ТОП 10:

Синдром повышенной чувствительности



Арнольд С. Вуд описал то, что он называл "синдромом повышенной чувствительности". Это склонность людей переоценивать вещи, которые они фактически "потрогали" или лично выбрали. В одном из экспериментов участники были разделены на две группы:

• Первой группе дали в руки карточку

• Вторая группа сама выбрала карточку

Затем их попросили продать свои карточки при обстоятельствах, которые для всех были одинаковы. Получилось так, что вторая группа была менее заинтересована в продаже карточки и четыре раза запрашивала цену по ней, в противоположность тем, кому кар­точку вручили. Возможно, это и есть та причина, по которой инве­сторы слишком долго остаются со своей инвестицией.

импульсная стычка

На следующий день, 10 мая, Нью-Йоркская биржа открылась в полном спокойствии, и трудно было вообразить себе те сума­тошные сцены, наблюдавшиеся всего лишь накануне. Рынок вскоре компенсировал возникшие убытки, и для большинства обычных инвесторов все это произошло настолько быстро, что они и не продали, и не купили до тех пор, пока все не встало на свои места.

В этом-то все и дело. Если бы генерал фон Клаузевиц был за­интересован в торговле акциями, он, возможно, охарактеризовал эту короткоживущую активность как "импульсную стычку". В этих столкновениях единственными торговцами были бирже­вые дельцы узкого внутреннего круга. Они уже решили, что на­мереваются делать (или, как в примере выше, вынуждены де­лать), и, следовательно, их единственной переменной является расчет времени. Как только либо продавцы, либо покупатели в этой маленькой группе растворятся (короткие продавцы в дан­ном примере), рынок тут же вернется в нормальное состояние. То же самое применимо к классическим конфигурациям скопле­ния цен, не исключая треугольники и четырехугольники.

Но пока этот короткий конфликт имел место, никто из других рыночных трейдеров — долгосрочные инвесторы, пенсионные фонды, взаимные фонды и торговцы нестандартными лотами бумаг — даже не пытались вообще что-либо предпринять. Все эти рыночные торговцы решат торговать, только если окажутся под влиянием очень значительного движения цены на протяжении долгого периода времени. Когда такое, в конце концов, происходит, вопрос об импульсной стычке отпадает. Начинается решаю­щая битва.

На тему решающих сражений Клаузевиц писал, что "главное — уничтожить дух врага, а не его солдат". Основной тренд - это то­же битва, требующая совместных усилий духа и психологии. При рассмотрении разворота такого тренда нам следует рассматри­вать движения, способные серьезно воздействовать на рынок в целом.

рыночные решающие сражения

Бычий рынок обычно начинается с нескольких человек, обнару­живающих сигналы светлого будущего. Они покупают, раскры­вая, таким образом, свою точку зрения другим. Когда цены рас­тут, средства массовой информации и широкая общественность начинают проявлять свой интерес. "Должно быть, есть причина для таких ценовых подъемов", — думают они. В игру входят адап­тивные позиции, и многие (без малейшего интереса к торговле акциями) начинают барахтаться в рынке. Если у них все получа­ется, они рассказывают об этом своим соседям. Соседи, в свою очередь, решают, что торговля акциями — это то, что им надо (са­мореализуемая позиция), и поддаются повальному увлечению.

Когда цены прорываются через несколько важных графиче­ских точек, приводятся в движение новые ордера на покупку. В то же самое время увеличения цен образуют новую волну финансо­вой ликвидности, генерируя новые ордера на покупку, увеличи­вая одновременно интерес средств массовой информации и про­воцируя публикации задним числом с рационалистическими обоснованиями бычьего рынка. По мере того как цены достигают определенного уровня, компаниям становится легче добраться до капитала посредством фондового рынка, что означает увеличе­ние их действительной стоимости. Публичная оценка акции рас­тет по мере того, как становится распространенным явлением приобретение кем-либо контрольного пакета акций компании.

Таким образом, рыночные функции ведут себя подобно взаи­мосвязанным турбокомпрессорам, в которых каждое увеличение цен стимулирует возникновение или активизацию нового поло­жительного контура обратной связи, который снова подталкива­ет цену вверх. По мере продолжения бычьего рынка увеличива­ются воздействия нового экстремального параметра, возможно, ведущего рынок через процесс бифуркации и провоцирующего рост огромной неустойчивости. В этот момент многие из тех, кто продал в шорт, опираясь на фундаментальные экономические доводы, вынуждены выкупать обратно свои позиции в панике, которая может вызвать "быстрый и резкий рост цены с последу­ющим быстрым падением". В то же самое время все больше и больше торговцев с нестандартными лотами заболевают манией, ведущей к экспоненциальному росту количества спекулянтов.

Но затем, на определенной стадии, крупные рыбы почувству­ют, что здесь что-то не так, то есть почувствуют, что цены слиш­ком высоки относительно фундаментальных значений, и, воз­можно, их индикаторы настроения бьют тревогу, может быть, их индикатор ROC достигает предельного уровня. Поэтому они на­чинают продавать свои основные позиции, и рынок снова вы­брасывает взрывную волну. Новые любители расценивают это как интересную возможность покупки: "Куплю сегодня, пока бумаги дешевые". Многие профессионалы используют новые подъемы для выброса акций на рынок, который проделывает еще несколько прыжков вверх и вниз, сильно отличающихся от предшествующего трендового движения.

Идет решающее сражение, и процесс, названный Чарльзом Доу "распределением", принимает полный размах. В то время как крупные трейдеры распределяют свои акции на рынке, ме­нее компетентным не удается распознать сигналы предупрежде­ния частично из-за функции позиций самозащиты и познания. Продолжительные восходящие и нисходящие колебания, одна­ко, распространяют неопределенность, и сомнения заставляют все больше и больше любителей снова продавать. (Обратите вни­мание: редко продажи только одних крупных трейдеров прово­цируют разворот. Зачастую он не происходит, пока распределе­ние не закончится, и первые мелкие рыночные торговцы тоже не начнут продавать.) Когда распределение закончилось, покупателей больше не остается, и рынок падает, а все цепи положитель­ной обратной связи бычьего рынка начинают работать в обрат­ном направлении.

Поэтому одна из первых отличительных черт разворота пер­вичного тренда — это распределение (distribution) или накопление (accumulation).

Но как мы распознаем распределение?

На небольших фондовых рынках предыдущих десятилетий про­дажа сомнительных бумаг часто представляла сложный процесс. Трудность эта описывается в истории о распределении брокера Бейта. Во время периода, предшествующего историческому кра­ху акции южноафриканской золотодобывающей компании в 1895 году, многие брокеры оказались достаточно предусмотри­тельны, чтобы избавиться от своих акций до их падения. Англий­ский брокер Бейт был одним из них.

Бейт начал этот процесс, послав матери, живущей в Гамбурге, запечатанный пакет с акциями золотодобывающей компании. Он написал ей, что эта ценная бумага вскоре поднимется в де­сять раз и он не позволяет открывать пакет и смотреть, что это за акция. Это должно оставаться тайной, потому что он сам хотел купить несколько акций для себя, "пока цена была низкой". Его тактика сработала. Охваченная любопытством, его мать тут же вскрыла пакет и сразу же после этого (взяв клятву оставить все в секрете) рассказала обо всем своим подружкам. Слово распро­страняется со сверхъестественной быстротой, поэтому вскоре половина Гамбурга начала скупать акцию. Но они не знали, что продавцом был брокер Бейт из Лондона, использовавший этот метод для распределения своих акций.

Современные обширные статистические материалы и подроб­ное освещение в средствах массовой информации позволяют рас­познавать начальную фазу распределения с разумной определен­ностью. Основные сигналы те же самые, что и были всегда: сильное увеличение числа взаимных фондов, "пузыри", чрезмерная эйфория, не­исправимое убеждение, что рыночный тренд будет продолжаться вечно и присоединение все большего и большего количества любителей крынку. Рисунок 54 показывает некоторые из процессов, про­исходящих во время долгосрочного бычьего рынка, а Рисунок 55 — некоторые процессы с обратной связью на протяжении средне­срочного промежутка времени. График отражает это явление в виде накопления, нестандартных колебаний и необычайно большого объема. Брокер также может распознать последнюю стадию рас­пределения, благодаря отсутствию лимитных ордеров на продажу выше текущей цены: когда происходит что-либо подобное, круп­ная рыба напрямую продает свои акции.

 

Рисунок54 Контуры обратной связи, стимулирующие растущий фондо­вый рынок, на протяжении долгого периода времени. График отражает три основных контура связи. Один контур появляется по мере того, как бычий рынок ведет к расширению в брокерском секторе. Все больше ди­леров входят в игру, следовательно, маркетинговые мероприятия, направ­ленные на продажу акций, усиливаются. Второй контур касается приобре­тения контрольного пакета акций. Хорошая обстановка для покупки ак­ций для получения дивидендов и финансирования посредством бросовых облигаций стимулирует слияние компаний и покупку контрольного паке­та акций. Третий долгосрочный контур обратной связи — эффект самоут­верждения, о которм рассказывалось в первой главе.

Рисунок55 Контуры обратной связи, стимулирующие растущий фондо­вый рынок на протяжении среднесрочного периода. Первый из них — со­циальный контур обратной связи, в котором растущие цены ведут к соци­альному заражению, — это, конечно же, показательное явление. Второй элемент - широкое распространение после событий, приведших к раци­оналистическому обоснованию в средствах информации, в котором мо­жет недоставать ценовых изменений от одного дня до нескольких меся­цев. И, наконец, ордерам на покупку, основанным на графике, обычно недостает ценовых движений от нескольких минут до нескольких дней.

тайна объема торгов

Есть маленькая тайна в разворотах тренда: когда цена, в конце концов, вырывается из зоны распределения и падает, объем тор­гов — большой. Средства информации назовут это огромными продажами, но в действительности столько же акций продано, сколько и куплено. У людей были основания покупать до этого, но каково объяснение сейчас?

Непосредственная причина чрезвычайно банальна. В такой день рынок движется через очень широкий ценовой диапазон, следовательно, на своем пути впитывает в себя большое количе­ство интереса к покупке. Но реальная проблема в том, почему возникает такой большой интерес к покупке, когда рынок явно начал идти в нисходящем тренде? На это много различных при­чин. Одна из них в том, что инвесторы очень разные. Некоторые не понимают ценовые движения. Многие предпочитают не на­блюдать за ними (часто это лучше, чем наблюдать за ними, ни­чего не понимая). Другие наблюдают за ценой, но не за "еже­дневными колебаниями". И, наконец, многие краткосрочные торговцы никогда не понимали разницы между торговлей на трендах и в диапазонах консолидации: в принципе, они скупают во время всех падений цены и добавляют еще позиций по акции, "чтобы улучшить среднюю цену". Другими словами, мы наблю­даем конфликтующие точки зрения краткосрочных торговцев и охотников за долгосрочными трендами.

значение фактора времени

В короткий период времени одни покупают на ослаблении или остаются вне рынка, не реагируя на ценовое движение. Другие неправильно его истолковывают. В результате образуется выше­упомянутый большой объем. В длительном периоде времени возникает еще один аспект. Если мы покупаем первоклассную акцию ради денег, откладываемых для получения дохода в пенси­онный период, а она начинает "встряхиваться", как, например, акция "Компании Южного Моря", мы вскоре захотим ее продать обратно при следующем подъеме, чтобы просто посмотреть, как пойдет дело.

Одни рыночные торговцы реагируют с молниеносной скоро­стью, тогда как другие только зря тратят свое время (Рисунок 56 показывает процессы, когда многие реагируют с молниеносной скоростью). Как мы поняли из интерпретации скользящих сред­них и движущей силы рынка, фактор времени чрезвычайно ва­жен. Этот фактор связан с позициями знания и сам по себе может развернуть первичный тренд. Это происходит, когда снижение продолжается несколько месяцев или даже лет, в особенности ко­гда рынок "мертв", и торговля погружается в состояние застоя. Вновь рождающаяся активность обычно разворачивает тренд, да­же если не наблюдается подъемов или шоковых движений. Но рынок может развернуться благодаря только самому течению времени, хотя такое случается сравнительно редко.

Рисунок 56Краткосрочные контуры обратной связи в падающем рын­ке. Когда рынок падает ниже критического "пускового значения", очень настойчивый набор турбокомпрессоров обратных связей может значительно усилить события. Вначале падающие цены приводят к па­ранойе (позиция самозащиты) многих инвесторов; из-за этого убытки превзойдут те, что первоначально представлялись возможными. Через некоторое время острый кризис ликвидности приведет к панике и инве­стора, и брокера. В течение нескольких минут требования о внесении дополнительной маржи столкнутся со стоп-лосс ордерами на продажу. В то же самое время хеджирование приведет в действие ордера на про­дажу, генерируемые компьютером, которые обычно на несколько минут или секунд отстают от событий. Эти настойчивые краткосрочные кон­туры — основная причина, почему медвежьи рынки ценных бумаг склонны двигаться намного быстрее бычьих рынков.

 

 

Глава 19







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.206.187.81 (0.006 с.)