ТОП 10:

Уровни методологических принципов, законов



и категорий в Теории государства и праваМетодология правоведения потому и является полиструктурной системой, что ее содержательным компонентам свойственны многие способы взаиморасположения и взаимосвязей. Соответственно, могут быть по-разному выделены и уровни тех познавательных инструментов, которые составляют ее содержание. Поскольку в методологии науки нередко обозначаются философский и частнонаучный уровни, было бы логично и выделение в методологии правоведения уровня философских и уровня специально юридических средств познавательной и преобразующей деятельности. Но в этом случае на одном уровне располагаются принципы, законы и категории философии, относящиеся к бытию и сознанию в целом, и социологии, изучающей только социальную действительность, на другом уровне - принципы, законы и категории правоведения в целом и отдельных юридических наук, хотя все они имеют неодинаковую степень общности.На наш взгляд, целесообразнее различать в методологии правоведения и, стало быть, также теории государства и права, уровни:

принципов, законов и категорий философии, относящихся одновременно к природе, обществу и мышлению, выражающих всеобщие характеристики бытия и универсальные основания всякого знания;принципов, законов и категорий обществоведения в целом и социологии в частности, в которых сосредоточены знания об объективных предпосылках существования и общих свойствах человеческого общества на всех его этапах, служащие узловыми пунктами общесоциологической теории об обществе и призванные "согласовать науку об обществе с материалистическим основанием"; принципов, законов и категорий самого правоведения, олицетворяющих знания о происхождении, природе, формах, механизмах, истории и тенденциях одной из сфер социальной реальности, образующей государственно-правовую действительность; принципов, законов и категорий отдельных, конкретных наук, которые или входят в семейство правоведения, или взаимодействуют с ним.Такая последовательность уровней методологических принципов, законов и категорий не случайна: каждый очередной уровень основывается на предыдущем, вытекает из него и дает дальнейшую конкретизацию и развитие всех тех знаний, которые выступают именно как теория и метод в единстве. Остановимся вкратце на каждом из указанных уровней.Принципы, законы и категории философии, выражая наиболее общие свойства природы, общества и мышления, составляют основу научного мировоззрения, исходный пункт и сердцевину методологии теоретической и практической деятельности в любой сфере бытия и познания. В них синтезированы коренные выводы истории познания мира, обобщены самые универсальные знания, выступающие одновременно как теория, всеобщий метод и логика освоения природной и социальной действительности. Эти знания и выводы позволяют вскрывать всеобщее во всяком отдельном, специфическом (в том числе, разумеется, юридическом), осмыслить и интерпретировать его с включением в общую систему научного мировоззрения.

Такие философские принципы, как первичность материи и вторичность сознания, материальность и единство внешнего мира, всеобщие связи его явлений и свойств, их движение, развитие и изменение, взаимозависимость и противоречивость объекта и его атрибутов, их познаваемость, детерминизм, отражение, историзм, единство исторического и логического, объективность, всесторонность, единство анализа и синтеза, единство теории и практики, восхождение от единичного к общему и обратно, восхождение от абстрактного к конкретному и т.д., являются незаменимыми методологическими инструментами любой науки.Вне этих фундаментальных принципов, без учета их не может быть и речи о научном понимании всего того, что служит предметом правоведения, прежде всего теории государства и права. Принципы философии более конкретно осмысливаются с помощью всей системы ее законов и категорий, раскрывающих суть теории развития. Единство и борьба противоположностей как выражение внутреннего механизма развития, переход количественных изменений в качественные в процессе развития и отрицание отрицания как характеристика направленности и основных фаз развития - таковы основные, по выражению Ф. Энгельса, главные законы развития, действующие в природе, обществе и мышлении. Они в полной мере характерны и для государственно-правовой действительности.

Велика методологическая роль для юридической науки и практики также категорий философской науки. Единичное, особенное и общее, причина и следствие, необходимость и случайность, возможность и действительность, содержание и форма, сущность и явление, часть и целое, система, структура и элементы - это фундаментальные категории, которые пронизывают и государственно-правовую действительность, определяют "угол зрения", по которому осуществляется ее понимание, объяснение и преобразование. Неоправданное смешение такого угла приводит к отождествлению, например, сущностных характеристик права с содержательными, последних - с аксиологическими, единичного в содержании права с его формой, объективного в праве с субъективным и т.д.Уровень общих принципов, законов и категорий обществоведения, олицетворяющих наиболее важные знания по социологической теории, призваны распространить научное понимание мира на общественные явления, дать верную концепцию исторического процесса, раскрыть общие и специфические закономерности возникновения, развития и смены общественно-экономических формаций. Прочные знания о соотношении бытия и сознания, детерминированности происходящих в обществе процессов, исторической преемственности, единстве производительных сил и производственных отношений, общественно-экономических формациях, общественных отношениях и формах их бытия, народе, нации и народности и т.д. не могут недооцениваться в структуре методологии как теории государства и права, так и правоведения в целом. Именно недостаточным использованием таких знаний в значительной степени объясняются не всегда оправданные разногласия среди ученых-юристов в трактовке предмета и пределов правового регулирования, содержания права, структуры правовых норм, механизма их реализации, правоотношений и ряда других проблем правоведения. Разумеется, что речь идет не о механическом наложении рассмотренных выше принципов, законов и категорий на государственно-правовую действительность, а об органичном применении их в правоведении с должным учетом особенностей его предмета и функций. Только тогда эти методологические средства направляют юридическую науку и практику по истинному пути, обогащая их подлинно философским и общесоциологическим содержанием, повышают их мировоззренческую оснащенность.На уровне принципов, законов и категорий правоведения находятся методологические средства, рассчитанные на познание и совершенствование государственно-правовой действительности в целом. По сути, это фундаментальные знания, накопленные, прежде всего, в теории государства и права. Они используются для обобщенных общетеоретических выводов, получаемых путем восхождения от единичного к общему, перехода от менее общего к более общему, от особенного к общему. В имеющейся литературе пока не преодолены разногласия относительно природы этой науки, ее методологического статуса. Однако уже сформировался взгляд на нее как на науку, являющуюся необходимым звеном познания «между философским и общесоциологическим уровнями обобщения и специальными юридическими науками», выполняющую, несомненно, методологическую функцию.

Такая функция осуществляется не иначе, как через принципы, законы и категории данной области знаний. О том, что разрабатываемые теорией государства и права принципы имеют "руководящее значение в системе правоведения", говорилось еще в одном из первых учебников по этой дисциплине, хотя сами эти принципы под таким углом зрения специально не исследовались. Под ними, как уже отмечалось выше, подразумеваются исходные знания правоведения, раскрывающие эту область знаний во всех главных аспектах и придающие ее содержанию характер единого целого. Таковыми представляются знания о существовании государственно-правовой действительности вне сознания познающего субъекта, о ее многогранности, целостности и системности как специфической области (стороны) социальной реальности, о стержневом месте государства и права в этой системе, об их возникновении, развитии и функционировании по определенным закономерностям и др.Такие принципы теории государства и права развертываются при помощи и через систему ее законов и категорий. Кратко сформулированные научные знания о способах связи между властью и государством, государством и правом, между правом и правовыми нормами, между правовыми нормами и субъективными правами, юридическими свободами, полномочиями и юридическими обязанностями, между структурными элементами правовой нормы и другие подобные законы выражают необходимые, существенные, устойчивые отношения между соответствующими явлениями государственно-правовой действительности. В категориях же общей теории, таких, как "государство", "государственная власть", "исторический тип государства и права", "правовое регулирование", "нормативно-правовой акт", "реализация права", "правоотношение", "правосознание" и т.д., научно воспроизводится суть одноименных объектов познания, их качественная определенность. Значение этого элемента методологии правоведения обстоятельно раскрыто в литературе.Наконец, принципы, законы и категории отдельных, конкретных наук, таких, как статистика, психология, педагогика, бухгалтерский учет, экономическая теория, политология, культурология, гражданское право, экологическое право, уголовное право, уголовно-процессуальное право, криминалистика и т.д.Сосредоточенные в таких науках знания необходимо присутствуют в методологии. Здесь они существенны в той мере, в какой используются для обобщенных данных о государственно-правовой действительности, причем чаще путем восхождения от единичного к общему, перехода от менее общего к более общему. Пример тому - категории "правоотношения", "субъекты права" и "юридические факты", в становлении которых значительную роль сыграли соответствующие разработки в науке гражданского права.Как же соотносятся между собой указанные выше уровни методологических принципов, законов и категорий? При рассмотрении аналогичного вопроса одни философы указывают на проявление общих законов только через менее общие, специфические (например, М.М. Розенталь, Г.Е. Глазерман), другие предпочитают говорить о самостоятельном, параллельном действии каждого из них (к примеру, В.Л. Тугаринов, А.Д. Сирин), третьи высказывают мнение о том, что в "объективной действительности имеет место и та, и другая взаимосвязь, специфические (частные) законы могут существовать самостоятельно, рядом с общими законами, и быть проявлениями общих законов".Последняя точка зрения представляется более оправданной. Методологические принципы, законы и категории разных уровней могут быть как проявлениями друг друга или проявляться друг в друге, так и существовать относительно самостоятельно, наряду друг с другом. Так, основной гносеологический принцип философии о первичности материи и вторичности сознания на уровне общесоциологических принципов конкретизируется как признание первичности общественного бытия и вторичности общественного сознания, которое, в свою очередь, на уровне принципов правоведения проявляется в первичности общества и вторичности государственно-правовых явлений, их социальной обусловленности. Категория социологии "общественное сознание" в юридической науке и практике конкретизируется через категорию "правосознание" и т.д.Вместе с тем, с одной стороны, есть принципы, законы и категории философии и социологии, действующие на уровне правоведения самостоятельно, без модификаций (например, принцип историзма, категория "нация"), с другой - в самом правоведении существуют специфические научные конструкции, дополняющие методологические знания более общего порядка (в частности, законы единения возможных элементов правовых норм, взаимосвязей между нормой права и нормативно-правовыми предписаниями, категории "субъект права", "состав правонарушения" и др.).

Обобщенные в подобных конструкциях знания способны быть методологическим инструментом при осмыслении юридической наукой и практикой соответствующих явлений государственно-правовой действительности.Весьма сложные взаимосвязи между методологическими принципами, законами и категориями разных уровней не случайны. Материальный и духовный мир состоит не из изолированных друг от друга предметов, явлений и процессов, а представляет собой систему взаимообусловленных, взаимодействующих и взаимопроникающих объектов с общими и специфическими свойствами, и структура методологии, как имманентной стороны познавательной деятельности, как основы всей системы накопленных знаний, отражает это фундаментальное обстоятельство. Таковы уровни принципов, законов и категорий, охватывающие совокупность используемых в теории государства и права разносторонних знаний и характеризующих многоуровневую структуру ее методологии. Освоить всю эту совокупность не просто.Несравнимо проще опираться лишь на некоторые знания о наиболее "ходовых методах", кочующих из одной публикации в другую. Это, однако, часто не дает добротного научного результата, для достижения которого требуются разносторонние и многоуровневые знания не только из правоведения, но и из других, в том числе из смежных, областей науки.

2.3. Проблема общих и частных методов в Теории государства и права.В отечественной юридической литературе довольно распространено объединение различных знаний, сосредоточенных в научных принципах, законах и категориях, в те или иные "методы" с последующей их классификацией. Известны деления таких методов на общие и частные, на всеобщие, общие, специальные и частные и т.д. Рассмотрим, насколько это оправдано.

Действительно, в современном научном познании, переживающем противоречивые процессы дифференциации и интеграции, вполне возможны как синтез разноплановых знаний под названием тех или иных "методов", так и перегруппировка последних по определенным основаниям. При этом необходимо только помнить, что эти методы есть ни что иное, как те самые знания в определенном срезе, о которых говорилось выше. Разумеется, важно также раскрыть понятие, систему, основания выделения и статус этих методов. В этой части проблема остается нерешенной. В одних публикациях под общенаучными подразумеваются все философские методы, в других - все философские, кроме всеобщего метода, понимаемого как совокупность принципов, законов и категорий материалистической диалектики, в третьих - группа методов, находящихся между всеобщим методом и конкретно-социологическими, частнонаучными приемами, в четвертых - "понятия и концепции, которые не привязаны жестко к какому-либо предметному содержанию и обладают способностью относительно свободно мигрировать из одной области знаний в другую" .Широк и спектр взглядов на частные методы, начинающийся с отнесения к ним всех нефилософских методов и завершающийся сведением их к таким узкоспецифическим приемам, как технико-юридический метод, археологический метод, формально-логический прием толкования права.В этой связи хотелось бы подчеркнуть следующее. В любом случае под "методом" подразумеваются определенные знания, нацеленные на углубление, обогащение и развитие представлений о свойствах уже "узнанного" или на получение новых знаний. Это не просто "теория, обращенная к практике исследования, а определенный пласт научных принципов, законов и категорий, используемых в исследовательских и преобразовательных целях.Основанием группировки таких методов служит главным образом степень общности знаний, интегрированных в научных принципах, законах и категориях по отношению к объектам исследования и их свойствам. В такой плоскости целесообразно выделение общенаучного, общих и частных методов. Считать общенаучным методом следует философские знания, т.е. первый уровень научных принципов, законов и категорий в рассмотренной структуре, поскольку только они пронизывают все области науки, используются при изучении любых свойств и проявлений бытия и сознания.Общими целесообразно называть методы, которые, первоначально появившись, как правило, в рамках какой-либо отдельной области теоретической и практической деятельности, позволяют переносить соответствующие знания в другие области, распространяются на более или менее широкую сферу применимости, причем главным образом на отдельных этапах исследования объекта. Таковы, например, наблюдение, измерение, сравнение, эксперимент, моделирование и т.п. Это - специфический слой знаний, который хотя из всей совокупности современных специальных научных средств наиболее близко примыкает к философским, однако серьезно отличается от них по содержанию и функциональному назначению.При освещении методологии правоведения в какой-то плоскости выделение таких знаний в качестве относительно самостоятельного промежуточного уровня в ее структуре, расположенного между философскими и частнонаучными методами, может оказаться конструктивным, тем более оно несколько упрощает проблему. Но в том стержневом срезе, который акцентировался нами выше, наблюдается несколько другая картина. Здесь принципы, законы и категории правоведения являются непосредственным продолжением целостной философской теории применительно к государственно-правовой действительности, а методы, именуемые общими, рассматриваются через их исходный пункт. В таком ключе эти методы оказываются функциональным выражением какой-либо стороны тех же философских и общесоциологических или естественно-математических познавательных средств, проявляющимся на определенных стадиях освоения природных и социальных объектов.Под частными же методами исследования по существу понимаются определенные модификации указанных выше познавательных инструментов, приспособленные к специфике предмета данной области знаний. Таковы, например, приемы толкования правовых норм, криминалистической идентификации, пользования информационно-правовыми системами и т.д. Мировоззренческие их корни уходят в принципы, законы и категории, расположенные на том или ином уровне в структуре целостной научной методологии. В остальном они могут рассматриваться в качестве элемента методики и техники организации соответствующей научно-практической деятельности.И последнее. Обозначения "общие" и "частные" весьма относительны. Принципы, законы и категории теории государства и права являются общими при сопоставлении их со знаниями по специальным отраслевым юридическим знаниям, "частными" при соотнесении их с общесоциологическими, которые, в свою очередь, "частные" при сравнении их с более общими философскими принципами, законами и категориями. Степень общности правоведческих знаний может меняться неоднократно в зависимости от того, с чем они сравниваются. С учетом этого бесспорного обстоятельства надо пользоваться соответствующими знаниями, отнеся их к общим или частным методам познания в правоведении, в теории государства и права, в отраслевых и иных юридических науках.

2.4. Проблема истины в юридической науке.В специальной литературе давно замечено, что проблема истины в юридической науке и практике составляет важную часть методологии правоведения.Тем не менее, пока она в той или иной мере изучена только относительно правовых норм (В.К. Бабаев, В.М. Баранов, Р.О. Халфина), правоприменения (С.С. Алексеев, И.Я. Дюрягин, П.Е. Недбайло) и доказывания по уголовным и гражданским делам (В.Д. Арсеньев, М.А. Гурвич, О.В. Иванов, П.Ф. Пашкевич, М.С. Строгович и др.).В реальной же действительности эта проблема более универсальна, возникает в правотворчестве, в правореализации и в самой юридической науке. Причем в каждой из данных взаимосвязанных сфер она имеет как общие, так и специфические моменты.Общее между ними обусловливается тем, что в обществе и правотворчество, и правореализация, и юридическая наука необходимо связаны с познанием определенных явлений (объектов) внешнего мира, осуществляемым на основе теории отражения, единства диалектики, логики и теории познания. Познаваемость внешнего мира, возможность адекватного его отражения в сознании творчески активного человека, способность человеческого сознания не только отражать объективный мир, но и творить его, позволяют требовать истинности всех форм отображения природной и социальной действительности, в том числе в интересующих нас сферах.Несмотря на сложность получения истинных знаний о многих свойствах государственно-правовой действительности, познаваемых в юридической науке и практике, такие знания возможны и необходимы. При этом речь идет о достижении именно объективной истины, под которой подразумевается такое содержание наших представлений, "которое не зависит от субъекта, не зависит ни от человека, ни от человечества" .

Знания, воплощаемые в актах правотворчества и правоприменения, в принципах, законах и категориях правоведения, должны соответствовать тем фрагментам реальной действительности, которые ими отображаются. Эти знания отражают соответствующие фрагменты действительности не полностью, не во всех их связях, а в известных пределах, отношениях. В этом плане они олицетворяют относительную истину. Но вместе с тем в них содержится "частичка" абсолютного знания, исчерпывающего предмет с существенных в данный момент сторон.Соответственно, та объективная истина, которая устанавливается в юридической науке и практике, органически сочетает в себе моменты абсолютности и относительности, подтверждая известное положение о том, что "человеческое мышление по природе своей способно давать и дает нам абсолютную истину, которая складывается из суммы относительных истин". В то же время это - конкретная истина, опирающаяся на учет всех условий, в которых находится объект познания, на выделение его существенных свойств, связей и тенденций.Много принципиально общего и в путях достижения объективной истины в правотворчестве, правореализации и в самой юридической науке. Этот процесс осуществляется путем перехода от живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике, происходит не только в сознании индивида, но в форме соответствующей практики, выступающей как основа познания и критерий истины. Чувственно-предметная деятельность переплетается с рациональным познанием, мыслительная деятельность опирается на логические правила, посредством которых в сознании человека закрепляется, миллиарды раз повторяясь, "узнанное" в ходе жизненной практики.Вместе с тем в каждой из рассматриваемых сфер проблеме объективной истины свойственны определенные особенности, касающиеся главным образом предметного содержания устанавливаемой истины, способов ее достижения и диалектики соотношения в ней абсолютного и относительного.В правотворчестве речь идет об истинности знаний о нуждающихся в правовом регулировании общественных отношениях, об их специфике, фактическом состоянии и тенденциях, о методе, пределах и уровне властного воздействия на них, о характере общих результатов такого воздействия. Если эти знания верно отражают объективную действительность, ее насущные потребности и адекватно выражены в соответствующих нормативных предписаниях, то они истинны. Тогда логично говорить об истинности содержания созданных правовых норм, на что резонно указано в имеющейся юридической литературе. Эти знания накапливаются путем выявления общественного мнения, сбора и анализа статистических, социологических и иных данных, обобщения научных рекомендаций, юридической практики и т.д., а объективируются в нормативно-правовых предписаниях, принимаемых с соблюдением существующих процессуальных (процедурных) порядков. Другими словами, здесь используются как юридически регламентированные, так и остальные способы получения знаний. Достигаемая в правотворчестве объективная истина содержит абсолютное знание не обо всех, а лишь об определенных сторонах регулируемых жизненных отношений. В ней, стало быть, есть моменты как абсолютной, так и относительной истины. Тем не менее, такое знание, будучи закрепленным в нормативных правовых предписаниях, до отмены или изменения последних функционирует неизменно, хотя процесс его углубления в юридической науке и практике продолжается. Поэтому здесь наблюдается такая диалектика относительного и абсолютного, при которой пополнение первого за счет второго происходит как бы прерывисто, по мере того, как сам правотворческий орган на базе обогащенного знания вносит требуемые изменения или дополнения в действующие законы и подзаконные нормативные акты.В правореализации же вопрос стоит об истинности знаний о существе действующих правовых норм, о вытекающих из них субъективных правах, свободах, обязанностях, полномочиях и мерах государственного воздействия, о юридически значимых свойствах фактов и обстоятельств, которые подпадают под действие соответствующих норм права. Эти знания также характеризуются моментами как абсолютности, так и относительности. Но в той части, в какой они касаются устанавливаемых по конкретному делу фактов и обстоятельств, после правореализационного акта дальнейшее углубление их не происходит: объективная истина остается в том виде, в каком она была достигнута при реализации права.Причем в данной части истинные знания достигаются в правоприменении путем процессуального доказывания, осуществляемого при помощи указанных в законе средств (доказательства, их источники и способы получения). Тогда как остальная часть знаний накапливается изучением и толкованием нормативных правовых актов, анализом и обобщением практики их применения, повышением правосознания, правовой культуры и т.п.В юридической науке имеется в виду истинность наших знаний как о предмете правоведения в целом, так и об отдельных его сторонах (участках). Эти знания связаны с раскрытием, прежде всего, закономерностей государственно-правовых явлений. Они получаются при помощи средств теоретического познания, концентрируются главным образом в принципах, законах и категориях тории государства и права, всего правоведения.

В научных знаниях также наряду с абсолютным есть относительное. Поэтому они непрерывно углубляются, по мере успехов на этом пути вносятся те или иные коррективы в понимание познаваемых объектов. Это можно наглядно видеть в развитии учения о государстве, о правовых нормах, о правовых отношениях и др.Как видим, есть определенные особенности решения проблемы истины в правотворчестве, правореализации и в самой юридической науке. Необходимо их учесть, памятуя, что "всякую истину, если ее сделать "чрезмерной", если ее преувеличить, если ее распространить за пределы ее действительной применимости, можно довести до абсурда".







Последнее изменение этой страницы: 2016-07-11; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.232.51.240 (0.01 с.)