Действие исключительного права



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Действие исключительного права



Временная правовая охрана

К исключительному праву примыкает временная охрана, предоставляемая заявителю после опубликования заявки на выдачу евразийского патента. Порядок предоставления временной охраны регламентируется соответствующими нормами национальных законодательств государств-участников Конвенции с учетом положений правила 10 Патентной инструкции.

Точкой отсчета действия временной охраны, вытекающей из заявки на выдачу евразийского патента, является дата опубликования евразийской заявки. Все иные юридические факты (например, дата уведомления заявителем лица, использующего его изобретение, до даты публикации сведений о заявке - по российскому Патентному закону) в отношении евразийских заявок не должны приниматься во внимание в правоприменительной практике государств-участников.

Важно также отметить, что действие временной охраны наступает одновременно на территории всех государств-участников Конвенции в объеме опубликованной формулы изобретения.

Конечной точкой отсчета действия временной охраны является дата публикации евразийского патента.

Действие временной правовой охраны по международной заявке, поданной в соответствии с Договором о патентной кооперации (РСТ), начинается с даты ее международной публикации.

В Патентной инструкции (правило 10(3)) установлен объем временной охраны: с даты публикации евразийского патента патентовладелец имеет право требовать соразмерную компенсацию от лиц, использовавших заявленное изобретение в период временной охраны в соответствии с национальными законодательствами государств-участников.

Согласно правилу 10(4) Патентной инструкции временная правовая охрана считается не наступившей, если принято решение об отказе в выдаче евразийского патента, возможности обжалования которого исчерпаны, и если евразийская заявка считается отозванной.

Понятие исключительного права и механизм его реализации

Исключительное право на изобретение, вытекающее из евразийского патента, определено как в положительной, так и в негативной формах в статье 9 Конвенции: владелец евразийского патента обладает исключительным правом использовать, а также разрешать или запрещать другим использование запатентованного изобретения.

Начальный момент, с которого отсчитывается срок действия евразийского патента, не совпадает с моментом возникновения исключительного права, вытекающего из этого патента. Если срок действия евразийского патента составляет 20 лет с даты подачи евразийской заявки, то действие исключительного права на запатентованное изобретение начинается с даты публикации евразийского патента (считающейся датой его выдачи).

Публикация евразийского патента заключается в публикации сведений о выдаче этого патента в Бюллетене Евразийского ведомства в течение шести месяцев с даты его регистрации в Реестре евразийских патентов.

Евразийский патент имеет действие на территории всех государств-участников с учетом положений статьи 17 Конвенции. Иными словами, в течение определенного времени евразийский патент имеет единый характер. Этот срок зависит от даты подачи евразийской заявки и даты выдачи евразийского патента и связан с обязанностью патентовладельца уплачивать ежегодно пошлину за поддержание евразийского патента в силе. Так, согласно статье 17 Конвенции пошлины за поддержание евразийского патента в силе уплачиваются после его выдачи ежегодно на дату, соответствующую дате подачи евразийской заявки. Следовательно, в зависимости от упомянутых выше дат евразийский патент может автоматически действовать во всех государствах-участниках сроком от одного дня до почти года. В случае совпадения этих дат эффект единого евразийского патента не наступает, поскольку согласно статье 17 (3) Конвенции для продолжения действия евразийского патента в каждом государстве-участнике патентовладелец должен указать название каждого такого государства, в котором он желает продолжения действия евразийского патента. При этом такое указание направляется в Евразийское ведомство одновременно с уплатой пошлины за поддержание евразийского патента в силе, которая уплачивается в отношении каждого указанного государства-участника.

В этом заключается особенность Евразийской патентной конвенции и ее отличие, например, от Европейской патентной конвенции, где указание государств, в которых испрашивается охрана, осуществляется в заявке на европейский патент.

Как указывалось ранее, выдача евразийского патента осуществляется Евразийским ведомством после получения им соответствующей пошлины (за выдачу евразийского патента и его публикацию), которая должна быть уплачена в течение трех месяцев с даты уведомления Евразийским ведомством заявителя о готовности выдать евразийский патент.

В соответствии с правилом 16 Патентной инструкции исключительное право на запатентованное изобретение принадлежит его владельцу и действует на территории государств-участников в соответствии с их национальными законодательствами с учетом статей 13 и 14 Конвенции.

Таким образом, после указания владельцем евразийского патента государств-участников, в которых он намерен поддерживать свой патент в силе, осуществление прав, вытекающих из евразийского патента, регулируется национальными законодательствами государств-участников. По сути дела, с этого момента единый евразийский патент распадается на несколько национальных патентов, по числу указанных государств-участников.

Следует сказать, что большинство полномочий владельца евразийского патента подпадает под юрисдикцию государств-участников Конвенции. Так, взаимоотношения по использованию изобретения, евразийский патент на которое принадлежит нескольким лицам, а также взаимоотношения между владельцами взаимосвязанных евразийских патентов регулируются нормами национальных законодательств соответствующих государств-участников.

Споры, касающиеся действительности евразийского патента или нарушения евразийского патента в конкретном государстве-участнике, разрешаются национальными судами или другими компетентными органами этого государства на основании настоящей Конвенции и Патентной инструкции (статья 13(1) Конвенции). При этом решение по спору имеет силу на территории того государства-участника, где оно было вынесено, а не во всех государствах-участниках Конвенции, то есть это решение не имеет абсолютного характера.

Из сказанного следует, что рассмотрение упомянутых выше споров происходит в рамках процессуальных норм государств-участников с применением соответствующих материальных норм евразийского патентного законодательства.

В этой связи необходимо рассмотреть соотношение норм национального права государств-участников Конвенции и конвенционных норм патентного права. По причине краткости самой Конвенции в ней имеются ссылки на подзаконные нормативные акты, в том числе и на Патентную инструкцию, отсылающие как к материальным, так и процессуальным нормам евразийского патентного законодательства. Не вызывает сомнения та ситуация, когда в Конвенции имеются прямые ссылки на соответствующие нормативные акты Организации - правоприменительные органы государств-участников должны применять соответствующие нормы евразийского патентного законодательства (например, при рассмотрении споров о недействительности евразийского патента или о его нарушении), поскольку законодательства всех государств-участников признают приоритет норм международного договора по отношению к противоречащим им нормам национального права.

Вместе с тем представляется обоснованным, если упомянутый выше порядок будет происходить из толкования конвенционных норм, Так, в соответствии со статьей 14 Конвенции Патентная инструкция должна содержать детали, касающиеся материальных норм патентного права, включая, в частности... определение исключительного права на запатентованное изобретение, право преждепользования, толкование формулы изобретения. Приведенный здесь перечень норм, которые должны содержаться в Патентной инструкции, является примерным. Ввиду этого обстоятельства, в Патентную инструкцию были включены и другие материальные нормы, необходимые для детализации конвенционных норм (например, правило о временной правовой охране), которые утверждены Административным советом Организации и которые, на наш взгляд, обязательны для применения в государствах-участниках Конвенции.

Большое значение имеют нормы, обеспечивающие механизм реализации исключительного права на запатентованное изобретение и поддерживающие равновесие интересов владельцев евразийских патентов и третьих лиц (правила 16¸20 Патентной инструкции).

В правиле 16(3) Патентной инструкции закреплено положение о косвенной охране продукта через способ его получения. Если предметом евразийского патента является способ, охрана распространяется также и на продукт, непосредственно полученный этим способом. Данная норма при этом сопровождается опровержимой презумпцией получения нового продукта запатентованным способом.

Какие действия являются нарушением евразийского патента

В правиле 17 Патентной инструкции дается понятие нарушения евразийского патента путем изложения исчерпывающего перечня несанкционированных патентовладельцем действий, а именно:

- изготовление, применение, ввоз, предложение к продаже, продажа и иное введение в хозяйственный оборот или хранение с этой целью запатентованного продукта;

- применение запатентованного способа или предложения к его применению;

- применение, ввоз, предложение к продаже, продажа и иное введение в хозяйственный оборот или хранение с этой целью продукта, изготовленного непосредственно запатентованным способом.

Практически сходные нормы о нарушении патента закреплены в национальных законодательствах Молдавии и Украины.

В национальных законодательствах других государств-участников Конвенции понятие нарушения патента уже по своему содержанию. Так, в российском Патентном законе не предусмотрены такие правонарушения, как предложение для применения запатентованного способа, предложение к продаже, применение и ввоз продукта, непосредственно полученного запатентованным способом.

Рассмотренные выше противоправные действия в мировой патентной практике квалифицируются как прямое нарушение патента.

Что касается нормы о косвенном нарушении патента, широко распространенной в патентном праве промышленно развитых стран, то она отсутствует о законодательствах государств-участников Конвенции (кроме Молдавии - ст.23(1)с) Закона о патентах на изобретения).

Обычно, под косвенным нарушением патента признается несанкционированная поставка или предложение к поставке средств осуществления запатентованного изобретения лицам, не имеющим права на его использование. При этом ответственность поставщика наступает тогда, когда он знает или из обстоятельств очевидно, что поставляемые им изделия предназначены для изготовления запатентованного изобретения. Таким образом, в патентном праве государств - участников Конвенции не предусмотрена ответственность за соучастие в нарушении патента, так что патентовладелец не может преследовать по суду лиц, способствующих прямому нарушению патента.

Очевидно, что более полный перечень противоправных действий усиливает позиции патентовладельца на рынке, поскольку он располагает более широкими полномочиями по привлечению нарушителей патента к ответственности. В этом отношении владельцы евразийских патентов будут в более предпочтительном положении по сравнению с патентовладельцами большинства государств-участников, которые получают национальные патенты. В целом, евразийский патент является более “сильным” охранным документом по сравнению с национальными патентами, хотя и у него имеются еще неиспользованные резервы (в плане принятия нормы о косвенном нарушении евразийского патента).

Исключения из патентной монополии

В евразийском патентном законодательстве закреплен ряд исключений из патентной монополии владельца евразийского патента.

Одно из них - принудительные лицензии, которые согласно статье 12 Конвенции могут выдаваться в соответствии с Парижской конвенцией компетентным органом государства-участника с действием на территории данного государства. При этом решение о выдаче принудительной лицензии может быть обжаловано в судах или других компетентных органах соответствующего государства-участника.

Из вышеизложенного следует, что в отношении евразийских патентов в государствах-участниках должны применять положения статьи 5А Парижской конвенции, относящиеся к выдаче принудительных лицензий, в частности пункт (4), согласно которому принудительная лицензия не может быть потребована по причине неиспользования или недостаточного использования до истечения срока в четыре года, считая с даты подачи заявки на патент, или трех лет с даты выдачи патента.

Другие исключения из патентной монополии владельца евразийского патента предусмотрены Патентной инструкцией. При этом необходимость регулирования права преждепользования определена статьей 14 Конвенции. Условием предоставления права преждепользования является факт добросовестности использования тождественного изобретения или осуществления необходимых к этому приготовлений. Кроме того, дальнейшее безвозмездное использование должно происходить без расширения его объема. Право преждепользования может передаваться другим лицам, но только совместно с производством; оно действует на территории того государства-участника, в котором такое преждепользование имело место.

В правиле 19 Патентной инструкции приведен перечень других действий, не признаваемых нарушением евразийского патента, а именно: применение запатентованного изобретения в транспортном средстве, если оно временно или случайно находится в государстве-участнике, при условии, что изобретение используется исключительно для нужд указанного транспортного средства; проведение научного исследования или эксперимента; разовое изготовление лекарств в аптеках по рецептам врача; использование в частном порядке без коммерческих целей; введение в хозяйственный оборот продукта, изготовленного с применением запатентованного изобретения, самим патентовладельцем или с его согласия в том Договаривающемся государстве, где действует евразийский патент и в котором было осуществлено такое введение в хозяйственный оборот (так называемое правило об «исчерпании» прав патентовладельца).

Напомним, что в старой редакции последнего абзаца правила 19 Патентной инструкции речь шла о введении в хозяйственный оборот законным путем продукта, изготовленного с применением запатентованного изобретения хотя бы в одном из Договаривающихся государств, в которых действует евразийский патент.

Если ранее в евразийском патентном законодательстве действовал принцип «международного» исчерпания прав патентовладельца, наиболее полно проявившийся в Люксембургском соглашении о патенте ЕС, то в настоящее время введен принцип «национального» исчерпания прав. Иными словами, на основе прежнего регулирования введение в хозяйственный оборот запатентованного продукта в одном из Договаривающихся государств приводило к исчерпанию прав патентовладельца во всех указанных Договаривающихся государствах, в которых действует евразийский патент, что существенно ограничивало исключительное право владельца евразийского патента.

В настоящее время исчерпание прав патентовладельца ограничено только территорией того Договаривающегося государства, в котором запатентованный продукт введен в хозяйственный оборот им самим или с его согласия (например, лицензиатом). Во всех других Договаривающихся государствах его патентная монополия незыблема и любое незаконное введение в хозяйственный оборот на их территории контрафактных товаров, в том числе ввоз запатентованного продукта из Договаривающегося государства, в котором произошло исчерпание прав патентовладельца, будет означать нарушение исключительного права владельца евразийского патента.

Ответственность за нарушение евразийского патента

В статье 13(2) Конвенции указано, что за нарушение евразийского патента в каждом государстве-участнике предусматривается такая же гражданско-правовая или иная ответственность, как за нарушение национального патента.

В правиле 18 Патентной инструкции дается детализация упомянутой выше нормы. За нарушение евразийского патента предусмотрены, в частности, следующие гражданско-правовые санкции: пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, возмещение убытков, компенсация морального вреда. Данный перечень санкций является примерным. Это - гарантированный минимум, поскольку государства-участники могут предусматривать в своем законодательстве иные способы защиты исключительного права патентовладельца.

Срок исковой давности в делах о нарушении евразийского патента составляет три года и исчисляется со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Важное значение имеют нормы, определяющие субъектов права на подачу исков в случае нарушения евразийского патента, владелец которого заключил лицензионный договор, поскольку данный вопрос практически не урегулирован в национальных законодательствах государств-участников.

Так, кроме патентовладельца иск о нарушении евразийского патента может предъявляться владельцем исключительной лицензии, если иное не предусмотрено лицензионным договором. Любой лицензиат имеет право на предъявление иска, если патентовладелец после обращения к нему лицензиата с ходатайством о предъявлении иска к нарушителю евразийского патента в месячный срок не отреагирует соответствующим образом. При этом патентовладелец может принять участие в судебном разбирательстве, возбужденном лицензиатом, равно как и любой лицензиат - в судебном разбирательстве, возбужденном патентовладельцем.



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-22; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.136.29 (0.009 с.)