Глава 14 Русские вещи и мастера в Золотой Орде



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 14 Русские вещи и мастера в Золотой Орде



Татаро-монгольское нашествие нанесло страшный урон культуре Руси. На длительное время, а местами и навсегда прекратилась жизнь многих цветущих прежде городов. Были почти утрачены навыки наиболее тон­ких и изощренных ремесел — перегородчатой эмали, белокаменной резьбы. Там, куда не дошли завоевате­ли, конечно, продолжалась разнообразная ремесленная деятельность, стесненная, однако, необходимостью вы­платы дани и опасностью военных набегов. На завое­ванных территориях население было частично уничто­жено, частично разогнано, частично пленено. Пленных обращали в рабов и угоняли в степи, где их использова­ли на различных работах, в основном на строительстве городов складывающегося нового государства - Золо­той Орды.

Раскопки золотоордынских городов, предпринятые в последние десятилетия, а также изучение старых музей­ных коллекций позволили к настоящему времени со­брать значительное число вещей, принадлежавших ко­гда-то русским, угнанным в Орду. Коллекция таких на­ходок все время пополняется. Нанесенные на карты, они показывают, что практически во все центры золотоор-дынского государства попадали русские пленники, при­носившие с собой как последнюю связь с родиной деше­вые украшения, личные предметы православного куль­та, различные мелкие вещи. Эти находки становятся жи­вым подтверждением свидетельств письменных источ­ников - летописей, записок европейских путешествен­ников и миссионеров, восточных купцов и географов о пребывании русских (в числе представителей прочих на­родов) в татаро-монгольских городах и поселках. Основ­ная часть этих предметов сосредоточена на Волге - от ее среднего течения (территория Волжской Болгарии) до устья и в продолжение этого направления, на нижнем Дону, на Северном Кавказе. Здесь были сосредоточены основные города Золотой Орды, здесь пролегал один из главных торговых путей средневековой Восточной Ев­ропы - Волжский путь, по которому во второй полови­не XIII - начале XV в. шли с севера на юг (наравне с да­нью) партии рабов. Интересен в этом отношении и Крым.

В различных пунктах Волжской Болгарии зафикси­ровано много находок русских вещей, но часть их отно­сится к домонгольскому времени. Связи Руси с восточ­ным соседом - Волжской Болгарией - дипломатические, торговые, военные завязались еще на заре истории древнерусского государства. К этому периоду относится несколько высокохудожественных дорогих предметов прикладного искусства, они могли попасть в Болгарию с посольствами или как предметы торговли. В золотоор-дынское время состав находок более демократичен: это тот же круг вещей, который встречается по всей терри­тории Золотой Орды.

Какие же предметы сопровождали русских пленни­ков в их скитаниях и в постоянной жизни на поселениях Золотой Орды? Из числа вещей, не связанных с религи­ей, особенно интересны находки двух железных писал с Водянского городища и с поселения Березовка по при­току Волги — р. Усе (табл. 120, 7, 2). Писала, свидетель­ствующие о грамотности населения, встречаются на Ру­си только в городских центрах; в сельских поселениях они не известны. Тем более интересны находки писал так далеко от русских городов. Писало с Березовского поселения (судя по резной лопаточке) датируется ХП-ХШ вв., а водянское, по аналогии с одним из новго­родских писал, относится к XIV в. (Медведев А.Ф., 1960. С. 78. Рис. 4,4). На золотоордынских памятниках эти две находки единственные и принесены сюда, безусловно, русскими.

Довольно разнообразна серия женских украшений. В нижневолжских степях, в кургане у с. Русская Бундиев-ка (р. Терса, Саратовская область) было найдено сереб­ряное семилопастное вятическое височное кольцо. Са­мо кольцо датируется второй половиной XII - ХШ в., а найдено в комплексе ХШ-ХГУ вв. (Максимов Е.К., 1964. С. 225). К русским древностям относится серебряное трехбусинное височное кольцо (табл. 120, 3), найденное в русском жилище середины XIV в. в Болгаре. На кольце сохрани­лось две бусины, полые круглые, склепанные из двух по­ловинок. Шов закрыт проволочкой скани, узор тоже сканный - по четыре двойных кружка на каждом полу­шарии. Аналогичное золотое кольцо встречено в старорязанском кладе 1868 г. Обломок другого русского височного трехбусинно-го кольца, позолоченного, с двумя сохранившимися ша­ровидными напускными бусинами найден в этом же рай­оне Болгара, в слое XIV в. Неподалеку была встречена литейная форма для отливки трехбусинных колец, кото­рая датируется XIV в. (табл. 120, 7).

Болгарское городите и вся территория Волжской Болгарии дали также несколько медных литых щитко­вых перстней — одни с изображением руки (табл. 120, 8), другие — с солярным знаком в виде свастики (табл. 120, 6). Эти перстни особенно интересны тем, что по­луфабрикаты таких изделий найдены в Новгороде, в комплексе ювелирной мастерской конца XIV — начала XV в. Перстни отлиты, по-видимому, в одних и тех же литейных формах. Из Новгорода они попали во многие города Руси и на Волгу. Последняя по времени находка перст­ня с изображением руки была сделана в Саратовском Поволжье вместе с русской керамикой и каменным крестом.

Из Новгородской земли происходит и бронзовая по­лая шумящая привеска в виде двухголового конька (табл. 120, 9), найденная в золотоордынском Азаке. По­добные украшения получили широкое распространение в ХШ-Х1У вв. главным образом в северных княжествах Руси. Производили их в Новгороде и на Новгородчине (Седова М.В., 1981. С. 31. Рис. 9, 7). Еще три полые коньковые подвески новгородского происхождения най-дены\в Биляре. Оттуда же происходит так называемый "владимиро-суздальский петух" (табл. 120, 5) - плоская ажурная привеска. Центр производства этого украше­ния исследователи помещают во Владимирской Руси.

В последние годы в связи с развернутыми археологи­ческими исследованиями и наблюдениями в г. Азове там найдено еще несколько интересных предметов, кото­рые, вероятно, занесли сюда русские. Большую художе­ственную ценность представляет костяная нашивная пластина с изображением "русалки", пьющей из рога. На двух бляшках такой же формы из Нов­города тоже изображены "русалки", пьющие из рога. Они найдены в слоях второй половины Х1П в. (Древний Новгород. Прикладное искусство, археология, 1985. Илл. 158, 163). Особенно близка азовской по компози­ции и отдельным деталям накладка из Новгорода, най­денная в обломке, на котором сохранилась передняя часть фигуры. Теперь, после находки почти целого эк­земпляра в Азове, стало ясно, что на этих бляшках изо­бражены не русалки, а сказочное крылатое и змееногое существо с головой и торсом человека (вероятно, жен­щины), обитающее скорее в воздушной, чем в водной стихии. Пластины подобной формы с изображениями фантастических животных встречены пока только в Новгороде, так что в золотоордынский город пластина попала, вероятно, с новгородцем. Такими накладками могли украшать кожаные сумки или луки седел.

В Золотой Орде найдена большая серия предметов православного культа, которые могли принадлежать только русским; в основном это скромные дешевые ве­щи, широко распространенные на Руси.

Каменные кресты-тельники (табл. 121, 5), сделанные из черного или серого сланца, найдены в Новом Сарае, на Терновском городище, на поселении Березовка, на многих поселениях Волжской Болгарии. На Руси подоб­ные кресты датируются ХП-ХШ вв. Во Владимире рас­копана недавно мастерская, где изготовляли такие кре­сты (Седова М.В., 1993. С. 92).

Более разнообразны по форме медные и бронзовые кресты. Их насчитывается несколько типов. С крино-видными концами (табл. 121, 75) найдены в Болгаре, на Водянском городище в Увеке и на других памятниках Среднего и Нижнего Поволжья. Дата их бытования на Руси - ХГУ-ХУ вв. (Седова М.В.. 1981. С. 54. Рис. 16, 8, 13). Кресты с полушарными выпуклостями на концах и ромбом в средокрестии найдены в Болгаре и на Водян­ском городище. Дата таких крестов на Руси - ХП-ХШ вв.

Кресты с тонкими концами с перетяжками и плоским ромбом в средокрестии (табл. 121, 16) найдены в Болга­ре, на Водянском городище. В Новгороде подобный крест найден в слое 60-70-х годов ХШ в.

Крест с приостренными концами и массивным ушком (табл. 121, 77) найден в Болгаре. В Новгороде точно та­кой крест датируется началом XIV в.

Крест с мелкими выпуклостями - "жемчужинками" -на концах и в средокрестии (табл. 121, 14) найден на Во­дянском городище. Аналогичный известен в Белоозере.

Крест с шариками на концах и полушарным углубле­нием в средокрестии найден в Болгаре (табл. 121, 18).

Крест с граненой петлей и утолщающимися к концам лопастями найден в Болгаре. В Новгороде похожий крест датируется 60-80-ми годами XIV в.

Исследуемая территория дает и серию русских кре­стов-складней (энколпионов). Наиболее часто в Золо­той Орде встречаются энколпионы одного типа - с по-грудными изображениями святых в медальонах на кон­цах, в центре, на лицевой стороне, небольшое Распятие, на обороте - закутанная в плащ Богоматерь (табл. 121, 72). Этот тип энколпионов много раз встречен в русских городах; литейная форма для него найдена в Киеве, в слое татаро-монгольского погрома. Характерна обрат­ная надпись на многих крестах: "Святая Богородица по­могай", в которой есть ошибка. Эти кресты-энколпио-ны изготавливали в Киеве в первые десятилетия XIII в. и считали, видимо, особенно надежной защитой перед лицом надвигавшейся с востока опасности. Именно их во многих случаях брали с собой и хранили угнанные в разные поселения Золотой Орды русские люди. О на­ходках таких энколпионов в Поволжье и на Северном Кавказе еще в 1948 г. писал Б.А. Рыбаков. Теперь к этим пунктам можно до­бавить Новый Сарай (сохранился обломок одного тако­го креста, не менее пяти были найдены при раскопках А.В. Терещенко, судя по его дневникам), поселение у с. Бе­резовка, Биляр и другие болгарские поселения, Увек, Сарай, Азак, Маджары, поселение у пос. Уютное в Кры­му. Видимо, к этому кругу находок примыкают и три эк­земпляра, найденные на одной усадьбе в Херсонесе. Таким образом, на территории Золотой Орды известно около 20 нахо­док энколпионов этого типа. Не все они одинакового ка­чества. На многих из них изображения очень неясны и надписи нечитаемы. Это, по-видимому, повторные от­ливки, сделанные по готовым изделиям. Поэтому трудно установить, все ли перечисленные энколпионы име­ли на оборотной стороне надпись с обращением к Богородице. Энколпионы такой же формы и с такими же изображениями, но без надписи встречаются в русских древностях. Судя по тождественности изображений, во всех деталях эти энколпионы также датируются нача­лом XIII в. и изготовлены в тех же киевских мастерских.

Другие типы древнерусских энколпионов встречают­ся на золотоордынской территории единицами. Всего их, целых и обломков, найдено более 20 экземпляров. Часть их отлита в тех же формах, что и аналогичные, найденные в русских землях. Подавляющее большинст­во энколпионов датируется XII - началом ХШ в., т.е. до-монгольским временем, но есть экземпляры второй по­ловины ХШ - XV в. Особенно редкую находку предста­вляет собой обломок энколпиона с эмалями (вторая по­ловина ХШ в.), обнаруженный в Болгаре (табл. 121, 2). Складки других типов происходят из Нового Сарая, Увека, Бельджамена, Березовки, Азака, с Коктебель­ского городища в Крыму, а также из нескольких пунк­тов Северного Кавказа.

Довольно разнообразно представлены в Золотой Ор­де и различные русские нагрудные иконки - бронзовые, каменные, костяные, стеклянные. Стеклянная иконка -литик с изображением Богоматери с младенцем - нерус­ского происхождения. Судя по составу стекла (исследо­валось Ю.Л. Щаповой) литик изготовлен в Византии или Венеции. На Руси миниатюрных стеклянных иконок этого происхождения, датируемых XIII в., найдено уже довольно много (Гуревич Ф.Д., 1982. С. 178), поэтому на­до полагать, что на Волгу (в Сарай) иконка попала с рус­скими. Другая стеклянная миниатюрная иконка со св. Николаем (табл. 121, 8), русская по происхождению (с надписью), найдена на Водянском городище.

Прекрасной работой отличается янтарная иконка, обломок которой найден на Камаевском городище (Иски-Казань). Из янтаря иконки вообще изготавливали очень редко. На искиказанской иконке изображены царь Константин и царица Елена, дата ее по изображению и надписи -ХП-ХШ вв.

Несколько каменных образков происходят из Увека, часть их определяется исследователями как продукция новгородских или московских мастеров - например, с сюжетом жен-мироносиц. Привлекает внимание наивностью и индивидуально­стью изображения каменная иконка со св. Николаем. Каменных образков из Болгара также известно несколько (табл. 101, 3, 6, 7, ]1); на них изображены два святителя (вто­рая половина XIII - XIV в.), святой Стефан (ХШ-ХГУ), неизвестный святой воин (начало XIII в.). Последний об­разок изготовлен, видимо, в Киеве.

Руку одного мастера, безусловно, выдают маленький костяной образок со св. Николаем из Болгара (табл. 121, 4) и каменный образок с таким же изображением из Бе-лоозера. Можно предположить, что владелец костяной иконки был жителем Белоозера, которое в XIV в. неоднократно разоряли новгородские ушкуйники. Летописи сооб­щают, что новгородцы захватывали пленных и продава­ли их в Болгаре.

Каменные, янтарные, костяные иконки - это продук­ция индивидуального производства, а металлические -серийного. Поэтому последние встречаются чаще. Бронзовые иконки, в том числе и складные, с различны­ми изображениями встречены в нескольких пунктах - в Увеке, на Водянском городище, на П Коминтерновском селище (Волжская Болгария), в Болгаре, в Астрахани. Они да­тируются ХШ-ХУ вв. Сюжеты их: Распятие, Иоанн Креститель из деисусной композиции, Никита, избиваю­щий беса, конный Георгий, пеший Георгий, Богоматерь с младенцем на троне, святые. Две из этих находок явля­ются производственным браком.

С жизнью русских в Орде связаны детали убранства православных церквей: части паникадила (табл. 121, 2, 3), кадильница (табл. 121, 9), детали лампадок. Подоб­ные находки происходят из Болгара, с Водянского горо­дища, из Увека.

Этот перечень находок свидетельствует о том, что в Орду в течение второй половины XIII - XIV в. попадало русское население. В большинстве своем это недорогие личные вещи, которые несли с собой пленники. Есть еще одна категория находок, которая связана с жизнью русских в золотоордынских поселениях - это древнерус­ская керамика. Эти сосуды могли изготавливать только на месте, используя местные глины и сооружая свои об­жигательные печи или горны. Керамика, безошибоч­ный этнический индикатор, помогает распознавать жи­лища русских среди пестрого многоязычного населения золотоордынских поселений. К настоящему времени русская керамика известна на ряде памятников - иногда в виде нескольких черепков или единичного сосуда (Увек, Новый Сарай, Сарай, ур. Мошаик в Астрахани, погребение в Волгограде, несколько поселений в Сара­товском Заволжье, ряд поселений на территории Волж­ской Болгарии), иногда она составляет значительную долю в отдельных жилищах (Водянское городище, На-ровчат. Болгар, Березовское поселение и несколько других поселений поблизости на р. Усе). По форме эта керамика с золотоордынских памятников не отличается от одновременной ей глиняной посуды на Руси. По тес­ту и обжигу она хуже: в тесте грубые примеси, черепок ломкий, трехслойный в изломе. Видно, что гончары не имели необходимых условий для выработки полноцен­ной посуды (например, на Водянском городище). Кера­мика русских жителей Болгара более высокого качест­ва (табл. 120, 10-12). В керамическом комплексе Болга­ра выявлена группа сосудов, имеющая форму русских горшков, а по тесту и обжигу близких к болгарской ке­рамике золотоордынского времени. Возможно, здесь налицо заимствование русскими мастерами технологи­ческих приемов болгарского гончарства.

Скопление русской керамики на некоторых поселе­ниях Золотой Орды сосредоточены в отдельных жили­щах, иногда она составляет 20-50% всего керамического комплекса. Обычно в таких жилищах находят и дру­гие русские вещи - украшения, крестики, шиферные пряслица и т.д. Все вместе эти находки позволяют опре­делить этническую принадлежность хозяев дома или зе­млянки. На Водянском городище были раскопаны две полуземлянки, принадлежавшие русским. Они имеют подквадратную форму с выступом входа, но очень ма­ленькие по размеру: 3х3 и 2,2х2,2 м, глубина около 1 м. Вокруг одной из них прослежены следы столбов, развал глины с отпечатками сгоревшей плетеной конструкции: вероятно, наземные части стены имели плетеный кар­кас, обмазанный глиной. Владельцы одного жилища бы­ли связаны с металлургическим производством - обслу­живали находившуюся поблизости мастерскую по вы­плавке железа. Тесные, лишенные печей полуземлянки свидетельствуют о тяжелых бытовых условиях этих, по-видимому первых, поселенцев и строителей будущего большого города.

Водянское городище отождествляется с Бездежем, упоминаемым летописями и Бельджаменом, о котором говорят восточные источники (Егоров ВЛ , 1985. С. 109). Возможно, это именно тот поселок, который описыва­ет Рубрук: "Новый поселок, который татары устроили из русских и сарацинов (волжских болгар. - М.П.), перевозящих послов, как направляющихся ко двору Бату, так и возвращающихся оттуда..." (Путешествие в восточные страны Плано Карпини и Рубрука, 1957. С 118). Топографические наблюдения, а также выяв­ленные русские и болгарские черты, отличающие этот золотоордынский памятник, подтверждают данное со­поставление. Некоторые наблюдения над топографией и стратиграфией Водянского городища позволяют сделать выводы о роли русского населения. Первона­чально русские жили в центральной части, близко к Волге. Потом разросшийся татарский город вытеснил первых поселенцев на южную окраину. Позднее здесь же появилось кладбище, причем большинство захо­роненных, по определению антропологов, были сла­вяне.

На Болгарском городище к настоящему времени ис­следовано пять наземных и девять земляночных и полу­земляночных русских жилищ, относящихся к золотоор-дынскому времени. Пять углубленных в землю жилищ и одно наземное сосредоточены в заречной части города, вне городских укреплений. Несколько из них располо­жены вблизи друг от друга, образуя как бы поселок. Землянки эти имеют большую площадь (16-21 м2) и более основательно по­строены, чем на Водянском городище, во многих сохра­нились печи. Наземные жилища - это деревянные дома площадью около 12 м2 с подпольем и печами. На основ­ной территории города жилища с русской керамикой и другими вещами разбросаны в гуще городских кварта­лов. Многие из них имеют следы ремесленных занятий хозяев - ювелирного, косторезного, металлургического (выплавка и обработка железа).

Известно, что на захваченных землях татаро-монго­лы отбирали из числа пленных различных мастеров и угоняли их с собой, чтобы обратить в рабство и заста­вить работать на себя. Об этом имеется сообщение в за­писках Плано Карпини - умного и наблюдательного че­ловека, итальянского монаха, одного из основателей ор­дена францисканцев, посланного папой в 1245 г. в Орду, чтобы склонить ханов к католичеству. Он сообщает: "... они забирают всех лучших ремесленников и приста­вляют их ко всем своим делам. Другие же ремесленники им платят от своего занятия" (Путешествие в восточные страны Плано Карпини и Рубрука, 1957. С. 58). Это в одинаковой степени относилось и к Руси, и к среднеази­атским государствам. Именно трудом и умением этих мастеров были построены в короткие сроки города Зо­лотой Орды с их мощным ремеслом.

Под 1259 г. Ипатьевская летопись сообщает о бегст­ве из татарского плена к князю Даниилу Галицкому группы ремесленников разных специальностей - ору­жейников и ювелиров: "... и мастеръ всяции бъжахоу ис Татаръ съдъльници и лоучници и туольници и коузницъ желъзоу и мъди и среброу" (ПСРЛ. Т. П. С. 843).

Работать в Орде пленные ремесленники должны бы­ли сообразуясь со вкусами и потребностями своих хозя­ев, поэтому трудно выделить продукцию русских масте­ров среди предметов золотоордынской материальной культуры. Плано Карпини встретил в Кара-Коруме рус­ского ювелира Кузьму, работавшего на самого велико­го каана Гуюка и сделавшего для него трон и печать. Трон вызвал восхищение просвещенного итальянца (Путешествие в восточные страны Плано Карпини и Ру­брука, 1957. С. 78). Другой католический миссионер -Рубрук, отправленный в Орду в 1253 г. французским ко­ролем Людовиком IX, также встретил в Кара-Коруме русского мастера - строителя домов (Там же. С. 143). Эти краткие свидетельства современников дают воз­можность проследить судьбы двух, быть может, самых удачливых русских ремесленников из тысяч, угнанных завоевателями. Других сведений о русских пленных мас­терах в письменных источниках нет. Однако углублен­ное изучение древностей, в частности древнемонголь-ских городов, позволяет отыскать кое-какие их следы. Технологический анализ продукции кузнечного ремесла Кара-Корума и Хирхиры ХШ в. позволил Н.Н. Терехо­вой выделить железные предметы, близкие по техноло­гии аналогичным русским, что привело ее к выводу о на­личии среди кара-корумских кузнецов мастеров из Руси.

Видимо, кое-кто из русских ремесленников сумел за­хватить с собой орудия своего производства. Находка русской каменной литейной формы - основного достоя­ния ювелира - в золотоордынском городе Увеке это подтверждает (Спицын А.А., 1914. С. 101). Форма эта предназначена для отливки звездчатого колта с имита­цией декора сканью. Подобные колты в Новгороде да­тируются концом XII - началом XIII в. На Водянском городище была найдена двусторонняя каменная литейная форма для двух круглых подвесок с двойным ободком жемчужного орнамента по краю: с одной стороны, вырезана форма для подвески с так называемым "мальтийским крестом", вписанным в круг, с другой - для более крупной подвес­ки с шестилепестковой розеткой в центре (табл. 120,13). Круглые подвески с такой орнаментацией встречаются в русских древностях ХП-ХШ вв. Изображение креста на одной из подвесок говорит о принадлежности формы мастеру-христианину. На боковой стороне формочки вырезана тамга в виде двух не­полных стрелок. Возможно, это знак хозяина ремеслен­ника, ибо такие тамги встречены на ручках золотоор-дынских кувшинов. В Заречной части Болгарского городища, где найдено довольно много русских вещей, была обнару­жена литейная форма, вероятно, принадлежавшая рус­скому мастеру. В ней отливали трехбусинные височные кольца. Дата находки - XIV в. (табл. 120, 7).

О том, что русские мастера продолжали в Орде изго­тавливать привычную продукцию, говорят находки явно бракованных крестов и иконок. Так, на Водянском горо­дище была найдена медная иконка с изображением Рас­пятия со следами литейного брака в виде сквозного от­верстия (табл. 121, 22), а также обломок энколпиона, на котором не заглажены литейные заусеницы (табл. 121, 20). Бракованные иконки с изображением св. Георгия, поражающего змея, и обломок энколпиона киевского типа с обращением к Богородице происходят из Увека (табл. 121, 19). Обе эти вещи имеют литейные заусени­цы и отверстия Нечеткие изображения говорят о по­вторных отливках, при которых форма изготавливается из глины путем оттиска в ней готового изделия. Таким способом пользовались иногда на Руси, но найденные в Орде предметы (судя по их недоработанное™) были из­готовлены в Орде.

Как характеристика работы русских мастеров, жив­ших в Орде, интересна иконка с изображением св. Геор­гия, найденная в Астрахани, в урочище Мошаик, где встречается и русская керамика ХШ-Х1У вв. На этой литой медной иконке высоким рельефом дана фигура пешего святого-воина в рост, с копьем и мечом, без ним­ба. По сторонам от головы святого надпись:

О ГОС

А ге

ОР

•щ

Изображение выполнено старательно, судя по мно­жеству орнаментальных деталей, но не умело. Фигура непропорциональна. При всей традиционности для древ­нерусской мелкой пластики и каноничности позы, одея­ния и вооружения святого-воина обращают на себя вни­мание монголоидные черты лица - широкие скулы, су­жающиеся к вискам глаза, широкий плоский нос. Эта особенность в сочетании с датой иконки (XIV в.) и с ме­стом ее находки заставляет предположить, что вещь сделана в Орде русским мастером и для русских покупа­телей. Н.Г. Порфиридовым опубликована другая икон­ка с пешим Георгием (из Русского музея), которая, по мнению автора публикации, также отличается монголо-идным типом лица, общим невысоким художественным уровнем. Дата близка - середина XIII в. По-видимому, это вещи одного круга - продукция русских мастеров в Орде.

Письменные источники, сведенные воедино, дают яр­кую картину существования в Орде пленных русских, в том числе ремесленников. Археологические находки, пополняющиеся с каждым полевым сезоном, позволяют очертить ту огромную территорию, по которой были рассеяны русские пленники, понять их роль в сложении синкретической культуры Золотой Орды, способы и возможности занятий ремеслами.

Глава 15



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.239.179.228 (0.031 с.)