Эффект самоосуществляемых пророчеств



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Эффект самоосуществляемых пророчеств



 

В эпоху советского энтузиазма большой популярностью пользовался гимн авиаторов, начинающийся словами: "Мы рождены, чтоб сказку сделать былью". Социальные взаимодействия практически во всех сферах, а не только в области воздухоплавания, свидетельствуют о нескончаемых бессознательных попытках людей сделать былью свои фантазии. Или, говоря словами Марка Снайдера, претворить свою веру в реальность.

 

Раньше мы уже отмечали, что люди воспринимают других не пассивно, а творчески, т. е. имея уже собственные теории, представления, ожидания как в отношении отдельных индивидов, так и в отношении целых социальных групп. Причем представления эти, по большей части, ошибочные. Тем не менее, дальнейший процесс взаимодействия может неожиданно подтвердить эти их изначальные неверные ожидания и представления. Такое явление получило название самоосуществляемых пророчеств.

 

"Самоосуществляющееся пророчество, — пишет Р. Мертон, — это изначально ложное определение ситуации, порождающее новое поведение, которое приводит к тому, что первоначально ложное представление становится истинным. Подтверждение самоосуществляющего пророчества способствует сохранению ошибки, поскольку автор такого пророчества будет приводить фактическое развитие событий в качестве доказательства того, что он с самого начала был прав... Таковы примеры порочности социальной логики" (Цит. по: Снай-дер М., 1978, с. 146).

 

Суть этой логики в том, что человек своими представлениями о другом человеке может провоцировать его на такое поведение, которое как бы подтверждает эти изначальные представления. Как утверждает М. Снайдер в своей статье "Когда вера создает реальность..." (Снайдер М., 1978), мы являемся активными творцами образа другого человека, хотя считаем, что просто видим, объективно воспринимаем его. Это значит, что наше начальное впечатление о человеке, "какой он есть на самом деле", будет определять наше поведение по отношению к нему. А наше поведение, в свою очередь, вызовет ответную реакцию человека таким образом, что наши первоначальные впечатления и ожидания подтвердятся. Из этого можно сделать еще один вывод: то, что мы считаем привлекательным или отталкивающим, страшным или нестрашным, красивым или уродливым в другом человеке, зачастую является отражением наших собственных качеств, которыми мы посредством механизма проекции, открытого 3. Фрейдом, наделяем других людей.

 

Изложение принципа самоосуществляемых пророчеств восходит к незапамятным временам. Еще Иисус Христос в Нагорной проповеди выразил его в ясной и простой мысли: поступай с другими так же, как бы ты хотел, чтобы они поступали с тобой. В новое время немецкий философ Иммануил Кант сформулировал эту же идею в своем знаменитом категорическом императиве. Первое научное описание этого явления принадлежит социологу Роберту Мертону (Уорд К., Занна М., Купер Д., 1974).

 

Современные исследователи достаточно хорошо изучили процесс, посредством которого мы вызываем такое поведение людей, которое согласуется с нашими представлениями о них. Еще одно название этому явлению дают Джон Дарли и Рассел Фазио (1980), определяя его как самоподтверждаемые ожидания.

 

Говоря об этом эффекте, нужно помнить, что процесс подтверждения ожиданий носит двусторонний, реципрокный характер. Иными словами, свои "пророчества" относительно друг друга исполняют оба взаимодействующих индивида, поскольку одновременно являются субъектами и объектами воздействия.

 

Это явление "самоисполняемых ожиданий" как следствие межличностного взаимодействия подтверждено множеством исследований. В ходе одного из них Марк Снайдер и Уильям Сванн (1978) говорили, например, участникам состязания, где соперники противостояли друг другу, что их партнер либо враждебно настроен по отношению к ним, либо, наоборот, дружелюбно. Человек, убежденный, что его соперник настроен враждебно, действовал против партнера более жестко и агрессивно, чем в том случае, когда подобных предварительных ожиданий у него не было (Пайнс Э., Маслач К., 2000).

 

В другом исследовании Снайдера, Элизабет Танке и Эллен Бершайд, целью которого было изучение стереотипного восприятия физической привлекательности, студенты мужчины должны были провести десятиминутный телефонный разговор с незнакомыми студентками. В одном случае студентам вручались фотографии красивых девушек, так что они были уверены, что их собеседницы очень привлекательны. В другом случае студентам предъявлялись фотографии некрасивых девушек, и собеседницы представлялись им непривлекательными. В исследовании выяснилось, что студенты, уверенные в привлекательности своих собеседниц, были более дружелюбными, любезными, сексуально экспрессивными и в целом вели себя более галантно, чем те студенты, которые были уверены, что разговаривают с некрасивыми партнершами.

 

Как в первом, так и во втором исследовании срабатывал эффект "подтвердившихся ожиданий". В эксперименте Снайдера и Сванна человек, партнер которого был уверен в его враждебности и, соответственно, также действовал агрессивно, в конце концов, начинал отвечать ему тем же, т. е. враждебностью и агрессией. Сходным образом дело обстояло и в исследовании с телефонными разговорами. Те девушки, чьи собеседники полагали, что разговаривают с красавицами, в разговоре были более благожелательны, милы и приветливы, чем и отличались от студенток, собеседники которых полагали, что разговаривают с дурнушками. Отметим, что в реальности все девушки не отличались друг от друга по степени внешней привлекательности, а кроме того, совершенно не знали, что их собеседникам хоть что-то известно о том, как они выглядят. И, наконец, фотографии, которые получали студенты, не имели к их собеседницам никакого отношения, и вообще распределялись путем случайного выбора.

 

Аналогичные результаты были получены в исследовании Картиса и Миллера (1968), где людям, которым предстояло участвовать в разговоре, в одном случае сообщали, что собеседники их любят и хорошо к ним расположены, а в другом, напротив, не особенно их любят. Те, которые были уверены, что нравятся собеседнику, были склонны отвечать ему взаимным расположением. Они были более откровенны, тон их голоса был теплым, мягким, и в целом установка более дружественная. Они же в разговоре с собеседником меньше и реже выражали несогласие.

 

Интересные выводы в связи с исследованием "самоподтверждаемых ожиданий" были сделаны Р. Розенталем и Л. Джейкобсон (1986), которые экспериментировали в учебных заведениях. Исследователи установили, что убеждения преподавателя по поводу того или иного учащегося или целой учебной группы влияют на то, насколько успешно этот ученик или группа будут учиться. Если преподаватель заранее убежден, что какая-то учебная группа — "сильная", то в конце года эти учащиеся действительно продемонстрируют более высокий показатель при тестировании на интеллект, чем та учебная группа, которую он считал "слабой". В данном случае у преподавателя:

 

• имеется ожидание;

• его ожидания-убеждения влияют на качество его преподавательской деятельности;

• учащиеся стремятся отвечать на заинтересованное либо незаинтересованное отношение преподавателя к ним так, чтобы оправдать его ожидания (Майерс Д., 2000).

 

Здесь подтверждается мысль Гете, который писал: "Обращайтесь с людьми так, как будто они на самом деле такие, какими они хотели бы быть, и вы поможете им стать такими".

 

Таким образом, всякий раз, когда достигается эффект самоосуществляемых пророчеств, ожидания их "авторов" получают поведенческое, как называет его Снайдер, подтверждение. Проще говоря, "пророк" добивается от индивида нужного ему поведения, т. е. тех действий, которые сам "предсказал". Если вспомнить о "теории справедливого мира", то, как видим, она отчасти права, и люди действительно время от времени добиваются и получают то, чего хотели (и заслужили). По этому поводу существует ехидное присловье: за что боролся, на то и напоролся.

 

Как и посредством чего удается одному человеку навязать другому собственные представления о нем, чтобы добиться, в конечном счете, реализации своих ожиданий? Моника Харрис и Роберт Розенталь (1985), изучавшие эту проблему, описывают следующее вербальное и невербальное поведение, осуществляемое в случае позитивных, т. е. благожелательных ожиданий: установление близкой межличностной дистанции, стремление к длительному взаимодействию, частые прикосновения, взгляды, одобрение, похвала, улыбчивость.

 

Негативные ожидания передаются соответствующим образом. Если вы враждебно настроены к человеку, то, скорее всего, ваша враждебность, так или иначе, даст о себе знать. И человек, если он, конечно, не толстовец, вероятно, ответит вам той же монетой, т. е. взаимной враждебностью. Ведь большинство людей бессознательно до сих пор привержены закону талиона: око за око, зуб за зуб.

 

Правда, Д. Майерс дает еще один возможный вариант развития событий, связанный с использованием сильного притворства и лицемерия: "Иногда бывает так, — пишет он, — что мы, думая о человеке как о негативно настроенном к нам, необыкновенно милы с ним, а он, в свою очередь, любезничает с нами, опровергая, таким образом, наши ожидания" (Майерс Д., 1997, с. 145). Понятно, что если такая развязка и бывает, то довольно редко.

 

Кстати, Майерс же вполне резонно замечает по поводу результатов исследований Розенталя и Джекобсон о влиянии ожиданий педагога на интеллектуальное развитие учащихся, что здесь не все так однозначно. Дальнейшее изучение проблемы показало, что эффект от ожиданий преподавателя не так уж велик и значителен, как свидетельствовали первые исследования. Хотя он, безусловно, имеется. По подсчетам самого Розенталя (1991), только в 39% случаев из 448 опубликованных отчетов об экспериментах сообщалось о достижении значительного эффекта самоподтверждаемых ожиданий преподавателей. Заниженные ожидания преподавателя, считает Майерс, не всегда перечеркивают способности ребенка, как и завышенные ожидания не могут превратить неспособного учащегося в отличника. Интеллект и академические успехи детерминированы не только социальным влиянием, но и природой. Это с одной стороны. А с другой — успешность обучения студентов зависит также от их собственных ожиданий в отношении преподавателя. Иначе говоря, как у преподавателей могут иметься ожидания по отношению к студентам, так и у студентов — в отношении преподавателя. В том случае, когда студенты воспринимают преподавателя как интересного, компетентного, яркого педагога и специалиста, тогда их ожидания приводят к тому, что повышается качество его профессиональной деятельности. Понятно, что сами студенты начинают учиться лучше. И напротив, изначально негативные ожидания в адрес преподавателя снижают уровень его работы, что в конечном итоге приводит к плохой учебе и студентов.

 

Однако было бы ошибочным полагать, что мы способны всегда вызывать ожидаемое поведение других людей. Человек, как мы уже знаем, ведет себя в соответствии со своей Я-концепцией, у него имеются собственные представления о себе, своих целях, задачах и поведении. Поэтому всегда проблематичным остается вопрос: подтвердит или нет человек своим поведением ожидания другого человека.

 

Исследователи выделили несколько условий, которые препятствуют исполнению ожиданий. Первое — Уильям Сванн и Робин Или установили, что если ожидания сильно расходятся с той Я-концепцией, которая имеется у объекта ожиданий, то эффект самоподтверждаемых ожиданий, скорее всего, достигнут не будет. Второе — Хилтон и Дарли (1985) выявили, что если ожидания слишком очевидно выражены, то человек просто из "духа противоречия" может не захотеть их подтвердить. Более того, он может даже специально стремиться к тому, чтобы не подтверждать, но опровергнуть чужие ожидания. Так, скажем, если вы считаете кого-то лодырем и неряхой, то этот человек может поставить перед собой осознанную цель разубедить вас в ваших представлениях. Третье — большинство людей не захотят подтвердить негативные ожидания. Например, если вы считаете человека лжецом, то тем самым навряд ли заставите его лгать. Если вы ожидаете, что он — вор, то и в этом случае ваши ожидания не сделают из него вора (Майерс Д., 1997).

 

Другое дело, как вы будете интерпретировать поведение человека, в отношении которого у вас имеются определенные ожидания. Мы уже знаем, как важно для человека подтверждение первичных впечатлений. Поэтому вполне возможно, что если человек был определен вами как лжец, то даже его честное поведение может быть воспринято и интерпретировано вами как лживое. Здесь не раз уже говорилось: мы сами создаем свою социальную реальность. Человек видит только то, что хочет видеть и игнорирует любую информацию, которая не соответствует его ожиданиям.

 

Процесс "подтверждения предсказаний" может иметь и отдаленные последствия, он не обязательно прекращается после окончания общения индивидов. Если окружающие считают человека хорошим специалистом, профессионалом своего дела, то он, вероятно, постарается оправдать их ожидания. Он может начать повышать уровень своего профессионализма, совершенствоваться как специалист и в целом думать о своем дальнейшем росте, о своих перспективах.

 

В этой связи Р. Грановская и И. Никольская указывают на возможность терапевтического воздействия применения эффекта самоподтверждаемых предсказаний (Грановская Р., Никольская П., 1999). Человека, попавшего в трудную ситуацию, считают эти авторы, следует похвалить, поднять его в собственных глазах, помочь ему повысить самооценку. Если авансировать человека доверием и обращаться с ним как с достойной личностью, то это может побудить его к совершенствованию. И напротив, упреки, обвинения в его адрес, даже справедливые, могут привести его к ожесточению, равнодушию, депрессии и даже деградации: "раз я такой плохой, то мне один путь — вниз". Добавим, что в данном вопросе авторы излагают позицию известного австрийского психотерапевта, автора теории логотерапии Виктора Франкла, который полагал, что если убедить человека в том, что он лучше, чем кажется сам себе и окружающим, то тем самым можно открыть перед ним перспективу здорового саморазвития.

 

Кроме того, укажем еще на одну грань самоподтверждаемых ожиданий, которую отмечает Д. Майерс, ссылаясь на исследования Стивена Шермана. Речь идет о том, что убеждения и предположения отно-сительно самих себя тоже могут стать самореализуемыми. Если мы предполагаем у себя наличие каких-либо качеств, например альтруизма или, напротив, эгоизма и непорядочности, то эти качества, в конце концов, действительно могут проявиться в нашем поведении. Таким образом, последствия самоподтверждаемых ожиданий, причем как в отношении других людей, так и в отношении самих себя, имеют свойство проявляться и в отдаленном будущем (Майерс Д., 1996).

 

И последнее. Ошибкой было бы считать, что самоподтверждение ожиданий происходит только в сфере обыденных, бытовых, житейских взаимодействий. Вспомним, что когда рассматривались методы социально-психологических исследований, мы говорили о таком методическом просчете, как экспериментные ожидания, влияние которых необходимо свести к минимуму, поскольку они способны обессмыслить исследование, т. к. снижают достоверность полученных результатов. Они начинают отражать ожидания экспериментатора, а не реальное положение дел. Как видим, экспериментальные ожидания тоже из разряда самоисполняемых предсказаний. И ученые, как и все остальные люди, находятся во власти их влияния.

 

Позднее, в главе о межгрупповых отношениях, мы еще раз обратимся к проблеме самоисполняемых предсказаний, чтобы проиллюстрировать, как конкретно посредством невербальных способов запускается механизм их действия (Уорд К., Занна М., Купер Д., 1974).

 

Некатегориальные способы социального познания

 

Несмотря на то, что невозможно избежать категоризации в процессе социального познания, поскольку только так мы в состоянии упорядочивать потоки социальной информации, на что указывает Шелли Тейлор, люди не всегда ограничиваются только категориальным способом восприятия других людей (Пайнс Э., Маслач К., 2000).

 

Во-первых, иногда нам встречаются настолько оригинальные личности, что они просто не укладываются в имеющиеся у нас стереотипные, шаблонные схемы и трафареты. Понятно, что такие люди вызывают повышенный интерес. Нам хочется познакомиться с ними поближе, но привычные способы познания в данном случае не годятся.

 

Во-вторых, в деловых отношениях партнеров, при приеме человека на работу, или если нам предстоит долговременное взаимодействие с индивидом, например в браке, — во всех этих случаях категоризация не лучший способ знакомства. Ведь во всех перечисленных ситуациях мы очень заинтересованы в получении как можно более точной информации о человеке. Поэтому, преодолевая схематичное восприятие (а нужно сказать, что это не всегда и не всем удается), мы знакомимся с человеком постепенно, шаг за шагом, получая информацию о нем по крупицам, чтобы затем объединить ее в некое общее представление. Такой способ познания, напоминающий составление мозаичной картины, имеет свои сложности и особенности.

 

Дело в том, что при таком подходе мы не механически присоединяем одну, открывшуюся для нас черту человека к другой. Нас ведь интересует не просто набор характеристик. Мы пытаемся понять, что за человек перед нами. Иначе говоря, речь опять идет об определении, классификации человека, но уже не на основе клишированных, трафаретных, схематических представлений, а на основе разнородной, разрозненной, отрывочной информации. Здесь можно вспомнить о теории центральных черт характера Соломона Аша, о которой мы уже говорили раньше, и о современной ее модификации. Мы уже знаем, что наше впечатление о человеке предопределяет не одна, критически значимая черта, а совокупность таких черт.

 

Идя по пути фрагментарного составления портрета человека, мы, как полагает Норман Андерсон (1974), взвешиваем каждую его характеристику и стремимся дать ему некую средневзвешенную, или усредненную, оценку.

 

Какие именно черты человека станут для нас решающими, а также, какие критерии мы будем использовать для оценки, зависит от того, какого рода взаимодействие нас с ним связывает. Понятно, что те качества, которые важны для нас в наших друзьях, не обязательно должны иметься у слесаря-сантехника, вызванного для ремонта санузла, или у нашего делового партнера. Например, вы, вероятно, не будете настаивать на том, чтобы слесарь обладал теми же характеристиками, что и ваш приятель.

 

Выявление и оценки тех или иных характеристик — не такое простое дело, как может показаться. На каких поступках, действиях, поведении другого человека можно основываться, чтобы сделать вывод о его качествах?

 

Допустим, человек расточает в ваш адрес похвалы, восхищается вами в вашем присутствии. Выраженная симпатия, как мы уже знаем, вызывает ответную симпатию. Нам нравится, когда нас хвалят. И наоборот. Поэтому человека, говорящего нам в глаза лестные слова, мы оцениваем как хорошего, порядочного человека. Но вот вы узнаете, что "за глаза" этот же человек вас порочит, злословит о вас, или же, молча, не афишируя своего отношения, он за вашей спиной строит вам всякие козни. Как теперь вы станете оценивать этого человека?

 

Возьмем другой пример: вы посчитали человека добрым и отзывчивым, но вдруг замечаете, что он не подает уличным попрошайкам, хотя у него и имеются деньги. Достаточное ли это основание, чтобы изменить свое мнение о нем?

 

Словом, некоторые действия и поступки обладают большей, чем другие, диагностической ценностью для выведения средневзвешенной оценки человека.

 

Какие качества в людях получают высшую, а какие — низшую оценку? Если судить по исследованию Н. Андерсона (1988), который составил перечень из 555 наиболее употребляемых характеристик людей и предложил студентам оценить каждую из них по семибалльной шкале от "самой желательной" до "самой нежелательной", то наиболь-шее предпочтение получила такая характеристика, как "искренность", а наименьшее — "лживость", "лицемерие", "фальшивость". Конечно, это оценки только достаточно узкой выборки людей, а именно американских студентов. И вполне возможно, что в других выборках, в том числе и среди российских студентов, уже другие характеристики получат как самую высокую, так и самую низкую оценку. Тем не менее, исследование Андерсона очень показательно. Во-первых, оно дает представление о предпочитаемых социальных ценностях американского студенчества, а во-вторых, думается, выражает более общую тенденцию, поскольку возможность понимать, предвидеть и предсказывать поведение других людей очень важна для всех, а не только для студентов. Поэтому "честность" и "искренность" оказались наиболее востребованными и предпочтительными характеристиками.

 

 

Литература

1. Грановская P.M., Никольская ИМ. Защита личности: психологические механизмы. СПб.: Знание, 1999.352 с.

2. Гозман Л.Я., Шестопал Е.Б. Политическая психология. Ростов н/Д, 1996.

3. Гофман Э. Представление себя другим // Современная зарубежная социальная психология: Тексты. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. С. 188-197.

4. Джонс Э., Нисбет Р. Действующее лицо и наблюдатель: различия в восприятии причин поведения (1971) // Пайнс Э., Маслач К. Практикум по социальной психологии. СПб.: Питер, 2000. С. 149-167.

5. Келли Г. Процесс каузальной атрибуции // Современная зарубежная социальная психология: Тексты. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. С. 127-138.

6. Кон И. Социология личности. М.: Политиздат, 1967. 383 с.

7. Лебон Г. Психология социализма. СПб.: Макет, 1908/1995 б. 544 с.

8. Манере Д. Социальная психология / Пер. с англ. СПб.: Питер, 1997. 684 с.

9. Пайнс Э., Маслач К. Практикум по социальной психологии. СПб.: Питер, 2000. 524 с.

10. Снайдер М. Когда вера создает реальность: самоподтверждающееся влияние первых впечатлений на социальное взаимодействие // Пайнс Э., Маслач К. Практикум по социальной психологии. СПб.: Питер, 2000. С. 140-149.

11. Тверски А., Канеман Д. О психологии прогнозирования (1973) // Пайнс Э., Маслач К. Практикум по социальной психологии. СПб.: Питер, 2000. С. 120-139.

12. Тейлор Ш. Социальное познание и здоровье // Пайнс Э., Маслач К. Практикум по социальной психологии. СПб.: Питер, 2000. С. 487-505.

13. Толмен Э. Когнитивные карты у крыс и у человека // Хрестоматия по истории психологии / Под ред. П.Я. Гальперина и др. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1980. С. 63-83.

14. Уорд К, Занна М., Купер Д. Невербальные способы передачи самоисполняющихся пророчеств при межрасовом взаимодействии (1974) // Пайнс Э., Маслач К. Практикум по социальной психологии. СПб.: Питер, 2000. С. 345-366.

15. Фрейд 3. Психология масс и анализ человеческого Я II Тотем и табу. М.: Олимп: Изд-во "ACT-ЛТД", 1997. С. 279-349.

16. Хьел Л., Зиглер Д. Теории личности (основные понимания, исследова-ния и применения). СПб.: Питер, 1998. 608 с.

17. Чалдини Р. Психология влияния. СПб.: Питер Ком, 1999. 272 с.

18. Эймэбайл Т., Стейнмец Д., Росс Л. Социальные роли, социальный контроль и искажения в процессах социального восприятия (1977) // Пайнс Э., Маслач К. Практикум по социальной психологии. СПб.: Питер, 2000. С. 107-120.

19. Экман П. Психология лжи. СПб.: Питер, 1999. 272 с.

20. Bar-Tal D. & Saxe L. Perceptions of similarly and dissimilarly attractive couples and individuals // Journal of Personality and Social Psychology. 1976. № 33. P. 772-781.

21. Bornstein R.F. Exposure and affect: Overview and meta-analysis of research, 1968 —1987 // Psychological Bulletin. 1989. № 106. P. 265-289.

22. Brehm S.S. Intimate relationships (2nd ed.). New York, 1992.

23. Crandall C.S. AIDS-related stigma and the lay sense of justice // Contemporary Social Psychology. 1991. № 15. P. 66-67.

24. Gilbert D.T. Tliinking lightly about others: Automatic components of the social inference process. Uleman J.S. & Bargh JA. Unintended thought. New York, 1989. P. 189—211.

25. Helman M.E. & Guzzo R.A. The perceived cause of work success as a mediator of sex discrimination in organizations // Organizational behavior and Human Performanse. 1978. №21. P. 346-357.

26. Hill C.T. & Stull D.E. Sex differences in effects of social and value similarity in same-sex freindship // Journal of Personality and Social Psychology. 1981. № 41. P. 488-502.


27. Isen A.M. Positive affect, cognitive processes, and social behavior // Advances in Experimental Social Psychology. 1987. № 20. P. 203-253.

28. Jettison J.M. & Green J. A self-presentation approach to the fundamental attribution error: The norm of intemality // Journal of Personality and Social Psychology. 1981. № 40. P. 643-649.

29. Jones E.E. & Davis K.E. From acts to dispositions: The attribution process in person perception // Advances in Experimental Social Psychology. 1965. № 2. P. 219-266.

30. Kandel D.B. Similarity in real-life adolescent friendship pairs // Journal of Personality and Social Psychology. 1978. № 36. P. 306-312.

31. Loftus E.F., Loftus G.R. & Messo J. Some facts about "weapon focus" // Law and Human Behavior. 1987. № 11. P. 55-62.

32. RokeachM. Faith, hope, bigotry // Psychology Today. 1970. № 4. P. 33—37, 58.

33. Weiner B. Achievement motivation and attribution theory. Morristown, NJ, 1974.

Словарь ключевых понятий

Анкетирование –метод исследования, посредством которого при обследовании респондент читает вопросы и отвечает на них письменно.

Валидность(достоверность) свидетельствует о степени правильности, истинности представленных данных, призванных подтвердить гипотезу.

Вариативность(дисперсия) означает разброс или распределение ответов или данных.

Взаимодействие— это статистический термин, характеризующий такую ситуацию, где влияние одной независимой переменной зависит от уровня влияния или состояния другой независимой переменной.

Викарное научение –разновидность научения через наблюдение. Суть викарного научения состоит в том, что наблюдатель перенимает или не перенимает поведение модели в зависимости от того, поощряется оно (т. е. позитивно подкрепляется) или, наоборот, наказывается (т. е. негативно подкрепляется), либо оно вообще лишено всякого подкрепления.

Включенный наблюдатель –ситуация, когда исследователь активно участвует в происходящих событиях и в то же время может регистрировать поведение тех, в чьем окружении он находится.

Влияние власти и законапочти всецело основано на нормативном влиянии. Испокон веков существующие в каждом обществе нормы предписывают подчиняться представителям закона и власти.

Внешнее качествоэксперимента является свидетельством того, в какой мере исследуемая ситуация характерна для повседневной жизни, насколько она жизненна.

Внутренние качестваэксперимента определяют, насколько объек-тивно именно независимая переменная детерминирует полученные результаты.

Внутриролевой конфликт –конфликт, возникающий, когда одна роль требует от человека одновременного выполнения двух разноро-дных видов деятельности.

/^ало-эффект (эффект ореола) –эффект, суть которого в том, что одна привлекательная и яркая черта человека, словно ореол или нимб, затмевает для окружающих все другие черты. Если говорить об ореоле физической красоты, то он к тому же распространяется не только на характеристики самого красивого индивида, но и на других людей.

Генотип –биологические, или природно обусловленные, особенности организма.

Гипотеза –описание отношений, которые, как предполагается, име-ют место в реальности. Вслед за гипотезой должно проводиться иссле-дование, призванное подтвердить или опровергнуть выдвинутую гипотезу.

Дебрифинг –процедура, в ходе которой исследователь открывает участникам истинные цели проведенного исследования и в целом проводит психологическую реабилитацию испытуемых.

Денотация –прямое или явное значение слова.


Долженствующее Я –это совокупность всех норм, правил, требований и предписаний, вошедших в Я-концепцию человека. Они обязывают его следовать долгу и быть ответственным.

Духовно-творческий уровень самосознанияявляется осознанием своего творческого духовного потенциала, таланта, творческих способностей.

Жесты-иллюстраторы –телодвижения и жесты, которые непосредственно связаны с речью, поскольку иллюстрируют ее.

Жизненный реализмсвидетельствует о схожести экспериментальной ситуации с повседневной жизнью.

Зависимая переменная –ответное поведение испытуемых (реакция), вызванное действием независимой переменной.

//деальное Я –это такое самосознание, каким человек мечтает обладать. В идеальном Я воплощены все желания, надежды и мечты человека относительно собственной личности.

Идентификация с "удачливым неудачником" –одна из разновидностей социального сравнения, когда люди идентифицируются с героями-неудачниками, которых по сюжету фильма или книги неизбежно, фатально ждет заслуженная удача. Наиболее показательны в этом отношении "мыльные оперы".

Имитативное исследование –одна из разновидностей социально-психологического исследования, в котором участники играют предписанные им социальные роли так, как это происходило бы в реальной жизни. Типичным исследованием подобного рода стало широко известное исследование "Стэнфордская тюрьма".

Имплицитные теории личности –теории, которые непроизвольно создаются в результате приобретения социальных навыков и знаний и в которых индивидуум пытается уловить определенную логику того, как взаимосвязаны в людях те или иные черты или качества, те или иные характеристики. Иногда эти теории не создаются индивидом, а просто заимствуются из чужого опыта или общественного мнения. Характеристики же, в свою очередь, увязываются с определенным поведением. Сквозь призму этих теорий мы воспринимаем окружаю-щих.

Интервью –метод исследования путем обследования, в ходе которого интервьюер задает ряд предварительно систематизированных вопросов и регистрирует ответы респондентов.

Интимная зона— это расстояние между людьми от непосредственного соприкосновения до 0,5 метра. Такая дистанция свидетельствует об очень близких отношениях собеседников.

Интроверт— психологический тип, который преимущественно занят своим внутренним миром. Самоцентрированность индивидов такого типа проявляется в молчаливости, задумчивости, сосредоточенности, внешнем спокойствии. У интровертов узкий круг общения, они трудно заводят новые знакомства, не любят шума, сутолоки, парадности, помпезности и празднеств. Им претит все демонстративное, показное, напускное.

Интуитивный тип –психологический тип, который отличается преобладанием бессознательного, т. е. интуиции, которую К. Г. Юнг определяет как "восприятие через бессознательное". Для людей этого типа характерно безотчетное восприятие как прошлого, так настоящего и будущего. Способность интуитивно воспринимать будущее предопределяет их повышенный интерес ко всему новому — к новой деятельности, новым людям, новым задачам. Они постоянно пытаются как бы опередить время. Отсюда их раздвоенность, метание между настоящим и будущим, сомнения, колебания в намерениях.

Информационное влияние— воздействие посредством информации: сведений, знаний фактов о жизненных проблемах и ситуациях.

Информированное согласие –согласие людей на участие в данном исследовании. Исследователь, насколько это возможно, должен зара-нее информировать участников о требованиях, которые будут предъяв-ляться в исследовании, об условиях исследования.

Иррациональный тип –психологический тип, для которого характерны импульсивность, даже хаотичность, порыв, что противоположно расчету и пунктуальности. Еще одна черта данного склада — это нежелание и неумение завершать начатое, необязательность. Интерес к новому и отсутствие планирования приводят к тому, что большую роль в их жизни играет случай.

.Каузальная атрибуция –процесс приписывания причин событиям, действиям и поступкам своим собственным и других людей.

Когнитивная схема –одно из основных понятий когнитивных теорий, которое обозначает особым образом организованную систему прошлого опыта, обретенного в процессе познания и с помощью которой объясняется переживание опыта настоящего времени.


Когнитивно-психическое Яотражает психические качества человека:

сообразительный/тугодум, способный/неспособный, собранный/несобранный,

внимательный/рассеянный, спокойный/вспыльчивый и т. д.

Коммуникация –это передача того или иного содержания от одного сознания (индивидуального или коллективного) к другому посредством знаков.

Компенсаторная теория власти –теория А. Адлера, согласно которой стремление к власти может рассматриваться как компенсаторный механизм для преодоления комплекса неполноценности.

Комплекс неполноценности –ключевое понятие как всей теории индивидуальной психологии, так и концепции власти А. Адлера. Комп-лекс неполноценности заключается в стойкой уверенности человека в собственной неполноценности как личности.

Компьютерное моделирование –современная разновидность имитативного исследования. Оно позволяет проверять гипотезы относительно поведения сотен, а то и тысяч или даже десятков тысяч людей.

Коннотация –невыраженное, неявное, но подразумеваемое значение слова.

Конструктивная конформность –благотворное влияние, оказывае-мое группой на индивидуума, побуждающее его к гуманному поведению.

Контент-анализ –метод выявления и оценки специфических харак-теристик текстов и других носителей информации, в котором в соот-ветствии с целями исследования выделяются определенные смысловые единицы содержания и формы информации.

Концепция внутриличностного расхождения Тори Хиггинсаутверждает, что отрицательные чувства в отношении себя самого возникают у человека не от того, что он осознает какие-то свои недостатки, а по другой причине — из-за расхождения между актуальным Я и идеальным Я, или долженствующим Я.

Концепция локусов контроля –концепция, предложенная в конце 60-х годов XX века Джулианом Роттером, который полагал, что в целом люди делятся на тех, кто уверен, что преимущественно они сами контролируют собственную жизнь, и на тех, кто убежден в обратном, т. е. в том, что их жизнь и судьба находятся во власти каких-то внешних сил: обстоятельств, других людей, неконтролируемых политических, социальных, экономических процессов и т. д. У первой категории людей развит внутренний локус контроля, а у второй, соответственно, внешний.

Концепция приобретенной беспомощности –концепция, согласно которой переживание состояния неконтролируемых последствий приводит к возникновению трех видов дефицита: дефицита мотивации, когнитивного дефицита и эмоционального дефицита.

Контролируемостьозначает, в какой мере человек способен влиять на причины, предопределившие полученный результат, т. е. насколько он может их контролировать.

Конформизм –это уступка в ответ на непрямое, т. е. не выраженное в форме требования, но, вместе с тем, ощущаемое индивидом, давление группы, стереотипизирующее его поведение, а также убеждения и образ мыслей.

Конформность –социальное качество, выражающееся в беспрекос-ловном согласии с группой.

Корреляция –это параметр, являющийся отражением того, в какой мере изменения одной переменной связаны с изменениями в другой.

Корреляционные исследования –это исследования, выявляющие наличие естественных связей между двумя или несколькими факторами.

Лабораторные социально-психологические исследования –исследования, проводящиеся в условиях специально смоделированных контролируемых ситуаций.

Личностная зонаустанавливается в пределах от 0,5 до 1,25 метра. Она характерна для общения людей, имеющих дружеские отношения, или между близко знакомыми индивидами.

Ложный консенсус –тенденция считать, что большинство людей разделяет наши установки, убеждения и ведет себя точно так же, как мы сами.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.120.150 (0.03 с.)