Проблема страха в российских исследованиях



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Проблема страха в российских исследованиях



Для формирования концептуальных представлений о сущности феномена страха и выбора соответствующих методологических подходов к его коррекции представляется необходимым знакомство с теоретическими аспектами данной проблемы.

В рамках исследуемой проблемы необходимо определить понятийно-категориальный аппарат, на котором будет основываться дальнейшая логика изложения.

Страхпринадлежит к категории фундаментальных эмоций человека. В психологическом словаре, под редакцией А.В. Петровского, даётся следующее определение: «Страх- эмоция, возникающая в ситуациях угрозы биологическому или социальному существованию индивида и направленная на источник действительности или воображаемой опасности». [22, с. 15]

В современном энциклопедическом словаре под редакцией В.П. Зинченко можно получить следующую информацию: «Страх. 1) в психологии отрицательная эмоция, возникающая в результате реальной или воображаемой опасности, угрожающей жизни организма, личности, защищаемым его ценностям (идеалам, целям, принципам и т.п.). 2) Одно из основных понятий экзистенционализма, было введено Кьеркегором. Различающий обычный «эмпирический» страх-боязнь, вызываемый конкретным предметом или обстоятельством, и неопределенный, безотчетный страх, тоску, метафизический страх, неизвестный животным, предметом которого является ничто и который обусловлен тем, что человек конечен и знает об этом. 3) Ранний психологизм, также различая рациональный страх перед внешней опасностью и глубинный, иррациональный страх, трактовал последний как результат не актуализированных жизненных стремлений, подавления невоплощенных желаний. В современном неофрейдизме страх становится как бы иррациональным всеобщим состоянием, связанным с иррациональным характером современного буржуазного общества, и главным источником невроза.

Ряд теорий происхождения религии, восходящих к античности (Демокрит, Лукреций, в новое время - Юм, Гольбах, Фейербах и др.), рассматривают чувство страха как причину возникновения религиозных представлений и верований».

Заслуживает внимания определение страхов в энциклопедии детского невролога: «Страхи, разновидность отрицательных низших эмоций защитно-приспособительного характера, часто встречающихся у детей». [27, 33]

Представляет интерес определение профессора А.И. Захарова, в котором
он отмечает значение страха: «Страх - это своеобразное средство познания
окружающей действительности, ведущее к более критичному и
избирательному отношению к ней. Страх, таким образом, может выполнять
определённую социализирующую или обучающую роль в процессе
формирования личности». [27, 12]

По степени выраженности страх делится на ужас, испуг, собственно страх, тревогу, опасения, беспокойство и волнение. Страхи бывают возрастные (психологические) и клинические (патологические).

Возрастные страхи, по мнению А.И. Захарова, в некоторой степени отражают исторический путь развития самосознания человека. Вначале ребёнок боится остаться один, без поддержки близкого лица (в 7 месяцев), опасается посторонних, неизвестных ему лиц (в 8 месяцев). Далее он боится боли, высоты, гигантских (в его представлении) животных, временами он преисполнен суеверного ужаса перед Бабой Ягой и кощеем как символом зла и жестокости. Далее он боится темноты, огня и пожара, стихии, всего того, что было развито у первобытных людей, одухотворяющих многие неизвестные и опасные для них явления природы. Человек не смог бы выжить, пренебрегая этими страхами, передаваемыми из поколения в поколение и составляющими часть его жизненного опыта. В отличие от так называемых естественных, или природных, страхов социальные страхи приобретаются путем научения в процессе формирования личности, выражая определённые ценности, принятые в той или иной общественной среде.

Возрастные (психологические) страхиу здоровых детей обусловлены недостаточной информированностью о внешнем мире. Такие страхи всегда детерминированы, быстро проходят, не вызывая видимой дезадаптации. Клинические (патологические) страхине всегда психологически понятны, имеют выраженный и стойкий характер, приводят к дезадаптации детей или входят в структуру определённого заболевания. Повышенную склонность к страхам имеют дети с врождённой детской нервностью, резидуально -органической патологией, тревожно-мнительным характером, невротическими расстройствами. Иногда у детей с выраженной умственной отсталостью, шизофренией отмечается понижение склонности к страхам по сравнению со здоровыми. В детском возрасте психологические и патологические страхи не всегда можно чётко дифференцировать.

Чаще всего у детей встречаются ночные страхии навязчивые страхи-фобии- навязчивое состояние в виде непреодолимой боязни различных предметов, движений, действий, поступков, ситуаций и т.д. Невропатия -наиболее распространённый вид врождённой нервности у детей, в происхождении которой играет роль наследственный фактор и стресс матери во время беременности.

Страх преследовал человека еще с незапамятных времен. Был он и у первобытного человека, постоянно подвергавшегося опасностям. Но его страх имел инстинктивную природу и возникал в непосредственной опасности для жизни, как самого человека, так и его ближайшего окружения. Страх, как отмечает А.И. Захаров, является неотъемлемым звеном в эволюции человеческого рода, так как предотвращал опасные для жизни «безрассудные и импульсивные действия человека»

По мере развития психики человека и усложнения форм его жизни страх приобрел социально опосредованный характер и стал выражать целую гамму чувств и переживаний. В своей основе страх является совершенно нормальной эмоцией, он также неотделим от жизни, как радость, любовь, печаль и гнев. Однако страх имеет гораздо большее значение, чем другие переживания человека: он защищает нас, людей, от того, чтобы мы не попадали в ситуации, за которые мы должны были бы при определенных обстоятельствах расплачиваться своей жизнью. Он учит нас, как поступать в случаях возникновения опасности, учит выбирать правильную тактику поведения. Без этого важнейшего чувства человечество не смогло бы выжить. В сущности, при возникновении опасности человек имеет две возможности: напасть, т.е. действовать активно, либо пуститься в бегство. Какую из них он выберет, зависит от многих факторов, в том числе и от размеров угрозы, располагаемого опыта борьбы с ней, от своей физической и духовной конституции и своего воспитания.

Оценивая вклад отечественной психологии в понятие феномена страха необходимо отметить, что особый интерес для нашего исследования представляют работы: В.Н. Мясищева, И.П. Павлова, СТ. Шатского, В.И. Гарбузова, А.С. Спиваковской и А.И. Захарова.

Профессор А.И. Захаров считает страх своеобразным средством познания окружающей действительности, ведущим к более критичному и избирательному отношению к действительности [29,36].

Помимо того, что страх помогает строить поведение, он является переживанием, необходимым нормального функционирования психики. Подобно тому, как организму ребенка нужен не только сахар, но и соль, так и психика, по словам А.И. Захарова, нуждается в неприятных, даже «острых» эмоциях. Часто дети сами вызывают у себя эмоцию страха, что подтверждает существование у ребенка потребности в переживании страха. В своих исследованиях А.И. Захаров подчёркивает условно-рефлекторную мотивацию страха: «Понимание опасности, её осознание формируются в процессе жизненного опыта и межличностных отношений, когда некоторые индифферентные для ребёнка раздражители постепенно приобретают характер угрожающих воздействий. В этих случаях говорят о проявлении травмирующего опыта, психологическом заражении страхом от окружающих ребёнка лиц и непроизвольном обучении с их стороны соответствующему типу эмоциональных реакций. Всё это даёт основание говорить обусловлено -рефлекторной мотивации страха. Само же чувство страха появляется непроизвольно, помимо воли, сопровождаясь

выраженным чувством волнения, беспокойства или ужаса. Исходя из

сказанного, страх можно определить как аффективно заострённое восприятие

угрозы для жизни, самочувствия и благополучия человека».

Заслуживает внимания исследование В.В. Лебединского, где он отмечает, что появление определенных страхов совпадает во временном отношении со скачком в психомоторном развитии ребенка [26,32].

Известный физиолог И.П. Павлов, считал страх проявлением естественного рефлекса, пассивно-оборонительной реакцией с легким торможением коры больших полушарий. Страх основан на инстинкте самосохранения, имеет защитный характер и сопровождается определенными физиологическими изменениями нервной высшей деятельности, отражается на частоте пульса и дыхания, показателях артериального давления, выделении желудочного сока [28,39].

В детском возрасте, согласно И.П. Павлову, пассивно-оборонительный рефлекс недостаточно заторможен ввиду малого жизненного опыта, в связи, с чем сравнительно легко проявляется. Повышенная физиологическая и психологическая готовность детей к возникновению страхов обнаруживается еще в большей степени, в условиях патологии. В связи с этим, отмечает В. В. Ковалев, важную, хотя не всегда легкую задачу представляет отграничение психологических страхов от патологических страхов. Признаками патологических страхов, как подчеркивает В. В. Ковалев, считаются беспричинность страхов или явное несоответствие выраженности страхов интенсивности вызвавшего их воздействия, длительность существования, нарушение общего состояния (сна, аппетита, физического самочувствия) и поведения ребенка под влиянием страхов [26,34].

Детские страхи в случае нормального развития являются важным звеном в регуляции поведения ребенка, и, в целом, по мнению Б.Д. Карвасарского, имеют положительный адаптационный смысл [29,8].

Страх может быть как самостоятельным нарушением (например, следствием сильного испуга от встречи с большой собакой), так и проявлением каких - либо нарушений личности. Необходимо отделять патологический страх, требующий коррекции, от нормального, возрастного, с тем, чтобы не нарушить развития ребенка.

Среди разнообразных страхов при психических заболеваниях выделяется только одна психопатологически очерченная группа навязчивые страхи (фобии). Прочие страхи, указывает Ю.А. Александровский, обычно не дифференцируются, а собирательно обозначаются словом «страхи» [2; 75]

Итак, анализируя определение страха, можно сказать, что страх представляет собой психическое состояние, связанное с выраженным проявлением астенических чувств - тревоги, беспокойства и других, в ситуации угроз биологическому или социальному существованию индивида и направленное на источник действительности или воображаемой опасности [44,123].

Дошкольный возраст является возрастом наибольшей выраженности страхов. Абсолютное отсутствие страхов представляется, во всяком случае, в этом возрасте, скорее, исключением, чем правилом, и достаточно часто, по словам А.И. Захарова, служит проявлением органической расторможенности, невысокого интеллектуального уровня и А.И. Захаров в своей исследовательской работе выделяет семь основных страхов, возникающих у детей:

1 группа - медицинские страхи (боязнь уколов; боли; крови; врачей (кроме зубных), заболеть; заразиться);

2 группа - страхи, связанные с причинами физического ущерба (боязнь неожиданных звуков; нападения бандитов; транспорта - машин, поездов, самолетов; огня; пожара; явлений природы - бури, урагана, грозы; землетрясения; наводнения, войны);

3 группа - страхи смерти (боязнь умереть; того, что умрут родители);

4 группа - страхи животных, сказочных персонажей (боязнь волка, медведя, собак, крокодила, пауков, змей; Бабы Яги, Кощея Бессмертного, Бармалея, Змея Горыныча, чудовищ);

5 группа - страхи, связанные со сном (боязнь перед тем, как заснуть чего-нибудь; страшных снов, темноты);

6 группа - социально - опосредованные страхи (боязнь каких-нибудь людей; маму или папу; того, что они накажут (наказание); боязнь опоздать в детский сад, в школу; одиночества (остаться одному);

7 группа - пространственные страхи (боязнь высоты; глубины воды; замкнутого пространства (лифт, маленькая комната); открытого пространства (больших площадей). [36, 56]

В старшем дошкольном возрасте по данным исследований А.И.
Захарова, центральное место, занимает страх смерти, максимально
выраженный у мальчиков в 7 лет, у девочек в 6 лет. Увеличивается, еще не
достигая максимума, страх смерти родителей.

Возникновение страха смерти, отмечает В.В. Ковалев, означает осознание необратимости происходящих возрастных изменений, в этот период ребенок начинает понимать, что взросление на каком - то этапе знаменует собой смерть, и неизбежность которой вызывает беспокойство, как «эмоциональное неприятие рациональной необходимости умереть» [29,4].

Угроза жизни у дошкольников ассоциируется с таким сказочным персонажем, как Змей Горыныч. Страх перед, ним, по словам А.И. Захарова, поднимается из глубин подсознания и овладевает воображением ребенка, отождествляясь с похищением людей, убийством, испепеляющим все вокруг себя огнем, поджигающий им дома людей [36,15].

Страхи огня и пожара получают свое развитие в старшем дошкольном возрасте и остаются на протяжении младшего школьного возраста, будучи одним из проявлений страха смерти.

Страхи темноты, одиночества и страхи, связанные с живыми объектами (различные животные, люди) преобладают в младшем дошкольном возрасте. При этом страх неразрывно связан с образным представлением темноты (в виде различных устрашающих объектов, которые могут в ней скрываться), одиночество (мнимые опасности, которые подстерегают ребенка в отсутствие родителей). Такие представления, по словам В. В. Ковалева, доминируют в сознании и сопровождаются тревогой [4, 54].

Темнота, одиночество, внезапная встреча с животным часто сочетаются с аффектом испуга. Подобное болезненно - измененное состояние ребёнка при повторном столкновении с объектом или явлением, вызвавшим испуг, по мнению Б. Д. Карвасарского, обнаруживается не только на высоте страхов, вскоре после пережитого испуга, но и в спокойном эмоциональном состоянии спустя долгое время после испуга [27,45].

Характерной особенностью страхаявляется то, что внутренние, субъективные психические состояния имеют определенное внешнее выражение в жестах, мимике, особенностях позы, в движениях, а также в реакциях связанных с изменениями в деятельности сосудистой системы, дыхания, желез внутренней и внешней секреции [27,13].

Ребенок, испугавшись чего-нибудь, бледнеет, и движения его становятся скованными. Эмоции получают свое выражение также в интонации голоса: так если ребенок переживает, его голос звучит тихо, слова произносит не членораздельно, либо запинается, часто можно видеть, как ребенок при этом опускает глаза вниз. Непроизвольные движения при переживании совершаются не только мышцами лица, но и всей скелетной мускулатурой. Ребенок непроизвольно сжимает кулаки при гневе, отступает и делает отталкивания при отвращении; при страхе - он проявляет двигательную активность - он быстрее убегает, выше прыгает, чтобы уйти от опасности (например, когда ребенка преследует злая собака).

Ночные страхивозникают во время сна и выражаются в том, что ребенок во время сна становится беспокойным, испытывает сильный страх, кричит, плачет, произносит отдельные слова: «Боюсь, прогони его, он хватает меня», которые указывают на наличие устрашающих переживаний типа сновидений.

Детские страхи, если к ним правильно относиться, понимать причины их появления, чаще всего бесследно исчезают. Если же они болезненно заострены или сохраняются длительное время, то это служит признаком, сигналом неблагополучия.

Необходимо рассмотреть причины возникновения страхов в старшем дошкольном возрасте. На возникновение опасности каждый человек реагирует по-разному. Тем не менее, по данным ряда авторов (В.П. Бахур, Г.М. Бреслав, А.И. Захаров, А.М. Свядощ и других), выделяют несколько типичных ответных реакций: агрессию на физическом, словесном и воображаемом уровне и бегство. В ряде случаев агрессивный ответ не представляет отклонения от нормы и имеет своей целью защитить себя от агрессии со стороны обидчика. Агрессивный ответ на словесном уровне вне зависимости от его социального контекста представлен в виде брани. На воображаемом уровне агрессивный ответ состоит в проявлениях ненависти, злобы, а в менее выраженной форме - в неприязни, раздражении. По мнению этих же авторов, человек, способный на ответную агрессию, как правило, не обнаруживает реакцию страха, поскольку агрессия и страх - несовместимые способы реагирования. А.И. Захаров указывает еще один способ реагирования на опасность - бегство (в физической и символической форме). По степени выраженности он делит страх на ужас, испуг, собственно страх, тревогу, опасения, беспокойство и волнение [36; 45].

А.И. Захаров отмечает, что в страхе и тревоге есть общий компонент в виде чувства беспокойства. Тревога как предчувствие опасности, неопределенное чувство беспокойства наиболее часто проявляется в ожидании какого-нибудь события, которое прогнозировать трудно. Тревога присуща в большей мере людям с развитым чувством собственного достоинства, ответственности и долга. В своих исследованиях А.И. Захаров характеризует различия между тревогой и страхом, которые можно представить следующим образом:

1) тревога является сигналом опасности, а страх - ответ на нее;

2)тревога вызывает скорее предчувствие, а страх - чувство опасности;

3)тревога обладает в большой степени возбуждающим, а страх -тормозящим воздействием на психику; тревога характерна для людей с холерическим, страх - флегматическим типом темперамента;

4) тревога как ожидание и проецирована в будущее, а страх представляется как воспоминание об опасности и имеет своим источником в основном прошлый травмирующий опыт [36;47].


Страх можно игнорировать, не осознавать его или быть к нему безразличным. По словам В.И. Гарбузова, как при высоком уровне саморегуляции и развитие волевых качеств, так и при эмоциональном или интеллектуальном недоразвитии. Кроме этого, страх может не возникать и потому, что обуславливающий его стимул не представляет угрозы и не имеет аналогов в жизненном опыте ребенка. Сознательное игнорирование опасности и особенно безразличное к ней отношение, по мнению В.И. Гарбузова, представляет у определенного круга людей наиболее эффектное средство психической защиты [23,15].

Говоря о детях испытывающих и не испытывающих страх, А.И.Захаров отмечает, что у таких детей есть общая черта - у них нарушен инстинкт самосохранения: у детей со страхами он преувеличен, у «бесстрашных» - снижен или вовсе отсутствует [ 29,124].

Чувство страха появляется непроизвольно, помимо воли, сопровождаясь выраженным чувством волнения, беспокойства или ужаса. Питательной почвой для страхов будут эмоциональная ранимость ребенка, склонность к беспокойству, неуверенность в себе, тревожность.

В процессе активного взаимодействия со средой, ребенок остается не безразличным к ее воздействиям, к окружающим явлениям, у него возникают переживания: приятные и неприятные, положительные и отрицательные.

Эмоции выражают внутреннее состояние ребенка, дети переживают глубже, чем взрослые. Часто взрослые не подозревая, наносят тяжелые раны ребенку, неосторожными высказываниями или поведением. [9,13].

В развитии эмоциональной жизни ребенка, отмечает В.И. Гарбузов, огромное значение имеет свободное выражение чувств. Если же ребенок не свободно выражает свои чувства, то это отрицательно сказывается на его здоровье, создает психическое напряжение.

Эмоциональный контакт родителей и детей - это одно из условий нормального психического развития, формирования личности ребенка.


Особое место в этиопатогенезе неврозов у детей занимают аномалии воспитания в семье. Среди психотравмирующих факторов, как отмечает А.И. Захаров, выделяют семейные отношения: развод родителей, ссоры в семье, грубое и строгое отношение родителей, воспитание ребенка вне семьи, неодинаковое и противоречивое отношение родителей к ребенку, ссоры с братьями и сестрами и другие факторы. В.Н. Мясищев, определяя источники тревоги в дошкольном возрасте в узко семейной ситуации, конкретизирует это ролью семейных конфликтов, противоречивостью отношений родителей к ребенку, особенно если родители разводятся [21,78]. В.И. Гарбузов, отмечал, что на психику ребенка очень негативно влияет воспитание в условиях, когда разведенные родители продолжают совместное проживание в рамках одной семьи, в одной квартире [27,67].

Неблагоприятны последствия высокой тревожности матери в отношении здоровья ребенка (Е.Е. Сканави, В.И. Гарбузов, А.И. Захаров и др.). Отсюда слишком обременительный контроль над ним, внушение, передача ему своей тревожности и страхов. [43; 14].

Среди детей распространены так называемые внушенные страхи. Их источник - взрослые, окружающие ребенка (родители, бабушки, воспитатели детского сада), которые непроизвольно заражают ребенка страхом, тем, что излишне настойчиво, подчеркнуто эмоционально указывают на наличие опасности. В результате ребенок реально воспринимает только вторую часть фраз типа: «Не подходи - упадешь», «Не гладь - укусит», «Не бери -обожжешься» и так далее. К числу внушаемых можно отнести, по словам А.И. Захарова, страхи, которые возникают у излишне тревожных родителей (разговоры при ребенке о смерти, болезнях, пожарах, убийствах).

Сейчас в крупных городах преобладают семьи с единственным ребенком. В связи с этим, пишет В.И. Гарбузов. возникает ряд проблем, с которыми не все родители могут справиться адекватным образом, нередко, как отмечает автор, делая в воспитании больше ошибок, чем может перенести все в большей степени зависимый от них ребенок [29, 45]. По наблюдениям


психологов, единственные дети получают хорошее интеллектуальное развитие, относительно редко страдают от непринятия со стороны родителей и недостатка родительской любви, однако, как отмечают исследователи, они чаще воспитываются в условиях гиперопеки, здесь появляется излишний контроль за самостоятельностью детей и игнорирование их возрастной потребности в эмоциональном самовыражении, изоляция от непродуктивного общения со сверстниками, эксплуатация отдельных способностей с возведением их на пьедестал родительских амбиций, как следствие таких взаимоотношений у детей формируется завышенная самооценка с одной стороны и ощущение неполноценности - с другой стороны, они менее выносливы в ситуациях психического напряжения, недостаточно подготовлены к преодолению трудностей и неудач, к отреагированию переживаний, связанных с ними [17,33].

А.И. Захаров отмечает, что у детей, живущих в отдельных квартирах, страхов больше, чем у детей из коммунальных квартир, особенно у девочек. В коммунальной квартире больше сверстников, возможностей для совместных, эмоционально насыщенных игр, снимающих естественным образом страхи. В отдельных квартирах дети, с нашей точки зрения, нередко лишены непосредственного контакта друг с другом и у них есть вероятность страхов одиночества и темноты, в первую очередь это относится к единственным в семье детям.

Говоря о семьях с единственным ребенком, нельзя не упомянуть о том, что в семьях с несколькими детьми формируется порой неадекватное отношение к кому-нибудь из детей: эмоциональная изоляция одного из детей, непринятие со стороны родителей (равнодушие к жизни ребенка, холодность, суровость, неласковость, непринятие особенностей характера ребенка и т. д.); чаще всего большая опасность невротизации отводится старшему ребёнку в семье. Эти дети более зависимы и подвержены боязни утратить родительское внимание.


Психотравмирующим фактором для ребенка является рождение в семье брата или сестры, и, в связи с этим, контрастная смена воспитания. У ребенка, не подготовленного к роли старшего, по мнению А.И. Захарова, может развиться страх одиночества.

Психической травмой для ребенка является неадекватное, пугающее поведение взрослых: драки, ссоры, необычное поведение близких людей.

С.Т. Шацкий отмечает, что взрослые сами того не замечают, как часто они наполняют детскую жизнь страхом, и это происходит потому, что с самых ранних лет ребенка начинают запугивать из предосторожностей или, желая добиться послушания (темнотой, чудовищами, пауками, собаками, милицией, врачами и т. д.). [35,56]

Многие родители не всегда осознают, что, пугая детей всего лишь словами, они наполняют душу ребенка страхом, который в дальнейшем будет лишать его положительных эмоций, сделает его неуверенным, беспокойным.

Очень часто родители, оценивая ребенка, видят в нем только недостатки, и пытаются их искоренить, исправить. Однако надо признать, что борьба, как с недостатками, так и со страхами при отрицательном отношении к ребенку и отсутствии уважения к нему оборачивается поражением родителей.

По наблюдениям психологов было выявлено: родители, обратившиеся за психологической помощью по поводу «детской нервности» (при этом родителям предлагалось дать описательную характеристику своего ребенка) подчеркивали в основном всевозможные недостатки детей, подробно описывали негативные черты характера, неблагоприятные привычки и склонности, и, к сожалению, очень редко встречались описания положительных качеств ребенка [42, 33].

Главным условием преодоления детских страхов, считает В.И. Гарбузов, является работа родителей по укреплению и осознанию положительного в ребенке [22,55].


А.И. Захаров, В.И. Гарбузов, А.М. Свядощ и другие исследователи указывали, что семья, включая и прародительскую семью является обуславливающим фактором страховых реакций у детей.

Со стороны ребёнка семью можно представить как семь «я», т.е. в виде семи человек, из которых четверо образуют две прародительские семьи, двое - родительскую семью, седьмым является сам ребенок. Схематично, по данным А.И. Захарова, это выглядит следующим образом:

Бабушка Дедушка Бабушка Дедушка Мать Отец Ребенок

Главным фактором, по мнению А.И. Захарова, проходящим «красной нитью» через все поколения, является психотравмирующий опыт межличностных отношений, а основным звеном передачи этого опыта для ребенка является родительская семья [17,87].

По данным исследователей семейной терапии (А.И. Захаров, В.И. Гарбузов, В.К. Мягер, Т.М. Мишина), некоторые из патологических стереотипов отношений в. прародительской семье закрепляются в опыте формирования личности будущих родителей и отражаются в виде тех или иных существующих у них в настоящем семейных установок [18, 27].

Так, например, мать ребенка может непроизвольно стремиться доминировать в жизни семьи и тем более в воспитании детей, отражая не столько реальную необходимость, сколько авторитарные черты личности своей матери.

Ребенок, по словам В.И. Гарбузова, неразрывно связан со своими родителями, и на него распространяется личностная психологическая защита родителей. Противоречивость взглядов на - ребенка, по мнению этого же автора, естественно заложена в полоролевых позициях отца и матери [20; 18]. По-разному оценивают ребенка и воздействуют на него родители и прародители. Здесь уместно будет отметить, что ребенок мал, а спектр семейных оценок его «воздействий» на него велик.

Таким образом, как отмечает А.И. Захаров, семейная психотерапия рассматривается как метод восстановления функционального единства семьи


посредством нормализации отношений и психического здоровья ее членов [27; 29].

Под влиянием прочитанных сказок, где есть угрожающие персонажи, просмотренных кинофильмов дети начинают бояться темноты, им представляются устрашающие образы, они по долгу не могут заснуть, плачут, требуют постоянного присутствия взрослого.

В связи с обострившейся окружающей обстановкой, с которой дети знакомятся по телевизору, радио, с разговоров родителей, видоизменились и некоторые страхи детей. Дети стали бояться террористов, захвата в плен, заболеть СПИДом, страшных болезней.

 

Выводы по первой главе

Анализ литературы по проблеме исследования позволяет сделать следующие выводы:

1. Страх – это базовая эмоция, связанная с реакцией на внешнюю угрозу.

2. Практика показала, что появление страхов так же связано с воспитательной средой, в которой находится ребенок.

3. А.И. Захаров выделяет предпосылки появления страхов (социально – культурные, психологические и биологические).

4. Исследования показали, что появление страхов в разные возрастные периоды развития планомерно.

5. Страх, долго не проходящий, может привести к неврозу, что отражается на состоянии здоровья подрастающего ребенка, а также ведет к развитию негативных качеств характера: трусливости, мнительности, и других.

6. В связи с изменениями в нашей стране появляются новые страхи (терроризма, вселенских катастроф и прочие), что требует непременной коррекции.

7. Страхи легко приобрести, но нелегко скорректировать.

8. При работе со страхами необходимо учитывать все обстоятельства их появления, чтобы найти причину.

9. При коррекции страха желательно держать связь с родственниками, чтобы отследить динамику исчезновения страха.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-07; просмотров: 478; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.89.204.127 (0.015 с.)