Клинический подход к проблеме девиантного поведения.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Клинический подход к проблеме девиантного поведения.



Клинический подход к девиантному поведению представлен в отечественной психологии работами Л.И.Вассермана, А.Е.Личко, А.Ю.Егорова, С.А.Игумнова, Н.А.Сироты, М.И.Буянова, А.Г.Гофмана, М.А.Красновой, С.Н.Ениколопова, В.В.Королева, Н.С.Курека, И.Д.Даренского и др. Согласно критериям МКБ–10, расстройство поведения оценивается как гетерогенное нарушение психического развития со стойким (более 6 месяцев) диссоциальным, агрессивным или вызывающим поведением, которое противоречит общественным нормам (Н.В. Вострокнутов, 1999). Среди поведенческих нарушений могут быть следующие:

- Гиперкинетическое расстройство поведения. Оно характеризуется недостаточной настойчивостью в деятельности, требующей умственного напряжения, тенденцией переходить от одного занятия к другому, не завершая ни одного из них, наряду со слабо регулируемой и чрезмерной активностью. С этим могут сочетаться безрассудность, импульсивность, склонность попадать в несчастные случаи, получать дисциплинарные взыскания из-за необдуманного или вызывающего нарушения правил. Во взаимоотношениях со взрослыми не чувствуют дистанции, дети их не любят, отказываются с ними играть. Может быть также расстройство поведения и заниженная самооценка.

- Расстройство поведения, ограничивающееся семьей. Оно включает антисоциальное или агрессивное поведение (протестующее, грубое), проявляющееся только дома во взаимоотношениях с родителями и родственниками. Может иметь место воровство из дома, разрушение вещей, жестокость по отношению к ним, поджоги дома.

- Несоциализированное расстройство поведения. Характеризуется сочетанием упорного антисоциального или агрессивного поведения с нарушением социальных норм и со значительными нарушениями взаимоотношений с другими детьми. Оно отличается отсутствием продуктивного общения со сверстниками и проявляется в изоляции от них, отвержении ими или непопулярности, а также в отсутствии друзей или эмпатических взаимных связей с ровесниками. По отношению к взрослым проявляют несогласие, жестокость и негодование, реже взаимоотношения хорошие, но без должной доверительности. Могут быть сопутствующие эмоциональные расстройства. Обычно ребенок или подросток одинок. Типичное поведение включает драчливость, хулиганство, вымогательство или нападение с насилием и жестокостью, непослушание, грубость, индивидуализм и сопротивление авторитетам, тяжелые вспышки гнева и неконтролируемой ярости, разрушительные действия, поджоги,

- Социализированное расстройство поведения. Оно отличается тем, что стойкое асоциальное (воровство, лживость, прогулы школы, уходы из дома, вымогательство, грубость) или агрессивное поведение возникает у общительных детей и подростков. Часто они входят в группу асоциальных сверстников, но могут быть и в составе неделинквентной компании. С взрослыми, представляющими власть, отношения плохие.

- Смешанные, поведенческие и эмоциональные расстройства. Проявляются в сочетании стойко агрессивного асоциального или вызывающего поведения с выраженными симптомами депрессии или тревоги, В одних случаях выше описанные расстройства сочетаются с постоянной депрессией, проявляющейся сильным страданием, потерей интересов, утратой удовольствия от живых, эмоциональных игр и занятий, в самообвинениях и безнадежности, В других - нарушения поведения сопровождаются тревогой, боязливостью, страхами, навязчивостями или переживаниями из-за своего здоровья.

- Делинквентное поведение. Подразумеваются проступки, мелкие провинности, не достигающие степени криминала, наказуемого в судебном порядке. Оно проявляется в форме прогулов классных занятий, общения с антисоциальными компаниями, хулиганства, издевательство над маленькими и слабыми, вымогания денег, угона с велосипедов и мотоциклов. Нередко встречаются мошенничество, спекуляция, домашние кражи. Причины социальные - недостатки воспитания. У 30%-80% делинквентных детей - неполная семья, 70% подростков - с серьезными нарушениями характера, 66% - акцентуанты. Среди больничных пациентов без психоза 40% с делинквентным поведением. У половины из них оно сочеталось с психопатией. Побеги из дому и бродяжничество в трети случаев сочетается с делинквентностью. Четверть госпитализированных - с побегами. Первые побеги происходят в страхе наказания или как реакция протеста, а затем превращаются в условно-рефлекторный стереотип. Побеги возникают: как следствие недостаточного надзора; в целях развлечения; как реакция протеста на чрезмерные требования в семье; как реакция на недостаточное внимание со стороны близких; как реакция тревоги и страха на наказания; вследствие фантазерства и мечтательности; чтобы избавиться от опеки родителей или воспитателей; как следствие жестокого обращения со стороны товарищей; как немотивированная тяга к перемене обстановки, которой предшествует скука, тоска.

- Ранняя алкоголизация и наркотизация (аддиктивное поведение). Это подростковый эквивалент бытового пьянства взрослых и начала наркомании. В половине случаев алкоголизация и наркотизация начинаются в подростковом возрасте. Среди делинквентных подростков более трети злоупотребляют алкоголем и знакомы с наркотиками. Мотивы употребления - быть своим в компании, любопытство, желание стать взрослым или изменить свое психическое состояние. В дальнейшем выпивают, принимают наркотики для веселого настроения, для большей раскованности, самоуверенности и т.п. Об аддиктивном поведении можно судить сначала по появлению психической (желанию пережить подъем, забвение) зависимости, а потом и физической зависимости (когда организм не может функционировать без алкоголя или наркотика). Появление групповой психической зависимости (стремления напиваться при каждой встрече) - угрожающий предшественник алкоголизма. Стремление подростка найти повод для выпивки или наркотизации, постоянный поиск спиртсодержащих напитков или наркотиков, уже - ранний признак алкоголизма, а в других случаях зависимости от наркотика.

- Девиации сексуального поведения. У подростков недостаточно осознанное и повышенное половое влечение. Еще не завершена половая идентификация. Поэтому легко возникают отклонения в сексуальном поведении. Особенно им подвержены подростки с ускоренным и замедленным созреванием. У первых сильное половое влечение возникает задолго до социальной зрелости, у вторых - появляется желание самоутвердиться, обгоняя сверстников в сексуальной активности. Кроме того, отстающие в развитии могут стать объектом совращения своими старшими товарищами. Сексуальные девиации у подростков зависят от ситуации и являются преходящими. Среди них могут быть визионизм (подглядывание за обнаженными), эксгибиционизм (демонстрация своей наготы), манипуляции с половыми органами младших детей или животных. По мере взросления и при переходе к нормальной половой жизни девиации исчезают полностью. При неблагоприятных случаях они становятся дурной привычкой и сохраняются наряду с нормальным сексуальным поведением или возобновляются при отсутствии нормальной половой жизни, совращающем влиянии. Если мастурбация появляется до полового созревания, достигает большой частоты, сопровождается невротической симптоматикой или депрессивными переживаниями из-за своего поведения, ее следует рассматривать как девиацию. Петтинг, т.е. взаимные ласки без совершения полового акта, для достижения оргазма, применяется подростками с целью избежать дефлорации и беременности. Девиантным его можно считать, если практикуется до возраста полового созревания. Возникновение половых отношений до полного физического созревания может рассматриваться как девиация. Подростковый промискуитет (неоднократная смена партнеров и частые половые сношения) - сексуальная девиация. Она нередко сочетается с алкоголизацией, которая у одних растормаживает влечения, а у других приводит к пассивной подчиняемости. Преходящий подростковый гомосексуализм обычно обуславливается ситуацией. Часто он проявляется в закрытых учебных заведениях, где сосредотачиваются подростки одного пола. У младших подростков эта девиация может обуславливаться соблазнением, развращением, подражанием и принуждением. Эта девиация чаще обнаруживается у подростков мужского пола, чем у девушек. Возможность возникновения преходящего гомосексуализма объясняется недостаточной зрелостью полового влечения. В отличие от истинного гомосексуализма - всегда привлекателен объект противоположного пола.

- Психогенное патологическое формирование личности. Это аномальное становление незрелой личности детей и подростков под влиянием: уродливого воспитания и хронических психотравмирующих ситуаций; тяжелых переживаний жизненных трудностей; затяжных неврозов; дефектов органов чувств и тела или хронических заболеваний. В их развитии играют роль неправильное воспитание, в результате чего нередко присоединяются нарушения поведения (Исаев Д.Н., 2003).

Известно, что личность как интегральная индивидуальность целиком реагирует на социальные воздействия (B.C.Мерлин, 1986; А.А.Деркач и Н.В.Кузьмин, 1993; Б.А.Сосновский, 1996; В.В.Белоус, 1999). Более адекватные или менее адекватные реакции личности на деструктивное воздействие социальных факторов зависят от степени выраженности конституционально-типологической недостаточности высшей нервной деятельности и психотипологической личностной предиспозиции. Взаимодействие внешних и внутренних факторов способствует формированию личностной и поведенческой изменчивости в конституционально-континуальном пространстве от психологической нормы - акцентуации до пограничной аномальной личности и далее до диапазона психопатии (И.В.Боев, 1995; О.А.Ахвердова, 1998; Н.Н.Волоскова, 2001; В.Ф.Гнучев, 2001; В.И.Кривоконь, 2002; Я.В.Луковка, 2002; Э.В.Терещенко, 2002; В.А.Шурупов, 2002).

В.М.Русалов (1979) указывал на два класса частных конституций человека - морфологические и функциональные. Нейродинамическая конституция представляет собой связующее звено между биологическими подсистемами и психодинамическими свойствами личности. Исследования И.П.Павлова, А.Г.Иванова-Смоленского, Б.М.Теплова, В.Д.Небылицына. В.Н.Русалова, В.С.Мерлина позволили обосновать то, что именно нейрофизиологические свойства играют решающую роль в определении психодинамических свойств человека (темперамент, общие способности, сензитивность). Следовательно, личность и ее конституция органически взаимосвязаны друг с другом, дополняют друг друга духовными и телесными особенностями. Вместе с тем от того, как будет происходить взаимодействие между конституционально - биологическими основами личности и внешней средой обитания, зависит вероятностная «конституционально типологическая изменчивость» - или позитивный дрейф в сторону диапазона нормы или негативный дрейф в сторону диапазона патологической конституции (Рогожина О.А., 2004). В процессе психического развития и функционирования как в диапазоне психологической нормы, так и за ее границами, патология формируется не из-за того, что параллельно сосуществуют «нормальные» и «аномальные» механизмы, а из-за того, что общие психологические механизмы начинают извращаться, функционируя в особых, экстремальных, пагубных для них условиях. Б.С.Братусь справедливо утверждает, что проблема аномалий личности до сих пор не введена в общий психологический контекст, что не соответствует логике развития современной психологии и клинической психологии в частности. Им была сформулирована принципиальная гипотеза об уровнях и параметрах психического здоровья, о том, что психическое здоровье, будучи многоуровневым, может страдать на одних уровнях, при относительной сохранности других.

Природная конституциональная изменчивость в рамках психологической и психической нормы с выделением крайних вариантов нормы - акцентуаций характера впервые была продемонстрирована А.Е.Личко (1983). Согласно определению акцентуаций характера как крайних вариантов нормы, а не зачатках патологии, сформулированным А.Е.Личко, представителями и последователями его школы (Ю.В.Поповым, А.А.Александровым, Э.Г.Эйдемиллером, Н.Я.Ивановым, С.Д.Озерецковским и др.) крайность характерологической нормы проявляется в усилении, акцентуации отдельных черт. Большинство исследователей считают, что акцентуированные черты характера могут проявляться не всегда и не везде. Такие черты достаточно сложно обнаружить в обычной жизни, поскольку они могут обнаруживаться только в определенных условиях. Если психическая травма, не зависимо от ее содержания и степени тяжести, адресуется к «месту наименьшего сопротивления» в характере конкретного психотипа, если эта травма предъявляет повышенные, специфические требования к месту наименьшего сопротивления, то мы можем наблюдать неадекватную личностную реакцию и нарушение социальной адаптации. В случае, если психическая травма, даже тяжелая, не адресована к этому звену в структуре психотипа и не предъявляет повышенных требований к нему, то реакции личности будут адекватными с признаками удовлетворительной социальной адаптации (Личко А.Е., 1999).

Понятие психопатий в этиологическом и патогенетическом планах большинству исследователей представляется неоднородным и многомерным. С одной стороны, аргументация наследственно-конституционального происхождения психопатий (конституциональные психопатии), с другой стороны, не менее аргументированные положения, подтверждающие возможность формирования приобретенных, органически (органические психопатии) или психогенно обусловленных психопатий (психогенные патологические формирования личности). Однако по мере накопления фактических данных группа конституциональных психопатий все более сужается, уступая место приобретенным личностно-характерологическим аномалиям.

Многочисленные исследователи подчеркивали, что акцентуация характера не является психиатрическим диагнозом, а указывает на преморбидный фон, на основе которого развиваются патологические нарушения поведения, реактивные состояния, неврозы, острые аффективные реакции, позволяющие сформулировать психиатрический диагноз. Клинические наблюдения А.Е.Личко позволили выделить две степени акцентуаций, которые отчетливо свидетельствуют о вероятностной личностно - типологической конституциональной изменчивости. Скрытая акцентуация - это крайний вариант нормы, в то время как явная акцентуация располагается за пределами нормы, поскольку именно представители явно выраженных акцентуантов склонны к демонстрации аномального личностно - характерологического реагирования. О «переходных степенях между психопатией и нормальным состоянием» упоминал В.М.Бехтерев (1886), подчеркивая, что «психопатическое состояние может быть выражено в столь слабой степени, что при обычных условиях оно не проявляется». Следовательно, В.М.Бехтерев допускал наличие качественно иного личностно - характерологического состояния, которое нельзя было отнести ни к диапазону нормы, ни к диапазону психопатий. А.Е.Личко подчеркивает, что особенности характера у акцентуантов либо вообще не препятствуют удовлетворительной социальной адаптации, либо ее нарушения бывают преходящими. С другой стороны, определить отклонения характера при психопатиях и акцентуациях возможно лишь косвенно по независящим от этих отклонений показателям. С точки зрения А.Е.Личко и А.А.Александрова, такими показателями могут служить:

1)тяжесть, продолжительность и частота декомпенсаций, фаз психогенных реакций и, что особенно важно, соответствие их силе и характеру вызвавших факторов;

2)степень тяжести крайних форм нарушения поведения;

3)оцениваемая в лонгитюдиальном исследовании степень социальной (трудовой, семейной) дезадаптации;

4)степень правильности самооценки особенностей своего характера, критичности к своему поведению.

Лишь совокупная оценка по всем критериям может являться основой разграничений психопатий и акцентуаций, а значение каждого из критериев будет различным в зависимости от типа психопатии и акцентуации. В случае непатологических девиаций при адекватной психологической и психотерапевтической помощи чаще наблюдается возврат к поведенческой норме, подчеркивающий тем самым возможность компенсаций патогенных микросоциальных условий в развитии девиации у личности, относящейся к психологической и психической норме. Если же наблюдаются патологические личностные девиации, то чаще можно отметить формирование развития личности как краевой формы психопатии (О.В.Кербиков, 1971).

И.В.Боев (1990 - 1999) сформулировал концепцию пограничной аномальной личности (ПАЛ), выделив статистически вероятностный диапазон, располагающийся между психологической нормой - акцентуированными личностями (диапазон крайних вариантов психологической нормы), и различной степенью выраженности патологическими психическими конституциями (диапазон психопатий). Концепция аномальной личностной изменчивости органического происхождения Н.Н.Волосковой (2001) позволила сформулировать, что конституционально-типологическая недостаточность высшей нервной деятельности и/или личности способствует формированию совокупности психотипологических признаков, свойственных диапазону пограничной аномальной личности органического происхождения в структуре конституционально-типологического континуума. Согласно результатам исследования Н.Н.Волосковой представители ПАЛ, имеющие совокупность признаков конституционально-типологической недостаточности высшей нервной деятельности и личности, оцениваются как представители ПАЛ органического происхождения. В этом случае ПАЛ олицетворяют собой «патологически измененную почву», являющуюся основой формирующейся экзогенно-органической недостаточности мозга под воздействием неблагоприятных внешних факторов среды обитания. Актуализация патобиологических механизмов, лежащих в основе ПАЛ экзогенно-органического происхождения, приводит к появлению пограничных нервно -психических, психосоматических, личностных и поведенческих расстройств, обусловливающих экзогенез непсихотических расстройств детского и подросткового возраста. Умеренно выраженная конституционально-типологи-ческая недостаточность высшей нервной деятельности и/или личности, взаимодействуя с другими неблагоприятными внешними факторами, способствует негативному дрейфу психотипологических особенностей в сторону границ диапазона ПАЛ; достаточно выраженная конституционально - типологическая недостаточность приближает проявления психотипологической изменчивости к границам диапазона психопатии в конституционально - континуальном пространстве (Рогожина О.А., 2004).

По определению В.В.Ковалева, резидуально-органическими расстройствами называют группу разнообразных нервно-психических нарушений у детей и подростков, обусловленных относительно стойкими последствиями органических поражений мозга. Вместе с тем, последствия перенесенных инфекций, травм, интоксикаций, с возрастом, формируют такие внутренние биологические условия, которые в ряде случаев обусловливают резидульно-органическую церебральную недостаточность, т.е. органическую измененную реактивность мозга (Ковалев В.В., 1979, с.20). Резидуально-органические расстройства, обусловленные внутриутробными, перинатальными и ранними постнатальными поражениями мозга, поражают незрелый, развивающийся мозг, когда формируются основные психические функции, создается основа личностного и поведенческого реагирования. Резидуально- органические расстройства могут возникать как до завершения формирования основных структур и физиологических механизмов мозга (это явления дизонтогенеза или задержки темпа их развития), так и после завершения этого процесса (явления повреждения, распада), что клинически выражается разными формами энцефалопатического или психоорганического синдрома. Вариантом резидуально-органических расстройств, обусловленных последствиями раннего органического поражения головного мозга, является так называемый синдром «минимального мозгового повреждения» (minimal brain-damage syndrome) или «минимальной мозговой дисфункции». Многие авторы указывают на высокую частоту нервно - психических расстройств в периоде отдаленных последствий черепно-мозговой травмы от 65 % до 90 % и выше (Ю.Я.Бунтов, Л.Н.Губарь, В.И.Колкутин, 1971; А.Т.Тищенко, 1974; Д.Е.Мелехов, 1976). Важно отметить, что при различных подходах все исследователи наиболее часто фиксируют психопатологические расстройства в виде: астено-невротической симптоматики, психопатоподобных и эмоциональных расстройств, интеллектуально-мнестических нарушений, а также поздних травматических психозов. Отдельные авторы астено- невротические нарушения выявляют у 30 - 65% обследуемых, эмоциональные и психопатоподобные у 10 - 25%, интеллектуально-мнестическое снижение 7 -15% обследуемых. При этом нередко точная клиническая систематика психопатологических проявлений в резидуальном периоде в значительной степени затруднена в связи с патоморфозом симптомов и стертостью их проявлений (Т.Н. Гордова, 1973). По данным ряда исследований (Гурьевой В.А., Семке В.Я., Гиндикина В.Я. и Морозовой Н.Б., 1983, 1990; Дмитриевой Т.Н. 1995) среди нервно - психических расстройств резидуально - органического происхождения преобладают нерезко выраженные (легкие) и относительно обратимые нарушения пограничного характера, прежде всего церебрастенические, неврозоподобные и психопатоподобные состояния. На сочетанные пограничные нервно - психические нарушения, как ведущие психопатологические расстройства, обусловленные резидуально - органической недостаточностью указывают Н.Е.Буторина, Т.И.Колесниченко (1996). Они приводят данные о сочетании пограничных психических расстройств резидуально-органического генеза с нарушениями личности психогенного характера. М.И.Рыбалко (1995) на основании исследования подростков с девиантным поведением сделал вывод, что каждый из них страдал резидуально - органическим поражением головного мозга и патохарактерологическими расстройствами. Н.Я.Дворкина и Р.Г.Голодец (1975), Я.К.Авербах (1979) выделяют органический процесс как основу для развития психических расстройств. Фактором высокого риска возникновения всевозможных отклонений в развитии ребенка является, по мнению Г.Е.Сухаревой, церебрально - органическая недостаточность, формирующаяся в результате негативных биологических воздействий на головной мозг ребенка, особенно на ранних этапах онтогенеза (во внутриутробном периоде - интоксикации, инфекции, гипоксия и др.), родовые травмы черепа и асфиксия новорожденного, иммунологическая несовместимость матери и плода, сопровождающаяся иммунологическим конфликтом, недоношенности, а также постнатальные мозговые инфекции, травмы и интоксикации (Г.Е. Сухарева, 1974). Нередко перечисленные факторы сочетаются у одного и того же ребенка, и выявить определенный этиологический фактор не удается, что приводит к необходимости выделения полифакторной этиологии пограничных нервно-психических расстройств у детей и подростков. Поражения головного мозга в младшем школьном и препубертатном возрасте, когда структурирование мозга и созревание большинства его функциональных систем закончены, исключая созревания ядер гипоталамуса (М.Б.Цукер, 1961; Н.И.Гращенков, 1964), чаще всего имеют следствием нарушения функционального взаимодействия передних отделов мозгового ствола с большими полушариями, а также расстройства вегетативных процессов, инстинктов и влечений, выражением чего являются церебрастенические, неврозоподобные и психопатоподобные состояния (В.В. Ковалев, 1995). Таким образом, следует согласиться с Б.Н.Пивень (1998) в том, что этиопатогенетическая цепочка причинно-следственных взаимоотношений может быть представлена в виде: экзогенная вредность -органическое поражение головного мозга - психические нарушения. Наиболее общим нейрофизиологическим механизмом ранних резидуально - органических церебральных поражений, в частности, обозначаемых в англо - американской литературе терминами «минимальное мозговое повреждение» и «минимальная мозговая дисфункция», предполагается обусловленные легкими структурными повреждениями нарушения функционального состояния активирующей системы ретикулярной формации передних отделов ствола мозга и функционально связанных с ними ядер подкорки (O.Kucera, 1968). В то же время некоторые авторы большее значение придают корковой локализации легкого раннего органического повреждения мозга (H.Stutte, 1966). Ряд авторов в резидуальном периоде относительно нетяжелых, чаще закрытых травм головного мозга выделяет несколько клинических вариантов психопатоподобного синдрома - эксплозивный, дистимический, истероидный, смешанный (Ф.И. Иванов, 1971; Т.Н. Гордова, 1973). Кроме того, описан вариант личностных изменений, близкий к эпилептическому с преобладанием эпилептоидно - взрывчатых черт характера (Л.С.Куликов, 1974; В.М.Шумаков, В.Я.Гиндикин, Р.К.Ряшитов, 1981; А.С.Бобров, 1985).

В 1974 году на основе патогенетического и клинико- описательного критериев В.В.Ковалевым была предложена классификация резидуально - органических нервно - психических расстройств у детей и подростков, включающая три группы расстройств:

- преимущественно дизонтогенетические формы (с преобладанием проявлений нарушенного развития и относительно меньшим участием симптомов выпадения, такие как синдромы нарушения развития речи, психомоторики, пространственных представлений, «школьных навыков» - дислексия, дисграфия, дискалькулия, инфантилизм и др.);

- преимущественно энцефалопатические формы (со значительным преобладанием явлений повреждения и выпадения над симптомами нарушенного развития, такие как церебрастенические синдромы, неврозоподобные, психопатоподобные, диэнцефальные, синдромы, гидроцефалии, эпилептиформные, периодические психозы и др.);

- формы смешанного патогенеза (с относительно равномерным включением энцефалопатического и дизонтогенетического компонентов).

Следовательно, резидуально - органическая недостаточность центральной нервной системы является «почвой», которая обусловливает дизонтогенез возрастного развития, проблемы, нервно - психического реагирования, нарушения пограничного нервно - психического уровня, характеризующие аномальную изменчивость личности. Изначально неполноценная биологическая основа подразумевает искаженные нейрохимические, нейроэндокринные, психофизиологические и иные процессы мозга, нестабильность гомеостаза различных мозговых систем, что не может не отразиться на психическом, психологическом, поведенческом и личностном развитии. При условии хороших компенсаторных механизмах мозга можно рассчитывать, что конкретный подросток будет располагаться в конституционально - континуальном пространстве на границе диапазона психологической нормы (акцентуации) и диапазона пограничной аномальной личности. Следует подчеркнуть, что в этом случае компенсаторные механизмы будут характеризоваться определенной напряженностью своего функционирования, что и будет отличать подростка от своих сверстников, располагающихся в конституционально - континуальном пространстве в условно средней полосе психологической нормы. Однако при воздействии идентичных по своей интенсивности и содержанию внешних вредностей на некую субпопуляцию подростков прорыв индивидуального психологического и психического барьера адаптации, приводящих подростков к личностной и поведенческой социально - психологической дезадаптации, наблюдается именно среди тех, кто располагается на границе диапазонов психологической нормы и пограничной аномальной личности. Именно среди этих подростков наблюдается негативный дрейф из диапазона психологической нормы в сторону диапазона пограничной аномальной личности, когда актуализируется механизмы конституционально типологической недостаточности, с последующим формированием на их базе психосоматических, личностных и поведенческих расстройств.

С позиций онтогенетического подхода к исследованию механизмов дизонтогенеза особое значение приобретают кризисные, переломные моменты в жизни человека, когда происходит резкое изменение его «ситуации социального развития» (Л.С.Выготский, 1983), вызывающее необходимость реконструкции сложившегося модуса адаптивного поведения. По мнению Г.Е.Сухаревой (1959), взаимоотношение эндогенного фактора с такими внешними действиями, как социальная среда и воспитание, более отчетливо обнаруживается при пограничных формах психических расстройств: психопатии, психопатоподобных состояниях, патологическом развитии личности. Негативные влияния среды в период становления характера становятся во главу угла при «патохарактерологических образованиях» (В.В. Ковалев, 1969, 1985). Подростковый возраст (11-12 – 15-16 лет) связан с половым созреванием, определяемыми эндокринными изменениями в организме. Под действием половых гормонов происходит усиление уровня обмена веществ, что интенсифицирует рост, развитие, быстрыми темпами увеличивается длина костей, растет мышечная масса, появляются вторичные половые признаки. Время начала и скорость отмеченных изменений неодинакова у мальчиков и девочек. Кроме того, разные физиологические системы у одного и того же подростка развиваются не одновременно, поэтому, например, может быть снижено кровоснабжение головного мозга, что приводит к усилению процессов торможения, быстрой утомляемости, перепадам настроения, эмоциональной нестабильности, расстройствам сна. Именно в кризовые периоды в связи с нарушениями относительного физиологического и психологического равновесия особенно часто возникают или выявляются различные формы психического дизонтогенеза: «истерия развития» (E.Kraepelin, 1915); «Angstpsychos» (C.Wernike, 1926); «инфантильная фантастическая мания» (van Krevelen D.A., 1962); «пубертатные дистрофии» (E. Kretschmer, 1963); «атипичные депрессии у подростков» (O.Eichorn, 1960), предболезненные изменения личности (Р.М.Баевский, 1979; Н.К.Смирнов, 1981; С.Б.Семичев, 1981), пограничные нервно - психические расстройства (Г.Е.Сухарева, 1959; В.В.Ковалев, 1985). В.Д.Менделевич (1999) подчеркивает, что чем неполноценнее первичный материал и чем хуже социум учитывает индивидуальные особенности развития ребенка, чем больше выражены возрастные кризисы, тем хуже они могут отразиться на будущей личности (Рогожина О.А., 2004).

Эндокринной системе принадлежит одна из ведущих ролей в формировании расстройств поведения. Однако в литературе представлены данные о влиянии лишь отдельных гормонов и практически отсутствуют характеристики комплексного взаимоотношения нервной, психической, половой, надпочечниковой и других систем. По мнению ряда авторов в формирование характерологических черт личности большой вклад вносят глюкокортикоидные и половые гормоны. Исследования на животных показывают, что стрессовый опыт в раннем возрасте влияет на развитие стрессовой и эндокринной систем (В.Г.Шаляпина, В.В.Ракицкая, 2003), вызывает дисбаланс в соотношении половых и стероидных гормонов. Появились данные о влиянии пери- и постнатального стресса на развитие мозга и гормональную регуляцию у детей. Низкая активность гипоталамо-гипофизарно-адреналовой оси коррелирует с хронической агрессией подростков, уровень половых гормонов влияет на положение в коллективе (S.H.M. van Goozen, W.Matthys, 1999). В связи с этим представляет интерес изучение гормонального статуса подростков с девиантным поведением. Исследование психосоматического и неврологического статусов подростков с девиантным поведением, проведенное М.А.Красновой, свидетельствует о преобладании у подростков-девиантов заболеваний желудочно-кишечного тракта, почек и мочевыделительной системы, сердечно-сосудистой системы, органов дыхания, тубинфицированности, нарушений в психической сфере и опорно-двигательном аппарате, эндокринных расстройствах. Подростки с заболеваниями почек и мочевыделительной системы имели следующие психологические особенности: повышенный уровень нейротизма, демонстративность, чрезмерную возбудимость, склонность к аффективно-экзальтированным поступкам, высокую степень девиантности, высокую коморбидность с пограничными психическими расстройствами. Подростки с заболеваниями желудочно-кишечного тракта носили черты эмоциональной нестабильности, высокой тревожности, возбудимости, обладали повышенной интеллектуальностью, агрессивностью, склонностью к депрессиям, имеют высокую зависимость от острых психотравмирующих ситуаций. Подростки с заболеванием органов дыхания и лор-органов склонны к интроверсии, сдержаны, скрытны в проявлении эмоций и чувств, демонстративны, имеют высокий когнитивный потенциал, склонны к быстрой смене настроения, отсутствует наклонность к враждебности и преступной деятельности. Подростки с эндокринной патологией общительны, экстравертированы, легко возбудимы, тревожно-боязливы, склонны к вычурным поступкам, любят выделиться из толпы, имеют высокую склонность к девиантным и антисоциальные действиям, обладают низкими интеллектуально-мнестическими способностя-ми, имеют коморбидность с психоневрологическими нарушениями. Подростки с заболеванием сердечно-сосудистой системы обладают экстравертированностью, повышенной тревожностью, боязливы, склонны к пограничным непсихотическим психическим расстройствам. Для них характерна эмоциональная нестабильность, частая смена настроения, связь с острыми психострессорными ситуациями. Кроме того, девиантные подростки характеризуются задержкой дизонтогенетического развития и формированием вторичной психологической дезадаптации. Распространенность клинических проявлений психосоматических нарушений и дезадаптации у подростков группы «девианты» значительно превышает показатели детей без поведенческих расстройств. Патохарактерологические реакции у обследованных девиантных подростков проявлялись в виде уходов из дома, бродяжничестве, беспорядочных половых связях, склонности к употреблению спиртных напитков и дурманящих веществ, прогулах школы, суицидальном поведении. Девиантные расстройства в исследованной группе характеризовались стойкостью (длились более 6 месяцев), носили антисоциальный характер и обладали полиморфизмом – сочетанием у одного подростка нескольких видов девиаций. Изучение динамики акцентуации характера (с помощью опросника Леонгарда – Шмишека) показало, что у детей группы «норма» в пубертатном возрасте лидируют гипертимный и циклотимный типы, а у подростков с девиантным поведением − возбудимый, демонстративный, дистимный, гипертимный, аффективно-экзальтированный типы. Анализ результатов психоневрологического обследования и методов функциональной диагностики подростков выявил зависимость между электроэнцефалографической активностью головного мозга и типом акцентуации характера. Для функциональных и астенических расстройств, сопровождающихся усугублением нарушений БЭА, в большей степени характерны экзальтированный (эмотивный) и гипертимный (циклотимный) типы акцентуации, связанные с инверсией уровня тревожности, пароксизмальные нарушения характеризуются преобладанием возбудимой акцентуации с очень высоким уровнем тревожности. Выраженность нарушений БЭА сопровождается заострением психопатологических черт характера подростка: выявлена прямая сильная корреляционная связь между нарушениями БЭА и отдельными видами акцентуаций. Таким образом, тип ЭЭГ играет решающую роль для анализа психологического портрета личности. В процессе исследования была также определена взаимосвязь акцентуации характера и психопатологического синдрома. Подростки, у которых нарушения поведения проявлялись в конфликтах с родителями и учителями были в основном акцентуированы по аффективно-экзальтированному и циклотимному типу, в конфликтных ситуациях они легко взрывчаты, словоохотливы, подвержены сиюминутным настроениям, обладают лабильностью психики, сменой гипертимных и дистимных состояний. Подростки, состоящие на учете в инспекции по делам несовершеннолетних, характеризовались возбудимостью и низкой тревожностью, недостаточная управляемость, ослабление контроля над эмоциями, раздражительность, с<



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 44.192.254.246 (0.018 с.)