Проделки масконского дьявола



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Проделки масконского дьявола



Самым первым из известных мне учёных, обративших внимание на феномен полтергейста, был знаменитый английский физик и химик, один из основателей Королевского общества Великобритании Роберт Бойль. Сейчас каждый школьник знает закон Бойля-Мариотта. А тогда, в 1642 году, Р.Бойль во время посещения Женевы познакомился с французским священником Францисом Перро, который пережил тяжёлое испытание полтергейстом, вспыхнувшим в его доме в городе Масконе в сентябре 1612 года. Вскоре после этих событий Ф.Перро по свежим следам подробно описал их. Р.Бойль, поражённый рассказом священника, настоял на том, чтобы эти записки были опубликованы в Англии.

Ф.Перро достаточно подробно описал проделки «масконского дьявола», что позволяет уверенно поставить диагноз: полтергейст. Обычные для этого феномена симптомы: шумы, бросание камней, привидения, голоса и пр. «Носителем» всех этих проявлений была молоденькая служанка священника.

Как только всё началось, Ф.Перро поставил об этом в известность королевского нотариуса и прокуратора города Маскона господина Франсуа Торню. Ф.Перро очень живо описывает его первый визит в свой дом: «Торню пришёл ко мне домой около полудня, справился, всё ли ещё дьявол у меня, и начал подавать свистки разной тональности, а дьявол каждый раз отвечал свистком той же тональности. Затем дьявол бросил в него камень, который упал у его ног, не причинив ему никакого вреда. Торню поднял камень и, пометив его углем, швырнул его за дом, в глубину заднего двора, прилегающего к городской стене с одной стороны и к реке Саон с другой, но дьявол швырнул ему этот камень обратно, причём это был всё тот же камень, о чём свидетельствовала отметка углем. Подняв камень, Торню почувствовал, что он очень горячий, и сказал, что по его мнению камень успел побывать в аду, поскольку, когда он держал его в руках первый раз, камень не был горячим».

Книга Ф.Перро о проделках «масконского дьявола» пользуется известностью и у современных исследователей полтергейста.

Тедвортский барабанщик

Другим знаменитым учёным своего времени, включившим полтергейст и целый ряд родственных явлений в сферу своих научных интересов, был английский философ Джозеф Гленвиль (1636 — 1680). Он прожил мало, всего 44 года, но успел написать книги, стать членом Королевского общества и капелланом Карла II.

В чём только не обвинялся Гленвиль в первом томе «Философской энциклопедии», вышедшем в 1960 году в Москве: он защищал грубые суеверия, подверг критике понятие причинности, доказывал ограниченность научного познания, и прочее, и прочее, и прочее.

А ведь Гленвиль, по сути, является основоположником парапсихологических исследований. Недаром на него так ополчилась «Философская энциклопедия»!

Уже одно простое перечисление его главных трудов говорит о многом: «Тщета догматизма или уверенность в наших суждениях» (1661 г.); «Научный скептицизм или сознание в незнании — путь к науке» (1665 г.); «Несколько философических рассуждений о существовании колдуний и колдовства» (1666 г.) и, наконец, посмертное издание — «Побеждённое саддукейство, или Полное и наглядное доказательство существования привидений, духов и чародейства» (1681 г.).

Гленвилю удалось собрать вокруг себя группу единомышленников, которые регулярно встречались в Регли Холл, Уорвикшир, для сбора и обсуждения сообщений о современных им случаях беспокойных домов, появления призраков и привидений, вспышек полтергейста. Наиболее интересные из них проверялись с выездом на место события.

Корреспонденты и единомышленники Гленвиля были и в других странах. В Америке, например, им был Коттон Мазер, ненавидевший колдовство, а потому неистово боровшийся с его «носителями». В 1662 году Мазер расследовал странные бросания камней в людей и в окна дома мистера Джорджа Уолтона из Плимута. Мазер был одним из первых, кто заметил, что такие как бы самобросаемые камни, попадая в человека, ударяли его очень мягко, как бы нежно.

Свой главный труд — «Побеждённое саддукейство» Гленвиль не успел издать. Его кончина была в том помехой. Но позаботились друзья и единомышленники, и на следующий после смерти Гленвиля год книга увидела свет в Лондоне. Её факсимильное издание вышло в 1966 году в США.

В «Побеждённом саддукействе» Гленвиль подробно описывает 8 случаев колдовства (основываясь на материалах судебных процессов), 13 случаев явления призраков и привидений и, главное — 13 же случаев беспокойных домов, разных таинственных беспорядков и преследований, то есть всё то, что составляет основное содержание и моей книги. Как заметил русский исследователь этих феноменов А.Н.Аксаков, в собранных и осмысленных Гленвилем фактах последний «увидел наглядное и реальное доказательство возможности необычных явлений и вместе с тем новое доказательство «тщеты научного догматизма».

Отставной солдат, попрошайка Вильям Друри барабанным боем призывает подавать себе милостыню. Англия, округ Тедворт, 1662 год.

В 1662 году Гленвиль лично исследует, а позже описывает в «Побеждённом саддукействе» случай знаменитого Тедвортского барабанщика, одного из давних предшественников нашего не менее известного «Барабашки». Вскоре эти события стали известны во всей Англии. Попали на страницы печати и даже отразились в творчестве английского драматурга Адисона, вдохновив его на создание комедии «Барабанщик».

Призрак Тедвортского барабанщика над домом судьи Момпессона (из книги Дж.Гленвиля «Побеждённое саддукейство», Лондон, 1681 год).

Тедвортские события начались в марте 1662 года и продолжались ровно год. Они происходили в доме местного судьи Джона Момпессона в небольшой деревне округа Тедворт. Там в марте 1662 года судья арестовал отставного солдата Вильяма Друри, бывшего барабанщика, промышлявшего попрошайничеством и продажей фальшивых документов. Судья конфисковал барабан, боем в который Друри приглашал желающих подать ему милостыню, и приказал ему покинуть пределы округа. Почти немедленно в доме судьи стали раздаваться звуки барабанного боя. Даже видели поднятый в воздух барабан, при этом он ещё и издавал громкие бухающие звуки! Через несколько бессонных ночей звуки барабанного боя ослабли, но легче не стало: в воздух поднимались дети, в голову присутствующих бросалась обувь, содержимое ночных горшков обнаруживалось в кровати, одна из задних ног лошади оказывалась втиснутой в её рот.

Одним из первых в дом несчастного судьи приехал Гленвиль. Он сам в течение пяти ночей подряд слышал звуки барабанного боя. Своё пребывание в этом беспокойном доме Гленвиль использовал и с целью собрать и записать свидетельства детей и прислуги судьи.

Назначенная королём для расследования этих необычных событий комиссия прибыла поздно, барабанного боя и прочих курьёзов уже не застала и не пришла к определённому заключению о том, что бы это всё значило.

В декабре 1716 — январе 1717 года вспышка полтергейста разразилась в Эпворте, в доме священника Самуэля Весли, отца знаменитого английского проповедника Джона Весли. Многие члены этой семьи оставили подровные описания случившегося, а сам Джон Весли отразил события на страницах издаваемого им журнала.

Фамильный дом семейства Весли, обиталище привидения по имени Старый Джеффри. Эпворт, Англия, 1716 — 1717 гг.

Всё началось со странных шумов, стонов, стуков, ударов, слышимых по всему дому. Затем семью стало беспокоить привидение, которому даже дали имя — Старый Джеффри. И ещё появлялись привидения необычных, гротескных животных. Старый Джеффри особенно досаждал Хетти, молодой сестре знаменитого проповедника.

Коллеги советовали семье покинуть дом, но старый священник не пожелал поступиться своими религиозными убеждениями. Он ни за что не хотел улепётывать от дьявола...

В 1721 году полтергейст разбушевался в доме известного немецкого востоковеда профессора Шупарта, в Гробене. В домочадцев профессора, не исключая и его самого, постоянно швырялись камни и всё такое прочее. Некоторые из камней весили свыше четырёх килограммов и так досаждали бедному профессору, что тот свыше месяца не раздевался и не спал в кровати. Его жену что-то постоянно било, щупало, щипало и сбивало с ног. Профессор приглашал к себе свидетелей удостовериться в происходящем. И однажды около дюжины людей стали свидетелями яростной атаки на самого профессора: какие-то невидимые руки вдруг стали причинять ему невыносимую боль!

В одном из местечек во Франции, в доме и магазине, которыми владел один и тот же хозяин, в 1734 году началось необъяснимое камнебросание. Специально назначенная комиссия зафиксировала бросаемые неведомо кем внутри и вне дома камни, но не нашла известных причин странного феномена. В Амьене в 1746 году вспыхнул полтергейст, длившийся с перерывами целых 14 лет! Очень многие, в том числе и видные сановники, слышали непонятные шумы и видели бросаемые камни. Эта вспышка — одна из самых продолжительных в истории полтергейста.

Дом в Кок-Лейне, Англия, где в 1762 году в семье Ричарда Парсона разразилась переполошившая весь Лондон вспышка полтергейста. Внизу справа — одна из многих книг, посвящённых этому случаю.

Прогремевший на всю Англию и, по выражению Эндрю Лэнга, перевернувший вверх дном весь Лондон полтергейст в местечке Кок-Лейн, вспыхнувший в 1762 году, почти сразу же привлёк большое количество писателей и исследователей. Вспышка в семье Ричарда Парсона началась со стуков и царапаний, страшно испугавших его маленькую дочь Элизабет. Она часто видела завёрнутую в саван фигуру без рук. У дома собирались большие толпы народа в надежде услышать таинственные звуки. Э.Лэнг уделил этому случаю много внимания в вышедшей в конце прошлого века книге «Кок-Лейн и здравый смысл».

Чёрт в Курмыше

Не обходил полтергейст своим вниманием и Россию. Иногда вызванная полтергейстом цепь событий приводила к судебным разбирательствам. Материалы таких процессов, бывало, удавалось обнаружить — нередко десятилетия спустя после того, как они состоялись. Один из таких случаев — судебное разбирательство по делу о проделках курмышского чёрта.

Начну с конца: в субботу 28 февраля 1814 года состоялось решение Курмышского уездного суда «предать суду Божию» дело о невидимом голосе, необъяснимых стуках и бросаниях камней, кирпичей, лаптей, поленьев и прочего в избе вдовы П.Ф.Раздьяконовой. Некоторые материалы судебно-следственных действий, связанных с этим делом, к счастью, сохранились. Они вообще могли бы кануть в Лету, если бы не любознательность М.Куроптева, направившего 21 мая 1874 года письмо в журнал «Русская старина», которое было напечатано в его майском номере за 1878 год.

Куроптев сообщает, что, приехав в город Курмыш в 1867 году, он, знакомясь с бытом горожан, неоднократно слышал — «как подтверждение неразвитости их», что в начале XIX столетия в Курмыше производилось «следствие о чёрте». Заинтересовавшись, он стал расспрашивать местных жителей, а также обратился в разбиравшийся тогда городской архив присутственных мест. В последнем, как пишет Куроптев, «особых дел по этому следствию не отыскано, хотя по описям 1813 и 1814 гг. Курмышского уездного суда таковое дело и значилось, но против него была сделана отметка, что оно взято губернским чиновником (интереснейшее, видимо, было дело! — И.В.). В докладном же регистре Курмышского городнического правления на октябрь месяц 1813 года и журнале Курмышского уездного суда 1814 года найдены доклады, опросы и постановления по «сказанному следствию», которые Куроптев и приводит «в дословных выписках».

Другой источник сведений — расспросы курмышан — также позволил получить любопытные данные. Куроптеву удалось отыскать престарелую внучку вдовы П.Ф.Раздьяконовой, «в доме которой жил сказанный чёрт». От этой внучки Куроптев узнал, что «в келье, на дворе бывшего дома диакона Прокопьевской церкви, ...что против дома городской думы, у старухи Раздьяконовой жило в 1813 г. невидимое существо, которое говорило самым тоненьким голосом, так, как будто голос слышался из-за стены кельи. Он особенно любил старушку, жившую вместе с хозяйкой, и называл её «Баушка чёрный платочек», а не любил и мучил дворовую девку Анастасию, данную хозяйке кельи в услужение дальними родственниками... Невидимое существо про себя говорило, что оно — сын богатого московского купца, умершего ещё в детстве его, и что у него жива только мать, которая его прокляла за то, что он очень любил девушек и гулял по трактирам. Когда невидимое существо стало очень мучить Анастасию, то приходил в келью производить дознание бывший тогда городничий Иван Иванович Субочев».

Не менее интересным оказалось и содержание дословных выписок. Так, в докладном регистре Курмышского городнического правления за октябрь 1813 года отражены материалы следственных действий, проводившихся в период с 20 по 22 октября. 20 октября дворовая девка Настасья (Анастасия. — И.В.) Сергеева «показала, что в доме Прасковьи Фёдоровой Раздьяконовой в течение сего месяца дней с шесть со двора в стену и в самой избе неизвестно от кого стук и бросание камнями происходило, и 14-го числа октября вечером, во время бытности в доме Раздьяконовой, каким образом упал с потолка кирпич — не видела, но от стука оного, лежавши на полатях, проснулась». Из «резолюции» (решения. — И.В.) по этому допросу вытекает, что следователь не верил Настасье ни на грош: «из оного допроса видно, что дворовая девка Сергеева учинила в кинутии с полатей кирпичом, а также в разном стуке запирательство и сообщников в намерении причинить зло вдове Раздьяконовой никого не открывает». Следователь предписывает «отобрать показание» у посланных им полицейских служителей «для раскрытия, каким образом происходили стук на дворе и от находящихся, когда брошен был с полатей кирпич во время бытности моей для разведывания, а также и от понятых сторонних людей, которые при мне и уездном стряпчем находились в избе». Оказывается, следователь лично посещал эту «нехорошую» избу «для разведывания» и, вполне вероятно, не только в силу служебной необходимости, но и по собственному любопытству, что по-человечески вполне понятно. Не будем осуждать его за это.

«Резолюция» следователя стала проводиться в жизнь в тот же день. 20 октября 1813 года «полицейские служители Свешников, Лукьянов и Чамалин показали, что сего месяца 11, 12 и 13-го чисел для присмотру около дома вдовы Раздьяконовой в секретных местах с 8-го до 1-го часу ночи находились, и точно стук и бросания камнями слышали». 22 октября мещанин Максим Малюгин показал, что «в доме вдовы Прасковьи Раздьяконовой 12, 13 и 14 чисел бросание камней происходило». А вот жителям города Курмыша «Михаилу Полякову со товарищами, всего 12 человек», не повезло: они «удостоверяют» 21 октября, что «по бытности их в доме Прасковьи Раздьяконовой 15-го числа сего месяца с господином городничим и стряпчим с 8-го до 1-го часу ночи никакого стука и бросания камней не происходило». Из материалов всех этих показаний следует, что после 14 октября всё затихло, как это обычно бывает при полтергейсте, на неопределённый срок. К тому же нечистая сила, как известно, нередко стесняется проявляться при большом скоплении любопытных.

Наконец, 22 октября 1813 года была допрошена вдова Раздьяконова, которая показала, «что господину городничему о происходящем в доме её неизвестно от чего стуке, бросании камней, чулок и лаптей, а также и о девке Настасьи Сергеевой, что находится в болезни, сказывала». Видимо, она «сказывала» и о своих подозрениях в отношении Настасьи: всё это, мол, — её проделки. Следствию, думается, эти подозрения пришлись по сердцу. Для Настасьи, к тому же «находящейся в болезни», это было как нож острый. На показание Раздьяконовой наложена такая «резолюция»: «Оное показание приобщить к делу и, сделав особое постановление, сообразя всё дело по порядку, отослать в рассмотрение и с подозревающейся девкой в уездный суд... Самое дело отметить решённым». Итак, следствие закончено, и теперь больной и ни в чём не виновной Настасье предстоят тяжкие судебные хлопоты.

О том, как и чём закончился весь этот кошмар, повествует выписка из журнала Курмышского уездного суда 1814 года. Суд состоялся в субботний день 28 февраля. В этот день в суде «слушали выписку, учинённую о бывшем в доме вдовы, экономической крестьянской жены Прасковьи Раздьяконовой... ночью, часу с 8-го до 1-го, стуке с улицы и внутри самой избы, бросании камнями, чулками и лаптями несколько ночей». Чем же закончилось это уникальное для истории отечественного полтергейста судебное заседание? Решение суда заслуживает того, чтобы привести его почти полностью:

— Хотя живущая в оной избе с вдовой Прасковьей Раздьяконовой девка Настасья Сергеева... и подозревалась в чинении в той избе, равно и снаружи оной стука и метании камнями и прочим, но обстоятельства и открывают, что всё оное производимо было кем-либо с намерением, дабы бросанием камней, поленьев и произведением стука навести на живущих в тех домах страх, дабы чрез оный отдалить от домов своих, и, воспользуясь тем временем, произвести воровство, какового содержания на счёт девки Настасьи Сергеевой отнести никак не можно, поелику, как существо дела сего доказывает, что когда тот стук происходил, девка Сергеева находилась в избе, следовательно и чинено оное было неизвестными людьми, в подтверждение чего служит и то, что когда происходил стук у дьякона в избу, то сенная дверь заложена была с надворья цепью и, как видно, с выдумкой, дабы отнять случай произвести гвалт. Относительно того, что во время бытности городничего в доме Раздьяконовой сверху потолка упал кирпич, по удостоверению бывших тут, кем оный брошен, не запримечено, в каковое время девка Сергеева лежала по болезни на полатях, то и сие действие к ней причесть, равно и то, как унтер-офицер Притков показывает, что в бытность его в том доме неизвестно кем брошен в него стакан с водой и стоящие на брусу горшки — весьма сомнительно. А непосредственно всё сие относится к хитрым предприятиям злонамеренных людей, к нерасторопности и слабости полицейского надзора. Но однакож за тем за всем девку Сергееву на будущее время оставить в сильном подозрении, а случай сей, на основании воинского устава, процессов 2-й части 5-й главы, 9-й и 10-й статьи, предать суду Божию, а во обстоятельствах оного сочинить особое постановление».

У курмышских следователей и у Курмышского уездного суда было достаточно сложное положение. С одной стороны — доказано, что стучать и бросаться камнями, лаптями и прочим Настасья не могла. С другой — всё это ведь было же! И не к кому обратиться за консультацией, как это 175 лет спустя сделал московский следователь И.А.Баринов, обратившись в Комитет «Биоэнергоинформатика», где подтвердили, что да, такое бывает и называется это полтергейст.

А тогда ещё дело осложнялось общим неприятием случившегося. Командно-административные круги того времени обладали значительным иммунитетом к тому, чтобы признать случившееся реальным фактом. А событие между тем стало для курмышан предметом самой широкой гласности. К тому же всё происходило в избе, стоявшей напротив городской думы. В доме Раздьяконовой, видимо, побывали не только мещанин Максим Малюгин и Михаил Поляков «со товарищами, всего 12 человек», но и многие другие курмышане. И не случайно дело по этому следствию было взято губернаторским чиновником без возврата. Тот факт, что само событие и связанное с ним судебное разбирательство сохранились в памяти курмышан по крайней мере до 1874 года, также говорит о многом. Поэтому суду надо было принять крайне взвешенное решение. И, похоже, суд с честью вышел из этого испытания, приняв решение, которое удовлетворило всех: предать дело суду Божьему. Нельзя же было всерьёз списывать на проделки нечистой силы! Начальство за это по головке не погладит. Но нельзя и наказывать невиновную Настасью. Решили, с оглядкой на, начальство, оставить её «в сильном подозрении». Но ведь кто-то же должен был стучать в стены, бросать камни, кирпичи и прочее! Если не Настасья и не нечистая сила, то кто же? Выход был найден поистине блистательный: «всё сие относится к хитрым предприятиям злонамеренных людей, к нерасторопности и слабости полицейского надзора». Не пойман — не вор. Нашли-таки стрелочника...

А у Куроптева к этой истории более сдержанное отношение. Он считал, что Настасья, с целью освободиться от крепостной кабалы, «так искусно вела своё дело, что возбудила следствие о чёрте, живущее в памяти у курмышан до сих пор со значительными преувеличениями». Слова эти были написаны в 1874 году, то есть ровно через 60 лет после судебного процесса. В отличие от суда, Куроптев нисколько не сомневался в виновности Настасьи, которая, по его мнению, сумела обвести вокруг пальца и следствие, и суд, и всех курмышан, до сих пор заинтригованных давним «следствием о чёрте». Последнее расценивается Куроптевым «как подтверждение неразвитости» курмышан.

Как знать, возможно, через очередные 175 лет и эти мои строки попадут на глаза какому-нибудь будущему исследователю, который, как и М.Куроптев в отношении курмышан своего времени, найдёт в них подтверждение и моей «неразвитости». Правда, скорее всего это будет сделано уже сегодня кем-либо из моих непримиримых оппонентов.

Взбесившиеся колокольчики

Но продолжим наше повествование дальше. В 30-х годах XIX века в Англии началась эпидемия со взбесившимися механическими звонками и колокольчиками. Они звонили, к недоумению хозяев, сами собой! Искали шутников, злоумышленников, но тщетно. Бывало, что колокольчики звонили столь неистово, что ни в каком из «следственных экспериментов» это не удавалось воспроизвести.

В 1830 — 1831 годах в доме, принадлежавшем некоему Д.Эшуэлю, в течение 18 месяцев «часто и подолгу» самопроизвольно зюнили механические сигнальные колокольчики. Длительные и настойчивые поиски естественных причин их самопроизвольного звона остались безуспешными. Только было замечено, что события эти по времени совпадали с пребыванием в доме одной молодой особы. Очевидцы событий и их окружение испытывали ужас, испуг, сильное возбуждение. Детям пояснили, что «колокольчики больны». Взрослые искали более правдоподобных объяснений. Хозяин дома, «человек очень образованный, основательно мыслящий и неутомимый в анализе, пробовал разные опыты с электрометром и другими проверочными средствами и советовался по этому предмету со многими учёными людьми; но всё это не привело ни к чему». С отъездом молодой особы звон прекратился.

2 февраля 1834 года таинственные звонки обрушились на дом майора Эдварда Мура. Они продолжались более пятидесяти дней. 2 февраля слуги доложили вернувшемуся из церкви майору, что несколько раз сами собой звонили комнатные колокольчики. Майор с сыном внимательно всё проверили, но не нашли никаких естественных причин: «Погода была тихая, термометр стоял на 29°, барометр — в обыкновенных пределах. Никаких особенных атмосферических явлений заметно не было». А звонки продолжались, продолжались и поиски их естественных причин. Майор был «совершенно убеждён, что этот звон происходил не от человеческих рук». Одновременно он высмеивал некоторые из предложенных объяснений, замечая, что «его дом вовсе не изобилует крысами и что он не держит обезьяны».

Пережитое настолько поразило майора, что он стал коллекционировать подобные события и в 1841 году издал книгу, где описал 20 случаев самозвонящих звонков и колокольчиков, сведения о которых он получил из первых рук.

Рождение спиритизма

В истории полтергейста известны вспышки, результатом которых было возникновение новых учений, стоящих в непримиримой оппозиции к учению той или иной церкви. Это, по моему мнению, крайняя степень выражения той специфической особенности проявления этого тёмного феномена, которую Д.Скотт Рого определил как антирелигиозность. Но под антирелигиозностью полтергейста Д.Скотт Рого понимает неистовые проявления полтергейстных сил по отношению ко всему тому, что связано с исполнением религиозных обрядов, и к тем, кто их исполняет.

Но это ещё, так сказать, цветочки. Иногда созревают ягодки. Мне известно три случая, когда следствием полтергейстной вспышки было возникновение новых учений. Но, думаю, таких случаев было гораздо больше. Просто масштабы таких «ягодок» могут быть самыми различными — от заблуждений, поражающих мозги лишь нескольких дюжин единомышленников, до ереси или раскола, охватывающих сознание многих тысяч и даже миллионов верующих на всём земном шаре. На это обстоятельство, насколько мне известно, ещё не обратил внимание никто из исследователей полтергейста. Две таких «ягодки» созрели в Англии, одна — в Америке, её бывшей колонии.

Так, полтергейст, вспыхнувший в доме английского священника и врача Джона Пордейджа в 1651 году (на этом случае я подробно остановлюсь позже), спровоцировал рождение религиозной общины Филадельфийское Братство, захватившее в свои сети многие тысячи людей на всём земном шаре. Община просуществовала вплоть до начала XVIII века, когда английское правительство запретило собрания членов Братства.

Вскоре после этого запрета началась длившаяся всего два месяца на рубеже 1716 — 1717 годов вспышка в родовом поместье известного всей Англии проповедника Д.Весли. Этого оказалось достаточно, чтобы один из членов многодетного семейства Весли — тринадцатилетний Джон, позже стал основателем методистской церкви.

А одним мартовским утром 1848 года в небольшом двухэтажном коттедже принадлежавшей к той же самой методистской церкви семьи американского фермера Джона Д.Фокса, в который семья переехала в декабре 1847 года, начались необъяснимые стуки и удары, положившие начало целой серии фантасмагорических событий, итогом которых стало рождение спиритизма.

Дом, куда переехало семейство Фоксов, состоявшее из него самого, его жены и двух дочерей — четырнадцатилетней Маргарет (Мэгги) и двенадцатилетней Кейт, стоял в местечке Гайдсвил, штат Нью-Йорк. Дом пользовался репутацией беспокойного. Его прежние хозяева как будто бы жаловались на какие-то странные явления в этом доме.

Как бы то ни было, но раздававшиеся из стен спальни девочек стуки и удары сильно пугали их и не давали покоя их родителям. Они продолжались все последующие дни и ночи. Громкость звуков всё нарастала, пока к концу марта весь коттедж не стал сотрясаться буквально до основания!

Дом Фоксов, где в марте 1848 года вспыхнул полтергейст, давший начала спиритическому движению. Гайдсвил, штат Нью-Йорк.

Однажды, ещё в первые дни, когда громкость звуков не была столь оглушительной, Кейт хлопнула в ладоши во время ещё длящейся серии ударов. Почти немедленно раздался ответный хлопок. Ободрённая, Кейт щёлкнула пальцами — раздался ответный щелчок. В ладоши хлопнула и Мэгги — был такой же ответ. Удивлённые девочки побежали за родителями.

К тому времени родители уже знали о плохой репутации своего дома, поэтому сообщение дочерей их не удивило, а огорчило. Они последовали примеру дочерей и получили тот же результат, прийдя к выводу, что звуки издаются проживающим в их доме несчастным и беспокойным духом.

Всё ещё плохо веря в происходящее, Фоксы-старшие пригласили соседей, чтобы и они засвидетельствовали эти странности. Один из соседей, Вильям Дьюслер, попробовал пообщаться с духом с помощью алфавита. Он называл буквы вслух и записывал ту, во время произношения которой раздавался двойной подтверждающий стук Другой сосед, Джон П.Луси, даже получил правильные ответы о возрасте своих детей и о своих личных делах.

А поскольку Фоксам-старшим не давала покоя судьба их невидимого сожителя, они с помощью азбуки и ответных стуков узнали его поистине трагическую историю: зовут его Чарльз Росма, он был коробейником, однажды заночевал в этом доме и был убит хозяином. Его тело было закопано в подвале, а все следы его пребывания в доме уничтожены. Дух Чарльза Росма предупредил, что будет обитать в доме до тех пор, пока не найдут и не предадут земле, как положено, его бренные останки.

Фоксы бросились копать, и — тут я вынужден огорчить тех, кто ждёт сенсации. Версии расходятся. Утверждали, что в подвале при раскопках были обнаружены останки человека, а кто-то из жителей Гайдсвила даже говорил, что ему известно имя убийцы. Современные же исследователи полтергейста осторожно относятся к подобным сообщениям, поскольку им не известны надёжные документальные свидетельства.

Но случившееся не удавалось сохранить в тайне, уж больно шумно стал вести себя невидимый сожитель Фоксов. Вскоре новость распространилась по всему городку. Началось вторжение целых толп любопытных, и — как следствие невероятно разросшейся популярности — гонения со стороны местной общины методистской церкви. Сначала Фоксов публично обвиняют в мошенничестве. Но это не проходит, уж слишком много свидетелей необычных проявлений. Тогда их обвиняют в сношениях с нечистой силой. Это уже более серьёзно. Местная община методистской церкви, среди членов которой Фоксы всегда пользовались большим уважением, исключает их из своей среды. Спасаясь и от связанного с исключением позора, и от ставших неистовыми ко времени изгнания Фоксов из методистской общины звуков, сотрясавших весь коттедж, Фоксы в апреле 1848 года переезжают в близлежащий городок Рочестер, в дом своей замужней 23-летней дочери Лии Фиш, преподававшей там музыку. Они надеялись, что на новом месте всё прекратится.

Тревожное происшествие в рочестерском доме Фоксов. Рочестер, штат Нью-Йорк, 1848 год.

Но не тут-то было. К стукам и ударам присоединились движения, полёты, зависания в воздухе и бросания всяких предметов. Видятся чьи-то прикасающиеся к членам семейства руки. Слышатся звуки тяжёлого, волочащегося по полу, агонизирующего тела...

Опять в дом с утра до вечера вторгаются любопытные, становясь свидетелями необыкновенных явлений и распространителями сведений о них по всей Америке. Жизнь в доме осложнилась до крайних пределов: «Беспорядок дошёл до того, что музыкальные классы Фиш совсем расстроились и правильное течение домашнего хозяйства окончательно нарушилось». Свою помощь предложил рочестерский методистский пастор, но проведённый им ритуал изгнания духов не помог.

А тем временем возобновилось общение с духами посредством стуков. Первое, что потребовали от Фоксов эти, по их мнению, потусторонние и разумные силы — ни больше, ни меньше, как сделать результаты их изучения известными всему миру: «Дорогие друзья, — выстукивали эти необыкновенные деятели, — вы должны сказать миру правду. Наступает начало новой эры. Вы не должны больше пытаться скрывать это. Когда вы выполните ваш долг, Бог и добрые-духи будут продолжать защищать и охранять вас».

Это требование сначала встретило со стороны Фоксов самое упорное сопротивление. О его причинах в 1885 году поведала старшая дочь Фоксов, Лия, издав в Нью-Йорке книгу «Исчезнувшее звено современного спиритуализма»: «Я должна здесь обратить внимание на тот факт, что общее чувство нашей семьи, всех нас, было единодушно направлено против всех этих странных диковинных вещей. Мы смотрели на них, как на испытание, нам ниспосланное. Кем, как и почему — мы знать не могли. Взгляды и понятия окружающих нас соседей и всего околотка совпадали с нашими собственными, привитыми от воспитания убеждениями, что всё это дело было «нечистое». Оно нас мучило и смущало, неестественность же его бросала на нас скорбную тень. Мы противились ему, боролись с ним и постоянно и горячо молились об избавлении, даже в то время, когда какое-то странное обаяние приковывало нас к этим чудесным проявлениям, нам против воли навязанным какими-то невидимыми силами и деятелями, которых мы не могли ни понять, ни осилить. Если бы наша воля, горячее желание и молитвы могли помочь нам, если бы они были услышаны, то всё это дело и прекратилось бы тогда же, не пошло бы далее нашего маленького околотка и мир никогда бы не услыхал о рочестерских стуках или о несчастном семействе Фокс. Но дело было не в наших руках, и не мы заправляли им». Нечистая сила оказалась сильнее и изощрённее.

В ноябре 1848 года дух заявил Фоксам, что не могут же они вечно бороться с ним и что ввиду их систематического невнимания к его просьбам он должен покинуть их. На это Фоксы ответили, что ничего лучше они и не желают. Через двенадцать дней всё прекратилось — ни стука, ни звука.

И вот тут-то Фоксы сломались. Они в отсутствие духа вдруг стали глубоко сожалеть о том, что поставили мирские соображения выше долга, и когда по просьбе зашедшего приятеля стуки раздались вновь, их уже приветствовали с восторгом: «Это было для нас, — писала Лия годы спустя, — как бы возвращение долго отсутствовавших друзей, цены которым, пока они были с нами, мы не знали».

Но стучащий дух продолжал гнуть свою прежнюю линию: «Вам надлежит исполнить долг, мы требуем, чтобы вы предали это дело гласности». Дух сообщил и разработанный им подробный план действий: нанять большой публичный зал; девочки должны предстать на сцене с некоторыми из своих друзей; ознакомить публику с предметом должны были определённые лица — Вильетс и Капрон (последний в 1855 году издал в Бостоне книгу «Современный спиритуализм»); Капрон должен был прочесть лекцию о том, как это всё было с самого начала; для исследования явления публика должна была выбрать комиссию из пяти человек. Что же касается его самого, то дух обещал стучать так громко, чтобы стуки были слышны по всему залу. Но эти требования были встречены отказом. Как позже написал Капрон, все предполагаемые участники «не имели желания подвергнуть себя публичному осмеянию и вовсе не хотели получить известность таким путём... Но нас уверяли, — продолжал Капрон, — что это был наилучший способ для прекращения всяких нареканий и утверждения истины и что таким путём откроется возможность для более широкого развития спиритического общения в недалёком будущем». Дух как в воду глядел!

Но страх опозориться брал верх, и тогда дух нашёл выход: устраивать демонстрации в частных домах с большими залами! Целый год прошёл в колебаниях со стороны Фоксов и в увещеваниях со стороны духа, пока Капрон не приступил к организации демонстраций в частных домах. Первая публичная демонстрация состоялась вечером 14 ноября 1849 года. Успех был полный! Стучавший в присутствии девочек дух правильно отвечал на все предлагавшиеся ему зрителями вопросы. Стуки, как и было обещано, были слышны по всему залу. Три вскоре последовавших одно за другим выступления девочек прошли с тем же результатом. Зрители были буквально шокированы не только необъяснимо возникавшими стуками, но и тем, что посредством стуков они получали правильные ответы на задаваемые ими духу вопросы. Уж тут-то точно не могло быть никакого обмана, никакой подтасовки: верность ответа задававший вопросы оценивал сам. Ответ же, кроме него, никто из присутствующих не знал. Было от чего прийти в смущение!

Весть о том, что сёстры Фокс принимают сообщения с «того света» и что каждый желающий в том убедиться может засвидетельствовать это лично, быстро распространилась по всей Америке. Все были согласны с тем, что потусторонние сообщения посылаются душами умерших. Такие души стали называть духами (дух по-латыни — spirit). А сёстры Фокс просто-напросто оказались посредниками или медиумами между миром живых и миром мёртвых в силу выдающихся медиумических способностей сестёр.

Однако вскоре нашлись любопытные, решившиеся опробовать самих себя на наличие таких способностей. Оказалось, что они отнюдь не так уж и редки. Очень скоро духовыстукивание стало повальным увлечением, охватившим в течение нескольких лет буквально всю Америку, где возникли сотни и тысячи спиритических кружков. Всего через несколько лет число их участников достигло сотен тысяч.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.120.150 (0.038 с.)