Реконструкция древнерусской одежды



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Реконструкция древнерусской одежды



Для реконструкции древнерусского костюма в целом избран метод наложения археологических находок на условные силуэты, соответствующие изображениям на фресках и миниатюрах Древней Руси. Для реконструк­ции городского костюма использованы целые формы, найденные при раскопках городов (платье, детали одежды, обувь) а также ансамбли украшений, сохранившиеся в кладах.

Крестьянский костюм представлен главным образом археологическим материалом из погребений кривичей и вятичей. Соответствие археологических тканей из раскопок крестьянским тканям XIX - начала XX в., а также их терминологическое соответствие позволило отнести многие виды крестьянской одежды XIX в. к более раннему периоду.

На табл. 71-73 представлены реконструкции княжеско-боярского убора. Археологический материал поло­жен на те одежды, которые известны по фрескам Х1-ХШ вв. и принадлежат древнерусским княгиням. Как известно, изобразительный материал дает два основных типа покроя женской одежды. К первому типу относятся платья прямого по­кроя, перехваченные у талии поясом. Рукава одежды могли быть и широкими, и узкими с опястьем. Такие платья чаще сшиты из однотонной ткани и украшены по подолу орнаментальной полосой, реже — каймой и оп­лечьем (табл. 71, 7). Платья второго типа были прямы­ми или слегка расширяющимися книзу, с узкими рукава­ми, заканчивающимися опястьем (табл. 73, 1,2). Их ши­ли из богато орнаментированной ткани и украшали оп­лечьем и каймой, проходящей в центре и по подолу. Такие платья во­шли в традиционный костюм высших слоев населения. Они известны в княжеско-боярском и царском быту ХУ1-ХУП вв. На реконструкции княжеско-боярского убора показаны кожаные сапоги. Форма их дана по находкам в слоях Новгорода.

На табл. 71-72 собран материал, включающий еди­ный стилистический убор из серебра с чернью. На

На табл. 71,/ представлен женский костюм. На голове кня­гини венец. Форма его могла иметь разный контур. В изобразительном материале известны венцы с округ­лым и острым верхом над челом (фреска на стене Дмитровского собора во Владимире с изображением праведных жен; миниатюра Пан-телеймонова евангелия XIII в. - св. Екатерина).Эти формы стали традици­онными. Они уложены в два ряда и составляют зигзаго­образный орнамент. Остатки от подобного украшения на жесткой основе были найдены в Набутовском мо­гильнике бывшей Киевской губернии (табл. 72, 2,3). В погребении по сторонам оче­лья с бляшками были найдены также цепи с колечками, аналогичные тем, что известны на ряснах из колодочек - очевидно, последние могли не сохраниться. Венец на таблице украшен колтами, подвешенными на ряснах из колодочек. Такая схема крепления колтов была предло­жена Б.А. Рыбаковым. Правильность реконструкции Б.А. Рыбакова подтверждена находками последних лет: обнаружены цепи из колодочек, на которых подвешены колты, а так­же трехбусинные височные кольца. Их носили на кольце, прикрепленном к крайнему звену колодочек (табл. 72, /) или на кольце к последнему звену. На реконструкции даны колты, найденные в Чернигове. Они обнизаны полыми шариками. На черневом фоне их щитка изображены грифоны по сторонам вертикально расположенной плетенки (табл. 72, 4). Изоб­ражение плетенки на колтах аналогично орнаменту во­ротника, найденного также в Набутовском могильнике. Золотная вышив­ка воротника дополнена изображениями крестов. На во­ротнике, как и на головном уборе, были нашиты сереб­ряные позолоченные бляшки округлой и квадратной формы (расположение последних неизвестно). Застеж­ка воротника в виде полых пуговок из позолоченного серебра так же, как и орнамент в виде плетенки, состав­ляет единое целое с украшением колтов. Подобные во­ротники могли быть пришитыми к нижней одежде (табл. 72, 5). Оплечье платья, пояс и подол предполагает украшение из тисненых бляшек и шитья. Платье посредине украшали ленты, подобные найденным В.В. Хвойко в погребениях Шаргорода бывшей Киев­ской губернии. Они расшиты золотной нитью в виде серд­цевидных фигур с кринами, расположение их говорит о размещении ленты на платье по вертикали (табл. 72, 8). Орнамент на приведенных лентах и колтах близок орна­менту на многих серебряных браслетах-обручах (табл. 72, 7). Так, на браслете из Киевского клада 1939 г. орна­мент состоит из двух поясков. В верхней его части изображены сердцевид­ные фигуры, аналогичные шитью на кайме, а в нижней части - плетенка. В ансамбль серебряных украшений с чернью входили и перстни-печати. Близкий орнамент можно видеть на перстне из клада 1869 г.-табл. 72, 6.

Рядом с реконструкцией одежды княгини дан силуэт князя (табл. 71, 2). На князе представлены те же одежды, что и на фреске Кирилловской церкви в Киеве, где изображен царь Феодосии. Как считают исследователи этого памятника, костюм Феодосия передает "полный наряд русского князя XII в." На князе - островерхий венец, напоминающий им­ператорскую корону с характерными боковыми подвес­ками, кафтан с широкими рукавами, из-под которых виднеются рукава сорочки. Оплечье, нагрудник и подол кафтана украшены бляшка­ми и камнями. Ткань кафтана темно-красного цвета с ор­наментом в виде сердцевидных фигур, с кринами. На кня­зе - зеленые порты и высокие мягкие сапоги красного цвета, расшитые бусами или бляшками. Приведенный на таблице мужской костюм соответствует орнаментации металлических уборов указанного времени.

На табл. 73, / дана реконструкция парадного костю­ма княгини с украшениями из эмали. На голове княгини - сложный головной убор, состоящий из диадемы с эма­левым изображением Деисуса на киотцах, золотых скобочек и рясен с колтами. Головной убор представляет один из возможных ритуальных головных уборов, ре­конструкция которого составлена на основании взаим­ной встречаемости указанных частей головного убора в кладах и по аналогии с венчальными коронами и венца­ми, известными в этнографии севера ХУ1-ХХ вв. Диадема была нашита на жесткий околыш или очелье. Привески с жемчугом ни­спадали на лоб, а дужки очелья украшали валик убора в его верхней части. По сторонам головного убора подве­шены рясна с колтами, украшенными эмалью. Т.И. Ма­карова, следуя данным Г.Ф. Корзухиной (которая заме­тила наличие двойного шарнира в середине рясен), объ­ясняет это тем, что рясна на половине свой длины пере­гибались, становясь двусторонними, как и колты, кото­рые подвешивались в месте сгиба рясен. Очевид­но, цепочка, находящаяся на одном конце рясен, крепи­лась в основе убора и фиксировалась у виска с помощью височного кольца, находящегося на другом конце рясен. Интересно, что в крестьянских уборах Х1-ХП вв. также найдены сложенные вдвое ленты, как бы играющие роль рясен для подвешивания колец. Для подбора мате­риала в комплекс учитывалась близость декоративных особенностей украшений. Так, головной убор мог состо­ять из диадемы, подобной найденной в Киеве в 1889 г. и рясен, подобных найденным в 1900 г. в Сахновке. Они объединяются не только близостью геомет­рического орнамента на бляшках рясен и подвесных бля­шек диадемы, но и их квадрифолийной формой. В этот убор могли входить колты, аналогичные найденным в кладе 1827 г. в Киеве. Головной убор княгини покрыт фатой. Оплечье, каймы и ожерелье украшены шитьем, бляшками и жемчугом, известным и в Михайловском кладе 1903 г.. В костюм входит нагрудное украшение - бармы, найденные в Сахновке в том же кладе, что и диадема. Б.А. Рыбаков пред­полагал, что в этом уборе браслеты не носились, так как нам не известны золотые браслеты с эмалью и камнями, их заменяло шитье на опястьях рукавов. Однако, помимо шитых опястий, могли но­сить золотые браслеты, аналогичные найденным в рязанском кладе 1822 г. Отсюда же происходят и золотые перстни с гра­натами и жемчугом, составляющие единое целое с яр­ким эмалевым убором.

На табл. 73, 2,3 изображен костюм, включающий ук­рашения из тисненых бляшек (как гладких, так и со вставками) и фигурными вырезами в металле. Ими ук­рашали очелья головных уборов (табл. 66, 8-14), ожерелья и ожерелки, пояса и каймы одежды (табл. 74, 3-24). Широко использовалась обнизь жемчугом как в шитье, так и в металлических украшениях. Все эти украшения обычно встречаются в кладах совместно с эмалевым и черневым убором и рассматриваются как дополнения к двум стилистически единым уборам. Тем не менее из этого набора украшений может быть составлен и само­стоятельный убор. Так, на реконструкции (табл. 73, 2) изображен женский головной убор, найденный в Новго­роде - табл. 66, 14. Очелье головного убора украшено тиснеными бляш­ками и бляшками из сканого серебра с зернью. Очевид­но, подобный убор могли носить с ряснами, представля­ющими из себя коническую подвеску с отходящими от нее восемью цепочками. Колпачок ее был украшен сканью и зернью, а на цепочки нанизаны полые бляшки и концевые подвески ромбической и каплевидной формы. Весь набор подвесных бляшек, а также включенные в убор украшения из скани и зерни сближают подвески с найденным очельем. Из нашивных бляшек интересны крупные бляшки с 5-видной проре­зью из Киевского клада 1824 г. Они являются вариантом бляшек на оче­лье. Весь набор, приведенный на табл. 74, и бляшки из Киевского клада 1824 г. использовались для украшения платья(табл.73,2).

На табл. 73, 3 изображен костюм боярыни, включаю­щий диадему и рясна в виде ленты с трехбусинными ви­сочными кольцами и колтами. О возможном количестве этих украшений в одном уборе рассказывают находки их в черниговском погребении у алтаря Борисоглебской церкви.

На табл. 75 представлен городской костюм знати и простых горожан по материалам трех городов. На рис. 13 и 14 даны силуэты, созданные по материалам Райковецкого городища и древнего Изяславля. На рис. 13 можно видеть диадему из колодочек, найденную на ске­лете погибшей. Диадема укреплена на голове поверх плата. На шее - ожерелок из колодочек, известный по курганному инвента­рю (табл. 74, 25). В состав украшений включены следу­ющие находки из слоев Райковецкого городища: бусы, гривны, браслеты стеклянные и металлические, перстни, бляшки от пояса (?) и ожерелок (9) с шитьем. В отличие от райковецкого головного убора на уборе из Изяславля (рис. 14) показаны рясна из коло­дочек с треугольными звеньями на концах. На нижней стороне рясен были подвешены трехбусинные височные кольца, а на верхней - перстневидные кольца, с помо­щью которых рясна крепились к головному убору. Судя по материалам Райковецкого городища и Изяславля у горожан указанных городов бытовали близкие по форме украшения, а также единый набор тканей. Одежды характеризуются широким употреблением складок, гофрировки и плиссировки. Целое платье, найденное в Изяславле, представлено на рис. 14. Оно близко одеждам на новгородской иконе XIV в. "Рождество Богоматери" из Третьяковской галереи (табл. 68,1,2). Это верх­ние короткие одежды, из-под которых видна длинная рубаха. Оплечья, подол, рукава у запястья, а также пред­плечье обшиты лентой.

Силуэты на рис. 10—12, табл. 75 представляют комп­лекс одежды и украшений по материалам раскопок в Суздале (Сабурова МЛ., Седова М.В., 1984. С. 114-122). Надетый на женщине средних лет (рис. 12) головной убор закрывает волосы, в ушах - по перстневид­ному кольцу. У девушки (рис. 10) на распущенных воло­сах - ленточный головной убор с ряснами из перстне­видных колец, с подвешенными к ним трехбусинными кольцами. У девочки (рис. 11) заплетены косички, в ко­торые продеты перстневидные кольца (до 20 шт.). На силуэтах представлена верхняя одежда с запахом на ле­вую сторону, платья и рубахи, с лентами и шитыми во­ротниками с застежкой на левую сторону. Из украше­ний можно видеть пластинчатую фибулу, пластинчатые и витые перстни и перстни со вставками, браслеты и пр. Типичной обувью древнерусских горожанок были ко­жаные туфли с шитьем. Материал Суздальского некро­поля относится к более раннему времени (XI - середина XII в.), чем материалы Райковецкого городища и Изя­славля (начало XIII в.). Тем не менее в Суздале был со­здан типичный городской убор XII в. Очевидно, здесь, как в Киеве, Новгороде, Чернигове, Смоленске, на базе дружинной культуры очень рано начала складываться городская культура.

На табл. 76 представлены реконструкции комплексов крестьянской одежды по материалам вятичей. На силуэте 1 дана реконструкция головного убора женщины средних лет. Он восстановлен по материалам, храня­щимся в музее кафедры археологии МГУ. Рисунок со­хранившейся детали от головного убора дан на табл. 77, 2. Детали его, а также платка, обшивочных узорных лент, клетчатой ткани (табл. 77, 3) и украшений проис­ходят из раскопок А.В. Арциховского 1940-1946 гг. На силуэте 2 воспроизведены украшения молодой женщи­ны. Они восстановлены по материалам пяти погребений из разных курганных групп (Сабурова М.А., 1976. С. 127-131). Головной убор с бахромой, представленный на силуэте, известен у южных великоруссов XIX в. Но­сили их молодухи вместе с комплексом одежды, включа­ющим паневу. Клетчатые шерстяные и полушерстяные ткани, близкие к позднейшим "паневным", известны и по археологическим материалам (табл. 77, 3). На силуэ­те 3 дан костюм молодой девушки-невесты. Поверх рас­пущенных волос надет ленточный головной убор с семи­лопастными височными кольцами на лентах (табл. 76, 3; 77, /). Одежда включает элементы городского костюма: шелковое оплечье с шитьем и бляшками (табл. 77, 5), нашивки из шелковых лент и бляшек на шерстяной лен­те головного убора (табл. 77, 7), стеклянный браслет и т.п. Обувь - мягкие башмаки. На силуэте 3 обувь пред­ставлена формой из курганов близ Битяково Домодедонского района.

На табл. 78 даны реконструкции одежд и украшений по материалам крестьянских погребений. На силуэте 1 представлен костюм по материалам вологодских курганов. На силуэте 2 -костюм просватанной девушки в полотенце из редкой ткани, которое ткали для свадьбы и на смерть. Панева восстановлена по хорошо сохранившемуся целому рап­порту шерстяной ткани из Битягово (ГИМ). Украшения - из тех же курганов. На силуэте 3 - женский костюм по материалам кривичей. Высокий головной убор, напоминающий кокошник с бляшками, скрывает волосы женщины. По сторонам головного убора - браслетообразные височные кольца и ромбощитковые, крепившиеся на берестяных кружках. На груди - обилие украшений: бусы ярких сочета­ний, миниатюрные подвески из металла, цепи, бубенчи­ки. Поверх рубахи надеты браслеты. Одежда представ­лена длинной рубахой с вышивкой, сделанной с помо­щью "браной" техники. На ногах - мягкие кожаные башмаки.

На табл. 75 представлен мужской костюм. Так, по ма­териалам Суздальского некрополя восстанавливаются рубахи с разным кроем ворота (табл. 75, 2,5). Представ­лен силуэт в короткой рубахе со стоечкой и разрезом слева (табл. 75, 2). Стоячий воротник рубахи, рукава у запястья и пояс украшены шитьем. По изобразительно­му материалу известны и длинные мужские рубахи. На них можно видеть украшения в виде прямоугольных ку­сков на груди, украшенные опястья и подол (табл. 75, 4). На си­луэте 4 изображено длинное платье с вошвами, укра­шенными шитьем, как на вошвах, найденных во влади­мирских курганах (табл. 67, 7). Хорошо сохранившееся нагрудное украше­ние прямоугольной формы найдено в Ивановской обла­сти К.И. Комаровым в 1975 г. (табл. 67,5). На силуэте 7 представлена верхняя зимняя одежда, восстановленная по аналогии с гуцульским полушубком. На силуэте 8 показана верхняя одежда с запахом на левую сторону, которая, по мнению этнографов, появилась одновременно с косовороткой. Такая форма кроя отличала верхнюю одежду от одеж­ды их соседей. Длинная верхняя одежда с запахом на левую сторону из­вестна и по миниатюрам, где показаны братья - основатели Киева (Радзивилловская летопись, 1902. Л. 4). На мужских силуэтах изображены княжеские шапки (табл. 75, 8,9, 15) и диадема с эмалевым образком (табл. 75, 4), подобным известному из кургана в д. Мутышино Смо­ленской области. Мужской костюм включает сапоги XII в., форма кото­рых известна по раскопкам в Новгороде и Пскове.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.236.187.155 (0.009 с.)