ТОП 10:

Попытки США задушить революцию с помощью контрреволюционных сил



Одной из главных отличительных черт кубинской революции кубинской истории XIX-XX вв. была значительно большая зависимость острова от США, чем у какой-либо другой латиноамериканской страны. Приход к власти в результате победы революции в 1959 г. Ф. Кастро и его сторонников, взявших курс на политическую и экономическую независимость кубинского государства, был крайне нервозно воспринят в Вашингтоне.

Резко враждебное отношение к большинству решений правительства Ф. Кастро, последовавшие затем экономические санкции Вашингтона, отказ покупать кубинский сахар и поставлять на Кубу нефть, неоднократные требования отменить или пересмотреть те или иные постановления, касающиеся национализации имущества американских компаний на Кубе (1959-1960), с одной стороны, крайне обострили отношения, а с другой – способствовали ее сближению с Советским Союзом. Этот сложнейший период привел и к радикализации мировоззренческих принципов руководителей новой Кубы.

Президент США Д. Эйзенхауэр, говоря о «кубинском феномене», отмечал: «Уже в начале 1960 г. у администрации не было сомнения в необходимости что-то предпринимать. Вопрос состоял только в том, что, когда, и при каких обстоятельствах[A254] ». 17 марта 1960 г. он отдал приказ ЦРУ о подготовке в Гватемале воинской бригады из кубинских эмигрантов, а в конце 1960 г. при всесторонней поддержке США было начато создание так называемого «фронта борьбы против Кастро».

В кабинетах ЦРУ и Пентагона родилась операция «Плутон». Она предполагала высадку наемников на Плайя-Хирон и захват части кубинской территории; создание там марионеточного правительства, которое незамедлительно будет признано США с оказанием ему всесторонней помощи для свержения

Ф. Кастро.

Судя по тону публикаций американской прессы, имевших место 17-18 апреля 1961 г., в день начала интервенции 1500 наемников, правящие круги США нисколько не сомневались в успехе. Видимо, заготовленные заранее и санкционированные ЦРУ сообщения должны были, по замыслу их авторов, посеять панику на Кубе, убедить кубинцев безысходности их борьбы и парализовать любые попытки к сопротивлению. Эта психологическая атака выглядела следующим образом: Вашингтон, 17 апреля (Ассошиэйтед Пресс). Антикастровские силы сегодня вторглись на Кубу в трех пунктах, и главный город восточной части Кубы, Сантьяго, уже, наверное, находятся в руках сил вторжения. Милиция Кастро, а также армия и флот присоединились к высадившимся… Мехико, 17 апреля (Юнайтед Пресс Интернейшнл). Премьер-министр Ф. Кастро бежал, его брат Рауль схвачен в плен. Генерал Ласаро Карденас хлопочет о предоставлении Ф. Кастро политического убежища. Майами, 17 апреля (АП). Землевладельцы, рабочие и бойцы милиции присоединяются к силам вторжения и оказывают им помощь в освобожденной зоне, которая быстро расширяется[A255] … Это лишь малая толика абсурдной по своей сути и абсолютной лживой дезинформации. Попытки США выдать желаемое за действительное закончилось полным провалом. Наемники были разгромлены в течении 72 часов революционными вооруженными силами Кубы, которыми командовали Ф. и Р. Кастро.

Фиаско наемников на Плайя-Хирон для формирования кубинского общества нового типа. Накануне высадки, 16 апреля, в своем обращении к народу Ф. Кастро заявил: «Товарищи рабочие и крестьяне, наша революция – это социалистическая демократическая революция, обездоленных, совершенная обездоленными для обездоленных. За нее мы готовы отдать жизнь[A256] !» Это первое заявление кубинского лидера о социалистическом характере революции получило горячую поддержку практически всего народа.

В то же время в американских правительственных сферах царила, по выражению вашингтонского корреспондента французского еженедельника «Экспресс», «слепая ярость». 20 апреля, выступая в Американском обществе газетных редакторов, Дж. Кеннеди заявил: «Кубу нельзя отдавать коммунистам.

И мы не собираемся сделать это… Если страны нашего полушария не выполнят своих обязательств бороться против коммунистического проникновения извне, наше правительство без колебаний выполнит свои первейшие обязанности[A257] ». 24 апреля президент США Дж. Кеннеди взял на себя всю ответственность за интервенцию наемников. Приняв в Белом доме лидеров кубинских контрреволюционных организаций, действовавших на территории США, он высоко оценил мужество так называемой «Бригады 2506» и дал указание присутствовавшим на этой встрече ответственным лицам своей администрации для освобождения попавших в плен наемников (Эта акция была реализована в 1962 г., когда за 52 млн. долл. были выкуплены 1112 членов бригады). 30 апреля Дж. Кеннеди выступил с большой речью, посвященной в основном американо-кубинским отношениям, в которой заявил о том, что США извлекут полезный урок от недавних событий.

О своей готовности прибегнуть к помощи вооруженных сил США для свержения революционного правительства Кубы Дж. Кеннеди заявил Н.С. Хрущеву на их встрече в Вене в июне 1961 г. Постоянный представитель Кубы в ООН во время Карибского кризиса Карлос Лечуга Эвиа отмечал в своей книге: «Москва информировала Ф. Кастро о впечатлении, какое произвело на Хрущева эта встреча, и о том, что американский президент был настроен весьма воинственно, заявив советскому премьеру, что американцы решат проблему Кубы точно так же, как Советский Союз решил в 1956 г. венгерскую проблему[A258] ».

Пока вынашивались планы непосредственного военного нападения на Кубу, США прибегли к широкомасштабной экономической блокаде Острова Свободы. «Блокада, - по словам Ф. Кастро, - это

не только запрещение торговли между США и Кубой. Блокада – это экономическая война. Кроме того, это политическая война, различного рода акты, призванные усилить саботаж, подрывные действия, это – тотальная война на множестве направлений[A259] . Рассмотрим наиболее важные из них с точки зрения американской администрации.

3 февраля 1962 г. Дж. Кеннеди заявил о полном эмбарго на торговлю с Кубой. Белый дом потребовал от всех своих союзников и зависимых от американского капитала стран прекратить поставлять на Кубу даже продукты питания и медикаменты. Любое торговое судно других стран, оказавшиеся в одном из кубинских портов, заносилось американскими властями в «черный» список и ему запрещалось входить в территориальные воды США. В тот же день министр обороны США Роберт Макнамара выступил на заседании военного командования в районе Панамского канала и, в частности, сказал: «Безопасности стран этого полушария угрожает подрывная коммунистическая деятельность, осуществляемая Кубой. Мы должны быть убеждены, что командование зоны Карибского бассейна в состоянии должным образом не только наши интересы в этом регионе, но также и интересы тех латиноамериканских стран, с которыми у нас подписаны договора о взаимной обороне[A260] ».

Важное место в антикубинской кампании, развязанной США, занимала психологическая война. Предваряя высадку наемников на Плайя-Хирон, государственный департамент США выпустил «Белую книгу» о Кубе, а 3 января 1962 г. – еще одну «Белую книгу», озаглавленную «Режим Кастро на Кубе», в которых фальсифицировались внешняя и внутренняя политика Кубы и основные задачи Кубинской революции. «Цель этого документа, - говорил о последнем опусе сенатор Термонд, - добиться согласия стран, входящих в ОАГ, на применение санкций против коммунистической Кубы[A261] ».

Создавая образ Кубы как «инородного» для Западного полушария государства, США сделали все возможное и для почти ее полной изоляции в Латинской Америке, добившись под угрозой экономических санкций разрыва с Островом Свободы всеми латиноамериканскими странами (кроме Мексики) дипломатических, консульских и торговых отношений и исключения Кубы из общеконтинентальных и региональных организаций, в том числе и из ОАГ. Однако на совещании министров иностранных дел латиноамериканских государств в Пунта-дель-Эсте (Уругвай) в январе 1962 г., где в основном и решались эти вопросы, США не удалось добиться согласия о коллективных санкциях против Кубы. Целый ряд стран (Мексика, Бразилия, Чили и др.) высказались за невмешательство в ее внутренние дела. Не сумев сколотить блок латиноамериканских стран против Кубы, США сделали основную ставку на контрреволюционные кубинские организации, находившиеся главным образом в Майами.

В первые два года после революции они возникали в геометрической прогрессии: 1959 г. – 14, 1960 – 180. Затем, вследствие распада большинства из них и укрупнения наиболее влиятельных в эмигрантской среде, остались единицы. Самым значимым ЦРУ считало, тщательно контролировало и всемерно поддерживало Кубинский революционный совет (КРК), созданный 21 марта 1960 г. Возглавлял его Хосе Миро Кардона, первый премьер-министр революционной Кубы (январь – середина февраля 1959 г.), добровольно оставивший этот пост и вскоре эмигрировавший в США. По мнению аналитиков ЦРУ, именно КРК мог осуществить серьезную военную операцию против Кубы, а Миро Кардона стать бесспорным лидером «антикастровского движения». Так в сущности и произошло. Финансовое содержание КРК ежегодно обходилось правительству США в 2 млн. долл. Кроме того, эта и другие наиболее крупные контрреволюционные организации, например, «Движение революционного восстания», «Второй фронт Эскамбрая», и «Альфа-66», также финансировались ЦРУ, некоторыми состоятельными американцами и даже отдельными политическими партиями латиноамериканских стран.

Разгром наемников на Плайя-Хирон вызвал глубокие разногласия в КРК, которые привели к тому, что Миро Кардона решил снять с себя обязанности председателя. 11 сентября 1961 г. он сообщил об этом в письме президенту США. Ответ Кеннеди от 13 сентября того же года почти 30 лет хранился в личном архиве лидера контрреволюционеров и только в 1989 г. был впервые обнародован. В нем говорилось: «Дорогой доктор Миро Кардона, я пишу, чтобы выразить Вам свое доверие в вашей роли лидера Кубинского революционного совета. Правительство Соединенных Штатов глубоко восхищено вашим выдающимся вкладом в дело освобождения Кубы и я надеюсь, что Вы продолжите возглавлять эту борьбу до тех пор, пока ваша страна не будет освобождена от установленной там тирании. Я убежден, что любая проблема, возникшая у Вас с Соединенными Штатами, может быть разрешена в духе взаимного сотрудничества и ради наших общих надежд, для осуществления которых мы прилагаем все усилия[A262] ».

Миро Кардона вполне оправдал доверие Дж. Кеннеди, обратившись к руководителям ведущих американских газет и журналов с призывом начать кампанию за развертывание военных действий против Кубы и против распространения коммунизма в Западном полушарии. КРК одобрил все решения совещания в Пунта-дель-Эсте и установленную США блокаду Кубы, одновременно выразив сожаление, что блокада

не сопровождается военными действиями. Он также уведомил ООН, что «оставляет за собой право применять военную силу для свержения Кастро[A263] ».

На самом острове имелись два источника нагнетания напряженности: 79 контрреволюционных банд, общая численность которых составляла 3600 человек, и военно-морская база Гуантанамо. Банды находились в основном в центре Кубы, в горах Эскамбрай. Их действия сводились к различного рода террористическим актам, как-то: убийства представителей революционной власти и активистов, поджоги плантаций сахарного тростника, взрывы на предприятиях. Вместе с тем они не представляли реальной угрозы завоеваниям революции, и их окончательная ликвидация была делом времени.

Среди провокационных военнослужащих базы США в Гуантанамо в многочисленных нотах Революционного правительства Кубы, направлявшихся правительству США через посольство Чехословакии в Вашингтоне, назывались «словесные оскорбления (кубинских пограничников. – Авт.), швыряние камней и бутылок с зажигательной смесью и даже отдельные выстрелы из пистолетов и автоматического оружия. Имелись также попытки проникнуть на кубинскую территорию». Однако самыми вопиющими были постоянные нарушения воздушного пространства Кубы американской авиацией, расположенной на базе. Например, в ноте от 3 января 1962 г. Куба выразила решительный протест против 119 нарушений своего воздушного пространства, из которых 76 приходились на самолеты военно-морской базы в Гуантанамо[A264] .

Одно из важных мест в американских планах удушения Кубинской революции занимали и многочисленные попытки физического устранения Ф. Кастро (с 1959 г. до начала XXI в. их было более 600). В очень достоверной книге известных специалистов по истории разведок и спецслужб А. Герэна и

Ж. Варэна «Люди из ЦРУ» представляет большой интерес следующий весьма пространный пассаж: «Главными объектами для «секретных служб» продолжают оставаться главы правительств, государств и лидеры освободительных движений, которых с разной степенью успеха пытались (и пытаются сейчас) уничтожить физически… Чаще других назвались имена Патриса Лумумбы и Фиделя Кастро… Многочисленные свидетельства, собранные по операциям против конголезского и кубинского лидеров, составили в конце концов, удивительную антологию необычных способов отравления и покушения на здоровье отдельных лиц. Что касается остервенения, с которым люди ЦРУ годами пытались убить Кастро самыми невообразимыми средствами, то они объясняются в первую очередь их бешенством: Куба не только выстояла против них и провалила и планы интервенции, но и выставила их на посмешище перед всем миром. Очень скоро Фидель, как его зовут кубинцы, стал чем-то гораздо большим, нежели главой государства, которого хотели убрать. Не будет преувеличением сказать, что особенно после провала 1961 года он стал идеей-фикс для ветеранов Лэнгли, заставляя их временами терять чувство реальности[A265] ».

Не считаясь с нормами международного права, постоянно в ходе антикубинской кампании грубейшим образом нарушая Устав ООН и его основной принцип невмешательства во внутренние дела государств, США начали подготовку новой, значительно более масштабной военной авантюры, направленной против Кубы.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.132.114 (0.009 с.)