Классификация политических режимов по Аристотелю



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Классификация политических режимов по Аристотелю



Властвует в пользу: Общего блага управляемых Личного блага правителей
Один Монархия Тирания
Несколько Аристократия Олигархия
Все (или как можно больше) Хорошая демократия (политейя)   Плохая демократия

 

Общепринятой сейчас является типология политических режимов с учетом особенностей взаимодействия государства и гражданского общества. Современные взгляды на характер политического режима, исходят из наличия двух всеобъемлющих типов: автократии (общество отстранено от принятия политических решений) и демократии (политические решения принимаются коллективно). Сравнивать автократию и демократию, а так же их многочисленные разновидности, между собой возможно по нескольким критериям:

· степень политической свободы, которая уменьшается от демократии к автократии;

· легальность, открытость и прозрачность для общества, механизмов принятия политических решений; от демократии к автократии идет процесс нарастания закрытости политического и уменьшения сферы публичной политики. Вопросы передачи власти, столкновения конкурирующих проектов в рамках правящей верхушки и многие другие решаются без участия общества, или даже без его информирования. Такая ситуация метко характеризуется выражением «схватка бульдогов под ковром»;

· отношение к политической оппозиции; для демократии наличие конкурирующей политической силы, присутствующей в поле публичной политики — важное условие существования самой политической системы; нет проявленной альтернативы — нет демократии. Автократический режим тяготеет к положению «кто не с нами, тот против нас». Это не означает, что оппозиции совсем нет, но открыто высказать свое несогласие с официальной точкой зрения означает подвергнуться репрессиям. При автократии процессы схватки за власть скрываются от общества и маскируются в тумане ложных версий;

· характер и степень политической активности общества, которая может изменяться, нарастая от полной политической апатии и абсентеизма, через рациональное участие, до политической мобилизации, когда общественные и частные интересы сливаются. Демократические режимы основаны на «золотой середине» — рациональном участии граждан в политике, посредством выборов.

· предпочитаемые методы власти; автократические режимы это преимущественно отрицательное стимулирование, через физическое и реже экономическое насилие. Довольно значительную роль при автократии играет мотивирование. Демократия основывается на положительном стимулировании (рост доходов, расширение ассортимента потребляемых товаров) и в значительной степени на манипулировании. В целом, можно утверждать, что демократия предпочитает скрытые (завуалированные) методы власти, тогда как автократия — прямые и откровенные.

 

Получившая наибольшее распространение подробная типология политических режимов принадлежит американскому политологу Хуану Линцу. Линц предложил систематизировать критерии сравнения режимов по четырем главным признакам–шкалам, несколько отличающихся от приведенных выше:

· мобилизация;

· плюрализм;

· идеологизация;

· конституционность власти.

Исходя из этих критериев, он выделил демократический режим, и четыре типа автократических режимов — аторитарный, тоталитарный, посттоталитарный и султанистский.

Приступая к подробной характеристике автократических режимов, необходимо помнить, что мы неизбежно прибегаем к теоретической идеализации. Всякий реально существующий политический режим представляет определенное сочетание двух противоположных принципов организации социальных отношений – авторитарности и демократизма. Как свидетельствует практика, мера соотношения этих тенденций не остается постоянной и тем более не всегда соответствует какой-либо «пропорции», установленной теоретической схемой. Учитывая это допущение, дадим характеристику основных типов автократических режимов.

Обязательным атрибутом любых разновидностей авторитаризма, несомненно, выступает сильная власть, сосредоточенная в руках узкого круга лиц или одного верховного правителя. То, что отличает авторитарный режим от иных разновидностей автократии: высокая степень свободы в частной, социальной и экономической жизни, но всяческие препоны для политической свободы. Сфера политики при авторитаризме является закрытой, «профессионализированной», «кастовой», хотя и не исключающей полностью отдельных элементов политического плюрализма. При этом семейные, религиозные и культурные ценности общества выступают опорой авторитарной власти, склонной по самой своей сути к традиционализму и консерватизму. Группа политиков, стоящих у руля авторитарного государства и использующих власть и влияние для действий, противоречащих интересам общества, часто характеризуется термином клика. Очевидно, что отчуждение общества от власти при авторитарном режиме опирается на пассивность и аполитичность большинства граждан, и эта политическая апатия (в какой-то степени естественная) сознательно поддерживается государством. Пассивность граждан позволяет «экономить» на репрессивном аппарате. Одной из важных причин деполитизации общества является отсутствие скрепы в лице массовой идеологии. Нет идеи, которая будет побуждать людей сбиваться в группы-партии и защищать свои политические интересы (нет самих интересов или они не осознаются). Авторитаризм, сопровождавший всю историю человечества (едва ли не большая часть режимов может быть отнесена именно к этой разновидности) имеет множество «отражений».

Военно-бюрократический режим, создается с целью исключить насильственным образом из политики какую-либо социальную группу (беднейшие слои населения, сторонников запрещенной политической идеологии, этническую группу). Начинается он с военной диктатуры (хунты) и с течением времени эволюционирует к более мягким формам. Военно-бюрократические режимы жесткое централизованное правление нередко сочетают с ограниченным политическим плюрализмом, который выражается в том, что консервативно настроенные власти, будучи не в состоянии лишить большие массы граждан права голоса, прибегают к избирательному запрещению или временной приостановке деятельности некоторых партий, общественных объединений, профсоюзов. В условиях, когда разрешены только те течения, которые способствуют поддержанию социального равновесия, силы, находящиеся «с правильной стороны» плюрализма, могут законно выступать на стороне власти по каналам якобы непартийных организаций или даже партий, отобранных по принципу их конформизма. С другой стороны, те силы, которые угрожают статус-кво, обречены быть вне закона или в подполье.

Авторитаризм существовал (и существует) во многих странах мира (Южная Корея, Тайвань, Сингапур, Тунис, Чили, Аргентина, Бразилия и др.). При этом власти может сопутствовать популярность и поддержка среди широких слоев населения, как это видно на примере Египта при президенте Г.А.Насере (1952-1970). Такие режимы обычно не прибегают к массовому насилию, однако не скрывают своих возможностей принудить граждан в случае необходимости к повиновению.

Корпоративный авторитаризм характеризуется участием общества в управлении государством через вертикальные структуры сословного типа: семью, муниципалитет, официальный профсоюз. При корпоративном авторитаризме власти идут на конституционное закрепление неполитических прав и свобод граждан, законодательную регламентацию полномочий властных структур и должностных лиц путем принятия через представительные органы соответствующих актов с формальным соблюдением демократических процедур. Таким, в частности, был период правления Франко в Испании (1939–1971) и Салазара в Португалии (1932–1968).

Дототалитарный авторитаризм, как следует из названия, предшествует складыванию тоталитарного режима, и характеризуется экономическим кризисом и сплочением среднего класса перед лицом внутренних и внешних врагов. Самый известный пример Германия накануне прихода к власти Адольфа Гитлера и в первый период его правления.

Постколониальный авторитаризм, порождение процесса деколонизации африканских стран после Второй мировой войны. В государствах, пребывавших до обретения независимости в родовом строе, власть переходит, как правило, к харизматическому лидеру. После ухода колонизаторов-европейцев резко падает управляемость системы, и воцаряются произвол и коррупция.

Расовая (этническая) демократия, как политический режим представляет собой вполне традиционную демократию «не для всех». Определенные слои населения (подчас довольно большие) исключены из политики и имеют статус неграждан (или граждан «второго сорта»). Наиболее известные примеры: существовавший до 1993 года в ЮАР режим «апартеида» (разделения), с исключением из сферы политики чернокожего большинства, и политические режимы в странах Прибалтики, в которых значительная часть русскоязычного населения лишена гражданских прав.

Воздействие авторитаризма на ход социального развития далеко неоднозначно и обнаруживает немало достоинств, наиболее ощутимых в экстремальных ситуациях. Несомненно, авторитарная власть обладает высокой способностью обеспечить общественный порядок и в случае необходимости сконцентрировать усилия и ресурсы на решении таких назревших проблем, как, например, осуществление ускоренной экономической модернизации. Авторитарные режимы могут выполнять роль «плотины», накапливающей энергию народных масс, и малыми дозами готовить еще «незрелое» общество к свободе и более широкому участию в политике. Но авторитаризм так же неоднократно становился прологом к установлению куда более жесткого тоталитарного режима.

Понятие «тоталитаризм» (от лат. totalis – весь, целый, полный) было впервые использовано в 1920-е г.г. итальянскими политологами для характеристики диктатуры Б.Муссолини. Позднее данный термин применялся для раскрытия сущности политических режимов фашистской Италии, гитлеровской Германии, а также СССР в годы сталинизма. Уже сам этот перечень свидетельствует о том, что тоталитарные режимы могут возникнуть на разной социально-экономической базе и в различном социокультурном контексте, быть следствием военного поражения или государственного переворота, навязываться извне или появляться в результате внутренних противоречий общества. C установлением тоталитарного режима правящие круги не только не скрывают, но и открыто демонстрируют различные методы насилия, резко и решительно подавляя любые попытки сопротивления проводимому курсу. Главным и подчас парадоксальным отличием тоталитарного режима, как от демократии, так и от авторитаризма является политическая мобилизация широких масс населения. Под мобилизацией понимается активное до фанатизма участие в политике, когда грань между частной жизнью и общественными интересами оказывается тонкой и размытой. Массовые демонстрации с требованиями репрессировать «врагов народа» и трудовой героизм, работа на износ ради нематериальных целей (построение идеального общества для грядущих поколений), тотальная непримиримость к инакомыслию и столь же всеобъемлющая жертвенность, ради абстрактных идеалов — такова парадоксальная природа широкой вовлеченности народа в политику. В основе тоталитарной мобилизации лежит тоталитарная идеология, которая пронизывает все общество, заставляет людей чувствовать принадлежность к великому проекту, «общему делу», но в то же время загоняет мышление в узкие рамки стадного инстинкта, превращая общество в «муравейник». Тоталитарная идеология выполняет функции во многом схожие с религией, подобно христианству в Средние века она удовлетворяет все социальные и экзистенциальные запросы человека.

На этом бесспорные признаки тоталитаризма заканчиваются. Однако широкое распространение получила классификация (по многим параметрам неоднозначная), предложенная в годы «холодной войны» между СССР и США американскими политологами Ханой Арендт и Збигневом Бжезинским. Подбор и подробный перечень признаков тоталитаризма в работах этих ученых имел своей целью опорочить Советский Союз, что было по сути одной из форм ведения информационной войны против главного геополитического конкурента США. Так Бжезинский усматривал в тоталитарном режиме следующие черты:

· значительно активизируется деятельность и вмешательство во все сферы общественной жизни силовых структур – армии, полиции и органов безопасности; противники режима подвергаются полицейскому террору — в том смысле, что для их заключения в тюрьму, концлагерь или физического уничтожения обычно не требуется даже формальных юридических процедур;

· в экономической сфере, как правило, господствует монопольный контроль со стороны государства, на государственных же предприятиях широко используется система внеэкономического принуждения к труду;

· для тоталитаризма наиболее характерна однопартийная система или же существование под жестким контролем нескольких партий и официальных профсоюзов, поддерживающих режим; доминирующая партия подменяет государство, и по-сути представляет собой «секту» которая «насилует» общество ради абстрактных целей;

· монополия на средства массовой информации, с целью тотальной «промывки мозгов»;

· тоталитарным режимам свойственно навязывать всему обществу некую единую идеологию; идеология искусственно сплачивает народ, через создание «образа врага».

Бжезинский делает упор на интерпретацию тоталитарного режима, как террористической внешней силы, «насилующей» общество, но игнорирует тот факт, что в первую очередь тоталитарно по своим ценностям само общество. Именно общество, пропитанное коллективистскими представлениями, еще недавно поголовно охваченное господствующей и довольно нетерпимой к инакомыслию, религией, является питательной средой тоталитаризма. Другие признаки тоталитаризма, в интерпретации Бжезинского, так же далеки от однозначности. Государственная монополия в экономической сфере характерна для всех социалистических государств (далеко не во всех из них у власти находились тоталитарные режимы), и не характерна для нацистской Германии. Образ врага, как средство сплочения народа, известный с глубокой древности прием властей, используемый в частности американской политической элитой для создания поддержки своему внешнеполитическому курсу.

 

ТЕМЫ РЕФЕРАТОВ И ДОКЛАДОВ

1. Концепция тоталитаризма Х. Арендт.

2. Сравнительный анализ политических режимов в сталинском СССР и нацистской Германии.

3. Истоки и смысл массовых репрессий в СССР.

4. Авторитаризм для современной России: «спасительная диктатура»?

5. Диктатура генерала Пиночета.

6. Неототалитарные предпосылки в постиндустриальном (информационно-компьютерном) обществе.

7. Посттоталитаризм в СССР — 50-е–80-е годы XX века.

8. Султанистские режимы в современном мире.

9. Эволюция политических режимов.

10. Тоталитарный режим: теоретическая абстракция или реальность?

11. Политический режим в современной России.

 

УЧЕБНЫЕ ПОСОБИЯ

1. Курс политологии: Учебное пособие / Под. ред. А.С. Фетисова. — М., 2004.

2. Ирхин Ю.В. Политология. — М., 2006.

3. Панарин А.С. Политология. — М., 2003.

4. Голосов Г.В. Сравнительная политология. — СПб., 2001.

5. Политология / Под ред. М.А. Василика. — М., 2000

 

 

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА

1. Политология: учеб. /А.Ю. Мельвиль [и др.]; — М., 2004.

2. Аренд Х. Истоки тоталитаризма. — М., 1996.

3. Арон Р. Демократия и тоталитаризм. — М., 1993.

4. Бутенко А.П. От коммунистического тоталитаризма к формированию открытого общества в России. — М., 1997.

5. Политология как наука о политике: (Учебно-методическое пособие для студентов заочных отделений факультета высшего сестринского образования) / Сост.: А.О. Бунин и др. — М., 2001.

6. Каменская Г.В. Политические системы современности. М., 1994.

7. Санистебан Л.С. Основы политической науки. — М., 1992.

8. Цыганков А.П. Современные политические режимы: структура, типология, динамика — М., 1995.

Тема 4. ДЕМОКРАТИЯ

 

1. Демократическое правление: этимология и история.

2. Классические теории демократии: либеральный и коллективистский подходы.

3. Современные модели демократии.

4. Условия и механизмы реализации демократии. Российский опыт.

5. Переход к демократии.

 

 

Этимология слова демократия проста и наглядна — греческое demos – народ, и kratos – власть, дают простую формулу — «народовластие». Но эта простота — ложная, ни в античной Греции, которая стала родиной классического народовластия, ни сейчас, нет единства в понимании сущности демократии как политического режима. Если вспомнить типологию режимов, предложенную Платоном, а вслед за ним усовершенствованную Аристотелем, то станет очевидно, что сами родоначальники политической науки воспринимали демократию более чем скептически, понимая под ней то господство низших слоев населения, то власть «неразумной» толпы. Причины подобного отношения мы вскроем ниже. Тем не менее, античная демократия существовала как вполне успешная система управления, и она главным образом повлияла на современные представления об идеальном политическом строе. Именно поэтому обзор возможных вариантов понимания демократии мы начнем с нее.

Главная черта античной (афино-спартанской) политической системы может быть сформулирована в двух словах — прямая демократия. В свою очередь прямая демократия основывалась на двух элементах: базовой власти народного собрания и политическом равенстве граждан. Народное собрание, носившее разные имена (агора — в эпоху троянской войны, экклесия — в Афинах, апелла в Спарте) было для жителей античных полисов центральным источником власти и представляло собой прямое голосование всех «свободных граждан». К этой категории не относились рабы, вольноотпущенники, иногородние, дети и женщины. Существует прямая связь между толпой свободных, взрослых мужчин, собравшихся на площади для решения важных вопросов своего полиса и городским ополчением, созываемым в ходе войны. Как полагают историки именно «военная демократия», присущая всем народам на племенной стадии существования общества, стала прообразом прямого народовластия в античных городах-государствах. Недостаток средств, чтобы содержать наемную армию привел греков к поголовной военной обязанности, а сила олицетворяемая оружием во все времена легко конвертировалась во власть. В чистом виде эта военная сторона греческой демократии проявилась в Спарте, которая в описании историка Плутарха предстает перед нами как «государство-казарма», жизнь его граждан целиком посвящена военным упражнениям и подготовке к грядущим войнам. Кроме предельной милитаризации всей общественной и частной жизни, Спарта дает выпуклый пример второго принципа прямой демократии — политического равенства граждан, которое основывалось на принудительном экономическом равенстве. В каком-то смысле СССР можно было назвать Спартой XX века.

Однако развитые формы демократии принято связывать в большей степени с афинской моделью управления. В отличие от Спарты, афинское общество было не военным, а торговым. Как следствие этого оно было разделено на конфликтующие социальные слои. Реализация прямой демократии была возможна только через ряд механизмов, выстраивающих систему сдержек и противовесов между богатыми и бедными, начальниками и подчиненными. Афинская демократия начиналась с собрания граждан — экклесии, причем для принятия решений считалось необходимым и достаточным участие шести тысяч человек. Над экклесией находился более узкий орган ответственный за исполнение решений народного собрания — Совет 500 (прообраз современного парламента), и, наконец, избираемые из его числа 50 человек во главе с ежедневно сменяемым председателем — представляли по существу правительство полиса. Экклесия избирала 10 стратегов — военных руководителей афинского полиса, а также судей. С помощью умело выстроенной системы власти афиняне не только стремились соблюсти паритет между богатыми и бедными гражданами, но и не допустить узурпации власти популярным политиком и образования тиранического правления. Та опасность, о которой предупреждал уже Платон, когда власть некомпетентного большинства трансформируется в тиранию «народного кумира», настолько заботила афинский демос, что в Афинах существовала специальная процедура, получившая название «остракизм» (ежегодное изгнание признанного опасным для полиса общественного деятеля). Как рассказывает Плутарх, один из лучших афинских полководцев — Алкивиад, подвергался неоднократному изгнанию из родного города на том основании, что он мог стать тираном, в силу своей популярности и одержанных побед.

Между античной демократией и эпохой зарождения современных моделей демократического правления, располагается довольно обширная эпоха авторитарного правления. Поздняя античность и Средние века дают пример совершенно иной общественной структуры, в сравнении с античными полисами. Можно отметить три общественных явления препятствовавших становлению демократии: профессионализация военного дела, когда защита государства стала сословной привилегией дворянства, династическая традиция и система вассалитета. Постепенное отмирание старого общества, и замена его важнейших опор на более современные, так называемая модернизация, вновь поставила в повестку дня демократический идеал. Складывание современной демократии в Новое время, связано с рядом буржуазных революций, разрушивших старое общество. В первую очередь «Славной революцией» 1688 года в Англии и Великой французской буржуазной революцией. Новая общественная система выкристаллизовывалась из трех принципов, обладавших несомненной новизной. Во-первых, это рождение государства-нации, обладающего суверенитетом, т.е. всей полнотой верховной власти и пользующегося монопольным правом на насилие. С восстановлением данной монополии связана в частности длительная борьба королевской власти с дуэлями, живо описанная Дюма-отцом в «Трех мушкетерах». Во-вторых, складывание представления о «гражданском обществе», как союзе собственников в защиту своих экономических и политических прав. Гражданское общество и есть носитель новой демократии. И, наконец, в третьих, обоснование принципа конституционности, согласно которому и государство-нация и гражданское общество, подчинены единой, стоящей над ними, системе морально-правовых обязательств, имеющей силу закона. Таковы в общих чертах предпосылки прообраза современных моделей демократии, который получил название либеральной демократии.

Либеральная демократия исходит из представления о расколотом на конкурирующие группы обществе, главной ее задачей, как системы власти, становится вовсе не осуществление прямой власти большинства, а напротив защита интересов сплоченного меньшинства собственников, как от тирании государства, так и от власти низов общества. Один из первых теоретиков либеральной демократии Джон Локк, назвал ее «республикой собственников». Для либеральной демократии как нельзя лучше подошла «смешанная система» управления, описанная еще Аристотелем под названием полития (и в этом смысле либеральная демократия наследница афинской). Однако в нее было внесено много новаций. Если суммировать сказанное, то либеральная демократия это — многоступенчатый порядок делегирования власти (нация—парламент—правительство), система разделения властей на законодательную, судебную и исполнительную, а так же классический двухпалатный парламент. Целью, выстроенной системы взаимных блокировок и противовесов внутри власти, было не допустить захвата и монополизации власти любым большинством. Первые признаки демократии в Европе, от которых нас отделяет двести-триста лет, и современное всеобщее, равное, тайное голосование, воцарившееся повсеместно сравнительно недавно (в ряде стран Европы лишь в середине нашего столетия были предоставлены избирательные права женщинам: Франция – 1944 г., Италия – 1945 г., Греция – 1956 г., Швейцария – 1971 г.), суть единый процесс усовершенствования либеральной демократии. Ступенями этого процесса стали рост грамотности, эмансипация женщин, и, самое главное, расширения класса собственников, понимающих и защищающих свои интересы, за счет включения в их число среднего класса. В связи с этим обстоятельством социологи называют современное западное общество — обществом двух третей, тем самым, указывая на важнейшее экономическое условие современной демократии.

Альтернативный подход к пониманию демократии представлен так называемым коллективистским подходом. Так же как и либеральная демократия, коллективистская модель дает нам оригинальный ответ на два вопроса: что есть народ и как он может править? Народ понимается как надвременная историческая общность (объединяющая жившие, ныне живущие и будущие поколения), обладающая коллективной волей и коллективными интересами. Народ, категория на порядок более высокая, чем входящие в него социальные группы. Демократия в русле данного подхода понимается как прямая манифестация (проявление) народной воли, не нуждающейся в посредниках. Основоположником коллективистской демократии в Новое время традиционно считается Жана Жака Руссо, обосновавший теорию «народного суверенитета», согласно которой народ, как единое целое, является абсолютным носителем верховной власти. Государство, выступающее в роли «народного слуги» и остальные политические институты лишь осуществляют функцию управления. В связи с этим Руссо подверг жесткой критике концепцию разделения властей (обоснованную Д.Локком и Ш.Монтескье), на том основании, что верховная власть, принадлежащая народу, едина, а разделено может быть только управление (издеваясь он уподобил государство, следующее доктрине разделения властей, «многоголовому и многорукому уроду»). Наиболее известное, лапидарное определение сущности коллективисткой демократии принадлежит К.Шмитту — «демократия есть соучастие народа в своей судьбе».

Классические подходы с течением времени уточнялись и развивались, в результате сложилась целая система моделей, с разных позиций, рассматривающих сущность демократии, а так же ее условия и механизмы (см. схема 4). Все перечисляемые ниже модели демократии подразделяются на три вида: во-первых, это чисто умозрительные схемы, предписывающие обществу правильный механизм отбора власти, во-вторых, модели выступающие обобщением реальной практики демократии в разных странах и в разные периоды истории, и, наконец, в третьих, вполне осознанно реализованные социальные проекты. В первую очередь следует обозначить теоретических и практических наследников либеральной демократии. К ним принято относить охранительную, элитарную, экономическую и плюралистическую модели демократии.

Охранительная демократия, сложилась как концепция и практика на рубеже XVIII – XIX веков. В основе ее лежит представление о неравенстве людей — социальном, экономическом, интеллектуальном, и, как следствие, о невозможности равенства гражданских прав. Это ранний вариант либеральной демократии, оказавший существенное влияние на политические системы таких государств как США и Великобритания. Механизмом, охраняющим демократию от «власти низов» является многоступенчатое представительство. Характерные примеры: до сих пор существующая в США система непрямых выборов президента, через коллегию выборщиков, а так же двухуровневый английский парламент, разделенный на палату представителей, выражающую интересы «третьего сословия» и аристократическую палату лордов. Предельным вариантом, фиксирующим формальное неравенство граждан, стало так и нереализованное предложение Джона Милля — определять число голосов по социальному статусу: неквалифицированный рабочий имеет один голос, квалифицированный — два, человек с высшим образованием — целых пять. Известный французский политический мыслитель Алексис де Токвиль в своем труде «О демократии в Америке» отмечал, что американская политическая система основана на взаимодействии и противоборстве двух начал: свободы и равенства (эгалитаризма), причем свобода для демократии важнее равенства. Данное положение можно считать квинтэссенцией охранительной демократии.

Элитарная модель демократии является логичным развитием идей либеральной демократии, в условиях социального прогресса западного общества. Старые ограничения на прямое народовластие (бедность и невежественность масс), на которые была ориентирована охранительная модель, исчезали, но появлялись новые. В то время как социальное благополучие и образованность охватывали все более широкие слои населения, сфера политики становилась все более сложной и требующей профессиональных навыков. В этих условиях наиболее «экономичной» формой демократии представлялась система, основанная на своеобразном разделении труда между народом (массой) и политической элитой. Элита управляла, а народ на выборах санкционировал власть элиты. Демократичность данной системы для народа проявлялась в свободе выбора между конкурирующими группами элит, что дало основание автору элитарной концепции Йозефу Шумпетеру определить ее, как «теорию соревнующихся лидеров». «Демократия, — писал Шумпетер — означает не то, что люди действительно управляют, а только то, что они имеют возможность избрания правителей». Выборность и сменяемость элит в свою очередь гарантирует их ответственность перед народом, который в период между выборами не участвует в политике. Таким образом, по мнению Шумпетера, образуется практически лишенная недостатков система управления и принятия решений, освобождающая массу избирателей от бремени управления, но гарантирующая качественную работу элит.

Разновидность элитарной теории, сформулированная Энтони Даунсом, получила название экономической модели демократии. Экономическая модель подробно рассматривает поведение среднего избирателя в условиях демократии функционирующей по принципу «соревнующихся лидеров». В ее основе лежит положение о подобии двух систем: политики и экономики. Политика есть разновидность рынка специфических товаров и услуг, а демократия суть рыночная экономика. Как и любая экономическая система, политика складывается из четырех элементов: продавцов — политиков, покупателей — граждан, товаров, в роли которых выступают обещания политиков, и, наконец, денег — голосов. Как и любой разумный потребитель, гражданин будет голосовать на выборах, только если ожидает получить пользу от приобретенного товара, т.е. выбранной партии или политика. Следовательно, формула современной демократии такова:

 

 

Где ∑ — ожидания в будущем, U — полезность, A — партия власти, B — оппозиция. У избирателя есть три варианта действий: отдать предпочтение партии власти (положительная величина на выходе), оппозиции (отрицательная величина на выходе) и «рациональное неучастие», если разница равна нулю. Главный вывод, к которому приходит Даунс, у среднего избирателя есть множество мотивов для рационального уклонения от участия в выборах. Три из них имеют наиболее существенное значение и трудно преодолимы. Во-первых, это сходство программ основных политических сил — все они вынуждены обещать одно и тоже, так как конкурируют между собой за голоса среднего избирателя, имеющего стандартный набор предпочтений. А раз так, то выбора в истинном смысле этого слова нет. Кроме того, названная особенность является причиной расхождения между лозунгами партий и их практическими действиями. Даунс полагает, что современные партии «формулируют, чтобы побеждать, а не побеждают, чтобы формулировать». Во-вторых, ценность одного голоса стремится к нулю, что обесценивает эти своего рода «деньги избирателей». И, наконец, в третьих, рациональный выбор невозможен без достаточной информированности о свойствах товара, в то время как большинство избирателей пренебрегает сбором информации о политике, предпочитая ей быт, досуг и профессию. Все три обозначенные выше причины и повлияли, по-видимому, на возросшую в последнее время в демократических странах политическую апатию, а так же на рост симпатий к кандидату «против всех».

Последняя из представленных наследниц либерального подхода — плюралистическая теория демократии. Ее особенность состоит в уходе от условностей элитарной концепции, для которой народные массы представлены монолитным блоком, в отличие от разделенной на противоборствующие группы элиты. Современное общество в целом разбито на многочисленные страты, каждая из которых, по крайней мере, потенциально, имеет свой интерес в политике. Все эти группы интересов, общественные движения и политические партии, вступают в многочисленные взаимодействия, стремясь «прощупать» позиции конкурентов и выявить пределы их влияния и возможностей. Демократия выступает механизмом мирного и справедливого согласования интересов противоборствующих социальных групп, являясь по существу «путем избежания ошибок» и «правлением посредством обсуждения». Эту же логику имел ввиду польский ученый Адам Пшеворский когда писал, что демократия есть «определенность процедур, при неопределенности результатов». Пафос плюралистической концепции, лучше всего выразил Уинстон Черчилль — «демократия худшая из форм правления, если не считать всех остальных».

Прямой наследницей коллективистского подхода к пониманию демократии может считаться марксистская модель. Марксистская модель демократии, генетически восходит, как следует из названия, к идеям Карла Маркса. Маркс считал, что условием демократического правления является не политическое, а социальное равенство граждан. Социальная демократия предшествует политической, но не наоборот. В идеале социальное равенство и уничтожение эксплуататорских классов приведет к отмиранию государства и исчезновению «буржуазной демократии» как системы государственного управления. При подобном сценарии, в «сухом остатке» общество получит демократию самоуправляющихся трудовых коллективов.

Попытка осуществить рецепты основоположника марксизма, предпринятая в СССР, показала, что отмирание государства, если оно вообще возможно, дело далекого будущего.

Более того, государство играет огромную роль в поддержании модели социального равенства и оно крайне необходимо для мобилизации общества. В момент модернизационного рывка советское государство приобрело тоталитарный характер. Несмотря на это, политическая система Советского Союза, в разные периоды своего существования, воплощала на практике ряд элементов коллективистской демократии, и в первую очередь идею широкой вовлеченности граждан в политику (доведенную до гротеска, в требовании всеобщей явки на выборы), самоуправления трудовых коллективов и «низовой» демократии.

На стыке двух классических подходов, находятся партиципаторная и органическая концепции демократии.

Партиципаторная модель, называемая так же демократия участия, исходит из того, что реальная демократия возможна только при вовлеченности широкого круга граждан в вопросы управления и принятия политических решений. Никакие косвенные механизмы влияния на власть, будь-то парламент или общегосударственные выборы, не гарантируют соблюдения интересов общества со стороны элит, только прямое участие самих масс. Сильным моментом демократии участия является то, что демократическое правление не сводится к противоборству социальных групп, наоборот акцентируется развивающий характер подлинного участия. Пафос развития народа через участие в политической жизни, характерный для теоретиков данного направления (К.Макферсон, К.Пейтман) напрямую восходит к идеологии Просвещения, в первую очередь к идеям Ж.Ж.Русс



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.230.144.31 (0.028 с.)