Глава 5 Игры взрослых и детей



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 5 Игры взрослых и детей



Шашки, "мельница", шахматы

Среди археологических находок, характеризующих быт и культуру русского средневековья, встречаются предметы, свидетельствующие о существовании разных игр. К ним относятся разнообразного вида шашки из ко­сти и других материалов, костяные и деревянные шах­матные фигуры, астрагалы, доски с расчерченным игро­вым полем, кожаные мячи.

Шашки. Самые ранние - шашки округлой (полусферической) формы с плоским основанием, сделанные из стекла и кости. Известны единичные экземпляры из камня, янтаря и глины (табл. 79, /-б). Часто эти шашки снабжены в центре плоского основания углублением, иногда с остатками металлических штифтов. Вместе с такими шашками находили игральные кости, представ­ляющие собой параллелепипед из кости или рога с нане­сенными на его грани кружочками (очками) от 1 до 6 (табл. 79, 7-8). Полную сводку их находок сделала в свое время Г.Ф. Корзухина (Корзухина Г.Ф., 1963), в резуль­тате чего выяснилось, что все шашки указанного типа происходят из дружинных курганов или синхронных им поселений (Киев, Чернигов, Ладога, Гнездово-Шестови-цы) и датируются Х в.

Аналогичные шашки в комплекте с игральными кос­тями в большом количестве обнаружены в странах се­верной Европы: Швеции, Норвегии, Дании, Исландии, где известно около 90 находок. Каждая из них содержит в своем составе не менее 11-16, часто 20-25, иногда да­же до 47 шашек. Оттуда же происходят и находки дере­вянных игральных досок с железными накладками по углам и вдоль бортов, игровое поле которых расчерче­но на квадраты или снабжено правильными рядами от­верстий, удаленных друг от друга на равное расстояние. На Руси подобных досок не найдено, но сохранились же­лезные оковки от них. Доски с отверстиями, очевидно, были походными, на них ставили шашки с выступающи­ми металлическими штифтами. Для досок с расчерчен­ными квадратами предназначались шашки с гладким плоским основанием без отверстия.

Конечно, по археологическим находкам невозможно судить ни о правилах игры, ни о количестве используе­мых в одной игре шашек, но несомненно, что эта игра. Подлинное название фигур для игр не сохранилось, все они, за ис­ключением шахмагных, условно названы шашками, что не имеет от­ношения к современным шашкам и шашечной игре. Шашкой называ­ется "всякий мелкий обрубок, отрезочек, кубик, кость игральная с оч­ками, точеный кружок, стопочка для игры на доске в 64 клетки" (Даль В И , 1956 Т. IV) предназначалась для двух человек, поскольку из одного набора происходят шашки, различающиеся по цвету, форме или орнаменту.

Любопытные сведения приводит шведский исследователь М. Линквист, указывающий, что игра в подобные шашки могла вестись в двух вари­антах: в первом большое значение имела случайность (кому повезет), а во второй игре случайность была огра­ничена и победа зависела от жребия, т.е. от того, кто первым начнет игру. Находимые вместе с шашками иг­ральные кости предназначались для метания жребия и, кроме того, указывали очередность и количество ходов каждого игрока.

Комплексный анализ всего имеющегося материала привел Г.Ф. Корзухину к аргументированному выводу о том, что рассматриваемая "игра в шашки была занесена к нам с севера", о чем свидетельствует не только огром­ное число их находок в северных странах, но и топогра­фия и время их бытования на Руси. Все находки полу­сферических шашек сосредоточены или на водном пути "из варяг в греки", или в местах дислокации наемных варяжских дружин. Хронологической границей бытования этой игры на Руси является рубеж Х-Х1 вв., т.е. она исчезла вместе с исчезновением варяжских дружин на Руси.

Примечательно, что в Новгороде при всем обилии разнообразного материала, собранного во время раскопок, подобные шашки практически не встречаются.

Игра в "мельницу". Одна из древнейших игр, распространенных в северных и других странах сре­дневековой Европы, где она популярна и в наши дни, -это игра "в мельницу". Судя по археологическим наход­кам, она была известна на Руси с Х в. и распространена в течение всего средневековья. В отличие от предыдущей игры, от которой сохранились главным образом шашки, игра "в мельницу" представлена в археологическом материале наход­ками игральных досок. Однако чаще всего это не специально подготовленные доски, а игровые поля, расчер­ченные на любой поверхности - на корабельной доске, на днищах бочек, на каменных плитах и т.д. Поле это -три вписанные друг в друга квадрата, соединявшиеся ко­роткими поперечными линиями, шедшими от середины каждой стороны квадрата. Вместе с тем существуют различные варианты соединения сторон квадратов не только прямыми, но и косыми линиями. Кроме того, в некоторых случаях углы квадратов обозначаются полу­круглыми или прямыми линиями, что зафиксировано в новгородских находках (табл. 79, 10). Трудно сказать, чем обусловлены эти различия в изображении игровых полей; возможно, были какие-то местные варианты этой широко распространенной игры.

Самое раннее древнерусское изображение игрового поля для игры "в мельницу" обнаружено в слое Х в. в Ладоге на корабельной доске. Больше всего досок с игровыми полями для "мельницы" найдено в Новгороде, в слоях ХП-ХШ вв., встречаются они и при раскопках других городов - Пскова, Старой Рязани. Аналогичные гео­метрические фигуры выбиты на пограничном камне в районе Бежецка и на каменной плите, находящейся ря­дом с Изборским городищем, известной под названием "камень Трувора". Оба камня датируются приблизи­тельно Х111-Х1У вв.

Особенно интересна находка частично сохранившей­ся двусторонней игровой доски Х в. из Гокстада в Нор­вегии (Корзухина Г.Ф., 1963. Рис. 4). Одна ее сторона была расчерчена не небольшие клетки для описанной выше игры в шашки, на другой - изображение игрового поля для "мельницы". Кстати сказать, точно так же ис­пользуются современные складные картонные доски: с одной стороны - для игры в современные шашки, с дру­гой - для игры "в мельницу".

Хотя средневековые правила игры не сохранились, но по аналогии с этнографическими материалами и со­временными правилами игры "в мельницу" устанавлива­ется, что играть в нее могли два человека, которые должны были построить "мельницу", т.е. выстроить иг­ровые фигуры на поле в определенном порядке. За каж­дую "построенную мельницу" игрок имеет право снять с доски одну шашку противника. Выигравшим считается тот, кто первым ликвидирует все фигуры противника или лишит их хода.

Трудно сказать, что использовалось в этой игре в качестве шашек. Неизвестно, какой формы и вида они были, поскольку пока не найдено ни одного пол­ного или хотя бы частично сохранившегося комплек­та игры. Возможно, при игре "в мельницу" в качестве шашек использовали плоские костяные кружочки с концентрическими кругами, которые постоянно на­ходят при раскопках древнерусских городов, толщи­ной 5—7 мм, диаметром от 25 до 30 мм; но встречают­ся экземпляры диаметром до 40 мм. Очевидно, в ка­честве шашек можно было использовать не только специально обработанные шашки, но и любые мел­кие предметы (например, камешки). Напомню, что очень часто игровое поле расчерчено наспех на слу­чайных поверхностях, значит, и набор шашек не все­гда был у игроков при себе и их заменяли другие предметы.

С досками для игры в "мельницу" не надо путать так называемые "вавилоны", использовавшиеся, по мнению Б.А. Рыбакова, как расчетные линейки для древнерусских зодчих. Один из таких "вавилонов" был вырезан на плите каменного сар­кофага на кладбище ХП-ХШ вв. летописного Василева. Очевидно, здесь был захоронен строитель.

Шахматы. До археологических находок фигур почти ничего не было известно о распространении шахматной игры в Древней Руси. В письменных источниках шахматы впервые упоминаются в 1262 г. в Кормчей книге в связи с запрещением священникам играть в шах­маты и другие игры. Некоторые сведения об игре в шахматы в Древней Руси со­держатся в былинах о Ставре Годиновиче, Михаиле Потыке, Садко, Илье Муромце, где эмоционально и кра­сочно описывается ход игры, упоминаются некоторые термины, содержатся отдельные сведения о правилах игры. Однако ни из былин, ни из других письменных источников нельзя извлечь сведений о времени появления шахмат на Руси, об их распростра­нении, ни тем более о форме шахматных фигур. Мнения о времени и путях проникновения шахмат на Русь, по­строенные на догадках и логических посылках, были самыми разнообразными. Одни исследователи считали, что шахматы пришли к нам из Западной Европы, другие называли исходным пунктом арабский Восток, Арме­нию, Грузию, Византию, третьи доказывали, что шах­матная игра стала известна на Руси только после мон­гольского нашествия. Археологические находки дали в руки историков шахмат новый материал для решения этих спорных вопросов. Один из ведущих специалистов в этой области, И.М. Линдер, посвятивший специальное исследование шахматам на Руси, на основе археологиче­ских находок и сопоставления шахматных терминов в разных языках пришел к выводу, что шахматы на Руси распространились с арабского Востока в 1Х-Х вв. Однако на самом деле пока нет достаточных сведений для столь определенных утверждений.

Названия шахматных фигур в Древней Руси неизвест­ны, для их обозначения используются более поздние термины. Они происходят из рукописных материалов XVII в. и впервые были зафиксированы в книге А.К. Ле-онтьева "Описание китайской шахматной игры", вы­шедшей в 1775 г., и в Словаре Петербургской Академии наук конца XVIII в. По мнению И.М. Линдера, русские названия шахматных фигур - царь, конь, слон, пешка -являются прямым переводом с восточных языков. Тер­мин "царь" со временем из политических соображений был заменен термином "король", который окончатель­но утвердился в XIX в. Название фигуры "ферзь" заим­ствовано из восточного без перевода. Единственный термин "ладья" не является переводом с восточного, а отражает сходство арабской символической фигуры "рух" с древнерусской ладьей.

Известные в настоящее время шахматные фигуры, обнаруженные при раскопках древнерусских городов, можно разделить на две группы: изобразительные и аб­страктные. К группе изобразительных шахмат относят­ся девять находок, происходящих из Новгорода (2 экз.) Волковыска (2 экз.), Берестья, Лукомля, Гродно, Ста­рой Рязани, Белой Вежи (по 1 экз.). Из них только нов­городские находки имели четкие даты: костяная миниа­тюрная фигурка коня с подогнутыми ногами, опущен­ной головой, с седлом и стременами обнаружена в слое XIII в. Другая фигура коня, сделанная из дерева, проис­ходит из слоя начала XV в. и напоминает современные фигуры шахматного коня (табл. 79, 28). Остальные на­ходки изобразительных шахмат четких датировок не имеют, поскольку происходят из слоев с широким хронологическим диапазоном. Фигурка короля из Берестья датируется ХП-ХШ вв. Основой для датировки камен­ной ладьи из Гродно, костяной ладьи из Волковыска и короля из Старой Рязани является форма изображен­ных в них предметов - одежды, вооружения, ладьи.

Судя по находкам изобразительные шахматы не по­лучили распространения в Древней Руси. Их небольшое число (всего 9 экз.) с широкой датировкой позволяет лишь зафиксировать факт существования изобрази­тельных шахмат в ХП-ХШ вв., но не дает оснований для каких-либо выводов.

Анализ изобразительных шахмат дает право предпо­ложить, что они были завезены на Русь. Во всяком слу­чае, фигурка слона из Белой Вежи, сделанная из слоно­вой кости, не местного производства, равно как камен­ная и костяная ладьи из Гродно и Волковыска. Обраща­ет внимание восточный "характер" шахматной фигурки из Лукомля, изображающей мужчину в богатом одея­нии, сидящим на ковре, по-восточному сложив ноги. Особенно отличается от всех других фигур находка из Старой Рязани: воин, стоящий на круглом костяном кружке, напоминающем шашку. Возможно, что это не шахматная фигура, поскольку других примеров плоских шахматных фигур мы не знаем.

Очевидно, изобразительные шахматы были первы­ми, с которыми познакомилась Древняя Русь, но дальше знакомства дело не пошло и они не получили на Руси распространения. Известно, что на Востоке первые изо­бразительные шахматы были запрещены, согласно тре­бованиям ислама. Поэтому там боевых слонов, всадни­ков, шахов и пеших воинов символизировали абстракт­ные шахматные фигуры.

В Западной Европе, напротив, изобразительные шах­маты получили широкое распространение, особенно в раннее время. Известна обнаруженная на берегу о. Льюис (к северу от Шотландии) находка каменной шкатулки, в которой находились 92 костяные фигуры, изображающие королей на троне, епископов, рыцарей, пеших воинов (Ривкин Б., 1980. С. 129). Даже абстракт­ные по форме фигуры напоминали людей, птиц и жи­вотных.

Коллекция абстрактных шахматных фигур, собран­ная при раскопках древнерусских городов, насчитывает более 150 экземпляров и содержит набор всех шахмат­ных фигур: король, ферзь, слон, конь, ладьи, пешки. Число шахматных фигур как из Новгорода, так и из дру­гих городов (Киев, Туров) не совпадает с опубликован­ными ранее данными ввиду того, что к шахматным фи­гурам относили предметы, принадлежащие другим кате­гориям: навершия рукоятей ножей, заостренные дере­вянные стержни и др. Все сомнительные предметы из данного разбора мною исключены.

Самая многочисленная четко датированная коллек­ция шахмат собрана в Новгороде (114 экз.). Вопреки распространенному в литературе мнению о существова­нии в Новгороде шахмат в XI в., в новгородском собра­нии шахмат не оказалось ни одной четко атрибутиро­ванной шахматной фигуры ранее второй половины Х1П в. В хронологическом отношении новгородские находки распределяются следующим образом: вторая половина XIII в. - 9 экз., первая половина XIV в. - 22, вторая по­ловина XIV в. - 40, первая половина XV в. - 29 экз. Как видно, максимум находок происходит из слоев XIV в. Слои XV в. в Новгороде изучены неравномерно, поэто­му находки, происходящие из них, очевидно, не отража­ют реального развития шахматной игры в то время.

Подавляющее большинство новгородских шахмат выполнено из дерева, и только около 20 экз. из кости, при этом установлено, что самые ранние фигуры - ко­роль, ферзь, конь, — относящиеся ко второй половине XIII в., были единственными костяными фигурами, про­чие аналогичные фигуры сделаны из дерева.

По сравнению с новгородской коллекцией находки шахмат в других городах единичны: Киев - 8 экз., Смо­ленск - 5, Друцк - 4, Полоцк - 2, Минск - 4 экз., по 2 экз. - в Новогрудке, Турове, Гродно, по 1 экз. - в Берестье, Мстиславле, Волковыске, Копысе, Николо-Ленивце, Витебске, Тропце, Заславле.

Среди абстрактных фигур выделяются две разновид­ности, из которых наиболее многочисленную группу со­ставляют шахматы, сделанные по образцу арабских символических фигур. Основой шахматных фигур вос­точной символики (за исключением ладьи) является ци­линдр или чаще - усеченный конус с разнообразными дополнениями, отличающими одну фигуру от другой. В Новгороде таких фигур найдено более 100 экз., в других городах по 1-2 экз., редко по 3-4 экз. (Киев, Смоленск, Минск, Туров, Друцк, Новогрудок, Копысь, Волко-выск), из них все они, кроме двух минских находок, сде­ланы из кости и датируются ХП-ХШ вв.

Король. В большинстве случаев, как отмечают иссле­дователи, различить абстрактные фигуры короля и ферзя довольно трудно, так как между ними нет принци­пиальной разницы. Даже в наборе арабских символиче­ских фигур король (шах) и ферзь по форме ничем не от­личаются друг от друга (табл. 79, 49-54). И только боль­ший размер одной из этих фигур дает основание считать ее королем. Очевидно, размер фигур и часто более сложная форма королевской фигуры, снабженной бога­тым резным растительным или геометрическим орна­ментом, могут быть единственными критериями при оп­ределении фигур короля и ферзя. Среди новгородского собрания шахматных фигур с уверенностью можно вы­делить шесть фигурок короля, из которых одна костя­ная второй половины ХШ в., остальные деревянные, от­носящиеся ко второй половине XIV в. (табл. 79). Высота этих фигур колеблется в пределах 5-6 см, диаметр осно­вания - 2,5-3,5 см. Четыре фигуры короля имеют ци­линдрическую форму с богатым растительным или гео­метрическим орнаментом по бокам и выступающую над верхним основанием центральную часть. У одной фигу­ры эта часть представляет собой плоское ажурное за­вершение, сужающееся кверху. Две фигуры имеют слег­ка коническую форму, без орнамента в основной части, но с резным выступающим верхом. Они происходят из одного комплекта конца XIV в., обнаруженного на усадьбе посадника Юрия Онцифоровича.

Еще одна фигурка короля обнаружена в Смоленске, в слое середины - второй половины XIII в. Она сделана из кости и имеет большое сходство с арабскими прото­типами (табл.79,52).

Ферзь. Фигурки ферзей известны в Киеве (1 экз.), Смо­ленске (1 экз.) и Новгороде (около 20 экз.). Киевский ферзь сделан из кости и имеет архаические черты, родня­щие его с арабскими символическими фигурами. Фигурка ферзя из Смоленска, тоже костяная, происходит из слоя середины - второй половины XIII в. и тоже имеет боль­шое сходство с восточным прототипом (табл. 79, 43, 48).

Новгородские ферзи сделаны из дерева, и только один из них, из слоя второй половины ХШ в., аналогичен араб­ским фигурам (табл. 79, 46). Все остальные фигурки фер­зей происходят из слоев первой половины XIV - первой половины XV в., и самой распространенной среди них яв­ляется фигурка, основную часть которой составляет ци­линдр или чаще - усеченный конус с биконическим высту­пом наверху (9 экз.) (табл. 79, 45). Первая подобная фигу­ра обнаружена в слое начала XIV в.; все остальные проис­ходят из слоев конца XIV - первой половины XV в. Не­сколько фигур являются вариантами указанного типа и имеют разнообразные завершения: округленной формы (типа горошины), чашеобразного и четырехлепесткового выступа. Только одна из этих фигур орнаментирована тре­мя зигзагообразными линиями, все остальные - без орна­мента. Три фигуры специального выступа наверху не име­ют, но у одной из них на верхней плоскости - четыре вы­резанные бороздки, проходящие через центр (табл. 79,47). Еще две фигурки ферзей происходят из одного комплекта с усадьбы Юрия Онцифоровича. Они конусообразной фор­мы с небольшим закругленным завершением, основная часть их покрыта незатейливой геометрической резьбой.

К концу XIV в. выработалась устойчивая форма фер­зя, описанная выше: усеченный конус с биконическим выступом. С конца XIV в. другие разновидности фигур ферзя не встречались.

Слон и конь. Фигуры слона и коня в главном очень сходны между собой; это невысокие усеченные конусы с закругленным или косо срезанным верхом и боковыми выступами. У слона этих выступов два или один, но обя­зательно раздвоенный, у коня - один выступ. Высота этих фигур колеблется в пределах 2-3 см, но встречают­ся и миниатюрные фигурки высотой не более 1 см.

Самая ранняя фигура коня обнаружена на селище, расположенном в 12 км к юго-западу от Минска на р. Мене (Штыхов Г.В., 1976. С. 431), в заполнении полу­землянки с керамикой и другими предметами XI в. (табл. 79, 33). Автор публикации называет фигурку конем, но раздвоенность выступа, видная на фотографии, свиде­тельствует о том, что перед нами фигурка слона. Это во­обще самая ранняя четко датированная шахматная фи­гурка из раскопок древнерусских поселений. Несомнен­но, находка этой фигуры на селище не может быть ар­гументом в пользу столь раннего распространения шах­матной игры на Руси, поскольку других находок шах­матных фигур этого времени не известно. Очевидно, данная фигура была завезена сюда как диковинка.

Наибольшее сходство с арабскими символическими фигурами имеют фигуры слона из Друцка и коня из Ту-рова и Новогрудка (табл. 79, 39, 30). По одной костяной фигуре коня известно в Киеве и Смоленске. Все пере­численные фигуры широко датируются ХП-ХШ вв. за исключением смоленской находки, обнаруженной в од­ном комплекте с упомянутыми королем и ферзем и да­тированной серединой - второй половиной XIII в.

Новгородские фигурки слонов (14 экз.) и коней (19 экз.) сделаны преимущественно из дерева. Единственная костяная фигура коня второй половины XIII в. (табл. 79, 34) заметно отличается по форме и размерам от других фигурок коня из Новгорода как костяных, так и дере­вянных, распространенных там с конца ХШ в. до первой половины XV в. Она относится к тому же комплекту, что и многоярусный костяной ферзь и, возможно, явля­ется привозной.

Фигурки слона и коня обычно не орнаментированы, только в некоторых случаях основная часть фигуры имеет два ряда сдвоенных параллельных линий по ок­ружности всего тела цилиндра или усеченного конуса. Иногда выступы оформлены резным орнаментом в виде волнистой линии, напоминающей гривну (табл. 79, 41). Интересно, что среди новгородских находок у трех фи­гурок слона боковые выступы имеют в верхней части отверстия. У некоторых фигур на верхней площадке имеются глазки-кружочки, служившие, вероятно, не только и не столько орнаментом, сколько несшие смы­словую нагрузку. Возможно, таким образом различали фигуры.

Ладья. Как уже отмечено, ладьей на Руси называли шахматную фигурку, имеющую удивительное сходство с арабской символической фигурой "рух". В отличие от остальных, круглых в своей основе фигур, основу ладьи составляет параллелепипед за исключением двух дере­вянных фигурок из Новгорода и Минска с цилиндриче­ским сечением. У всех остальных фигур основание пря­моугольное, а верхняя часть в середине разветвляется и имеет боковые выступы (табл. 79, 20-27). Какой-то ус­тойчивой формы ладьи не было, но в ее основе лежала модифицированная форма арабской фигуры "рух", к ко­торой ближе всего костяные ладьи из Копыси, Волко-выска, Киева, Смоленска (табл. 79,27, 26). Близкие ана­логии находятся и в новгородской коллекции. Вместе с тем новгородские находки ладьи (21 экз.) представлены разнообразными вариантами. Некоторые фигуры напо­минают стилизованные древнерусские ладьи, чаще все­го они не орнаментированы, но встречаются экземпля­ры с резным геометрическим орнаментом.

Пешка. Самой простой незамысловатой фигурой бы­ла пешка, представляющая собой цилиндр или усечен­ный конус с закругленным или срезанным верхом (табл. 79, 77, 72). Две костяные фигурки пешки происходят из Друцка, остальные из Новгорода (12 экз.), среди кото­рых примерно поровну костяных и деревянных фигур. Иногда пешки украшали одним или несколькими ряда­ми сдвоенных параллельных линий. В двух случаях на верхней части фигур имеются по три глазка, таких же, как у описанных выше фигур слона и коня.

Среди абстрактных шахматных фигур выделяется группа предметов, заметно отличающаяся по форме от фигур восточной символики, рассмотренных выше. В многочисленной новгородской коллекции это шахмат­ные фигурки, выточенные из кости, происходящие с Гот­ского раскопа (8 экз.), на котором была исследована часть гостиного двора ганзейских купцов (Рыбина Е.А., 1978а) и шахматная фигурка из раскопок на Ярославовом Дворище (табл. 79, 49, 42, 36, 17). В этой группе можно выделить фигуры короля, ферзя, слона, ладьи, пешки, высота которых колеблется от 3 до 5,5 см. Многоярусные фигуры короля, ферзя и пешки представляют собой не­сколько ярусов, поставленных на круглое основание. Две фигуры, вероятно, короля, имеют свободно вращающее­ся выточенное кольцо. Фигура слона также имеет мас­сивное круглое основание, на которое поставлен цилиндр с двумя полукруглыми выемками и вырезом посередине (табл. 79, 36). Две фигурки ладьи с Готского двора в осно­ве содержат плоскую фигуру с характерными боковыми и центральными выступами, покоящуюся на цилиндре, который в свою очередь поставлен на круглую подстав­ку. Заметен тот же принцип многоярусное™, отмечен­ный для фигур короля, ферзя, слона, пешки.

Чрезвычайное сходство с шахматными фигурами, об­наруженными на Готском раскопе в Новгороде, имеют шахматные фигуры из Киева (король, ладья), Вышгоро-да (ладья), Полоцка (король, слон), Друцка (король), Мстиславля (ладья), Изяславля (ладья), Новогрудка (пешка), Копыси (пешка), Витебска (ладья), Торопца (пешка), Гродно (пешка). Все они костяные и датируют­ся Х111-Х1У вв.

Подобные фигуры имеют ближайшие аналогии в за­падноевропейских средневековых шахматных фигурах ладьи из Мстиславля и Лидского замка напоминают шахматную ладью из Сток­гольмского музея.

Эти фигуры появились в Западной Европе в XIII в., а с конца XV в. получили там широкое распространение, вы­теснив постепенно шахматы восточной символики. В ан­глийской литературе такой тип фигур получил название КтуепНопеП, обозначающий одновременно традицион­ность и условность данной формы фигур. Действительно, этот схематический, ярко выраженного стереометриче­ского облика тип фигур стал доминирующим в новое вре­мя и в модифицированном виде дожил до наших дней.

Поскольку большинство шахматных фигур такой формы происходит с Готского двора в Новгороде, мес­топребывании ганзейских купцов, следует, вероятно, признать их западноевропейское происхождение. На новгородских усадьбах этого времени преобладают шахматные фигуры восточной символики. В XVI-XVII вв. шахматные фигуры такого типа были широко распространены на Руси, о чем говорят их находки в Москве, на о. Фаддея, в Мангазее. Очевидно, эта форма, появившаяся на Руси в Х1У-ХУ вв., хорошо привилась здесь и послужила образцом для последующих времен.

В целом археологические находки шахматных фигур в древнерусских городах малочисленны во всех пунктах, кроме Новгорода. Анализ показал, что большинство из них не имеет четких датировок, а происходит из слоев с широкими хронологическими рамками в пределах двух-трех веков. Чаще всего это XII— XIII вв. или ХШ-Х1У вв. Только немногочисленная группа изобразительных шахмат может быть с известными оговорками отнесена к XII в.

В связи с этим представляется неправомерным утвер­дившийся в литературе вывод о широком бытовании шахмат на Руси в Х1-ХП вв., тем более в IX—Х вв., от ко­торых вообще не сохранилось ни одной фигуры.

Исходя из археологического материала можно гово­рить о том, что Древняя Русь познакомилась с изобрази­тельными шахматами в XII в. Широкое распространение шахматной игры на Руси относится к XIII в., не случайно и первое письменное упоминание шахмат датируется именно этим временем. Несмотря на повторявшиеся за­преты церкви играть в шахматы и другие игры, шахмат­ная игра постепенно завоевывала все большую популяр­ность и становилась неотъемлемой частью бытовой культуры.

Долгое время оставалось неясным, как различали фи­гуры противников в шахматной партии. Не так давно при раскопках в Новгороде были обнаружены две дере­вянные фигуры (слон и ладья) с остатками красной краски. Следовательно, как и теперь, в средневековье шах­матные фигуры различали по цвету.

Что касается шахматных досок, то пока, к сожале­нию, не известно ни одной находки шахматной доски со­временного типа. Только в Новгороде найдены две рас­черченные на два игровых поля деревянные доски. Од­но поле целое и представляет собой прямоугольник, раз­деленный вдоль на две части, каждая из которых в свою очередь поделена на 16 небольших прямоугольников. От другой доски сохранились лишь фрагменты, содер­жащие также 16 небольших прямоугольников. Возмож­но, описанные доски предназначались для игры в шах­маты по не дошедшим до нас правилам.

К числу находок, связанных с играми, относятся игор­ные бабки, или астрагалы, представляющие собой надко-пытную кость. Такие кости, залитые свинцом или имею­щие просверленные отверстия, постоянно встречаются при раскопках древнерусских городов и селищ во всех хронологических горизонтах начиная с Х в. Археологи­ческий материал дает основания говорить о широком временном и территориальном распространении игры в бабки, но, к сожалению, не дает представления о разно­видностях этой игры. Судить об этом можно лишь по эт­нографическим параллелям, материал которых свиде­тельствует о разнообразии форм игры в бабки, что отра­жено даже в их названиях: "кон", "поджошка", "присте­нок", "катошки", "краснокудан" (Даль В.И., 1956. Т. IV).

Игры детей

Детские игрушки.Это достаточно частая находка в культурном слое древнерусских городов, реже - в погребениях. Ассортимент их многообразен, он свя­зан с реальной жизнью, окружавшей детей. Делали иг­рушки из разнообразных материалов: дерева, древесной, коры, кожи, кости, глины. Их классификацию удобнее всего провести с учетом материала, из которого их мас­терили.

Большая часть игрушек - самоделки, они изготовле­ны родителями детей или самими детьми, и только отдельные игрушки - продукция ремесленного производ­ства.

Для игрушек из дерева использовали многие породы деревьев, как лиственных, так и хвойных. Из дерева на Руси в домонгольское время делали игрушечные мечи, кинжалы, ножи, копья, луки со стрелами, кубари, волч­ки, шары, различные виды кукол, лошадки, различные фигурки зверей и птиц, лошадки-скакалки, чижики, би­ты для лапты, кнуты. Из дерева, а чаще из коры изгото­вляли игрушки-лодки. Из дерева мастерили и более крупные изделия — санки, лыжи.

Мечи.Среди различных видов наступательного ору­жия на Руси в домонгольское время наиболее грозным был меч - символ воинской доблести, а отчасти и власти. Меч - дорогой вид оружия, его обладателями были преимущественно профессиональные воины-дружинники. (Русский меч в письменных источниках часто противопоставляется сабле кочевника и топору простолюдина). На мече клялись и принимали присягу, дорогие мячи передавались наследникам, а в отсутствие таковых их клали в могилу вместе с владельцами. Вот почему деревянные игрушечные мечи часто находят в культурном слое древнерусских городов. Удалось установить, что навершия игру­шечных мечей по форме сходны с навершиями настоящих мечей, а потому игрушки часто датируются формой наверший по аналогии с настоящими мечами.

Большая серия деревянных игрушечных мечей, изго­товленных обычно из сосны, была найдена в культур­ном слое Староладожского городища. Наиболее ранние из них имеют навершия в виде низкого треугольника и относятся к 1Х-Х1 вв. Здесь же найдены и игрушечные мечи с навершием в виде диска, относящиеся к ХШ в.. Длина целого де­ревянного меча из Старой Ладоги - около 60 см, шири­на рукояти деревянных мечей - около 5-6 см, соответст­вующая ширине ладони ребенка в возрасте 6-10 лет. Бо­лее трех десятков игрушечных деревянных мечей было найдено при раскопках в Новгороде в слоях Х - первой половины XI в. В более поздних горизонтах они встре­чаются реже (табл. 80, 1-3, б, 7). Несколько деревянных игрушечных мечей бы­ло найдено в Старой Руссе и Пскове. Четыре деревянных игрушечных меча бы­ли найдены при раскопках в Гродно, деревянные игрушечные мечи были найдены при раскопках Слонима и Орешка. Многочисленны находки деревянных игрушечных мечей и в польских городах.

Копья. Не менее распространенным, чем мечи, видом оружия на Руси были копья. Детская игрушка в виде деревянного копья была найдена при раскопках в Старой Ладоге. У него цилиндрическая нижняя часть, изображающая втулку копья и миндалевидное в сечении перо (табл. 80, 72). Близкого вида настоящее железное копье было найдено в Приладожских курганах начала XI в. Находки игрушечных копий есть и в Новгороде, но они плохо выде­ляются в силу примитивной формы изделия. Это просто заостреннные палки.

Кинжалы При раскопках в Старой Руссе в 1972 г. бы­ла найдена редкой формы деревянная игрушка-кинжал. Он фрагментирован. Полная длина его около 27-28 см. У игрушки брусчатой формы перекрестье и ромбовид­ной формы навершие. Стратиграфически этот предмет датируется XII в. Не исключено, что часть наверший де­ревянных игрушечных мечей, найденных в Новгороде и Старой Ладоге, на самом деле являются навершиями киюкалов (таьл. 80, //).

НожиПри раскопках в Новгороде, Переяславле Ря­занском, Старой Руссе найдены игрушечные ножи, вырезанные из одного куска дерева, обычно сучка. У них круглые в сечении рукояти и лезвие обычно длиной 5-6 см Найденные ножи датируются преимущественно XII в. (табл. 80, 23, 24). Наряду с целиком деревянными игрушечными ножами были найдены миниатюрные (настоящие) ножики с длиною лезвия 1,5 см, в частности несколько таких ножей найдено в Старой Рязани, Новгороде, Пскове и других древнерусских городах.

Луки. Наряду с мечами, копьями и кинжалами как бо­евое оружие и орудие охоты использовали луки. На Руси они были сложной конструкции, склеенные из раз­ных кусков дерева и костяных пластин. Естественны потому и многочисленные находки игрушечных луков простой конструкции, изготовленных из одного куска дерева. От них, впрочем, плохо отличимы луки, которы­ми пользовались для вращения лучковых сверл. Детские игрушки-луки делали из орешника, можжевельника, дуба. Несколько детских игрушечных луков "недомерков" было найдено при раскопках в Новгороде; длина их обычно 50-60 см. В горизонте XII в. в Новгоро­де был найден почти целый игрушечный лук с выделенной средней частью (табл. 80, 75, 16). На утонченных концах его дуг сохранились зарубки для привязывания тетивы. Луки в Новгороде бы­ли найдены в слоях Х и ХШ вв.; обломок детского дере­вянного лука - в слое IX в. в Старой Ладоге. Его полная длина около 87 см, по форме он подражает сложному луку Два детских деревянных лука были найдены в Белоозере. Известна на­ходка простого деревянного лука с малого Торопецкого городища. Длина его 85 см. Известны также находки детских игрушечных луков из Пскова и Старой Руссы. Интересно, что игрушечные луки в слоях древнерусских городов после ХУ-ХУ1 вв. почти не находят, к этому времени настоящие луки вышли из употребления.

Весьма многочисленны и находки целиком деревян­ных стрел к игрушечным лукам, обычно они вырезаны из сосны вместе с наконечниками и стрелой. По форме наконечников выделяют стрелы разных типов. Одни из них уплощенные, другие заостренные. На тыльной час­ти стрелы нередко был вырез для тетивы (табл. 80, 10, 13 14, 17, 18). Деревянные стрелы для игрушечных лу­ков найдены в Гродно, Старой Ладоге, Торопце, Бресте, Полоцке, Минске, Москве и, конечно, Новгороде - здесь найдено несколько сот обломков игрушечных стрел. Длина полностью сохранившихся стрел к игрушечным лукам около 70 см. Оперения к игрушечным стрелам не полагалось.

Лошадки. При раскопках древнерусских городов встречаются и игрушки-лошадки, вырезанные из дере­ва. Они нескольких типов. Одни имеют вид палки, ее отогнутый верхний конец оформлен в виде головы ко­ня, во рту которого - отверстие для поводьев. Сходство навершия палки у таких игрушек с головой коня иногда весьма отдаленное. Более десятка таких палок-лоша­док, на которых скакали верхом, были найдены в Нов­городе, в слоях Х1-ХШ вв. Хорошо выполненная игрушка этого вида происходит из Старой Ладоги, из горизонта XI в. (табл. 80, 8).

Довольно часто при раскопках встречаются и обыч­ные игрушки-коники разного размера и вида. Обычны профильные изображения лошадок. Много их было най­дено при раскопках в Новгороде. Часть этих фигурок изображает оседланных лошадей. Очень выразительна найденная в Новгороде, в слое XI в., фигурка лошадки, выполненная в манере плоской резьбы на доске. Видно седло с высокой лукой. Нижняя часть игрушки утрачена. У других деревянных коников, найденных в Новгороде (табл. 80, 9, 21, 22, 29-3]), хорошо моделирована голова животного. В нижней части тулова - обычно два отвер­стия. Максимальная длина фигурок - около 20 см. Часть их была, видимо, игрушками-каталками. В отверстия пропускались оси, на концах которых были колесики. Последние тоже найдены при раскопках. Очевидно, часть лошадок использовались как головки для игрушеч­ных коней, у которых тулово имело вид короткого обруб­ка бревна на четырех деревянных ногах. При помощи ды­рок в нижней части корпуса коня головка привязывалась к тулову. Такие игрушки-кони были широко известны в русской этнографии до XIX в. Особенно распространен­ными были в XIII в. деревянные коники с треугольной формы туловом. Кроме Новгорода, находки деревянных игрушек-коников известны из Старой Ладоги и Пскова.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.215.79.116 (0.055 с.)