ТОП 10:

Четвертое правило: графики являются самореализующимися



Никогда не следуйте за толпой.

Бернард Барук

...дело в том, что быть частью толпы довольно удобно.

Адам Смит

Правда или нет, но история повествует о том, как Джон Мен­дельсон, технический аналитик из брокерской фирмы Dean Witter Reynolds, США, пришел к выводу, что фондовый рынок упадет, когда рыбачил со своим сыном.

Независимо от того, как он пришел к такому выводу, факт, что на совещании, где рассматривалась стратегия компании, прохо­дившем на следующее утро, в понедельник, он уверил 60 трейде­ров компании в том, что рынок достиг своего пика. После сове­щания все ринулись к телефонам. До конца дня информация бы­ла распространена среди 600 институциональных инвесторов, и Индекс Доу-Джонса в результате упал на 62 пункта. Таким обра­зом, один человек спровоцировал образование одной из этих ужасных "воздушных ям", которые случаются на рынке. Это бы­ло 7 июля 1986 года.

 

Через месяц, находясь в спокойном состоянии, рынок акций начал снова подниматься. Этот подъем продолжался до уровня вблизи предыдущей вершины, после чего цены укрепились на нем. Никто тогда не знал, что новый и значительно больший шок уже в пути.

Во время торговли Европы в четверг, И сентября 1986 года, шли разговоры о растущей инфляции в США. Фьючерсные кон­тракты на американские государственные облигации упали, но этот спад не был слишком сильным по сравнению с предыдущи­ми семью днями. Тем не менее на фондовом рынке барометр по­вернулся в сторону шторма.

Когда рынки США открылись, начались значительные про­дажи фьючерсных контрактов на Индекс Standard & Poor's 500, быстро приведя их к состоянию, когда они торговались от двух до четырех пунктов ниже величины индекса, оценивающего 500 акций, лежащих в его основе. Это падение привело в действие все используемые компьютерные торговые системы, которые практически автоматически посылали ордера на продажу. Одна­ко давление со стороны продавцов на акции, лежащие в основе индекса, приводило к еще большему падению цен фьючерсов, и самоусиливающийся тренд продолжался до тех пор, пока про­мышленный индекс не упал на 87 пунктов к моменту закрытия торговли. Через день после этого "Черного четверга" индекс упал еще на 34 пункта, и только потом сумел найти поддержку на уровне предыдущих впадин.

На графике рисунка 6 нетрудно определить "Черный поне­дельник" и "Черный четверг".

Поводы для покуки и продажи

Вскоре после "Черного четверга" американский экономист Ро­берт Д. Шиллер (Robert J.Shiller).(1986) разослал опросные листы 175 институци­ональным инвесторам и 125 крупным частным инвесторам по всей стране, выбранным наугад. Он задал вопрос: "Какие поводы для покупки или продажи у вас были на протяжении этого пе­риода?".

Рисунок 6Промышленный Индекс Доу-Джонса. График показывает дневные торговые диапазоны и цены закрытия для промышленного ин­декса с мая 1986 года по март 1987 года, где следует обратить внимания на два основных падения, произошедших в 1986 году. На графике также показаны 90- и 200-дневные скользящие средние, скорость изменения цены и уровни перепроданности/перекупленности. Эти индикаторы объясняются в книге. (График построен Кембриджским исследованием инвестиций.)

 

Он получил более 113 ответов, ни один из которых не указы­вал на экономические новости или слухи, которым пресса при­писывала падение цен на рынке. На самом деле, только три из 113 ответивших ссылались на финансовые новости или слухи. Акцент ставился на нечто совсем другое: на само рыночное паде­ние. Люди продавали не из-за боязни растущей инфляции. Они продавали, потому что рынок начинал падать.

Шиллер (1987) столкнулся с теми же результатами и во время глобального краха в октябре 1987 года. В период с 19 по 23 ок­тября 1987 года он разослал 2000 вопросников частным фондо­вым инвесторам и 1000 вопросников институциональным инвесторам. Ответили 605 и 284 соответственно. В этом масштабном исследовании Шиллер повторил свой вопрос, какие новости оказались самыми важными для принятия решений во время па­дения цен. Снова выяснилось, что экономические и политиче­ские новости не произвели такого огромного эффекта, как сами ценовые движения. Предшествующие падения цен на бонды и акции значительно сильнее повлияли на инвесторов, чем отдель­ные новости, появлявшиеся в печати.

Один из интереснейших аспектов исследования Шиллера заключался в выявлении точки зрения инвесторов на "истин­ную стоимость". Сначала он спросил, были ли они только по­купателями или продавцами (или оставались нейтральными) с 12 сентября по 12 октября, то есть до краха. Затем задал воп­рос, был ли рынок в тот же самый период, по их мнению, пере­оценен, если рассматривать его с точки зрения фундаменталь­ных данных. После получения ответов проявилась следующая картина: не менее 68,1% частных инвесторов и 93,1% институ­циональных инвесторов покупали до краха, даже полагая, что рынок был переоценен в этот период. Так вот и меняется "ис­тинная стоимость". Также интересно, что более 10% констати­ровали, что в период, предшествующий краху, они следовали политике использования стоп-лоссов, размещаемых опреде­ленным образом (как правило, продавали, если цены падали ниже определенного уровня). Часто личный мотив для этой по­литики состоял в том, что инвестор не мог себе позволить поне­сти убыток из-за снижения цен. Поэтому при падении цены ниже критической инициировались ордера на продажу для за­крытия длинных позиций.

Шиллер также спрашивал, ориентировались ли инвесторы сами на 200-дневную скользящую среднюю или на иные анало­гичные "долгосрочные линии тренда" во время рыночного паде­ния и до краха. На это 37.3% частных инвесторов и 33.3% про­фессиональных инвесторов ответили положительно, что снова показало, как ценовые движения сами по себе могут провоциро­вать людей на покупку или продажу.

кейнс и конкурс красоты

Этот контур обратной положительной связи, в котором каждый со­средотачивает свое внимание на предположениях, что остальные собираются делать, лучше всего описана Кейнсом в его знаменитой "Метафоре конкурса красоты"2. Он сравнивает фондовый рынок с конкурсами в газетах, проводимых в Соединенных Штатах, в кото­рых участники пытаются выбрать по фотографии одну женщину из 100, которая, как они полагают, самая красивая (Кейнс, 1936):

Дело не в выборе тех, кто, по чьему-то определению, самые краси­вые, и не в выборе тех, кто, по среднестатистическому мнению, са­мые красивые. Мы достигли третьего уровня, на котором исследуем свою рассудительность, определяя, каким должно быть среднеста­тистическое мнение, основываясь на предположениях среднестати­стического мнения об этом. И есть те, кто, как я думаю, практику­ют и на четвертом, и на пятом, и на более высоких уровнях.

Мы еще не добрались до них, но нет никаких сомнений, что многие из сегодняшних самых спекулятивных рыночных моде­лей (фигур) могут быть объяснены тем фактом, что тысячи ры­ночных инвесторов заостряют свое внимание на одних и тех же линиях, рассматривая одни и те же графики, вставляя при этом одни и те же дискеты в свои компьютеры. Некоторые из трейде­ров анализируют модели (фигуры) для формулирования какой-либо гипотезы. Другие ничего не понимают, но все-таки их рас­сматривают. Но даже если модель совершенно случайная, она может начать генерировать действительные сигналы, если ее ис­пользует достаточное количество трейдеров.

Средства массовой информации пытаются объяснять цено­вые движения, сообразуя их с различными политическими и экономическими событиями, тогда как мотивы трейдеров быва­ют очень разными. "Мы торгуем в канале", — говорят они или примерно так: "Мы проверяем линию сопротивления", — или — "Мы только что пересекли 20-дневную скользящую среднюю, но завтра мы выйдем отсюда, потому что скорость изменения цены превысила значение 90". (Эти выражения будут объяснены поз­же). Рисунки 7 и 8 показывают, как выглядят такие явления.

2 Beauty Contest Metaphor.

 

 

U7 124 Ч 18 «15 "22"29 15 "12 >19 16 JAN 1987

Рисунок 7 Фьючерсные контракты на кофе. Рисунок показывает тренд фьючерсной цены кофе в период 1986—87 гг. Как видно, рынок движет­ся в пределах четко определяемого параллелограмма, или "канала". Ко­гда люди обнаруживают этот феномен на своих графиках, он становит­ся самореализующимся. Обратите внимание, с самого начала канал раз­граничен только рыночными ценами закрытия.

Рисунок 8 Доллар/немецкая марка. На рынках иностранной валюты са­мореализующиеся конфигурации так же распространены, как и на фью­черсных рынках. Рисунок показывает, как доллар по отношению к не­мецкой марке движется в четко определенном канале на протяжении семи дней в ноябре 1986 года, когда основание тестировалось 13 раз.

Следовательно, доля правды, скрывающаяся в широком при­менении графического анализа, в том, что читать мысли рынка — это не только технический прием. Иногда именно сами анализы и создают психологию. Необходимо запомнить, хотя существуют и коды для расшифровки поведения рынка, основывающиеся на правилах. Однако если (почти) все провели одинаковый анализ, то система больше не будет самоусиливающейся, наоборот, она станет самоуничтожающейся.

самоуничтожающиеся графические сигналы

Представьте себе, что на рынке господствуют 1000 хорошо подго­товленных инвесторов, 900 из них чартисты, думающие синхрон­но. Остальные 100 фундаменталисты. Все они предрасположены быть быками, поэтому покупают и рынок устойчиво растет. Но на уровне определенной цены, например, на старой вершине, все 900 чартистов намереваются выходить из рынка, то есть прода­вать. По мере того, как приближается эта точка на графике, все больше и больше чартистов перестают покупать, и только 100 бед­ных фундаменталистов продолжают покупать. Когда определен­ная точка на графике, наконец, достигнута, 900 ордеров на прода­жу подаются в одно и то же время. Естественно, цена начинает падать камнем. Из-за дефицита покупателей многие ордера на продажу исполняются на менее низкой точке, относительно же­лаемой.

В следующий раз, когда рынок начнет подниматься, 100 фун­даменталистов уже извлекут уроки из предыдущего опыта и решат выйти из рынка, если старая вершина достигнута. Все 1000 инве­сторов теперь чартисты и начинают ориентироваться на одну и ту же точку. Но изменились две вещи: во-первых, никто уже не хочет покупать на последнем этапе, предшествующем некоторой точке; во-вторых, многие предпочитают выходить раньше, что­бы их ордер на продажу был исполнен по заранее обусловленной цене. Таким образом, данная точка просто не достигается, а гра­фический сигнал уничтожает сам себя.

 

В некоторых случаях графики могут становиться самоунич­тожающимися по разным причинам. На "вялых" рынках один или несколько рыночных дельцов используют крупные ордера для намеренного продвижения цены через важный психологи­ческий уровень торговли, чтобы достичь груды лимитных стоп-лосс ордеров. Если, например, 160 важная психологическая це­на, находящаяся сейчас ниже текущих цен, многие инвесторы проинструктируют своих брокеров продавать незамедлительно, если цена упадет ниже этого уровня. На вялом рынке крупные инвесторы продавливают вниз цену, опуская ее ниже этого уров­ня, приводя в действие все лимитные стоп-лосс ордера на про­дажу. Затем, в конце концов, они выталкивают цену обратно вы­ше критической точки, получая впоследствии очень хорошую прибыль от обоих движений. Когда все чартисты одновременно и одинаково готовятся к работе на следующее утро, рынок обычно располагается там, где они и ожидали. Но небольшая драма, случающаяся тем или иным образом, как правило, вы­швыривает их из рынка.

На практике чартисты обычно работают по многочисленным индивидуальным методам, приоритетам и часто составляют только ограниченную часть тех, кто вовлечен в рынок. Аноним­ные братства чартистов, никогда не встречавшиеся лично, могут, тем не менее, догадаться о мыслях друг друга; тогда они способ­ны все вместе сдерживать рынок внутри прекрасных моделей (фигур) и конфигураций. И каждый раз эта игра будет продол­жаться только лишь до той точки, в которой для каждого все ста­новится ясно и модели (фигуры) соответственно сами себя унич­тожают. А пока новые братства начнут исследовать вновь разви­вающиеся ценовые фигуры и...

Не удивительно, что многие постигающие природу рынка, в конце концов, могут согласиться с восклицанием Сэра Роберта Фалькона Скотта, когда он наконец-то достиг Южного Полюса: "Великий Бог! Это место — кошмар!".

 

 

ЧАСТЬ III

Древо знаний

Нам сейчас нужны немного сумасшедшие. Посмотрите, как эти здравомыслящие приземлили всех нас.

Джордж Бернард Шоу

 

 

Глава I

Начало психологии

Если бы мозг был таким простым, что мы могли бы его пони­мать, мы были бы такими же простыми, какими не можем быть.

Лиал Ватсон

древние времена

Эта книга о "психологии финансов", поэтому, возможно, наста­ло время оставить рынки в стороне и заняться психологией.

Психология — довольно интересный предмет, и вряд ли ко­го-то удивит, что ее обсуждают и анализируют вот уже тысячи лет. Самым древним письменным документом, в определенной степени относящимся к этой теме, считается работа Аристотеля "О памяти и воспоминании " (On Memory and Reminiscence), опуб­ликованная в 350 году до нашей эры.

Психология имеет дело с нашими мыслями и чувствами, ко­нечно же, с мозгом, где все это зарождается. Клаудиус Галено проявил интерес к этому вопросу, когда описывал анатомию мозга в 170 году. Авиценна предпринял еще один шаг вперед, ко­гда в 1020 году предположил, что головной мозг имеет различные зоны, выполняющие пять различных функций. Это разум, вооб­ражение, размышление, суждение и память.

В 1524 году Макро Марулик опубликовал первую серьезную книгу о психологии "Психология человеческих мыслей" (The Psychology of Human Thought). После нее появилось множество дру­гих книг и рукописей, авторами которых были Глоцениус, Кас-смэн, Неухаус, Декарт, Томасиус, Вульф, Райд, Галл и Кувьер1. К середине XIX века уже имелось достаточно фактов, подтверждаю­щих правильность нескольких основных теорий, например, пред­положение, что разные части мозга отвечают за различные умст­венные функции. Французский невролог Жан-Батист Буйярд стал знаменитым в 1848 году, предложив 500 франков любому, кто по­кажет ему мозг человека, страдающего ухудшением речи, который не имел бы каких-либо нарушений в левой передней доле.

вильгельм ванд: отец научной Психологии

Однако несмотря на все предыдущие исследования и публикации (и знаменитое пари Жан-Батиста), именно Вильгельм Максими­лиан Ванд, немецкий ученый, живший с 1832 по 1920 годы, пер­вым стал определять психологию как науку. Что это значит?

Прежде всего он создал первую в мире психологическую лабо­раторию (она функционировала продолжительный период време­ни). Он изучал вполне определенные проблемы, например, ско­рость рефлекса, заторможенность нервных реакций и так далее, которые требовали проведения научных экспериментов. В 1873 го­ду он опубликовал некоторые из полученных результатов в своем классическом труде "Принципы физиологической психологии" (Principles of Physiological Psychology).

Ванд рассматривал психологию как науку, которая должна исследовать "факты сознания". Он изучал, каким образом эмо­ции сопровождаются чувствами, и утверждал, что комбинации психических проявлений не просто суммы их элементов.







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.209.82.74 (0.01 с.)