ТОП 10:

Понятие, значение и структура



методологии Теории государства и права.Несомненно, основополагающее значение в науке имеют проблемы методологии. Они служат предметом многолетнего внимания и в правоведении, прежде всего, в его фундаментальной области, каковой является теория государства и права.

В трудах А.М. Васильева, В.П. Казимирчука, Д.А. Керимова, П.Е. Недбайло, И.С. Самощенко, В.М. Сырых, Р.О. Халфиной, В.А. Шабалина и некоторых других ученых-юристов содержится немало плодотворных идей и представлений, важных при рассмотрении этой проблематики. Однако здесь есть и дискуссионные, недостаточно решенные вопросы, к числу которых относятся, прежде всего, понятие и структура методологии правоведения в общем, теории государства и права в особенности.В отечественной литературе для обозначения данной проблемы используются разные термины, такие как "метод правовой науки", "приемы научного исследования", "методологические основы теории", "принципы познания государства и права", "методология", "методика" и т.п. Смысл каждого из них, а тем более их соотношение по объему содержания или вообще не определяется, или интерпретируется не однозначно. Если в одних работах под методологию подводятся фактически способы, приемы и средства изучения, любые принципы, средства, пути познания и ученье о них, то в других - частнонаучные методы и методика их использования выводятся за ее пределы. Причем само понятие методологии по-разному трактуется даже в философии. Под ним понимается то совокупность методов познания и преобразования действительности, то учение об этих методах, то приемы, средства познания и их теория вместе взятые, то система принципов и способов организации человеческой деятельности и т.д.В том или ином виде эти подходы находят отражение в других науках, в том числе в правоведении. При осмыслении таких взглядов представляется необходимым обратить внимание на следующее. Во-первых, используемые в человеческой деятельности методы бесконечно разнообразны, складываются из самых различных по существу и назначению путей, средств, способов, приемов, операций, творчески применяемых при решении тех или иных задач. Они столь же подвижны и многообразны, как и сами непрерывно развивающиеся формы теоретического и практического освоения действительности. Если даже речь идет о Методе (с большой буквы) в единственном числе, то им интегрируется большое разнообразие конкретных методов и методик.Простая систематизация всех этих методов и методик может означать скорее метаметодику, нежели методологию. Методологический статус приобретают те средства (методы, способы, приемы) научной и практической деятельности, которые задают ей общее направление, определяют подходы к объекту, служат отправной точкой при мировоззренческой оценке путей и результатов выполнения соответствующих задач.Мировоззренческая роль слагаемых методологии справедливо подчеркивается и некоторыми правоведами. С.С. Алексеев, например, отмечает, что "положения, имеющие общее методологическое значение, выводят исследователя на исходные позиции при решении данных вопросов, позволяют выработать решение на базе строгих мировоззренческих, философских начал". То же самое подчеркивают известные философы.Во-вторых, метод и теория едины, выступают как взаимообусловленные проявления социально апробированного знания. Они относятся друг к другу, прежде всего, как способ действия и добытый результат: теория представляет собой систематизированный результат процесса познания, метод - способ получения, построения и обоснования соответствующего знания.Однако это еще не все. Любая теория достойна своего названия, если она не только объединяет некоторую предметную область, но и служит рычагом для поиска новых знаний. С одной стороны, всякий метод - не только идеальный инструмент освоения объективной реальности, но и специфическая форма знания о том, как в определенных условиях действовать ради достижения намеченной цели, с другой - само полученное знание становится средством решения новых задач, т.е. превращается в метод дальнейшей теоретической и практической деятельности. Следовательно, метод являет собой теорию, обращенную к практике, а теория - орудие познания и преобразования внешнего мира.В-третьих, свое двуединое назначение - быть развитой формой организации научного знания, создающего целостное представление о свойствах действительности, и инструментом познания и социальной практики - теория может выполнить только посредством определенных научных принципов, законов и категорий.

Научные принципы олицетворяют исходные знания (положения, раскрывающие данную область знаний во всех главных аспектах и придающих ее содержанию характер единого целого], научные законы - кратко сформулированные суждения, выражающие необходимое, существенное, устойчивое отношение между изучаемыми предметами и явлениями, а научные категории, конкретизирующие эти принципы и законы, есть узловые, фундаментальные понятия, призванные идеально воспроизвести в сознании суть познаваемого объекта, его качественную определенность, отличительные признаки.Эти многоуровневые принципы, законы и категории, выводимые из реальной действительности и отражающие разные ее моменты и стороны во всем многообразии, не только служат специфическим механизмом развертывания позитивного содержания накопленных знаний, их систематизации и дифференциации, но и воплощают программу теоретической и практической деятельности, являются средством решения фундаментальных и прикладных задач освоения действительности. Тем самым они необходимо приобретают непосредственно методологический статус. Вбирая в себя обобщенный социальный опыт и достижения человеческой мысли, постоянно обогащаясь благодаря им содержательно, научные принципы, законы и категории обеспечивают движение мысли и действия по законам внешнего мира, направляют его по руслу, способствующему нахождению таких способов и методик организации деятельности, которые адекватны сути и особенностям объекта. Тем самым достигается требование: "Не только результат исследования, но и ведущий к нему путь должен быть истинным".В силу всех этих обстоятельств становится понятным, почему многими авторами отвергается сведение методологии к сумме тех или иных методов познания или, наоборот, отнесение к ее содержанию всего многообразия методов и методик, а вместо этого дается трактовка методологии как системы принципов и способов построения деятельности, системы принципов, законов н категорий, отражающих свойства бытия и познания. Такой подход представляется вполне оправданным, ибо он должным образом учитывает единство теории и метода, сориентирован на раскрытие содержательных компонентов и мировоззренческой роли методологии через те глубинные ее пласты, которые позволяют в каждой науке "говорить языком самого предмета, выражать своеобразие его сущности".Сознавая, что ввиду множества сторон предмета дефиниций может быть много, считаем предпочтительным понимать под методологией систему взаимообусловленных научных принципов, законов и категорий и вытекающих из них средств (способов) научной и практической деятельности, направляющих ее на познание и преобразование действительности на правильной мировоззренческой основе.При преломлении только что сказанного в область правоведения в целом и теории государства и права в частности необходимо учесть, что научные принципы, законы и категории, входящие в содержание методологии, многоуровневы, имеют разные степени общности. В одних из них выражены свойства и отношения всего сущего, в других - социальной действительности в целом, в третьих - ее отдельных сфер, областей, участков или сторон.На этом основании в литературе порою различают всеобщую (общенаучную, философскую) и частнонаучные методологии, подразумевая под первой универсальный диалектический метод познания, а под второй - познавательные средства, разрабатываемые конкретными науками и органически входящие в их содержание. При таком взгляде пришлось бы признать, что в науке параллельно существуют две разные методологии, что правоведение имеет дело главным образом с частнонаучной методологией, которая хотя и связана с философской, но своим собственным содержанием олицетворяет лишь специфические познавательные средства, характерные для данной области знаний.

Это, однако, может привести к низведению методологии правоведения до уровня соответствующих методики и техники исследования, мешая получению верного представления о ее подлинных существе и назначении. Хотя методика и техника имеют определенное научно-практическое значение (например, методика расследования тех или иных преступлений), тем не менее, они сориентированы преимущественно на технологию и тактику использования накопленных знаний, носят прикладной характер и вряд ли имеют методологический статус.

Более плодотворной представляется позиция, сторонники которой указывают не на существование двух дополняющих друг друга методологий, а на многоуровневую структуру единой научной методологии, на наличие в ней разных уровней], ряда "последовательно обусловленных звеньев".Научные принципы, законы и категории, в которых развертываются философские знания, конкретизируются применительно к различным видам теоретической и практической деятельности соответственно их условиям, задачам и другим особенностям. Таким образом, формируется сложная иерархия проникнутых научным мировоззрением познавательных средств, применяемых на различных участках и уровнях организации материального и духовного производства. Вся эта иерархическая система, между ступеньками которой существуют постоянные прямые и обратные связи, образует научную методологию, единую в конечном счете для всех областей знаний.Многомерная структура единой научной методологии складывается из принципов, законов, категорий и вытекающих из них способов деятельности, которые, имея разные степени общности, расположены на различных уровнях и неодинаково соотносятся с теми или иными областями человеческих знаний. Если на философском уровне находятся познавательные средства, направляющие исследование и преобразование социальной действительности в целом и, стало быть, выступающие как постоянные величины, то последующие уровни в необходимой мере специализированы в зависимости от того, в какую группу наук входит данная конкретная область знаний и какие свойства действительности служат ее непосредственным предметом.Эти специализированные уровни имеют дело с переменными величинами, расположенные на них блоки методологических инструментов являют собой как бы разъемные образования, обусловливаемые спецификой соответствующих групп и отраслей наук. В методологии правоведения это - научные принципы, законы и категории самой юридической науки.Как явствует из вышесказанного, методология правоведения складывается из единства философских, общесоциологических и специально-юридических принципов, законов и категорий, составляющих стройную систему средств познания и практического преобразования государственно-правовой действительности на научной основе. В ней общее и специфическое не только взаимодополняют и взаимообогащают друг друга, но и связаны в неразрывное целое, благодаря чему обеспечивается постоянное единство философского, общесоциологического и специально - юридического подходов к предмету правоведения, изучения и осмысления государственно-правовой действительности как необходимого слагаемого, в конечном счете, единого, закономерного во всей громадной разносторонности и противоречивости исторического процесса.Недостаточный учет всего богатства содержания этой многоуровневой системы, сведение методологии в целом к какому-либо отдельному ее звену или к той или иной методике могут быть сопряжены мировоззренческими изъянами, существенными недочетами в теоретической и практической деятельности.







Последнее изменение этой страницы: 2016-07-11; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.228.10.17 (0.009 с.)