Наука и религия в античности



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Наука и религия в античности



Отцы древнегреческой науки Пифагор и Фалес Милетский учились науке (да и магии) у жрецов Египта и Вавилона. Даже если эти предания ошибочны, преемственность науки древних греков от древневосточной несомненна. Ученые в Греции, как и позднее, в эллинистических государствах, и в Древнем Риме являлись свободными художниками (даже в средневековых университетах за фундаментальными науками сохранилось название свободных искусств), не связанными ни с храмом, ни с государством, но высокопочитаемыми в обществе.

Особенности античной культуры определялись теми представлениями о действительности, которые сложились у греков в период образования греческих городов-государств. Существенное влияние на формирование этих представления оказали греческая религия и греческий эпос. Наука помогла осмыслить и систематизировать эти представления. В результате возник образ мира, характерный для античной эпохи и только для нее.

Греческая философско-теологическая мысль развивалась преимущественно в соотнесении с космосом, с астрономией. Именно поэтому для христианства размежевание с античной астрономией было размежеванием не только с определенной наукой, но и с чуждым ему комплексом философско-теологических идей.

эпоха античности, для которой характерна тесная связь религиозно-мифологических, философских и научных идей. Религиозно-мифологические представления, философские и научные идеи и воззрения вступают в разнообразные отношения, но всегда образуют определенное мировоззренческое и теоретическое единство. Тем не менее в нем можно зафиксировать процесс постепенного вычленения позитивного научного знания при сохранении зависимости этого знания от религиозно-мифологических и философских компонентов.

В античности можно более или менее четко вычленить три этапа в познании природы, каждый из которых характеризуется своим пониманием ее бытийного статуса, связанным с определенным соотношением религиозно-мифологического, философского и научного компонентов в познавательной деятельности:

1. На самом раннем этапе греческой философии природа предстает как нечто, еще не вычлененное из общей бытийной связи. Это понимание природы характеризуется практически полной нерасчлененностью религиозно-мифологических, философских и научных представлений.

2. Для следующего этапа характерно уже довольно четкое различение между указанными компонентами античного знания, их отделение друг от друга и осознание каждого в своей самодовлеющей значимости. Между религиозно-мифологическими представлениями, философскими идеями и элементами собственно научного знания теперь устанавливаются отношения иного рода, которым свойствен не синкретизм, не отношение нерасчлененного единства (хотя в определенном смысле оно сохраняется и в этот период), но отношение соподчинения, определенной иерархии.

3. Философия Аристотеля знаменует собой третий этап развития античной философии природы. Аристотель утверждает бытийное достоинство природы, объявляет материю сущей и указывает на чувственность как на важнейший источник знания. Он расчленяет религиозно-мотафизическое и конкретно-научное знание, создает классификацию наук, причем каждая из них обладает полноценным теоретическим статусом. При всем том его классификация знания имеет четко выраженную иерархическую структуру, в которой конкретно-научное знание подчинено знанию метафизическому.

Таким образом, в развитии античного теоретического знания можно зафиксировать процесс постепенного отчленения позитивного научного знания от религиозно-мифологического и философского, при сохранении выраженной зависимости первого от второго.

Использовала: Кимелев Ю. Полякова Т. Наука и религия Гл. 1

И. Д. Рожанский Античная наука / Наука, 1980

7. Античная астрономия и демифологизация Вселенной

Все эти типы античной натурфилософии наглядно представлены в античной астрономии, образующей основу картины мира. Речь идет прежде всего о математической астрономии, поскольку именно она выступала как основной собственно научный компонент античного теоретического знания. Она же послужила основой развития астрономии и, соответственно, изменения научной картины мира в последующие эпохи.

Греческая астрономия базировалась на представлении о божественной природе небесных светил, а также на представлении о том, что только круговое равномерное движение может быть адекватно ей. Стремление представить наблюдаемые движения небесных светил как равномерные круговые движения божественных сущностей, собственно, и составляет содержание истории греческой астрономии.

У истоков греческой математической астрономии стоял Анаксимандр (VI в. до новой эры). «Модель космоса Анаксимандра являет собою первый и исключительно яркий пример той "геометризации мира", которая с этого времени станет характерной чертой почти всех греческих космологических построений». Рожанский И. Д. Развитие естествознания в эпоху античности. Этот космос являл собой прямую противоположность мифологической картине мира, основанной на иерархии божественных сил. Его принципиальной отличительной чертой была сферичность, заменившая вертикальную структуру. Непосредственными преемниками традиции Анаксимандра в астрономии стали пифагорейцы (2-я половина VI — начало V в. до новой эры). Их космос—тоже космос математический, создававшийся по законам чисел и числовой гармонии. Число лежит в основе мира. Как говорит о них Аристотель, «... пифагорейцы, занявшись математикой, первые развили ее и, овладев ею, стали считать ее начала началами всего существующего». Но математика пифагорейцев — это не точная и абстрактная наука в современном смысле слова, это религиозная метафизика: каждое число — символ, несущий в себе сакральный смысл. И потому их математически точный космос символичен и религиозно-метафизичен. Выстраивается же он исходя из мистического значения числа 10. Религиозно-метафизические представления «строят» космос, а явления подгоняются под это строение. Лучшим примером этому служит космологическая система Филолая.

Во многом из того, что писал Платон (427—347 г. до новой эры) относительно астрономии и космологии, он опирался на учения пифагорейцев. Он и сам говорил об этом в своих диалогах. Диалог «Тимей», в котором обсуждаются проблемы космологии, после небольшой вступительной беседы превращается в монолог известного пифагорейца Тимея, философа и общественного деятеля, современника Эмпедокла, Зенона, Анаксагора и Филолая. Видимо, в «Тимее» изложена та часть пифагорейского учения о космосе, которую признавал Платон и которая стала частью его собственных взглядов. Платон пишет, что «тело (космоса) было сотворено гладким, повсюду равномерным, одинаково распространенным во все стороны от центра, целостным, совершенным и составленным из совершенных тел». Совершенным же телом для Платона был шар, а совершенной фигурой — круг. Космос Платона, так же как и космос пифагорейцев, являет собой иерархически упорядоченное бытие сущностей, организованное согласно принципам математической гармонии.

Решающий шаг в демифологизации древнегреческой мысли делают представители первой древнегреческой философской школы – Милетской, которые начинают поиск первоосновы всего бытия уже не в мифологическом прообразе первоначала Гесиода – Хаосе, а в самом окружающем бытии. Фалес ее видит это первоначало в Воде, Анаксимен – Воздухе, Анаксимандр – в особенном виде материи – Апейроне. Говоря о первоначале бытия, о причинах всего сущего, космоса, милетцы стремились представить себе само строение этого сущего, нарисовать схем Вселенной. Согласно этой схеме, во Вселенной нет привилегированных частей или стихий, которые подчиняют себе все остальные (и в это они также порывают свои родственные связи с мифами).

Анаксимандр, помещая Землю в виде шара на равноудаленное расстояние от всех частей Вселенной, снимает тем самым вопрос “подпорках”, на которых, по мысли древних людей, должна держать Земля. Создавая такую геометрическую схему Вселенной, имея, таки образом, возможность увидеть Космос целиком, милетцы в полном смысле слова окидывают взглядом, созерцают его, создают теорию (смотреть, созерцать, наблюдать). Так представители Милетской школы начинают развивать в своих трудах теоретическую форму мышления в отличие от мифов и повседневного сознания, которыми до той поры исчерпывались формы мыслительной деятельности человека.

Рожанский И. Д. Развитие естествознания в эпоху античности.

Кимелев Ю.Н., Полякова Н.Л. Наука и религия: Историко-культурный очерк. М., 1988

8. Роль и значение античной науки

В античности мы наблюдаем процесс постепенного выделения религии, философии и науки из первоначально единого, недифференцированного знания о мире. На самом раннем этапе греческой мысли отделить религиозные представления от философских или естественнонаучных, существовавших еще только в форме данных непосредственного наблюдения над природой, практически невозможно. Процесс дифференциации внутри этого единого и нерасчлененного познания протекает постепенно. При этом дело обстоит не таким образом, что единое образование распадается на отдельные и вполне оформленные комплексы представлений и идей. Из общего познавательного целого прежде всего вычленяются и оформляются метафизические представления о божественном, его природе и месте. Религиозная сфера предстает уже не только в виде определенных мифологем, но и оформляется как религиозная метафизика. Именно религиозно-метафизический комплекс идей определяет процесс и результаты познания. Познание предстает в основном как познание божественного. То, что мы сейчас называем науками, поначалу выступает как форма и способ такого познания. Математика должна помочь в постижении божественной природы чисел, астрономия — божественной природы светил, музыка — божественной гармонии. Знание и науки не существуют сами по себе. Они исследуют реальность и природу прежде всего в свете божественной законосообразности. Ярче всего эта специфика познания представлена у Платона. Таким образом, дифференциация единого знания начинается с вычленения и оформления религиозно-метафизического комплекса. Вычленение наук как относительно самостоятельных образований, ориентированных на познание явлений внешнего мира самих по себе, начинается позже. Теоретическое обоснование относительно самостоятельного статуса наук и их переориентация на познание явлений осуществляется Аристотелем. Однако вычленение и оформление наук как позитивного знания еще не означает их независимости от религиозно-метафизического комплекса идей. Религиозно-метафизические идеи не только пронизывают естественнонаучные представления, но и выступают в качестве критериев отбора и высшей санкции последних.

История античной астрономии в полной мере подкрепляет это утверждение. Принцип кругового равномерного движения светил, коренящийся в религиозно-метафизическом комплексе идей, выступает главным средством, с помощью которого созидались астрономические теории от Анаксимандра до Коперника. Его происхождение связано с представлением о круговом движении как атрибуте божественного и о светилах как о богах, которые в силу своего совершенства могут осуществлять только круговые равномерные движения. Геоцентрическая система мира также обосновывалась системой религиозно-метафизических представлений и непосредственно была связана с идеей божественного, вечного, живого, конечного космоса.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.55.22 (0.012 с.)