ТОП 10:

ИСТОЧНИКИ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫХ ГИПОТЕЗ



 

Для прикладных исследований экспериментальные гипотезы довольно часто возникают из насущных потребностей или, по меньшей мере, из желания что-либо улучшить. Они рождаются непосредственно из повседневной жизни. Именно так возникли эксперименты с шумом в ткацком цехе, с методами заучивания фортепьянных пьес, с ночными посадками самолета. Для научных исследований, как направленных на улучшение понимания поведения, более типично основываться на предшествующих экспериментах. Эти эксперименты могут быть следствием прикладных исследований, как, например, это уже было с проблемой наблюдения невооруженным глазом и с помощью бинокля. Однако чаще они рождаются непосредственно из предшествовавших научных исследований.

 

Даже если в голову приходит блестящая оригинальная идея, не стоит тот же час разрабатывать экспериментальную схему: кто-нибудь уже мог быть здесь первым. Какой смысл вторично проверять факторы поведения, которые уже были изучены. Следовательно, необходимо просмотреть литературу (так называются опубликованные работы по данной проблеме). Литературу можно грубо разделить на два вида: первичные и вторичные источники. Из-за огромной массы первичных источников по психологии (по меньшей мере около 500 журналов, некоторые из них издаются более 50 лет) лучше начать со вторичных источников. Лучше посмотреть самые поздние научные обзоры по общей проблеме. Они часто используются в качестве учебных пособий для студентов и аспирантов в университете. Так, например, среди этой литературы есть книги, обобщающие исследования по разрешению конфликтов, межличностному восприятию, познавательным процессам, биохимическим факторам поведения и т. д. Вы выясните актуальные проблемы и получите также целый ряд ссылок на оригинальную литературу. Полезным может оказаться обзорный ежегодник «Annual Review of Psychology», в котором за последние один или два года рассматривается 15—20 тем или областей. Подобную информацию по еще большему кругу проблем можно найти в «Psychological Bulletin», который ежемесячно издается Американской ассоциацией психологов. Статьи в журнале «Psychological Review», издаваемом каждые 2 месяца американской Ассоциацией психологов, носят более теоретический характер, с небольшим числом ссылок. Большинство статей представляет собой скорее изложение оригинальных идей, чем обзор работ других авторов. Все же, чтобы хорошо проводить эксперименты, вы должны знать теоретический контекст. Возможно, что изучение перечисленных источников даст вам ориентировку в интересующей вас проблеме и покажет, что необходимо изучить далее для успешной разработки других проблем.

 

Приступив к изучению оригинальных работ, указанных в ссылках, вы увидите, что каждая из этих статей, в свою очередь, имеет ссылки на другие работы. Считать, что вы уже достаточно начитали литературы, можно только тогда, когда вам перестанут попадаться ссылки на работы, еще не изученные вами. Возможно, для этого придется ограничиться более узкой тематикой, чем вы предполагали сначала. Если вы можете пользоваться хорошей библиотекой, у вас не будет трудностей в отыскании всех необходимых статей. Если же у вас нет доступа в библиотеку, можно получить отдельные оттиски статей, обратившись к авторам.

 

Главное, помните: никогда не принимайте на веру чей-либо пересказ статьи; вы должны обязательно прочитать ее сами.

 

ОПЕРАЦИОНАЛЬНАЯ ВАЛИДНОСТЬ

 

Исследовательская гипотеза, которую мы хотим проверить, формулируется, как правило, в довольно общих и абстрактных понятиях, которые должны репрезентироваться в конкретном эксперименте.

 

В предисловии к этой главе обсуждался вопрос о том, насколько громкий звук зуммера может репрезентировать абстрактное понятие наказания. На самом деле он очень мало похож на наказание. Обычно наказание связывается с представлением о боли, лишении собственности или свободы, общественном осуждении. Именно в вопросе перевода абстрактных или теоретических понятий на язык конкретного эксперимента даже лучшие психологи подчас демонстрируют сомнительную логику. Если такой перевод вызывает сомнения, то говорят, что эксперимент лишен операциональной валидности.

 

Эксперимент в социальной психологии

 

Хорошим примером такого сомнительного перевода, который сразу же приходит на память, может служить классическое исследование Левина, Липпита и Уайта (1939). В нем сравнивалось влияние авторитарной, демократической и анархической обстановки на групповое поведение 10-летних мальчиков. Посмотрим, как эти понятия переводились на язык конкретных экспериментальных операций. Авторитарная обстановка была представлена взрослым лидером, который сам принимал все решения и делал много персональных замечаний. Демократические условия также обеспечивались взрослым лидером, который, однако, способствовал коллективному решению вопросов и всячески стремился поддерживать ребят. Для создания анархической обстановки предусматривалось полное невмешательство взрослого как в деятельность группы, так и в межличностные отношения. В результате оказалось, что в условиях «демократической» обстановки было меньшее число драк, дети были более счастливы и более деятельны, чем при Других режимах. Автор этих строк предпочел бы назвать описанные ситуации соответственно как деспотию, либеральную монархию и демократию. Эти действительные режимы не смогли реализоваться полностью (кроме взрослого лидера) из-за недостатка времени. Другой вопрос, связанный с операциональной валидностью, — насколько эти кратковременные эксперименты с детьми, живущими в очень разной домашней обстановке, могут вообще что-либо говорить о поведении индивидов, которые постоянно находятся в соответствующих социальных условиях.

Эксперимент по научению

 

Один из самых выдающихся психологов Е. Л. Торндайк проверил гипотезу о том, что частота упражнения сама по себе (т. е. без знания результата) ведет к научению (1931, 1932). В опытах на самом себе Торндайк чертил линии заданной длины (например 4 дюйма) с закрытыми глазами, доведя число проб до нескольких сотен. К сожалению, он использовал два противоречащих друг другу критерия для оценки факта научения.

 

Первым критерием было увеличение точности действия; вторым — тем большее закрепление движений, чем чаще они осуществлялись в ранних пробах. Когда оказалось, что точность движении не увеличивается (работа 1931 г.), был сделан вывод, что экспериментальная гипотеза неверна. Когда же точность увеличилась (работа 1932 г.), но при этом неизбежно уменьшилась частота движений, осуществлявшихся в ранних пробах, то это также было использовано для опровержения экспериментальной гипотезы!

Снова об эксперименте полного соответствия

 

Были ли эти эксперименты правильны в том смысле, что они действительно проверяли экспериментальную гипотезу? Обладают ли они внешней валидностью? Ранее внешняя валидность определялась тем, насколько хорошо эксперимент репрезентирует безупречный эксперимент полного соответствия. Так, в отношении экспериментов, которые «улучшают» реальный мир (глава 3), ставился вопрос, насколько независимая, зависимая и побочные переменные репрезентировали реальную ситуацию, рассматриваемую в экспериментальной гипотезе. Точно так же в случае эксперимента на выборках (глава 4) обсуждался вопрос, насколько была представлена интересующая популяция. Таким образом, обсуждался тот же вопрос, хотя и в более утонченном виде.

 

Спорный момент исследования социальной обстановки (Левин, Липпит и Уайт, 1939) в том, насколько адекватно три экспериментальных условия репрезентируют соответствующие социальные системы. Было выдвинуто возражение, что никакая группа с самозваным лидером не может считаться демократической. Однако выполнение настоятельного требования, чтобы руководитель выдвигался самой группой, сделало бы эксперимент вообще невозможным. Поэтому предполагается, что при достаточном времени анархическая обстановка может перейти в демократическую. Правда, надо признать, что со временем в той же группе вполне могла сложиться и авторитарная обстановка, как это описано в «Повелителе Мух» (Голдинг, 1954). Итак, можно сделать вывод, что хотя в эксперименте не достигнуто полное соответствие, он все-таки был, насколько возможно, близок к этому. Таким образом, внешняя валидность оказалась настолько высокой, насколько это было практически возможно.

Вопрос о репрезентативности в этом эксперименте связан с независимой переменной. В эксперименте по научению, проведенном Торндайком, этот вопрос относится к зависимой переменной. Торндайк был талантливым исследователем; и только веская причина могла затруднить ему определение зависимой переменной. По его мнению, единственно, что можно достичь простым упражнением, без знания результатов, — это закрепить первоначальные реакции. Это должны быть те реакции, которые повторялись наиболее часто. Таким образом, когда точность движений действительно увеличилась, он решил, что это изменение не является свидетельством научения, так как он никак не мог этого объяснить. Тем не менее реально научение может происходить и без знания внешних результатов. Например, будучи испытуемым, Торндайк мог все более внимательно относиться к своим движениям и тем самым достигать лучшего соответствия воспроизводимых линий «внутреннему стандарту» в 4 дюйма. Теоретические представления экспериментатора не должны влиять на выбор зависимой переменной. Ведь экспериментальная гипотеза была достаточно ясной: научение означает более точное действие. Поэтому степень точности воспроизводимой линии и была наиболее адекватной зависимой переменной.

Итак, операциональная валидность означает, что конкретные экспериментальные операции (создание условий и получение зависимой переменной) репрезентируют независимую и зависимую переменные в недостижимом эксперименте полного соответствия. В данном случае эксперимент полного соответствия невозможен, потому что он существует в мире теорий, а не в сфере конкретных операций.

ИСПЫТУЕМЫЕ

 

В некоторых случаях из-за стремления к обобщению в экспериментах на выделение независимой переменной в экспериментальной гипотезе отсутствует указание на какую-либо специальную популяцию испытуемых. В других же случаях из экспериментальной гипотезы можно прямо вывести, на каких испытуемых или животных должен проводиться эксперимент.

 

Выбор животных

 

Уже по тому, поведение каких животных изучаем, гипотезы можно проранжировать от очень общих до узкоспециальных. Иногда эксперименты проводятся только для того, чтобы выяснить, распространяются ли уже известные феномены поведения на другие виды животных.

 

Животные вообще. Голубь все чаще будет клевать светлую клавишу, если через каждые 10 ударов он получает зернышко пшеницы (совершенно аналогично тому, как это было в эксперименте по трудовой этике). Если голубь не будет клевать, то он не получит пшеницу. Иначе говоря, получение пшеницы обусловлено клеванием. А клевание обусловливает получение корма. Давайте теперь рассмотрим принцип подкрепления: когда менее вероятное поведение обусловливает более вероятное поведение, то вероятность первого увеличивается (Примак, Шеффер и Хандт, 1964). Так, если животное было ограничено в движениях, но ему давали много пить, то более вероятно, что затем оно будет двигаться, и менее вероятно, что будет пить. Но если возможность бегать будет поставлена в зависимость от питья, то даже не испытывающее жажду животное будет пить чаще, чтобы подвигаться. Здесь мы имеем дело с очень общим законом, применимым и к мышам и к людям. Трудно сказать, насколько низкой должна быть ступень развития организма (протозои?), чтобы этот закон перестал действовать. Предположим, что эта гипотеза и в самом деле могла бы быть проверена на многих видах. Тогда животные для эксперимента могут выбираться уже просто из соображений удобства. В качестве лабораторных животных, как правило, отбираются особи небольших размеров, понятливые и способные выжить в неволе. Желательно, чтобы они легко размножались, с тем, чтобы указанные качества закрепились. Получаемое при этом единообразие животных удобно еще и тем, что позволяет сравнивать эксперименты, выполненные в разных лабораториях. Однако у такого отбора животных есть и отрицательные стороны. Локард (1968) обратил внимание на то, что лабораторная крыса не является репрезентативным животным. Она развивалась в тесном контакте с людьми и во многих отношениях дегенерировала. Необыкновенная понятливость этих крыс является результатом слабого развития системы эндокринных желез. Эти сомнения поддерживаются наблюдениями К. Бриланда и М. Бриланда (1961) над нелабораторными видами животных, которые совсем не склонны увеличивать свою активность с увеличением подкрепления. Например, свиньи довольно скоро перестают нажимать на рычаг для получения пищи и вместо этого начинают рыть землю, т. е. переходят к поведению, связанному с добыванием пищи в нормальных условиях.

 

Специальные животные. Некоторые эксперименты проводятся, чтобы проверить гипотезу, ограниченную только данным видом животных, мужскими или женскими особями, молодыми или старыми и т. д. Если эксперимент проводится для проверки гнездового поведения у голубей, то он должен проводиться именно на голубях.

 

Другой причиной использования специального вида животного может быть изучение реакции клеток головного мозга на стимуляцию глаза светом разной длины волны. Некоторые методы возможны только при условии, что исследование проводилось на чисто колбочковой сетчатке, которая обнаружена у очень небольшого числа видов, например, у сусликов (Джакобс и Андерсон, 1972). Точно также принципы обучения чтению могут быть изучены только на маленьких детях.

 

Люди вообще. Большинство разделов психологической науки, включая экспериментальную психологию, на самом деле относится только к человеку. Так, существуют эксперименты, рассматривающие поведение людей в социальных группах, их способность определять высоту звука или воспринимать два различных сообщения, поступающих одновременно на оба уха. Мы не будем сейчас обсуждать вопрос о том, что лучше — психология, которая затрагивает только людей, или психология, охватывающая и много разных видов животных. Следует отметить, что очень многие эксперименты, направленные на изучение человека, проводились на «двойнике» лабораторной крысы — студенте. В некоторых исследованиях это может привести к излишнему обобщению результатов: частное подтверждение гипотезы принимается за общее. Например, вполне возможно, что многие студенты колледжа, в силу того что они впервые оказались далеко от дома и находятся в возрасте, когда межличностные отношения особенно важны, поддадутся давлению группы в эксперименте, тогда как другие лица в этом случае проявили бы большую самостоятельность. С другой стороны, если вопрос заключается в том, может или не может человек в принципе совершать определенные действия, например внимательно слушать одновременно два разговора, то в этом случае студенты колледжей представляют собой благодатный материал. Ведь они так расторопны!

 

Отбор и распределение испытуемых

 

Когда нам уже известна общая популяция, из которой должны быть выбраны испытуемые, нам все еще нужно произвести специальный их отбор или распределение по подгруппам. В большинстве случаев может быть использована уже существующая группа, такая, например, как класс в средней школе. Используемая схема всегда отражает представление исследователя о том, как достичь наибольшей внутренней валидности, т. е. избежать эффектов последовательности или неэквивалентности групп. В экспериментах с выделением независимой переменной экспериментатор редко сталкивается с проблемой выбора таких испытуемых, которые представляют всю популяцию. (Это было основной темой предыдущей главы.) Дело, в том, что для выделения независимой переменной Можно использовать любых испытуемых. Проблема же обобщения решается за счет повторения экспериментов на других испытуемых.

Типичные межгрупповые стратегии. Предварительные меры. Если испытуемые отбираются из большой популяции, то для формирования экспериментальных групп используется метод случайного отбора. Если в эксперименте должны участвовать все испытуемые, то наиболее подходящим будет метод случайного распределения. Обе эти схемы были описаны в главе 4. До того, как эксперимент начнется, должно быть установлено, кто именно будет в группе, относящейся к каждому условию.

 

Сериальное решение. Зачастую для формирования экспериментальной группы применяют метод произвольного выбора испытуемыми удобного для них времени явки на эксперимент из общего экспериментального времени, т. е. метод расписания. Такая процедура может быть применена в том случае, когда в эксперименте участвует как целая группа, так и отдельные индивиды. Предположим, что есть два экспериментальных условия. Испытуемые распределяются поочередно по ним согласно времени их явки. В таком случае надо следить, чтобы условие А в результате не стало предъявляться регулярно в другое время дня или в другие дни недели, чем условие Б. Если испытуемых достаточно много, то наиболее приемлем случайный порядок распределения. Можно провести предварительное испытание, чтобы уменьшить разницу между группами. Например, если в эксперименте на время реакции средний показатель в предварительном испытании для формирующейся группы А оказался равен 140 мс, а для формирующейся группы Б — 150 мс, то новый испытуемый с предварительным результатом в 160 мс должен быть отнесен к условию А. Обычная ошибка состоит в том, что сначала набираются все испытуемые на условие А, а затем — на условие Б. Испытуемые, которые выбраны для эксперимента раньше или позже, могут значительно различаться по параметрам, существенным для результатов эксперимента.

 

Использование в высшей степени сходных индивидов. Иногда в экспериментах на животных сравниваемые группы составляются из особей одного и того же помета. В этом случае группы оказываются очень похожими. Такой метод особенно эффективен, если выводок состоит из животных с абсолютно одинаковой наследственностью, как у опоссумов. Для некоторых видов амфибий такой результат может быть получен посредством новой техники планирования. В яйцеклетку, удалив предварительно ее ядро, вводят идентичные клеточные ядра. Наибольшее приближение к генетической идентичности достигается у мышей.

 

В экспериментах на людях следовало бы более широко использовать идентичных (монозиготных) близнецов. Особенно ценно, если они росли вместе и воспитывались одинаково. Правда, если исследуется относительный вклад наследственности и окружения, то одинаковые условия воспитания окажутся уже нежелательным фактором смешения.

 

Эксперименты с одним испытуемым

 

Для выделения независимой переменной можно использовать индивидуальную схему эксперимента. По существу, именно таким был эксперимент по трудовой этике. К изложенным в главе 2 комментариям к схеме этого эксперимента нечего добавить. Остается только указать область применения экспериментов с одним испытуемым.

 

Мы начали эту книгу с описания экспериментов с одним испытуемым, которые дают прямой практический результат. Такой же метод применялся и в более строгих экспериментах (Вьюке, 1965; Готтман, 1973; Хольцман, 1963). Экспериментальное исследование памяти фактически было начато по такой же схеме Эббингаузом (1885, 1964), использовавшим бессмысленные слоги. Для большинства изученных им факторов эффект переноса от предыдущего эксперимента (или двух) был, вероятно, не слишком значительным из-за того, что запоминалось несколько дюжин списков.

 

Если мы проверяем гипотезу о наличии какой-то способности, достаточно проверить ее на одном человеке. Раз один человек может одновременно слушать и понимать сразу два сообщения, значит, это — в пределах человеческих возможностей. То же самое, если хотя бы один человек проявляет телепатические способности, демонстрируя без использования органов чувств знание того, что думает другой, значит, и эта способность находится в пределах человеческих возможностей. В большинстве случаев необходимо особенно позаботиться о достижении позиционного равновесия условий, предъявляемых одному испытуемому. В исследованиях с оперантным обусловливанием, как, например, у Примака, Шеффера и Хандта (1964), о котором упоминалось ранее, фоновый уровень ответа определялся до ввода подкрепления. Его следовало бы найти и после того, как уровень подкрепляемых ответов снизится с прекращением подкрепления. И только в совокупности обе эти оценки дадут фон, относительно которого можно определять эффективность режима подкрепления.

ИТОГИ И ПЕРСПЕКТИВЫ

 

В предыдущих главах этой книги мы шли от конкретного и частного к абстрактному и общему. Мы начали с вопроса, какое из двух условий лучше для данного человека. Единственное обобщение, которое было здесь возможно, — это использование данным человеком найденного условия в будущем. Когда было необходимо «улучшать» реальный мир, чтобы добиться внутренней валидности, экспериментатору пришлось принимать решение, какие именно свойства реального мира нужно скопировать, т. е. ему пришлось абстрагироваться от реального мира. Большее обобщение в отношении индивидов было достигнуто благодаря замене отдельного конкретного испытуемого выборкой из популяции. Теперь стало труднее решить, что лучше для одного конкретного индивида, но легче — что лучше для любого представителя популяции.

 

В настоящей и последующих главах продолжается абстрагирование и обобщение. В этой главе абстрагирование и обобщение тесно взаимосвязаны. Здесь мы уже не задавали себе вопрос, какое условие или уровень независимой переменной действует лучше, чем другие. Вместо этого мы отвечали на вопрос, что именно в данном условии обусловливает разницу в поведении.

 

Давайте рассмотрим две части последней фразы. «Что именно в данном условии» означает выделение из сложной переменной действительной независимой переменной, иначе говоря, абстрагирование существенного свойства. «Обусловливает разницу в поведении» предполагает меньший, чем ранее, интерес к условиям «лучшим, чем другие». Это связано с тем, что в научных исследованиях понятие «лучшее», как правило, неадекватно. Например, в исследовании методов обучения может быть выделена действительная переменная, которая при одном условии приводит к быстрому овладению иностранным языком, а при другом — к быстрому развитию невроза. Подобно этому могут быть найдены одинаковые жизненные процессы и в клетках тела и в бактерии, вызывающей болезнь. Таким образом, действие изолированной (абстрагированной) независимой переменной может быть широко обобщено.

 

В данной главе наши основные интересы были сосредоточены на способах контроля, необходимого для выделения независимой переменной. Мы еще вернемся к вопросу о том, отвечает ли выявленное действие независимой переменной определенным критериям надежности. Вслед за этим мы обсудим эксперименты, которые более полно выявляют механизмы влияния независимых переменных на поведение. Прежде всего это будут эксперименты, в которых используется несколько уровней независимых переменных, а не просто два различных условия. Затем мы убедимся в том, что более ясное представление о действии независимой переменной может быть получено в более сложных экспериментах с несколькими независимыми переменными. Таким образом, можно видеть, что к научному пониманию детерминации поведения ведет целая серия шагов.

 

Последней темой будут корреляционные методы. До сих пор единственная ссылка на них была в главе 1, в которой говорилось, что корреляционный подход не выдерживает сравнения с экспериментальным манипулированием независимой переменной. Тем не менее корреляционный метод тоже служит путем для изучения поведения и внес свой ценный практический и научный вклад. Мы рассмотрим характер этого вклада и возможности контроля в подобных экспериментах.

 

КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ

 

Для научного понимания механизмов поведения необходимы аксперименты, в которых выделяется истинная независимая переменная. Проверяемая в них экспериментальная гипотеза касается уже единичной независимой переменной, в отличие от «группы факторов», которая характерна для экспериментов с немедленным практическим применением результатов. В этих новых исследованиях к экспериментальной гипотезе предъявляются более высокие требования, чем это было раньше, поскольку описываемая независимая переменная должна быть «очищена» от других переменных. Эталоном для оценки внутренней валидности такого эксперимента, в котором делаются попытки выделить единичную независимую переменную, является чистый эксперимент. Этот эксперимент представляет собой, прежде всего идеальный эксперимент, в котором испытуемому одновременно предъявляются два разных условия независимой переменной. Кроме того, он требует, чтобы независимая переменная была единичной, а не сложной и чтобы другие переменные, которые могут влиять на поведение, сохранялись строго постоянными.

 

Прежде всего мы показали в эксперименте с индианками и в эксперименте по трудовой этике, что для выделения независимой переменной должны быть созданы специальные условия. Например, если эксперимент проводится в реальной рабочей обстановке, то невозможно ограничить условия различием только по одной переменной, В некоторых экспериментах требуется большое мастерство, чтобы «очистить» независимую переменную. Например, при изучении направленного обоняния исследователь очень постарался, чтобы точно задать условия независимой переменной — разницу во времени — и ликвидировать другие переменные, т. е. щелчки реле.

 

Внутренняя валидность нарушается далее из-за некоторых новых типов систематического смешения. Они проистекают из того печального факта, что мы не можем делать лишь что-то одно. Во всех случаях эти типы смешения возникают от того, что активное условие независимой переменной сопровождается активным уровнем побочной переменной. Таким образом, активный уровень независимой переменной связан с активным уровнем побочной переменной, а неактивный уровень независимой переменной связан с неактивным уровнем побочной переменной, В итоге независимая переменная смешивается с побочной переменной, и расчленить их влияние на поведение невозможно. В любом случае средством контроля такого сопутствующего смешения была схема, в которой неактивный уровень независимой переменной включал в себя активный уровень сопутствующей переменной. Это называется контрольным условием; если же используется межгрупповая схема эксперимента, то такая комбинация представлена контрольной группой. Активный уровень независимой переменной в этом случае называется экспериментальным условием, а соответствующая группа — экспериментальной группой.

 

Первый тип обсуждавшегося сопутствующего смешения — смешение с артефактной переменной. Он рассматривался на примера из психофизиологии. Если животные, у которых удалена часть мозга, сравниваются с животными, не оперированными вообще, то независимая переменная (удаление или неудаление части мозга) смешивается с артефактной переменной (повреждение других тканей). Поэтому необходимо ввести в эксперимент прооперированную контрольную группу животных для сравнения с оперированной экспериментальной группой. Эта контрольная группа подвергается той же самой операции, исключая удаление исследуемой части мозга. Подобным же образом в эксперименте, в котором введение лекарства является экспериментальным условием, должно быть контрольное условие с введением плацебо.

 

Для иллюстрации других типов сопутствующего смешения использовался эксперимент, проверяющий гипотезу, что дети плачут из-за ухода близкого им человека (матери). К этим типам относится, во-первых, смешение с расширенной переменной, когда вообще кто-нибудь уходит. Во-вторых, смешение с вторичной переменно — ребенок находится с кем-то или совсем один. В-третьих, смешение с другой вторичной переменной — с кем ребенок остается. Все это были иллюстрации сопутствующего смешения, называемого естественным смешением, в отличие от искусственного смешения, описанного выше. Термин «естественное» означает только, что связь уровней независимой переменной и уровней побочной переменной заложена в «природе вещей», а не вызывается исключительно действиями экспериментатора. Способ контроля естественного смешения тот же, что и в случае искусственного смешения: создание контрольного условия, которое включает в себя активный уровень сопутствующей переменной. Если нарисовать диаграмму уровней, по которым различаются условия, то можно увидеть, что контрольное условие делает возможным однолинейное сравнение только по независимой переменной.

 

Следующей была рассмотрена проблема операциональной валидности. Как и в случае с внешней валидностью, вопрос здесь тот же: правильный ли эксперимент проведен для проверки экспериментальной гипотезы. Переменные в экспериментах с выделением независимой переменной, как правило, выражены в довольно абстрактных понятиях; экспериментальные же ситуации — гораздо конкретнее. Поскольку в экспериментах приходится делать конкретные вещи, эксперимент полного соответствия невозможен. Можно лишь постараться, чтобы конкретные экспериментальные операции репрезентировали понятия, содержащиеся в экспериментальной гипотезе. Для иллюстрации приводилось исследование влияния социальной атмосферы на поведение людей. В отношении этого исследования рассматривался вопрос, насколько точно условия независимой переменной соответствуют общим понятиям, которые они по предположению репрезентируют. Затем был проанализирован эксперимент по научению с точки зрения репрезентативности независимой переменной.

 

Мы рассмотрели вопрос об испытуемых, постепенно сужая их контингент. Некоторые эксперименты касаются всех животных, так что выбор конкретного вида зависит главным образом от соображений удобства. Если испытуемыми являются лабораторные крысы, то вопрос об общности результатов становится особенно актуальным. В отдельных случаях выбирается специальный вид животных из-за их характерных особенностей. Для большого количества экспериментов реальный интерес представляет поведение людей. Использование студентов колледжа вполне допустимо, но вопрос об общности результатов необходимо проверять в контексте каждого конкретного эксперимента.

 

И все же необходимо проводить отбор или распределение испытуемых. Как правило, исследователь в эксперименте с выделением независимой переменной не пытается получить такую выборку испытуемых, которая представляла бы некоторую популяцию. Вместо этого он (или она) сосредоточивается на вопросах внутренней валидности и проблему обобщения результатов решает путем обследования разных групп испытуемых в отдельных экспериментах.

 

В межгрупповых схемах применяются две различные стратегии. Одна из них включает предварительные решения, которые обсуждались на примере экспериментов с репрезентативными выборками. Другая является стратегией распределения испытуемых по группам. Если число испытуемых в группе невелико, то по мере появления новых испытуемых они распределяются по группам в последовательности регулярного чередования. При большем числе испытуемых лучше случайная последовательность распределения, так как она устраняет возможность нежелательных систематических влияний.

 

Для улучшения результатов, основанных на сравнении групп, могут быть использованы особенно сходные индивиды. Для этого в сравниваемые условия могут, например, помещаться особи одного помета, а в случае с людьми — монозиготные близнецы.

 

В современных исследованиях схемы индивидуального эксперимента используются так же часто, как и межгрупповые. Небезынтересно отметить, что эта схема может даже вылиться в эксперимент с одним единственным испытуемым. В этом случае иногда возможен надежный контроль эффектов последовательности и временных эффектов.

Мы дали краткую характеристику направления нашего движения в предыдущих и последующих главах. Было отмечено, что мы начали с весьма конкретных исследований, позволяющих производить минимальные обобщения. Затем мы перешли к более абстрактным переменным и к более широким обобщениям. В последующих главах будут описаны эксперименты, которые выявляют более полный, менее ограниченный набор факторов, влияющих на поведение.

 

ВОПРОСЫ

 

1. Сравните эксперимент по спасательным работам на море из главы 3 с экспериментом по трудовой этике с точки зрения характера независимой переменной — изолированная она или составная.

2. Сравните эксперимент на предпочтение сорта томатного сока из главы 1 с экспериментом на направленное обоняние в отношении чистоты экспериментальных условий.

3. Что мы подразумеваем под контрольной группой в эксперименте, требующем удаления части мозга?

4. В чем разница между процедурным смешением, которое возникает из-за того, что. эксперимент не может быть идеальным, и сопутствующим смешением как результатом того, что эксперимент не может быть чистым?

5. Приведите пример естественного сопутствующего смешения и покажите, каким образом оно может быть устранено. Составьте таблицу для пояснения ситуации.

6. Как сформулировать гипотезу, которую можно проверить экспериментальным путем?

7. Как используется идея эксперимента полного соответствия в экспериментах на выделение независимой переменной?

8. Как экспериментатор решает вопрос об использовании того или иного вида животных в эксперименте?

9. Что подразумевается под сериальными стратегиями распределения испытуемых по группам?

10. Всегда ли эксперименты на выделение независимой переменной проводятся на репрезентативных выборках? Хорошая ли это идея?

11. Опишите логическую последовательность предшествующих и последующих тем в данной книге.

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.176.125 (0.017 с.)