Субъекты правосознания и виды правосознания



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Субъекты правосознания и виды правосознания



Субъектами (носителями) правосознания могут выступать как отдельные индивиды, так и различные социальные группы вплоть до социума в целом. В соответствие с этим различают следующие виды правосознания: индивидуальное, групповое и общественное (социальное) правосознание.

Индивидуальное правосознание характеризует правосознание каждой отдельной личности. Чаще всего, оно несет в себе родовые черты общественного правосознания, но может и существенным образом отличаться от него (так правосознание Сократа явно отличалось от правосознания афинского общества, приговорившего его к смерти). Проблема формирования нормального, здорового правосознания личности является насущной необходимостью, прежде всего, для российского общества, находящегося в состоянии трансформации.

Огромное значение правосознания для нормального действия права в обществе и государстве подчеркивалось многими российскими правоведами. Но особое значение эта тема получила в творчестве российского философа и правоведа И.А. Ильина (1883-1954). Вот как он формулировал три аксиомы правосознания, без усвоения которых не может быть полноценного правового субъекта. Первая аксиома правосознания – чувство духовного достоинства. Форма человеческой жизни определяется тем, что человек есть не просто живое существо, но есть существо духовное, т.е. способное к восприятию объективно ценного содержания и имеющее возможность выбрать для этого необходимый способ жизни. Именно этим определяется его духовное достоинство. Поэтому чувство собственного достоинства – знак духовного самоутверждения души в абсолютно-ценном предмете (Боге). Здоровое правосознание целиком покоится на чувстве собственного духовного достоинства. Только субъект, чувствующий свое духовное достоинство, может уважать право и в то же время создавать право, которое не было бы унизительно для человека. Гражданин, обладающий зрелым духовным самосознанием, осмысливает и освящает все элементы своего субъективно-правового статуса: все свои полномочия, обязанности и запретности и не унижает себя преступлением. Еще необходимее чувство собственного достоинства для всякой государственной власти. Если достоинство государства определяется его целью, то достоинство власти – ее общественным рангом.

Человек, уважающий себя лишь постольку, поскольку его уважают другие, - не уважает себя, его снедает чувство собственной малоценности, тщеславие и жажда внешнего успеха. Тот, кто уважает себя за силу, красоту, богатство – уважает не себя, а случайные и преходящие акциденциисвоей личности. Душевный уклад раба – человек, привыкший не уважать себя. Свое мнимое освобождение он совершает через внешний бунт. Поэтому политический режим, не взращивающий в народе чувство собственного достоинства, обречен на разложение.

Вторая аксиома правосознания – автономия или самозаконность духа. Быть духом – значит определять себя и управлять собой, т.е. иметь силу, направляющую жизнь к благим целям. Но внутренняя автономия должна находить нестесненное внешнее проявление. Человек, лишенный права на внешнее самоопределение, никогда не станет гражданином. Автономным является такое правосознание, которое, исполняя требования закона, не насилует себя, потому что ищет той же цели, которой служит закон.

Третья аксиома правосознания – взаимное духовное признание. Каждый из субъектов, вступая в правоотношения, признает право как основу своих действий; признает свое достоинство и свою автономию; признает достоинство и автономию другого. Тот, кто научился уважать в себе субъекта прав и обязанностей, тот неизбежно будет их уважать и в других (см.: Ильин И.А. О сущности правосознания // Ильин И.А. Собр. соч.: В 10 т. Т. 4. М., 1994. С. 308-385).

Групповое правосознание представляет собой представления, оценки и установки тех или иных социальных групп, слоев, классов общества. Такое правосознание наряду с элементами общественного правосознания включает в себя и специфические элементы, определяемые особенностями социального статуса соответствующей общественной группы. Например, правосознание юристов (как правило) существенно отличается от правосознания криминальных сообществ.

Общественное правосознание характеризует правосознание общества в целом и именно в нем «живет» право. Оно отличается стабильностью, формируется в течение длительного времени и имеет сложную структуру (см., напр.: Лотман Ю.М. Семиосфера. СПб., 2000. С. 616). Наиболее консервативными элементами в общественном правосознании являются правовая идеология и правовая психология. Они отражают объективные условия жизни общества и постоянно воспроизводятся как на сознательном, так и бессознательном уровнях. При этом в одном и том же обществе может одновременно существовать несколько правовых идеологий, но носить не групповой, а общественный характер будет только та, которая отражает онтологические (социокультурные и этнические) условия правовой жизни конкретного социума и получает легитимное значение. Этим предопределяется возможная ситуация конфликта между официальной правовой идеологией, насаждаемой «сверху», и общественным правосознанием, являющимся в этом случае оппозиционным.

Среди видов правосознания дополнительно можно выделить обыденное, профессиональное и научное правосознание. Обыденноеправосознание не следует недооценивать. Ведь с точки зрения феноменологической социологии социальный мир – это «принимаемый на веру интерсубъективный мир обыденных значений, конституирующих социально стандартизованные (и стандартизирующие) экспектации, посредством которых индивиды осмысливают этот мир. Эти экспектации составляют основу процедур интерпретации, при помощи которых индивиды собирают разрозненные образы социального мира в организованную, упорядоченную систему, фундамент которой составляет “то, что каждому известно”» (Уолш Д. Функционализм и теория систем // Новые направления в социологической теории. М., 1978. С. 123).

Профессиональное и научное правосознание отличается от правосознания обыденного спецификой восприятия правовой действительности, которая обусловливает доминирование тех или иных структурных элементов правосознания: теоретической правовой онтологии – в правосознании ученых; практической правовой онтологии – в правосознании юристов-профессионалов, правовой психологии – в правосознании обывателей.

 

Тема 5. Правовая культура

 

§ 1. Понятие культуры

Трактовка правовой культуры непосредственно зависит от научных представлений о самой культуре, в связи с чем необходимо определить, что она собой представляет.

<QUEST1< FONT>Слово «культура» происходит от латинского «culturа», имеющего несколько взаимосвязанных значений: 1) обустройство места проживания, прежде всего возделывание, обработка земли; 2) поклонение, почитание богов, которые оберегают людей, возделывающих, обживающих свою землю. Всвоем первоначальном значении культура предстает как «возделанное», обустроенное людьми место поклонения, почитания покровительствующих им богов.

Культура в значении «возделывания природы» может пониматься и как «возделывание» природы человека. Именно такой смысл вкладывал в понятие культуры римский философ и общественный деятель Цицерон (106–43 гг. до Р. Х.)., понимая под культурой прежде всего «cultura animi» (лат.) — возделывание, воспитание души. Иванников И. А. Концепция правовой культуры // Правоведение. 1998. № 3. С. 12-13. С этой точки зрения формирование культуры — не только процесс овладения внешней природой с помощью определенных технологий (примитивных или высоких) для обеспечения физического воспроизводства человека, но и процесс овладения биологической природой самого человека, обуздания, «окультуривания» присущих ему как биологическому виду инстинктов и потребностей. Культура, таким образом, возникает, когда человек не просто открывает в себе способность производить орудия труда и с их помощью возделывать окружающий его ландшафт, но когда он выходит из подчинения своей первобытной природе. По мнению русского философа В. С. Соловьева (1853–1900), когда человек стыдится господства в себе материальной природы, то тем самым он признает свою духовное достоинство и внутреннюю самостоятельность. Культураесть, следовательно,результат открытия и возделывания, почитания человеком его духовной, нравственной природы, определяющей способность человека к религиозному поклонению и следованию общественному долгу. В этом смысле культура подобна слоям перламутра в жемчужине, которые «обволакивают», скрывают первобытные инстинкты человека.

Известный нидерландский мыслитель Й. Хейзинга (1872–1945) отмечал, что первой исконной особенностью культуры является господство над природой. Культура начинается тогда, когда человек узнает, что его рука, вооруженная орудием труда, способна делать вещи, ранее человеку недоступные. Но господство над природой предполагает также и господство над природой человека. Простейшей формой такого господства является осознанное подчинение некоему долгу. Й. Хейзинга верно отмечает, что в чувстве долга (обязанности) этическое содержание возникает только тогда, когда от исполнения долга можно отказаться, т. е. когда следование долгу происходит в результате свободного нравственного выбора субъекта. Этнологи доказали несостоятельность распространенных представлений о том, что в первобытных культурах люди просто механически и неукоснительно следовали общественному представлению о долге. Следование долгу в любом обществе, в том числе и первобытном, происходит под воздействием полноценного этического импульса, и тогда господство над природой реализуется в форме обуздания собственной человеческой природы.

Понимание культуры как возделывания души человека открывает второе смысловое значение слова «culturа», для обозначения которого стали использовать однокоренное «сultus» (лат.), — культ как система символов, создаваемых человеком для постоянного напоминания ему о существовании высшей, находящейся за пределами созданной им культуры, реальности. По мнению русского философа П. А. Флоренского (1882–1937), из культа как системы символов и символических действий (ритуалов), посредством которых осуществляется связь человека с высшей, Божественной, силой, и «прорастает» культура: «Культура… есть производное от культа… Вера определяет культ, а культ — миропонимание, из которого далее следует культура». Культура с такой точки зрения представляет своего рода систему зеркал, в которые человек улавливает отражения высшего мира, к соединению с которым он стремится.

<QUEST2< FONT>Существующие научные представления о культуре основаны на выделении и объяснении различных аспектов многозначного латинского слова «culturа». Так, одно из первых научных определений культуры акцентировало внимание на его первом смысловом значении:культура есть антропогенный (созданный человеком) ландшафт, т. е. искусственная среда обитания людей, созданная, возделанная ими в дополнение к естественной, природной.

На недостатки данного подхода, трактующего культуру как все, созданное человечеством, обращает внимание П. А. Флоренский: «Как в плоскости культуры отличить церковь от кабака или американскую машину для выламывания замков от заповеди “Не укради” — тоже достояния культуры? Как в той же плоскости различить Великий покаянный канон Андрея Критского от произведений Маркиза де Сада? Все это равно есть в культуре, и в пределах самой культуры нет критериев выбора, критериев различения одного от другого: нельзя, оставаясь верным культуре, одобрять одно и не одобрять другого, принимать одно и отвергать другое». «Для расценки ценностей, — убежден П. А. Флоренский, — нужно выйти за пределы культуры и найти критерии, трансцендентные ей (т. е. находящиеся за пределами культуры. — Е. Т.). Оставаясь же в ней, мы вынуждены принимать ее всю целиком, всю, как она есть. Иначе говоря, мы должны тогда обожествить ее и счесть ее последним критерием всякой ценности, а в ней — должны обожествить себя как деятелей и носителей культуры»1.

<QUEST3< FONT>Возможность создания человеком такой искусственной среды своего обитания рассматривается как главное отличие человеческого бытия от животного существования, поэтому культура с точки зрения деятельностного подхода трактуется как специфический способ деятельности людей. Молчанов А. А. Правовая культура в социальной жизни: Вопросы методологии // Правоведение.1991. № 1. С. 70. <QUEST4< FONT>Вместе с тем деятельность людей в обществе необходимо имеет согласованный и упорядоченный характер, обусловленный тем, что члены общества объединены на основе признаваемых ими, т. е. имеющих общесоциальное значение, ценностей, которые и находят выражение в их деятельности и ее результатах. Соответственно с точки зрения ценностного (аксиологического) подхода культура определяется как система базовых (общесоциальных) ценностей общества, создаваемых, воспроизводимых и передаваемых (транслируемых) последующим поколениям. Именно ценность, — писал выдающийся философ культуры и социолог П. А. Сорокин (1889–1968), — служит основой и фундаментом всякой культуры. Базовые ценности общества сообщают единство и целостность всем составным частям его культуры, получая выражение в религии и философии, этике и праве, науке и искусстве, формах социальной, политической, экономической организации и др.

Ценностная трактовка культуры актуализирует второе смысловое значение латинского слова «culturа» — культ, так как базовые ценности общества, наличие которых является необходимым условием его существования, демонстрируют предмет веры данного общества, т. е. то, что почитается им как священное (сакральное). По мнению П. А. Флоренского, всякая культура представляет собой систему средств к осуществлению и раскрытию некоторой ценности, принимаемой за основную и безусловную, т. е. служит некоторому предмету веры.

<QUEST5< FONT>Деятельностный и аксиологический подходы к определению понятия «культура» интегрирует (обобщает) сложившаяся в современной (постклассической) науке семиотическая концепция культуры, в рамках которой культура рассматривается как имеющая знаковую(текстуальную) и коммуникативную природу. Разуваев Н. В. Норма права как явление правовой культуры. Автореф. дис. канд. юрид. наук. СПб., 2000. С. 11.

В данном ракурсе создание и воспроизводство культуры оказывается возможным благодаря присущей исключительно человеку способности — создавать тексты, т. е. системы знаков, для хранения, воспроизводства и передачи социально значимой информации в процессе коммуникации. В качестве текстов культуры могут быть рассмотрены различные устные и письменные тексты (тексты в узком смысле слова), живописные полотна, скульптуры, фотографии, действия самих субъектов культуры, например совершение священнослужителем религиозного обряда, и др. В текстах культуры объективируются ее основополагающие ценности, и только в такой текстуальной форме они могут быть сохранены и переданы последующим поколениям. Осуществляемая субъектами в процессе коммуникации интерпретация текстов культуры, необходимо сопровождающая процессы их восприятия, воспроизводства и трансляции, всегда осуществляется в определенном социокультурном контексте, своего рода смысловом пространстве, которое «организуют» базовые ценности культуры. Конкретный социокультурный контекст, в котором действуют субъекты коммуникации, обусловливает особенности понимания ими смысла интерпретируемой информации, содержащейся в текстах культуры. Так, признание субъектами ценностей христианской культуры обусловливает восприятие ими креста не просто как сообщения о способе казни, распространенном в Римской империи, но как символа страданий Христа, своей крестной смертью открывшего для людей возможность спасения. В конкретном социокультурном контексте отдельные аспекты вложенной в текст информации могут актуализироваться, другие, напротив, утратить свою актуальность для интерпретирующих тексты культуры субъектов.

Соответственно, по определению одного из основоположников данного подхода Ю. М. Лотмана (1922–1993), культура представляет собоймеханизм, создающий совокупность текстов. По мнению А. В. Полякова, поскольку все создаваемое человеком и имеющее социальное значение может быть интерпретировано как текст (включая создаваемые в рамках социума материальные объекты), а механизм создания текстов включает в себя и деятельность по их хранению и трансляции, то приведенное выше определение достаточно полно отражает специфику феномена культуры. Культуру с этой точки зрения можно определить как систему по созданию, хранению, воспроизводству и передачи текстов, содержащих социально значимую информацию. Заключенная в текстах культуры социально значимая информация выступает как совокупный исторически развивающийся социальный опыт, в текстуальной (знаковой) форме передаваемый последующим поколениям.

 

§ 2. Понятие и структура правовой культуры

Правовая культура не научная абстракция, но определенная социальная реальность, в состав которой в качестве ее носителя включен в той или иной степени каждый субъект правовой системы и с проявлениями которой он сталкивается в своей повседневной жизни. Эталоны правовой культуры, выработанные в течение исторической жизни общества, достаточно жестко определяют стиль правового мышления и правового поведения субъектов конкретной правовой системы. Избирая тот или иной путь разрешения юридического конфликта, способ мышления о праве и отношения к праву, стремясь приобрести юридическую профессию или предпочитая ей другую, обращаясь в суд или избегая судебной процедуры, субъекты, как правило, ведут себя как типичные представители данной правовой культуры, поведение которых «запрограммировано» определенным культурным кодом — культурно-правовой традицией общества. Оценивая возможность и эффективность заимствования иностранных правовых институтов, мы опять-таки сталкиваемся с реальностью, обозначаемой понятием «правовая культура», исторически выработанные особенности которой могут воспрепятствовать буквальному воспроизведению в ее составе чужих культурно-правовых традиций.

В качестве методологической основы исследования правовой культуры в общей теории права используются уже разработанные в рамках культурологии подходы к интерпретации человеческой культуры вообще. Такое методологическое решение проблемы определения правовой культуры вполне обосновано, так как правовую культуру следует рассматривать как часть общей культуры общества. Так, например, известный социолог П. А. Сорокин определял культуру не просто как конгломерат разнообразных явлений, сосуществующих, но никак друг с другом не связанных, но как единство, исторически-конкретную индивидуальность, в состав которой входят взаимосвязанные друг с другом элементы: искусство, наука, философия, религия, этика, право, основные формы социальной, экономической и политической организации, нравы и обычаи, образ жизни и мышления. Следовательно, философская трактовка культуры, если только она отражает всеобщее в феноменах культуры, может быть использована и для интерпретации правовой культуры.

Существует более двухсот определений понятия культуры, однако в общей теории права нашли методологическое применение лишь некоторые из них. При этом многообразие подходов к трактовке культуры обусловливает отсутствие в современном отечественном правоведении общепризнанного понятия правовой культуры.

Следует отметить, что в советском правоведении 60-70-х годов, когда собственно и было положено начало исследованию правовой культуры, преобладали «идеальный» и «качественный» подходы к определению данного понятия.

<QUEST6< FONT>С точки зрения так называемого «идеального» подхода правовая культура рассматривается как достигнутый обществом либоконкретным субъектом определенный уровень знания и понимания права (С. С. Алексеев). Правовая культура трактуется как идеальное, интеллектуально-эмоциональное, по своей природе явление, ограниченное рамками индивидуального либо общественного сознания. На интеллектуальном уровне правовая культура выражается в знании позитивного права; на эмоциональном уровне — в чувстве веры в право, в его регулирующие возможности, уважения к нему как специфическому способу межличностного общения. Правовая культура рассматривается в данном случае как положительный компонент правосознания, как «качественно насыщенное» правосознание, лежащее в основе правомерного поведения субъекта. Так, по мнению А. Б. Венгерова, правовая культура — «более высокая и емкая форма правосознания»2. Таким образом, выражением правовой «культурности» общества и индивида является их осознанное уважительное отношение к праву, являющееся результатом целенаправленного воспитания правосознания.

Несмотря на известные достоинства данного подхода, очевидно, однако, что правовая культура не может быть отождествлена с какой-либо частью правосознания. Правовая культура представляет собой не только идеальное явление, но и явление, получающее объективацию в разнообразных источниках права, а также в правовом взаимодействии субъектов.

<QUEST7< FONT>Еще одним распространенным в отечественном правоведении подходом к определению понятия правовой культуры является так называемый «качественный» подход. В рамках данного подхода правовая культура трактуется как обусловленное социально-экономическим и политическим строем качественное состояние правовой жизни общества, выражающееся в достигнутом уровне развития юридических актов и иных текстов правового характера, уровне правовой деятельности и правосознания субъектов, а также в степени гарантированной государством свободы поведения личности в единстве с ответственностью ее перед обществом (А. П. Семитко). Правовая культура рассматривается в данном случае как определенное качество функционирования правовой системы в целом, а также ее отдельных элементов. Медведев В. А. Правовая культура российского общества: Особенности и тенденции развития: Автореферат дисс. канд. юрид. наук. Казань, 2004. С. 3-4. Таким образом, правовую культуру общества в целом характеризует состояние отдельных элементов правовой системы:

  1. состояние правосознания в обществе, выражающееся в степени знания и понимания права, в развитости чувства права;
  2. состояние законности, характеризующееся соблюдением ее требований;
  3. состояние законодательства, выражающееся в совершенстве юридической техники;
  4. состояние практической работы правоохранительных органов (С. С. Алексеев).

Однако представляется весьма сложным определить универсальные критерии оценки уровня «развитости» правовых явлений, что неизбежно приводит к оперированию такими условными и относительными категориями, как «высокий» или «низкий» уровень правовой культуры, которые явно недостаточны для характеристики своеобразия каждого конкретного типа правовой культуры. Кроме того, обращение к исследованию качества какого-либо явления предполагает предварительное выяснение сути данного явления, что отсутствует при рассматриваемом подходе.

<QUEST8< FONT>В работах отечественных правоведов получила распространение и деятельностная трактовка правовой культуры. Согласно данному подходу правовая культура есть специфический способ человеческого бытия в сфере права. Правовая культура рассматривается как созданный людьми специфический способ социального управления, заключающийся в целенаправленном воздействии на поведение индивидов с целью достижения порядка и стабильности в обществе. Правовая культура «порождается» взаимодействием субъектов, в процессе которого создаются регулирующие эталоны поведения в виде правовых норм, и существует в форме социального взаимодействия, воспроизводящего старые и продуцирующего новые эталоны правового поведения. Очевидным недостатком деятельностного подхода к объяснению правовой культуры, как, впрочем, и «идеального», является его односторонность, выражающаяся в данном случае в отрыве правовой деятельности от ее мотивов и целей, характеризующих ценностное содержание правосознания субъектов, а также от результатов этой деятельности, объективированных в правовых текстах. Попытку освободить деятельностный подход от указанных недостатков предпринял И. А. Иванников. Согласно его определению правовая культура — это «одна из форм социально-значимой творческой деятельности людей в сфере государственно-правовых отношений. Она выражена в правовых нормах, институтах и способности оценки данных явлений»3.

<QUEST9< FONT>Весьма распространенной является также ценностная трактовка правовой культуры. Правовая культура с точки зрения аксиологического подхода представляет собой систему идеальных и материальных правовых ценностей, создаваемых, реализуемых и передаваемых (транслируемых) в процессе совместной деятельности членов общества, своего рода накопленное обществом «юридическое богатство».Молчанов А. А. Правовая культура в социальной жизни: Вопросы методологии // Правоведение.1991. № 1. С. 72. Одним из вариантов ценностного подхода к правовой культуре является определение правовой культуры как совокупности всех компонентов правовой действительности в их реальном функционировании в качестве эталонов деятельности субъектов права (В. П. Сальников).

Таким образом, сложившиеся еще в советский период в отечественном правоведении подходы к определению понятия «правовая культура» фиксировали какой-либо один аспект бытия этого сложного явления и вследствие этого обладали таким существенным недостатком, как односторонность. Все рассмотренные выше интерпретации понятия правовой культуры ориентированы на парадигму классической научной рациональности, что закономерно обусловило трактовку правовой культуры в отрыве от ее главного деятеля — правового субъекта. Представляется, что сформировавшаяся в рамках современной (постклассической) науки семиотическая концепция культуры, в центре которой стоит человек с присущей ему исключительной способностью создавать тексты как средства взаимопонимания и взаимодействия, может быть использована и для объяснения правовой культуры.

<QUEST10< FONT>С точки зрения информационно-семиотической концепции, которая разделяется Н. В. Разуваевым, А. В. Поляковым, И. Л. Честновым, правовая культура, как и культура общества в целом, имеет знаковую, текстуальную и коммуникативную природу. Так, основываясь на данном подходе, Н. В. Разуваев определяет правовую культуру как «процесс создания, обмена и хранения правовых сообщений (текстов)», как вербальных (законы, договоры, решения судов, произведения ученых-юристов), так и невербальных (правовое поведение людей)4. Сходным образом определяет правовую культуру И. Л. Честнов, называя, однако, свой подход антропологическим: правовая культура — это постоянно воспроизводящаяся правовая реальность, существующая в знаково-символических формах, опосредующих и определяющих специфику человеческих взаимодействий5. По определению А. В. Полякова, правовая культура представляет собой совокупность текстов, отражающих правовую реальность, а также деятельность по их созданию, хранению и трансляции6. Таким образом, исходя из представленного выше семиотического подхода к культуре, правовую культуру можно определить как систему по созданию, хранению, воспроизводству и трансляции текстов правовой действительности, содержащих социально значимую информацию. Попытка использовать информационно-семиотическую концепцию правовой культуры для исследования проблем конституционного права предпринята Е. В. Клейменовой и К. А. Моралевой. Клейменова Е. В., Моралева К. А. Правовая культура и ее стандарты в конституциях Российской Федерации // Правоведение. 2003. № 1. С. 51-52 Данной трактовки правовой культуры придерживается также И. Д. Невважай7.

В качестве текстов правовой действительности могут выступать собственно правовые тексты (источники права), а также тексты, существовавшие в прошлом в качестве правовых (памятники права), акты реализации субъективных прав и правовых обязанностей, научные тексты о праве (правовые концепции), тексты правовой идеологии и правовой психологии и др. Заключенная в текстах правовой культуры социально значимая информация предстает как совокупный исторически развивающийся опыт правового общения, в текстуальной (знаковой) форме передаваемый последующим поколениям.

Тексты правовой действительности могут обладать как положительным, так и отрицательным ценностным значением для субъектов. К числу текстов правовой действительности, воспринимаемых общественным правосознанием в качестве отрицательных ценностей, можно отнести, например, правонарушающие действия субъектов, законы, оцениваемые в качестве «несправедливых», правовую идеологию, отрицательно воспринимаемую общественным правосознанием, и т. д. В силу своего социального значения данные явления правовой действительности существуют как факты правовой культуры общества, точнее — ее ценностной «периферии». Текстами правовой действительности, обладающими положительным ценностным значением, являются правовые тексты (источники права), господствующая в обществе правовая идеология, правомерное поведение субъектов и т. д. Они составляют «центральную зону», «ядро» правовой культуры общества.

<QUEST11< FONT>Структурным элементом культуры является ее «центральная зона», или «ядро культуры» (Э. Шилз), где аккумулируются доминирующие, базовые, ценности общества, которые организуют то социокультурное пространство, в котором осуществляется правовое, взаимодействие. Базовые, т. е. имеющие общесоциальное значение, ценности общества находят свое выражение во всех сферах культуры — идеологии, науке, философии, искусстве, религии, экономике, праве, политике и т. д. и являются основным эталоном, по которому сверяются все культурные инновации, включая и правовые. Таким образом, базовые ценности общественной культуры, образующие ее «ядро», определяют положительные ценности правовой культуры как ее части, а следовательно, определяют особенности общественного правосознания и правовой деятельности субъектов. Как подчеркивает А. В. Поляков, доминирующие ценности культуры определяют и социальную легитимность правовых текстов8. Далеко не всякий текст получит социальное признание в качестве правового текста. Для того чтобы текст (например, текст закона) был интерпретирован в качестве правового текста, информирующего субъектов об их взаимных правах и обязанностях, он должен соответствовать базовым ценностям культуры. Так, в религиозной правовой культуре средневекового западного общества законодательная норма, которая предоставила бы субъектам, например, право на свободу вероисповедания, вступила бы в очевидное противоречие с доминировавшими в ней ценностями и не стала бы действующей нормой права. Таким образом, в правовых текстах находят выражение основополагающие ценности правовой культуры, которые, воздействуя на сознание участников правовых взаимодействий, определяют их поведение. Облеченные в текстуальную форму они сохраняются и передаются последующим поколениям.

Базовые ценности правовой культуры обеспечивают ее целостность, относительную устойчивость и обособленность от других правовых культур, что и позволяет выделять их различные типы. Явления, входящие в центральную зону правовой культуры, отражают наиболее характерные, типические, традиционные особенности правовой жизни данного общества. Правовая культура отражает уникальность выработанных обществом способов и результатов правового общения.

<QUEST12< FONT>Помимо «центрального ядра», любая культура включает в себя и ценностную «периферию», в границах которой существуют оппозиционные и вообще второстепенные, групповые, частные ценности. Из периферийных слоев составляются различные субкультуры — подсистемы «центральной» культуры, отличающиеся, как правило, по своим ценностным ориентациям. Таким образом, единая правовая культура общества включает в себя различные правовые субкультуры— правовые культуры устойчивых социальных групп, которые различаются своим отношением к базовым ценностям общественной правовой культуры. Правовые субкультуры могут быть профессиональными, конфессиональными, или этническими, каждая из которых будет характеризоваться особенностями правосознания и правовой деятельности ее субъектов. Можно также выделить маргинальные субкультуры, субъекты которых не адаптированы к базовым ценностям правовой культуры общества, а такжеделиквентные (преступные) субкультуры, существование которых связано с отрицанием доминирующих ценностей правовой культуры. Правовые субкультуры могут сосуществовать бесконфликтно, поддерживая культурное единство общества, и, напротив, культивируемые в них ценности могут вступать в конфликт с базовыми ценностями правовой культуры социума.

Вместе с тем существуют общие базовые ценности для родственных социальных систем, что позволяет выделять правовые суперкультуры, примером которых являются западная и восточная правовые культуры.

Если базовые ценности правовой культуры обеспечивают ее целостность, относительную устойчивость и стабильность, то правовые субкультуры, образующие ее периферию, более склонны к инновациям (нововведениям) и характеризуются меньшей устойчивостью. Правовые субкультуры могут сосуществовать бесконфликтно, поддерживая культурное единство общества, и, напротив, культивируемые в них ценности могут вступать в конфликт с базовыми ценностями правовой культуры социума. При этом чем большим единством и однородностью характеризуются доминирующие ценности культуры, тем напряженней конфликт «центральной зоны» культуры с оппозиционными ценностями.

§ 3. Типы правовых культур

Классификация культур и соответственно правовых культур может быть осуществлена по различным критериям: классовым, этническим, религиозно-нравственным, ценностным и т. д. Одним из интересных примеров типологии культур на основе последнего критерия является типология П. А. Сорокина. Ученый выделил идеациональную, чувственную и идеалистическую культуры и соответствующие им правовые культуры.

Идеациональная культура характеризуется следующими основными чертами: 1) реальность понимается как нематериальное, непреходящее, вечное, Бытие; 2) цели и потребности общества в основном духовные; 3) степень их удовлетворения — максимальная и на высочайшем уровне; 4) способом их удовлетворения является добровольная минимизация большинства физических потребностей. Таким образом, идеациональная культура — это религиозная культура, в которой главной ценностью является Бог.

Примером идеациональной культуры является культура средневековой Европы, все сферы которой были подчинены религиозным ценностям. Архитектура и скульптура средних веков были своего рода «Библией в камне». Литература также была пронизана религией и христианской верой. Живопись выражала те же библейские темы в линии и цвете. Музыка также носила религиозный характер. Философия была практически идентична религии и теологии. Наука была лишь прислужницей христианской религии. Господствующие нравы и обычаи, образ жизни, мышления подчеркивали свое единство с Богом как единственную и высшую цель, а также свое отрицательное отношение к чувственному миру, его богатству и радостям. Чувственный мир рассматривался только как временное прибежище человека, в котором христианин всего лишь странник, стремящийся достичь вечной обители Бога.

<QUEST13< FONT>Законодательство в идеациональной правовой культуре рассматривается как данно



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-20; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.228.52.223 (0.015 с.)