ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Вопрос41. Сущность правосознания.



1. Кратко.

Правосознание — это совокупность идей, взглядов, представлений, чувств, оценок и установок, выражающих отношение людей и со-циальных общностей к действующему, прошлому и желаемому праву. Носителями правосознания являются разные субъекты права: личность, общественные объединения, политические партии, государственные органы и их должностные лица, юристы-ученые, юристы-практики, общество в целом. Правосознание служит саморегулятором поведения людей и придает ему целенаправленный характер. Она ориентирует субъектов права в разных правовых ситуациях, позволяет сделать правильный выбор, принять юридически значимое решение. Правосознание проявляется на всех стадиях механизма правового регулирования, влияет на функционирование практически каждого элемента правовой системы.

Структура правосознания: 1) правовая психология — переживания, чувства, настроения, привычки, стереотипы, которые возникают у людей в связи с правовыми нормами и практикой их реализации. Она представляет собой стихийный пласт правового сознания (чувство справедливости, уважение к правам и свободам человека, нетерпимость или, наоборот, равнодушие к беззаконию, страх перед ответственностью, эмоциональная реакция на правовые явления); 2) правовая идеология — идеи, теории, взгляды, которые отражают и оценивают правовую реальность. Это более глубокое осмысление субъектами правовых явлений, характеризующее более рациональный уровень правовых оценок. Правовая идеология — главный элемент в структуре правосознания. Отличие правовой идеологии от правовой психологии состоит в следующем: правовая психология носит эмоциональный характер, складывается стихийно, преимущественно на основе повседневного опыта людей.

Правовая идеология представляет собой, прежде всего, знание о праве, складывается на основе исследований нормативно-правового материала, научной и учебной литературы. Правовая идеология стремится, выявив сущность и закономерности в бытии права, представить эти знания в виде определенной догмы. Вместе с тем правовая психология и правовая идеология тесно взаимосвязаны. Правовая психология представляет собой необходимый фон, на котором складываются правовые взгляды, идеи, теории. Правовое сознание выполняет ряд основных функций, а именно: 1) гносеологическая (познавательная) функция, которая предусматривает накопление знаний о праве и осмысление правовых явлений; 2) регулятивная функция, которая реализуется через систему мотивов, ценностных ориентации, правовых установок, выступающих специфическим регулятором (внутренним регулятором) поведения людей; оценочная функция, которая предусматривает оценку правовых явлений: правового поведения людей (в том числе — собственного поведения), правовых норм, правоприменительных органов и их деятельности. Оценки могут быть положительными и отрицательными. Отрицательная оценка права может носить конструктивный характер, когда предлагаются меры по усовершенствованию права и юридической практики, и деструктивный характер, когда право отвергается как таковое.

 

2. Развёрнуто

К праву можно подойти с различных позиций. В одном случае дается толкование, комментарий, конкретное разъяснение изданного государством закона применительно к частному казусу применительно к частному казусу или к вопросу о конституционности отдельного закона. В другом случае решается вопрос о том, признать ли его правомерность или отвергнуть, можно ли его обосновать или подвергнуть критике. С точки зрения действующего права предписание правомерно всегда и только в том случае, если оно соответствует норме, сформулированной в качестве таковой законодательной властью. С точки зрения теоретического правосознания воля государства сама по себе еще не является конечным основанием права. Этот второй подход – философско-правовой.
По отношению к действующему праву теоретико-философское правосознание сохраняет свою относительную самостоятельность. С самого начала оно выступает как осознание оснований правопорядка. И если впоследствии эти основания, входя в само содержания законодательства (как в римском, так и буржуазном праве), используются как идейное оправдание государственной воли, то тем не менее философия вправе выступать и с критикой существующей юридической системы и всего правопорядка, который ею регулируется. Правосознание выступало, таким образом, в качестве оценки, « суда разума» над действующим правом, а иногда и противопоставляло ему « единственно разумные» правовые принципы.
Обращение теоретического правосознания к философии и вхождение самой философии в содержание правовой проблемы, восприятие ее как собственно философской обычно бывает связано с переломными историческими эпохами, а иногда и противопоставляло пересмотра конкретного содержания правоустановлений и нового осмысления природы права. Это обращение правосознания к философии происходит всякий раз таким образом, что в поле его внимания попадает не просто та или иная наиболее вместительная в данное время философская концепция, а именно такая, какая в наибольшей мере отвечает идеологическим правовым потребностям идущего к господству или уже господствующего социального слоя.
Положения правовой мысли выражены в нормативно-предписательной и оценочной модальности. В этом отношении правосознание аналогично скорее нравственности, нежели философии, и действительно сливается в ряде с моральным воззрением.
Разграничение между правовыми нормами, нормами религии и нормами морали идет по следующим чертам: во-первых, по тому авторитету, который устанавливает правило (в праве – внешний авторитет: другие люди, строго определенно и особо уполномоченные; в религии – воля Божья; в морали – внутренний авторитет, голос совести); во-вторых, по тому порядку, в котором правило формулируется (в праве – последовательность прохождения правила через строго установленные этапы рассмотрения, в котором участвуют многие люди; в религии – соборное изложение откровения, данного избранным людям, в морали – самостоятельное восприятие и формулирование голоса совести, данного каждому особо); в-третьих,. по тому, кто получил предписание (в праве – всякий член сообщества, указанный в норме, независимо от его согласия и признания; в религии – все члены данной конфессии, т.е. люди, исповедующие одну веру; в морали – добровольно признавшие требования совести); в-четвертых, по тому поведению, которое может, однако, привести и к рассмотрению душевного состояния; в религии – внутреннее поведение, вырастающее из глубины души, и внешнее уставное поведение; в морали – внутреннее поведение, выражающееся и во внешних поступках); и, наконец, в-пятых, по санкции (в праве – угроза неприятными последствиями и внешние побудительные меры; в религии – гнев и суд Божий над грешниками; в морали – укор совести и чувство вины).

Область правосознания в первую очередь – это узаконенные властью государства нормативы; юридические кодексы и нормы, постановления и указы. Эта область правосознания терминологически обозначается как « законоположение, « юридический закон» , « действующее право» От этих правоположений отличают правосознание в более узком смысле как недокументированную и неофициальную форму правового мышления (а также воли и чувств). По способу своего бытия эта сфера правосознания значительно отличается от первой. Это всегда живой процесс или акт сознания в его «неопредмеченом виде» , фиксируемый в письменном виде задним числом.

Ценность права – пустое понятие, если не признается, что строгое право (право, отвечающее своему понятию) – весьма позднее, совсем не традиционное и не такое уж неизбежное порождение истории. Оно нуждается в том, чтобы мы отделяли его от нормативных образований, традиционно именовавшихся правом, но на самом деле заслуживающих такого названия в лучшем случае потому, что они не были моралью, религией или сводом правил благоразумия. в этом смысле можно и нужно утверждать, что и античная демократия, существовавшая на почве полного неведения прав человека; и первоначальное христианство, которое обнаружило сильнейшую тенденцию к пониманию свободы совести как неотчуждаемого личного права, но, что называется « на дух не принимало» идею активного гражданства; и средневековая культура договоров, существовавшая в условиях никем не оспариваемого сословного неравенства, – все это не более чем фрагментарное право. Развитое частновладельческое право соседствовало в Древнем Риме полным убожеством гражданско-правовых воззрений. Кроме того, давно известно совсем уж скандальное обстоятельство: ни один из римских имущественных кодексов не содержал хоть сколько-нибудь приемлемого юридического определения собственности. И это не случайно: юридическое определение собственности вообще нельзя получить, не причислив собственности к « естественным» правам, а значит, к неотъемлемым правам человека. Римское имущественное право – это протоправовой феномен, хотя и величественный, включающий в себя огромный объем юридической компетентности. Римское право в строгом смысле слова – это еще не право.

Нормативность права и правосознание начинает отвечать своему определению лишь тогда, когда связывает нормы с рядом принципиальных положений. Каковы же они?

Право – нормативная форма выражения принципа формального равенства людей в общественных отношениях. Этот принцип отражает не только специфику права, но и его отличие от всех иных видов социальной регуляции (моральной, религиозной, уравнительной, приказной).

Далее. Роль и ценность философии права состоят в том, что она показывает отношение между законом и правовым феноменом, раскрывает социальный смысл закона. Философия – это нравственный стержень законодательства. История свидетельствует о том, что развитие правового государства неотделимо от развития философии права.

Представление о философии права, практической задачей которой является построение « идеала нравственного порядка» , всегда было доминирующим. При этом проблема соотношения права и закона имела и имеет фундаментальное значение для всех направлений теории и философии права. Закон – это форма конкретизации права, конкретная форма его выражения и действия. Отсюда вытекает двуединое требование: право и только оно должно стать законом, а закон должен быть правовым не только по наименованию, но и по своей сути и содержанию.

Закон, в широком смысле слова охватывающий все официально признанные нормы и источники действующего права, может как соответствовать праву, так и расходиться с ним в случае возможных ошибок законодателя, а также различных злоупотреблений формой закона.

Правила, которые указывают человеку искомый « лучший путь» могут быть названы законами потому, что они указывают постоянный и необходимый порядок, который людям надлежит осуществлять в их деятельности. Необходимость этого порядка состоит не в том, что « иначе не может быть» , но и в том, что соблюдение этих законов есть единственный путь, при котором люди будут правы.

В классических концепциях право предшествует закону. Не все, что есть право, является законом. Право может существовать независимо от закона, но в законе оно получает свое утверждение, становится обязательным.

Философия права, первоначально выступая как философское осмысление всей социально-политической действительности, как универсальная форма политического сознания, позднее, в Новое время, предстает как попытка дать на философском уровне ответ на вопрос, что такое право.

Философия права рассматривает правовое регулирование в смысле принуждения к справедливости (к обоюдному равенству в частных отношениях). Можно констатировать, что умение « равновесно» разрешать конфликты известно всем без исключения человеческим обществам. Справедливость в праве есть умерение силы мудростью или, наоборот, придание мудрости силы. Справедливость как всеобщее правовое начало « взвешивает» – на единых весах правовой регуляции и правосудия посредством общего масштаба права – и оценивает их формально-равным, а потому и одинаково справедливым для всех правовым мерилом. Справедливость по своей сути всегда и везде может быть только правовой.

Наконец, в философии права право предстает как выражение свободы личности. Подчеркивая тезис о праве как мере свободы, необходимо вместе с тем подчеркнуть, что норма – это все же только одна сторона права. С другой стороны, право – это сама свобода, свобода нормированная, определенная на основе меры. В единстве этих двух моментов – абстрактного (норма, определяющая свободу) и конкретного (свобода, определенная масштабом) – образуется право как специфический нормативный регулятор человеческого поведения, как конкретный правопорядок, т.е. такой порядок человеческих отношений, в основе которого лежит всеобщая мера, равный для всех масштаб свободы. Право только там, где есть свобода личности. В этом смысле правовой порядок есть система отношений, при которых все лица данного общества обладают наибольшей свободой деятельности и самоопределения.

На всех ступенях социально-политической эволюции, где сохраняется еще полная или частичная несвобода (рабство, крепостничество и т.д.), само пользование правовой формой и возможность быть субъектом права представляет собой привилегию лишь немногих. Но как бы ни был узок субъектов того или иного правового отношения, регулирующая его правовая норма носит абстрактно всеобщий характер и тем самым в сфере своего действия отвергает произвол и привилегии по какому-либо индивидуальному и частному осознанию.

Правосознание есть особого рода инстинктивное правочувствование, в котором человек утверждает свою собственную духовность и признает духовность других людей; отсюда и основные аксиомы правосознания: чувство собственного достоинства, способность к самообязыванию и самоуправлению и взаимное уважение и доверие людей друг к другу. Эти аксиомы учат человека самостоятельности, свободе, совместимости, взаимности, солидарности, и прежде всего – духовной воле.

Таковы фундаментальные методологические и мировоззренческие идеи, которые лежат в основе философского подхода к праву.

 

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.221.159.255 (0.013 с.)