледовитого и Тихого океанов. Огромные пространства таили неисчислимые богатства. Обладание этими землями обещало замечательные перспективы. Поэтому не случайно, начиная с правления Петра 1и кончая «веком Екатерины», необозримые пространства Российской империи стали объектом пристального внимания правительства, администраторов, ученых-мореходов, геологов, картографов, землепроходцев. В случае если XVII в. был веком великих русских открытий на Востоке, то XVIII в. стал временем исследования и освоения вновь открытых и присоединенных земель. Интересовало все: пути сообщения, климат, недра, морские течения, географические очертания евразийского материка, его население.

Петербургская Академия наук оказалась центром и инициатором этих исследований.

Еще при Петре I снаряжается первая камчатская экспедиция под руководством Витуса Беринга, но первая попытка не удалась: арктические льды помешали плаванию. С 1733 по 1741 гг. Беринг и его помощник Алексей Ильич Чириков отправились в новую экспедицию.

В ходе экспедиции Беринг обнаружил пролив, отделяющий Америку от Азии. Он был назван его именем — Берингов пролив. Экспедиция открыла для мира Северо-Западную Америку. Члены экспедиции исследовали и описали берега Камчатки, Курильские и Алеутские острова, Северную Японию.

С этого времени начинается освоение русскими людьми американского континента. Пальма первенства принадлежит здесь купцу и землепроходцу Григорию Ивановичу Шелихову (1747—1795). На Аляске появляется русская фактория. Основывается русско-американская компания.

Другие экспедиции направляются в Южную Сибирь, Нижнее Поволжье, в Приуралье и на Урал, в Башкирию, на Северный Кавказ, в Крым, к озеру Байкал. Специальная исследовательская экспедиция отплывает на Аляску. Материалы этих экспедиций широко публиковались в России и за рубежом.

В последней четверти XVIII в. появляются новый атлас России, карты всей Российской империи.





Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.213.192.104 (0.018 с.)