Определённые догмы не подлежат критическому осмыслению



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Определённые догмы не подлежат критическому осмыслению



Никакой правды нет, всё позволено, никакой правды нет, всё позволено,

никакой правды нет, всё позволено, никакой правды нет...

"Приключения Омара Хайяма"

 

Ты не можешь дождаться, чтобы засунуть эту штуку себе в задницу, да?

"Дорога в Уэллвилл"

 

Если вы помните, в одной из глав я рассказывал о книге "Высшее суеверие: академическая левизна и сражение с наукой" Гросса и Левитта. В этой книге вера в современную науку напоминает веру религиозных фанатиков в свою церковь. В ней говорится, что в результате определённой корреляции формул (в этом вся суть, как вы понимаете) люди создали Истинную Картину Реальности (Всей реальности), которой мы должны смиренно восхищаться, ни в коем случае не подвергая сомнению её истинность. Как известно постоянным читателям моих книг, я называю такое проявление веры в религии или науке (или в философии...) идолопоклонничеством, поскольку оно предлагает нам поклоняться основанному на данных чувственного опыта представлению о мире, а я не считаю образы или карты (или маски) удачными объектами для поклонения.

Впрочем, Гросс и Левитт отмахиваются от позиции, изложенной моих книгах. И от постмодернизма в целом, который считает все представления, или карты, или модели вероятными и неотрывными от их социального контекста, называя это общим словом "перспетивизм" (хорошее слово с моей точки зрения, поэтому я охотно с ними соглашаюсь). Гросс и Левитт видят в перспективизме скрытую угрозу Единой Истинной Вере и путь в бездонную пропасть нигилизма.

Понимание взаимоотношения между абсолютизмом и "перспективизмом" пришло ко мне много лет тому назад благодаря урокам психолога д-ра философии О. Р. Бонтрагера. Каждый студент в аудитории должен был нарисовать определённый рисунок (даже те, кто утверждал, что не умеет рисовать). На каждом рисунке нужно было изобразить аудиторию так, как она выглядит с того места, где сидит студент. Естественно, рисунок каждого студента слегка отличался от рисунков его соседей и весьма отличался от рисунков студентов, сидевших в другом конце аудитории. Когда эти рисунки собрали, они дали около сорока видов одной и той же аудитории, все эти виды были "истинными" в одном из обычных значений слова "истина" – "истинными" с точки зрения опыта, "истинными" с точки зрения восприятия.

Это и есть коварный "перспективизм", с которым вы встречаетесь во всех моих романах (и в произведениях моих великих учителей м-ра Дж. Джойса и м-ра О. Уэллса).

Затем д-р Бонтрагер заставлял каждого из нас нарисовать план аудитории, как он изображается на архитектурном чертеже, то есть абстрактный "вид сверху". Все эти рисунки, понятное дело, были похожи друг на друга – они были почти одинаковы (то есть так же близки к абсолютизму, как большая часть научных работ).

В ходе этого упражнения открылась масса весьма интересных вещей, но я предлагаю читателю представить их самостоятельно (а ещё лучше поэкспериментировать с друзьями). Здесь же остановлюсь только на одном моменте. Гросс и Левитт верят, что современная научная модель мира (то есть самая популярная на сегодняшний день...) занимает самое выделенное положение среди всех точек зрения; но это всё равно, что утверждать, будто "вид сверху" занимает самое выделенное положение среди всех остальных видов аудитории. Я же придерживаюсь совершенно противоположного мнения и считаю, что мы должны всегда хотя бы немного помнить, что у "абсолюта", или "вида сверху" на архитектурном плане, тоже есть своя относительность, свой "перспективизм", – иначе мы рискуем совершенно сойти с ума.

Например, если вы попытаетесь принять "абсолютную" точку зрения и пренебречь своим положением с точки зрения пространственной перспективы, то, как минимум, начнёте натыкаться на предметы, спотыкаться и падать, ударяться обо что-то носом, возможно, сломаете ногу или серьёзно поранитесь. В худшем случае, вы уверуете, что достигли "астральной проекции", хотя на самом деле просто сами себя загипнотизировали. (С точки зрения патапсихологии Финнегана, каждая перспектива представляет очередное патанормальное событие – "событие уникальное и неповторимое, но устойчивое и продолжительное" в бесконечном "патанормальном" континууме опыта. "Абсолютский" план представляет "абстрактную, или так называемую "нормальную" точку зрения, придуманную умом логиков и математиков; им многие пользуются, ни его никто не наблюдает в реальном человеческом опыте. Даже привязав себя к потолку канатом и глядя вниз. Вы не увидите того, что изображается на архитектурном плане. Вы увидите вид сверху под определённым углом зрения (стереометрия), но этот вид будет меняться в зависимости от того, с какой части потолка вы смотрите вниз. Если вся аудитория привяжет себя к потолку, то рисунки разных студентов будут отображать столько же различных точек зрения, сколько их было, когда рисунки делались с уровня пола. Другими словами, каждый вид на чертеже выполняет свою функцию. Но все они связаны с абстрактными и технологическими целями (в данном случае, архитектурными целями).

В повседневной жизни вы находитесь в "перспективистском" положении, и если хотите перейти на "абсолютистское" положение, или точку зрения общего арихитектурного плана, то должны помнить, с какой целью вы это делаете – решаете реальную архитектурную проблему или просто хотите насладиться, увидев комнату под новым углом зрения. Если вы забываете о цели и считаете, что абсолютисткская точка зрения вмещает полную истину и единственную истину, то ошибочно принимаете карту за территорию. Мне кажется, что я не преувеличиваю, когда называю это "безумием". Единственная, ещё более безумная форма идолопоклонничества (символопоклонничества). Которую я могу представить – это поедание меню вместо еды.

Но что ещё хуже, – научным моделям, как людям, животным, насекомым, горам и всем известным нам вещам отпущен определённый срок жизни. Горы могут пережить геологические эры, но жизнь научных карт, как людей и птиц, гораздо короче. Ни одна из научных моделей не просуществовала в настоящее время дольше пары сотен лет. Вера в любую такую маску с неистовым пылом Гросса и Левитта противоречит всем известным фактам из истории развития науки. Каждая теория, которой они поклоняются, в один прекрасный день будет выброшена на свалку истории.

Но даже в стабильную пору максимальной эффективности, пока не подкралось старческое одряхление, научные теории лишь отражают текущую научную маску, или парадигму – туннель реальности нескольких инженерно-технических специалистов, которые живут и работают среди нас.

К примеру, стул, на котором вы сидите, читая эту книгу, или, если обойтись без мелочных придирок, пол, на котором вы стоите. С современной квантовой точки зрения состоит в основном из пустого пространства. В этой почти абсолютной пустоте постоянно пляшет множество "бирюлек", которые выделывают невероятные и непредсказуемые па. К тому же эти "бирюльки" часть времени ведут себя как волны, а часть времени – как частицы. Этот основной парадокс сохраняется на протяжении всех девяноста четырёх лет развития квантовой механики и весьма облегчает жизнь тем из нас, кто верит, что ни одна модель или точка зрения никогда не сможет рассказать всю правду или единственную правду о чём бы то ни было (для получения более подробной информации см. мою книгу "Квантовая психология").

В сущности, "бирюльки" скачут настолько быстро, что вы, как любой другой человек или любое мыслящее существо с собственной точкой зрения, воспринимаете этот стул или пол как твёрдое тело. Эта научная точка зрения, или абсолютная точка зрения (о пустоте с искорками) более полезна в науке, чем наша обывательская точка зрения, но она используется только для решения научных задач. Если вы вообразите, что эта научная модель (или "маска". Если употреблять мой современный жаргон) содержит "всю правду и "единственную" правду, то попробуйте в течение получаса побиться головой об это пустое пространство. В конце концов, у вас заболит голова, и вы узнаете, и вы узнаете, что в относительном мире наших чувств предметы по-прежнему ведут себя так, как мы их воспринимали раньше, – как твёрдые тела. Они остаются такими же, как мы представляли их прежде, пока не знали о существовании научной модели, согласно которой 99% вселенной и всего "сущего" в ней состоит из вакуума и только один процент – из прыгающих квантовых штуковин, налетающих друг на друга.

Короче говоря, научные модели прекрасно используются в науке – они работают, как восклицают Гросс и Левитт с рвением всех миссионеров, разъясняющих Истину невежественным язычникам, – но они могут использоваться и могут работать только в сфере применения науки. В нашей обычной жизни субъективное восприятие подсказывает нам гораздо лучше, как не удариться, не споткнуться, не разбить голову, ни с кем не столкнуться, не растянуться. Избежать обвинений в сексуальной озабоченности и не сломать руку.

Глава тридцать вторая

Влагалище Нут



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.184.215 (0.004 с.)