ТОП 10:

ИЗОЛИРОВАННАЯ НЕЗАВИСИМАЯ ПЕРЕМЕННАЯ



Эксперимент по этике труда

 

Девендра Сингх и Вильям Квери (1971) предположили, что когда награду можно получить совсем без усилий или при умеренном усилии, то предпочитают последнее. Здесь мы рассмотрим их весьма сложный эксперимент на предпочтение работы детьми — пока с одной этой точки зрения. Другие аспекты будут изложены в последующих главах книги.

 

Методика. Посмотрим, как было получено предпочтение одного из двух условий. Сначала об испытуемых: 20 девочек-индианок в возрасте от 8 до 12 лет были выбраны наугад из II—IV классов индейской школы в Уоптоне, штат Северная Дакота.

 

Они вызывались из класса поодиночке «поиграть». В экспериментальном помещении им показывали большой ящик, который может «выдавать» шарики (как описано в начале этой главы). Им посоветовали набрать как можно больше шариков. Такая инструкция была едва ли необходима, поскольку девочки уже знали, что они смогут сохранить шарики или обменять их на другие заманчивые игрушки, выставленные здесь же.

 

До того, как девочка предпочтет один из вариантов, ее обучали двум разным способам, с помощью которых можно получить шарики. Один способ был более трудный. Девочка садилась у того конца ящика, где находился рычаг, и через каждые десять нажатий на него получала шарик. Она могла продолжать нажимать, пока не получит 5 шариков. Легкий способ заключался в том, чтобы сидеть на стуле у другого конца ящика и просто ждать, когда выкатится шарик. Через 15 с она получала 5 шариков. Вслед за этим этапом обучения проводился собственно эксперимент на предпочтение.

 

В этом эксперименте испытуемая сначала указывала на игрушку, которую она хотела бы получить, а затем переходила к добыванию необходимых шариков. Испытуемой разрешалось сесть у любого конца ящика, а также менять место в течение 5 мин, когда ей захочется. Если она садилась на стул у рычага, она, конечно, могла нажимать на рычаг с тем, чтобы получать за каждые 10 нажатий по шарику. (10 — здесь показатель применявшейся схемы оперантного обусловливания, называемый «фиксированным отношением» — ФО). Если девочка садилась на другой стул, где не было рычага, шарики выпадали в том же самом темпе и количестве, как и в первом случае. На следующий день с ней проводился такой же 5-минутный опыт. Затем девочка могла либо взять себе шарики, либо получить за них игрушку.

Результаты. Было установлено, что в среднем 60% своих шариков девочки получили, нажимая на рычаг, а другие 40% —просто сидя в бездействии. Таким образом, испытуемые не только время от времени нажимали на рычаг, хотя могли получить шарики ничего не делая, но и предпочитали деятельность бездействию. Следовательно, рабочая гипотеза подтвердилась: когда вознаграждение может быть получено без усилий или при умеренном усилии, последнее оказывается предпочтительнее.

 

Обсуждение. Это был эксперимент, способствующий нашему пониманию природы мотивации. Ни один из двух сравнивавшихся «способов» не может быть использован как таковой в повседневной жизни, вне эксперимента. Ситуации повседневной жизни гораздо сложнее и длятся месяцы и годы, а не 5 минут. И тем не менее полученные результаты позволяют сделать определенные выводы, касающиеся социального обеспечения (пособия по безработице). Многие опасаются, что если люди смогут без труда удовлетворять свои нужды с помощью такого пособия, то они перестанут работать. Однако это не так. Испытуемые в наших опытах предпочитали честно трудиться, чтобы получить вознаграждение. Вот почему этот эксперимент рассматривается как эксперимент по «этике труда». Между прочим, для чиновников из отдела социального обеспечения разговоры о пособиях по безработице, наверное, тоже «честный труд». Для более глубокого понимания поведения важно ответить на вопрос: действительно ли оно мотивируется элементарными потребностями. Ведь думают же некоторые, что люди работают в конечном счете для того, чтобы получить деньги, приобрести пищу и утолить голод. Описанные эксперименты показывают, что деятельность для человека составляет самостоятельную ценность (Уайт, 1959). Не правда ли, интересно? Ну, а теперь вы можете спросить: «Почему привлекались к эксперименту девочки-индианки?» Подождем с ответом, его вы найдете в главе 8.

 

Необходимость создания специальной ситуации

 

Та самая особенность эксперимента, которая сделала его малопригодным для непосредственного практического использования, дала возможность проверять гипотезу об изолированной переменной. Этой переменной было — работать или не работать, все равно получая вознаграждение? Допустим, подобный эксперимент был бы поставлен на фабрике с расчетом на немедленное практическое применение его результатов. Рассмотрим, например, работу по сборке мышеловок. Можем ли мы прямо сравнивать продуктивность работы в следующих двух ситуациях: первая — рабочие знают, сколько они получат за каждую собранную мышеловку, и вторая — они получат то же количество денег за день, но безотносительно к числу собранных мышеловок.

 

Фактически речь идет о форме оплаты труда: почасовой или сдельной. На практике вопрос давно уже решился в пользу сдельной оплаты. Если мы посмотрим на людей, оплачиваемых повременно, мы увидим разное. Одни работают быстро. Другие — медленно, с тем, чтобы дирекция не ожидала от них многого. Третьи работают старательно, но неумело, с низкой производительностью. Те, кто работает быстро, недовольны тем, что получают ту же зарплату, что и ленивые или неспособные. Возможно, озлобившись, они в конце концов перестанут так быстро работать. При сдельной же оплате умелые работники гордятся собой — как быстро они умеют собирать мышеловки. Те, кто неповоротливы, возможно, попросят перевести их на другую работу, требующую меньшей ловкости (или менее сильных пальцев). Если при сдельной оплате окажется больше продукции — а так это обычно и случается, — это не опровергнет нашу гипотезу. Различные формы оплаты неизбежно оказываются связанными с разными уровнями других переменных, в особенности социальных. Почасовая оплата не позволяет проявиться трудовой этике, подавляя ее.

ОЧИЩЕНИЕ УСЛОВИЙ

 

Исследование направленности обоняния

 

Экспериментатором, вставившим пластмассовые трубки в ноздри студента, был Георг фон Бекеши. Это известный ученый, лауреат Нобелевской премии (в области физиологии и медицины) за 1961 год. Он провел этот эксперимент (1964) в Лаборатории психофизики Гарвардского университета. Целью эксперимента было выяснить, действует ли разница во времени, с которой запах достигает рецептора каждой ноздри, на локализацию источника запаха.

 

Для проведения этого эксперимента нужен был особый исследователь. Во-первых, он должен был считать, что обоняние обязательно направлено. Во-вторых, требовался предельно аккуратный и технически искушенный человек: нужно было обеспечить очень точную разницу во времени поступления воздуха в каждую ноздрю. В-третьих, (решающее условие) — этот человек должен был верить, что эксперименты вносят основной вклад в научное понимание поведения.

 

Вы, разумеется, помните из курса общей психологии, что направление звука определяется благодаря тому, что у нас два уха. Если источник звука находится от нас справа, звук будет немного сильнее в правом ухе и, что более важно, достигнет правого уха немного раньше левого. Не тем же ли способом мы определяем и направление запаха? Бекеши варьировал как силу запаха, поступавшего в разные ноздри, так и время поступления запаха в каждую из них. Здесь мы рассмотрим только его исследование, касающееся временного различия.

Установка. Поскольку эффективность эксперимента зависит от «чистоты» независимой переменной, то решающее значение имеет аппаратура. На рис. 5.1 показана установка для введения запаха в одну ноздрю. В положении, указанном на рисунке, трубка, вставленная в ноздрю, пропущена через верхнюю из двух пластинок тефлона и соединена с трубкой, проходящей через нижнюю пластинку и соединенной, в свою очередь, с компрессором, подающим воздух без запаха. Ароматизированный воздух из смесителя также под давлением поступает в вентилятор и уходит наружу. Когда верхняя пластинка сдвигается вправо, в ноздрю сразу попадает ароматизированный воздух. Воздух без запаха выходит через крайнее левое отверстие в верхней пластинке в комнату.

 

 

Рис. 5.1. Аппарат для передачи запаха в ноздрю в эксперименте с направленным обонянием (Г. фон Бекеши, 1964)

 

Были использованы две такие системы, по одной для каждой ноздри. Верхняя пластинка передвигалась мощным электромагнитом. Перед началом опыта экспериментатор устанавливал реле времени на необходимую разницу во времени поступления ароматизированного воздуха в каждую ноздрю. Он мог это делать с точностью до одной десятитысячной секунды!

 

Ход опыта. В каждой пробе испытуемый в момент, когда начинает вдох, нажимал кнопку. Это вызывало поступление ароматизированного воздуха поочередно в каждую ноздрю с временным интервалом, заданным экспериментатором. (Испытуемый, конечно, не знал, каков этот интервал.) В ответ на стимул испытуемый проводил линию вперед, влево или вправо, в зависимости от того, откуда, как ему кажется, идет запах.

 

Результаты. На рис. 5.2 показаны временные интервалы (а) и ответы испытуемых (б). Были использованы следующие три уровня независимой переменной: стимуляция левой ноздри на 0,5 мс раньше стимуляции правой ноздри; одновременная стимуляция обеих ноздрей и стимуляция правой ноздри на 0,5 мс ранее левой ноздри. Как можно видеть, несмотря на очень небольшую разницу во времени (1/2000 с), испытуемые четко локализовали кажущийся источник запаха слева или справа. Когда же стимуляция была одновременной, они определяли источник как находящийся прямо впереди, хотя и несколько размытый.

 

Таким образом, была подтверждена гипотеза о том, что разница во времени поступления ароматического вещества в две ноздри создает впечатление направленности запаха.

 

Рис. 5.2. Временной интервал между стимуляцией ноздрей (а) и определение испытуемыми местонахождения источника запаха (б) в эксперименте с направленным обонянием, (а) На оси — различия во времени между стимуляцией левой и правой ноздри, (б) Распределения левои правосторонней локализации источника запаха (Г. фон Бекеши, 1964)

Обсуждение. Бекеши отмечает: «В этой связи интересно добавить, что свинья — животное, известное своей способностью отыскивать трюфели под небольшим слоем земли — имеет широко расставленные ноздри. В поисках этих деликатесов она постоянно двигает головой» из стороны в сторону так, как это делают люди, которые пытаются установить источник звука. Похоже, что животное тем самым определяет местоположение источника запаха» (1967, с. 105).

 

Однако эксперимент был проведен не за тем, чтобы объяснить, почему свиньи так хорошо отыскивают трюфели. Скорее, исследователь этим примером стремился показать, что способность локализовать источник стимуляции посредством оценки интервала между двумя воздействиями на разные участки тела является общей характеристикой восприятия, связанной с организацией нервной системы. Локализация с помощью слуха не уникальна. Это лишь одна из наиболее развитых способностей. Такое соображение привело Бекеши к изучению «слуха» на коже предплечья, которой он заменил крошечный орган слуха, расположенный в глубине среднего уха! Это дало ему прекрасную большую рецепторную поверхность и интактного испытуемого, от которого он получал субъективные отчеты.

Особая точность эксперимента иногда очень важна

Для корректного проведения эксперимента на направленное обоняние необходимо, чтобы условия независимой переменной (временные интервалы) соблюдались очень точно, а мешающие факторы были бы постоянными и желательно на низком уровне. Достоверные результаты, как это уже обсуждалось выше, могут получаться и при менее чистых условиях. Однако по поводу своих опытов Бекеши отмечает: «Интересно, что после того, как установка стала работать точнее, работа испытуемых также улучшилась, и временные интервалы, достаточные для латеральной локализации источника запаха, стали короче» (1967, с. 103). Другими словами, проводимый эксперимент должен хорошо представлять чистый эксперимент. Наушники в экспериментах Бекеши предназначались частично для предотвращения локализации стимула по щелчкам электродвигателя и шуму насоса, но главным образом для того, чтобы сосредоточить внимание испытуемого на запахе. По крайней мере в некоторых экспериментах, направленных на выделение независимой переменной, последняя должна быть исключительно «чистой»; только тогда будет достигнута внутренняя валидность в проверке экспериментальной гипотезы. Это особенно справедливо для психофизиологических экспериментов. Если используются нечистые медикаменты, то результат фактически сводится к нулю. Если операция на мозге проведена не достаточно чисто, могут быть повреждены смежные области, которые выполняют прямо противоположные функции. Вот почему мы рассмотрим теперь более тщательно эксперименты, в ходе которых вводится лекарство или разрушается часть мозга.

 

ИСКУССТВЕННОЕ СМЕШЕНИЕ

 

В эксперименте, направленном на выделение независимой переменной, причиной систематического смешения может быть неизбежное введение второй переменной, которая также может влиять на поведение. В этом случае употребляется термин сопутствующее смешение. Различаются два вида сопутствующего смешения: первое — искусственное смешение, возникающее в результате действий, направленных на создание одного из условий независимой переменной. Оно рассматривается в настоящем разделе. Второе — естественное смешение, которое возникает как в жизни, так и в эксперименте. Этот тип сопутствующего смешения будет рассматриваться в следующем разделе.

 

Два психофизиологических эксперимента

 

Память после рассечения свода. Широкая область исследований связана с мозговыми механизмами поведения. В нашем мире, полном опасностей, человек иногда получает травму мозга, что приводит к временному или постоянному нарушению поведения. Примером может служить амнезия, или потеря памяти. Единственная реальная возможность использовать такие клинические случаи для изучения функций различных частей мозга — это исследовать мозг человека после его смерти. Но при этом нельзя, конечно, рассчитывать на планомерное и тщательное изучение. Вдобавок не всегда можно точно установить, какая именно часть мозга повреждена.

 

Вследствие этого на животных проводятся контролируемые эксперименты. В зависимости от поставленной задачи подопытными служат различные виды животных. Исследование сложных аспектов памяти, которые связаны с поведением человека, желательно проводить на мартышках или даже высших приматах.

 

Обычно методика заключается в возможно более аккуратном удалении определенной части мозга и последующем сравнении поведения оперированных и неоперированных животных. По окончании опыта оперированных животных необходимо умертвить с тем, чтобы точно установить место экспериментального повреждения.

Нет нужды говорить, что такого рода эксперименты не проводятся кое-как, без подготовки. Они тщательно планируются с тем, чтобы получить ощутимые результаты. Кроме того, подопытные животные должны получать минимальную болевую травму.

 

Давид Гаффан (1974, с. 1100) провел эксперимент «по определению роли гиппокампа в двух различных актах памяти: образовании ассоциаций и узнавании». Далее в этой книге мы увидим, как ему удалось разделить ассоциацию и узнавание. Здесь же мы рассмотрим, как он выяснил, с чем действительно связаны наблюдаемые им явления: с поврежденным гиппокампом или интактным. В качестве подопытных животных он использовал макак-резусов.

 

В идеальном эксперименте одна и та же обезьяна в одно и то же время должна быть исследована с оперированным гиппокампом и с нетронутым, интактным. Поскольку такое невозможно, то были взяты две группы по три обезьяны в каждой: в одной группе — животные с поврежденным гиппокампом, в другой — с интактным. Предположим, что обе группы абсолютно равноценны. Тогда условия чистого эксперимента требуют, чтобы у животных первой группы был поврежден только гиппокамп и никакая другая часть мозга и чтобы животные второй группы вообще не подвергались операции. Но повредить только гиппокамп невозможно. Гаффан постарался разрушить гиппокамп без повреждения окружающих тканей, насколько это было возможно. Он выбрал специальную часть гиппокампа — узкий пучок нервных волокон, именуемую сводом. «Рассечение свода гиппокампа было выбрано потому, что оно в наименьшей степени повреждает экстрагиппокампальную область» (с. 1100). Иными словами, перерезка свода является наилучшим способом нанести локальное повреждение гиппокампа, избегая повреждения других структур.

 

И все-таки невозможно рассечение свода без оперативного вмешательства, которое требует использования анестезии и влечет за собой значительное повреждение кожи, мышц и костей черепа. «В черепе было проделано пятимиллиметровое отверстие для трепанации. Затем оно было расширено долотом. Полушарие с этой стороны было осторожно отведено, чтобы обнажить мозолистое тело (волокна, связывающие два полушария). В нем после удаления жидкости (высасывания через трубку) была открыта щель, через которую с помощью изогнутой иглы был извлечен и затем разрезан свод» (Гаффан, 1974, с. 1102).

 

Вот что было проделано с «экспериментальными» животными: перерезан свод и нанесено много других повреждений. После того как они поправились, с ними провели эксперименты на проверку памяти, сравнивая с обезьянами второй группы, с сохранным сводом. Однако не думайте, что обезьян второй группы вообще не трогали до проверки их памяти. Эту группу животных Гаффан оперировал точно так же, как и первую, за исключением того, что свод остался не тронутым. Поэтому обезьяны второй группы называются оперированными контрольными животными, тогда как обезьяны с рассеченным сводом — экспериментальными животными.

Пищевое поведение, вызванное диазепамом. Еще один способ изучения мозговых механизмов поведения — применение лекарственных веществ. В клинической практике диазепам и другие сходные вещества (из класса бензодиазелинов) часто используются как умеренные транквилизаторы. Наблюдение над пациентами и над подопытными животными позволило сделать вывод, что диазепам, помимо успокаивающего действия, вызывает повышенный аппетит. Чтобы понять функции мозга, нужно выяснить природу его биохимических процессов и их влияния на поведение.

 

Двое исследователей, Рой Вайз и Вивьен Досан, провели эксперимент со стимулированием аппетита диазепамом (1974). Для изучения этого элементарного вида поведения (по сравнению, например, с памятью, изучаемой Гаффаном) они могли использовать в качестве испытуемых лабораторных крыс. Мы и на этот раз отложим обсуждение полученных ими результатов, снова сосредоточив свое внимание на примененном ими способе контроля.

 

В отличие от Гаффана, Вайз и Досан использовали схему с двумя экспериментальными условиями. Они намеревались сравнить поведение подопытного животного с определенным количеством диазепама, введенного в мозг, с поведением животного, не подвергавшегося инъекции. Чистый эксперимент предполагает, что они вводят только диазепам в мозг крысы. Однако этого сделать было нельзя: диазепам должен вводиться путем инъекции в стенку брюшной полости (внутриперитоническая инъекция). Через 15 минут диазепам уже всасывается (но еще не начинает выводиться из организма) и животное готово к проверке.

 

Другим условием была инъекция нейтрального вещества в брюшину. Обычно это вещество (называемое плацебо) состоит из физиологического солевого раствора, той же концентрации, что и жидкость, входящая в состав организма. Поэтому раствор не вызывает никаких химических реакций. В эксперименте инъекция плацебо была названа контрольным условием, а инъекция диазепама получила название лекарственного или экспериментального условия. Именно в этом смысле термин плацебо разъясняется в Американском толковом словаре (1973, с. 1001): это «нейтральное вещество, используемое в экспериментах для контроля».

 

Контроль искусственного смешения

 

Предположим, что Гаффан использовал в качестве контрольной группы неоперированных обезьян. В этом случае невозможно было бы установить, насколько зависят и зависят ли вообще обнаруженные различия от повреждения свода, а не других тканей (т. е. фактически от воздействия самой операции). И такое сравнение мы можем изобразить в виде следующей диаграммы:

 

Состояние окружающей области Состояние свода
  Рассеченный Нетронутый
Поврежденная Оперированная группа  
Неповрежденная   Неоперированная группа

Это сравнение условий совершенно несостоятельно с точки зрения внутренней валидности, так как две группы обезьян различаются не только состоянием свода, но и состоянием окружающей свод области. Корректным будет только такое сравнение, когда условия на диаграмме расположены на одной линии, здесь — горизонтали, поскольку она означает один и тот же уровень побочной переменной. Это достигается путем сравнения группы с рассеченным сводом с контрольной группой, т. е. с группой, прошедшей операцию и отличающейся только состоянием свода. В этом случае диаграмма оказывается следующей:

Состояние окружающей области Состояние свода
  Рассеченный Нетронутый
Поврежденная Экспериментальная оперированная группа Контрольная оперированная группа

Теперь сравнение делается по горизонтали и, таким образом, смешение между состоянием свода и состоянием окружающей области устранено.

Вайз и Досан (1974) выбрали схему эксперимента, при которой каждое подопытное животное помещалось в оба условия, а не схему, предусматривающую участие в каждом условии отдельной группы животных. Однако и у них проблема смешения и ее решение логически были такими же, что и в эксперименте Гаффана. Если бы они для контроля использовали животных, которым не сделали никакой инъекции, то условия на диаграмме различались бы как по «вертикали», так и по «горизонтали», свидетельствуя о том, что они различаются сразу по двум параметрам.

 

Применение инъекции Введение диазепама
  Да Нет
Да Применение диазепама  
Нет   Без какой-либо инъекции

Устранить это смешение можно, изменив контрольное условие таким образом, чтобы оно отличалось от экспериментального только введением диазепама:

Применение инъекций Введение диазепама
  Да Нет
Да Применение диазепама Применение плацебо

И снова сравнение проводится по горизонтали, так что смешение между применением диазепама и просто инъекцией ликвидируется.

В этих экспериментах независимая переменная имела два уровня: активный — рассечение свода, введение диазепама, а также неактивный — свод не затронут, диазенам не введен. Уровень переменной называется активным тогда, когда экспериментатор произвел какие-то действия. Искусственно вызванная переменная также имеет как активный уровень «(повреждение окружающей области, инъекция), так и неактивный уровень (без инъекции, без повреждения).

В обоих случаях активное условие рассечение свода или применение диазепама вызывает активный уровень другой переменной. Это называется артефактом эксперимента. Связь такого рода в природе не существует. Она вызывается исключительно действиями экспериментатора, Если сравнение производится с группой, на которую не было оказано никакого воздействия (неактивный уровень), различие будет не только в уровне независимой переменной, но также в уровне артефактной переменной. Если бы был возможен чистый эксперимент, то артефакта бы не было, так как экспериментатор манипулировал только с независимой переменной. Просто игнорировать существование артефакта, используя для сравнения только неактивные условия воздействия (без операции, без инъекции), нельзя, так как это сразу уведет нас от идеального эксперимента, хотя требования чистого эксперимента будут удовлетворены. Использование активных контрольных условий (частичная операция, плацебо) приближает исследователя к идеальному эксперименту. В отношении артефактной переменной два условия воздействия просто неразличимы.

Такой эксперимент, как бы далек он ни был от чистого эксперимента — ведь в экспериментальных гипотезах ничего не говорится о повреждении других тканей или инъекциях в брюшину, — все же, несомненно, ближе к нему, чем эксперимент, сравнивающий активное условие воздействия с неактивным. Мы можем подытожить суть искусственного смешения и использование контрольных условий для его устранения следующим образом:

Эксперимент с искусственным смешением

Артефактная переменная Независимая переменная
  Активный уровень Неактивный уровень
Активный уровень Активное условие  
Неактивный уровень   Неактивное условие

 

Эксперимент, контролирующий искусственное смешение

Артефактная переменная Независимая переменная
  Активный уровень Неактивный уровень
Активный уровень Экспериментальное условие Контрольное условие

Контрольное условие в данном случае содержит неактивный уровень независимой переменной и активный уровень артефактной переменной. Оно сравнивается с экспериментальным условием, которое состоит из активного уровня обеих переменных.

Когда эксперимент строится по схеме, предусматривающей использование только одной группы испытуемых, каждого испытуемого подвергают воздействию как экспериментального, так и контрольного условий. В случае использования межгрупповой схемы эксперимента две группы испытуемых, которые подвергаются сравнению, как правило, называются соответственно экспериментальной группой и контрольной группой.

 

ЕСТЕСТВЕННОЕ СМЕШЕНИЕ

 

Эксперимент с плачущим ребенком

 

Спросите мать, плачет ли ее ребенок, когда она уходит, и, скорее всего, вы получите положительный ответ. Но исследователи в области социологии развития обычно стараются получить более объективное свидетельство. Им бы хотелось установить, насколько важен человек, к которому привязан ребенок (обычно мать), в социальном развитии ребенка. Если в жизни младенца действительна существует период, когда уход матери расстраивает его до слез, то это нужно учитывать при рассмотрении возможных путей социального развития.

 

Эта идея и послужила основой для эксперимента на привязанность детей, т. е. для изучения поведения, являющегося следствием этой привязанности. Эксперимент был проведен двумя психологами — Дон Флинером и Робертом Кернсом (1970). Когда они обратились к литературе, обнаружились значительные противоречия: например, «если один исследователь установил, что ребенок начинает плакать при разлуке с матерью в возрасте от 3 до 6 месяцев, то другие делают вывод, что в среднем это начинает происходить в возрасте 7— 9 месяцев» (с. 215).

 

Методика. Наши исследователи отметили, что в экспериментах их предшественников независимая переменная менялась не в строгом соответствии с тем, что утверждалось в экспериментальной гипотезе. Дети действительно плачут, когда мать уходит. Но, может быть, тоже самое произойдет, если уйдет любой другой человек, с кем они провели какое-то время? Исследователи организовали эксперимент таким образом, чтобы с ребенком одновременно находились мать и ассистент экспериментатора (молодая женщина). Затем женщины уходили поодиночке, а поведение ребенка записывалось на магнитофонную ленту и на кинопленки. Каждая женщина отсутствовала 60 с. Для разных детей, подвергавшихся испытанию, были использованы 4 варианта чередования условий ухода матери (М) и ассистентки (А): АМАМ, АММА, МААМ и МАМА.

 

Балльная оценка плача ребенка производилась «вслепую» экспертами, работающими независимо с фильмами и магнитофонными пленками. Эксперты не знали, какой из просмотренных эпизодов связан с отсутствием М, а какой с А. Плач оценивался по количеству 5-секундных периодов, в течение которых ребенок, по мнению эксперта, плачет. Применение системы балльных оценок вслепую является важным условием контроля за систематическим предубеждением экспериментатора, о котором говорилось в главе 2. Если у эксперта существует априорное мнение, что плач будет сильнее в случае ухода матери, то вероятнее всего он увидит (и услышит) сцену именно таким образом.

 

Результаты. В эксперименте участвовали разные возрастные группы. Для самых маленьких детей большой разницы в длительности плача не обнаружилось. Однако для детей в возрасте от 12 до 14 месяцев эта разница оказалась значительной. Для 15 детей этого возраста в условии отсутствия матери оценка равнялась 11,67, а в отсутствие ассистентки — 8,27. Специфическая реакция на отсутствие матери, таким образом, выявилась для более позднего возраста по сравнению с предыдущими данными. Проблема заключается в том, что, раз начав плакать, ребенок будет плакать, даже если почти ничего (или ничего) не будет происходить.

 

Контрольное условие для устранения смешения путем введения расширенной переменной

 

Флинер и Керне расценили предыдущие эксперименты как ошибочные, поскольку из результатов не было ясно, плачет ли ребенок потому, что ушла именно мать:

 

Уход человека Уход матери
  Да Нет
Да Уход М  
Нет   М не ушла

Это может быть установлено путем сравнения условий, которые различаются для обеих переменных. В данном случае чистый эксперимент логически невозможен. Здесь нельзя сделать так, чтобы уходила только мать, а кто-то другой оставался. Флинер и Керне устранили это смешение, введя в эксперимент ассистентку А, которая была некто, но не М — мать. Таким образом, получилось:

Уход человека Уход матери
  Да Нет
Да Уход М Уход А

Эти две таблицы, по существу, такие же, как описанные нами для искусственного смешения. Первая там была следующей:

Расширенная переменная Независимая переменная
  Активный уровень Неактивный уровень
Активный уровень Активное условие  
Неактивный уровень   Неактивное условие

 

Применение активного контрольного условия, уход А, позволяет сделать сравнение по горизонтали только по одной-единственной' переменной — независимой переменной из гипотезы:

 

Расширенная переменная Независимая переменная
  Активный уровень Неактивный уровень
Активный уровень Экспериментальное условие Контрольное условие

И снова мы видим, что произошло смешение, когда активное условие воздействия (уход М) сравнивалось с неактивным (М остается). Это значит, что активный уровень независимой переменной включал в себя также и активный уровень расширенной переменной, а неактивный уровень независимой переменной включал в себя также и неактивный уровень расширенной переменной. Это смешение было устранено путем проверки на активном уровне другой переменной — но в данном случае не артефактной, а более широкой переменной, чем та, которая фигурировала в экспериментальной гипотезе.

Контрольные условия для устранения смешения с помощью второй переменной

В обзоре литературы о привязанности человека (1974) Лесли Джордан Коэн отмечает, что Флинер и Керне (1970) избежали еще одного смешения, что не удавалось сделать экспериментаторам до них. Она тоже указывает, что в предшествующих экспериментах ребенок оставался совсем один, когда уходила мать. Из-за этого трудно было решить, плачет ли ребенок потому, что ушла мать, или потому, что он остался один. С этой точки зрения более ранний эксперимент можно представить следующим образом:

Кто-то остается Уход матери
  Да Нет
Нет М уходит  
Да   М не уходит

Именно это смешение было устранено тем, что либо А, либо М остается, когда одна из них уходит. Теперь эксперимент может быть изображен так:

Кто-то остается Уход матери
  Да Нет
Да М уходит А уходит

Кажется, что теперь смешение полностью ликвидировано и можно сделать желаемое сравнение по горизонтали — условий воздействия только независимой переменной. Но Коэн (1974) указывает, что контроль все же был недостаточен. Это видно из следующей формы представления эксперимента Флинера и Кернса (1970).

 

 

Кто именно остается Уход матери
  Да Нет
А Уход М  
М   Уход А

Здесь независимая переменная — «уход матери» (Да или Нет) — смешалась с другой переменной — «кто остается» (А или М). Коэн предлагает план устранения этого смешения. Для этого необходимо ввести третьего взрослого человека, который бы постоянно присутствовал в комнате. Теперь при одном условии мать и этот третий человек будут с ребенком, а затем мать уйдет. При другом условии ассистентка и постоянно присутствующий человек будут с ребенком, а затем ассистентка уйдет.

Диаграмма контроля с использованием постоянно остающегося человека следующая:

Кто остается? Уход матери
  Да Нет
Третий человек Уход М Уход А

Наконец-то (мы надеемся!) можно действительно провести сравнение по горизонтали с единственным различием в условиях независимой переменной — «уход матери».

Мы только что рассмотрели два случая смешения со вторичной переменной. Эта переменная возникла как результат экспериментальных действий, но она присуща не только эксперименту; она типична и для естественных условий. Вторичная переменная — это чье-либо присутствие вообще. Когда мать уходит, ребенок очень часто остается один. Наступающее одиночество вторично по отношению к уходу матери. Когда мать и знакомая обе находятся с ребенком, они обычно уходят по очереди, а не вместе. В зависимости от того, кто из них уходит, возникает тот или другой уровень вторичной переменной — «присутствия человека».

 

В более общих понятиях сопутствующего смешения, искусственного или естественного (а для естественных условий с расширенной переменной или со вторичной), диаграмма будет выглядеть следующим образом:

 

Эксперимент с сопутствующим смешением







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.206.13.28 (0.02 с.)