ТОП 10:

Автономность науки как функционирующей системы знания. Проблема демаркации науки от ненаучного знания.



Научное и ненаучное знание. Проблема демаркации

Рефлексию по поводу методов научного познания осуществляет методология науки. Исторически первой формой философской методологии стал позитивизм. В развитии позитивизма можно выделить три "волны": первый позитивизм О. Конта, Г. Спенсера, Д. Миля; физический позитивизм (махизм, энергетизм); логический позитивизм. Так называемый постпозитивизм представляет школа историков науки, продолжающая проблематику методологии науки, но в отличие от позитивистов, изучающая науку не в статике, а в динамике. Позитивистская исследовательская программа основана на принципе сциентизма, познание отождествляется с достижениями науки, поэтому полностью может быть эксплицировано на пути методологического анализа научного образа действий.

Еще О. Конт подчеркивал, что позитивный дух научных исследований состоит в переориентации с изучения конечных причин на изучение непреложных законов, с вопроса "почему" на вопрос "как", с анализа метафизических ценностей на простое, но точное знание. Центральная проблема позитивизма формулируется в виде проблемы демаркации: как отличить науку от других форм духовной деятельности: философии, религии, искусства и т.д. Первый позитивизм считает знание позитивным, если оно добыто эмпирически. Научное знание, в отличие от метафизического, представляет собой описания чувственно данного, путем последовательного числа шагов всякое научное высказывание может быть сведено к эмпирически подтверждаемому.

Физический позитивизм научно познаваемой считает не только чувственноданную реальность, но реальность взаимосвязей. Эрнст Мах (1838-1916), физик, мыслитель, оказавший влияние на становление концепции относительности А. Эйнштейна, сформулировал задачу научного познания как "приспособление мыслей к фактам и приспособление мыслей друг к другу". Мотивом создания теории, по Маху, является не надежда получить знания о действительности, стоящей позади явлений, а лишь только возможность представить эти явления в простой и элегантной взаимосвязи. Эту установку Э. Мах назвал принципом экономии мышления. Возникновение физического позитивизма обусловлено переориентацией физики с изучения вещной реальности на "опытную реальность", реальность взаимосвязей, открывшуюся физике поля. "Истинные соотношения между этими реальными предметами представляют единственную реальность, которой мы могли бы добиться" [13]. Философско-методологические идеи Маха, Оствальда, Богданова, Пуанкаре инициировали исследования по психофизическому параллелизму.

Наибольшее влияние на научное мировоззрение и концепцию научности XX в. оказал логический позитивизм, сложившийся в начале 20-х годов XX в. Его представители - Р. Карнап, Г. Фреге, Б. Рассел, Л. Витгенштейн, А. Тарский, К. Поппер. В качестве критерия демаркации логические позитивисты избрали верифицируемость: предложение научно только в том случае, если оно верифицируемо, то есть, если его истинность может быть установлена наблюдением. Если высказывание неверифицируемо, то оно ненаучно. Основным направлением исследований становится анализ языка науки и структуры научного знания. Обсуждается соотношение между эмпирическим базисом и теорией, описываются методы и формы научного знания на эмпирическом и теоретическом уровнях его организации, структура научного факта и научной теории, специфика научного понятия.

Логический позитивизм предпринял попытки задать идеал строения научных теорий, универсальный стандарт научности, выработать строгие и точные критерии научности. Концепция логического позитивизма долгие годы была господствующей в философии науки. Трудно переоценить ее влияние на научное мировоззрение, сознание ученых и вообще образованных людей. Она задавала образ науки на уровне менталитета, что позволило позднее говорить о "позитивистском мифе" научности. Логические позитивисты пытались провести четкую границу между наукой и не-наукой, но выяснилось, что эта граница исторически изменчива и условна. В этом и состоял основной результат обсуждения проблемы демаркации.

Полная обоснованность и достоверность в науке недостижимы, именно такой вывод стал результатом аналитической деятельности логических позитивистов и итогом анализа кризисов оснований математики. Размышляя над последствиями кризиса логицизма, Гильберт в 1925 г. вопрошал, где же искать надежность и истинность, если само математическое мышление дает осечку? Результаты Геделя показали несостоятельность полного и окончательного обоснования математики, а по существу показали несостоятельность кумулятивистской модели науки: мы имели не просто кризис математики, а кризис методологии, для которой математические истины являются раз и навсегда установленными и не подлежащими критическому обсуждению.

Если в математике в 30-х годах, благодаря исследованиям Геделя и Тарского, стало очевидно, что невозможно построить достаточно богатый научный язык без обращения к концептуальным значениям и семантике как таковой, то в физике выяснилось, что язык наблюдений так или иначе нагружен теоретически. Итак, полное обоснование невозможно, а частичное не позволяет отличить науку от не-науки. Например, астрология подтверждает свои построения большим эмпирическим материалом. Подтвердить, по замечанию К. Поппера, можно все, что угодно, но это не свидетельствует о научности. Научность заключается в способности опровергаться опытом.

Постпозитивизм от анализа структуры науки переходит к анализу развития знания, акцентируя внимание на проблеме научных революций. В качестве демаркатора предлагается фальсификационизм. К. Р. Поппер формулирует принцип фальсифицируемости, согласно которому научная теория должна допускать эмпирическое опровержение. "...От научной системы я не требую, чтобы она могла быть раз и навсегда выделена в позитивном смысле, но я требую, чтобы она имела такую логическую форму, которая делает возможным ее выделение в негативном смысле: для эмпирической научной системы должна существовать возможность быть опровергнутой опытом..." [14]. Итак, согласно фальсификационизму научность заключается в способности опровергаться опытом.

Доктрина К. Поппера, получившая название критический реализм, ориентировала на изучение механизмов роста научного знания. Если неопозитивизм рассматривал науку в статике, вне социокультурного контекста, то представители школы истории науки - К. Поппер, М. Полани, Т. Кун, И. Лакатос, С. Тулмин, П. Фейерабенд [15], стремятся исследовать динамику научного знания. Они переформулировали проблему - задача философии науки не в обосновании знания, а в реконструкции его изменений. Новое направление исследований дало возможность получить неожиданные, и даже шокирующие результаты.

Наибольший резонанс в ученом мире имела книга Т. Куна "Структура научных революций", которая весьма ощутимо поколебала веру в однозначную абсолютную научную истину. Исследуя проблему научных революций, Т. Кун ввел термин "парадигма" (греч. - образец), обозначающий систему из согласующихся теорий, сети понятий, объясняющих предложений. Парадигма есть некая дисциплинарная матрица, образец решений тех или иных проблем.

Исследуя причины смены парадигм, Т. Кун показал, что переход знаний от ненаучных форм к научным стал возможным, благодаря отказу от критичности, что логика и эксперимент сами по себе едва ли способны продиктовать ученому выбор определенной теории. Не логика, а психология или социология могут пролить свет на эту проблему. Лишь осознав систему ценностей группы ученых научного сообщества, можно понять, какой выбор они сделают в ситуации кризиса. Не строгая теория, а сообщество ученых становилось у Т. Куна ведущей единицей развития научного знания.

И. Лакатос рассматривает науку как познавательную деятельность, но в отличие от Т. Куна, у которого она хаотична и регулируется социальными факторами, как деятельность нормативную. Он предпринял попытку спасти логическую традицию при анализе исторических изменений в науке и вводит в качестве единицы эволюции научного знания исследовательскую программу. Это ряд или последовательность теорий, непрерывно связанных друг с другом. Исследовательская программа имеет твердое ядро, вспомогательные гипотезы, которые образуют "защитное поле" вокруг ядра программы. Фальсификация перестает быть простым отношением между теорией и эмпирическим базисом. В зрелом фальсификационизме И. Лакатоса она предстает как сложное взаимоотношение между конкурирующими теориями, исходным эмпирическим базисом и эмпирическим ростом. Фальсификационизм приобретает исторический характер.

С. Тулмин предпочитает поиску истины понимание сути проблемы. Он отбрасывает саму идею поиска универсальных границ, отделяющих науку от иных сфер человеческой деятельности, концентрирует внимание на реальных проблемах научных исследований. Рациональность связывается не со свойством логических конструкций, а с процессом формирования нового знания: рациональность - атрибут не логической или концептуальной системы, это атрибут человеческой деятельности.

Наиболее резкая критика позитивистского взгляда на науку содержалась в работах П. Фейерабенда. К его концепции, которая называется концепция методологического анархизма, обратимся в ходе анализа неклассической науки. Итак, в позитивистской философии науки была поставлена проблема демаркации, в ходе решения которой удалось сформулировать критерии, отличающие научное знание







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.214.184.124 (0.004 с.)