ТОП 10:

II. Промышленность и торговля



Византийская империя никогда не была исключительно сельскохозяйственным государством, как Западная Европа в эпоху Каролингов. Эксплуатация земельной собственности не составляла ее экономической основы. Городская жизнь в ней продолжала процветать. Империя имела многочисленные крупные города, — Александрию в Египте, сирийские города, среди которых первое место занимала Антиохия, в Малой Азии — Эфес, а в европейской части империи — Патры, Фивы, Коринф, в Греции — Фессалоника и особенно Константинополь. Городская жизнь продолжалась и после арабских завоеваний. Эти города, имевшие развитую промышленность, не только потребляли, но и производили.

До VII в. Сирия отличалась оживленной промышленной деятельностью. Особенного процветания достигли здесь мастерские шелковых тканей, основанные при Юстиниане; сирийцы играли преобладающую роль в торговле и промышленности.

Все ремесла были объединены в тесно замкнутые корпорации, подчиненные мелочному регламенту и находившиеся под надзором государства. Эта система управления ремеслами показывает нам, что Константинополь был «раем, где процветали монополии, привилегии и протекционизм».

Свободному труду и личной инициативе не оставалось места. Каждая корпорация имела строго очерченную определенными границами монополию, которую она не могла расширить. В ремеслах по выделке кожевенных изделий строго различались дубильщики, кожевники, шорники, в производстве продуктов питания — мясники, колбасники, бакалейщики. Еще точнее регламентировались ремесла, связанные с производством шелковых изделий. Здесь мы находим пять корпораций, из которых каждая имела особые функции. Все эти корпорации были подчинены строгой дисциплине. Тщательно устанавливались как условия приема, так и режим работы их членов. Только корпорация имела право на покупку сырья и продажу готовых изделий; всякая конкуренция становилась абсолютно невозможной. Так же тщательно регламентировалось все, что относилось к положению, условиям труда и заработной плате рабочих и подмастерьев.

Над всеми этими ремеслами государство осуществляло постоянный мелочный контроль, и городской эпарх вмешивался в мельчайшие детали их работы. Ремесло находилось под его постоянной опекой — он обследовал магазины, проверял счетные книги, запрещал вывоз отдельных изделий, применял повсюду суровый режим протекционизма и контроля.

Географическое положение обеспечивало Византийской империи процветание торговли. Она находилась на стыке между Европой и восточным миром, на перекрестке всех великих сухопутных и морских путей, по которым она получала изделия всего Востока.

В своих великолепных гаванях, в своих больших городах Византия получала и отправляла во все страны света продукты своей промышленности, а также товары, доставляемые ей внешними рынками. Это были, с одной стороны, великолепные ткани, расписанные яркими красками, затканные золотом, роскошные ювелирные изделия, украшенные эмалью и драгоценными камнями, все, что только было известно средним векам по части изящной и утонченной роскоши. С другой стороны, это были ценные съестные припасы, которые Византия вывозила из всех областей восточного мира, и сырье, обработанное византийскими ремесленниками. С Дальнего Востока, через посредство арабов, Византия получала шелковые изделия Китая, драгоценные камни и жемчуга Индии, бакалейные товары и благовонные вещества. Из Багдада и Сирии в Византию привозились шелковые одежды, дорогие вина, прекрасно вышитые ковры.

Однако арабские вторжения нанесли тяжелый удар византийской торговле. Появление мусульманского флота на Средиземном море отняло у Византии принадлежавшее ей раньше господство на морях, постепенно прерывало и, в конце концов, более чем на столетие совершенно прервало экономические связи между христианским Востоком и латинским Западом.

Это богатство, привлекавшее внимание иностранцев, навлекло на Византию тяжелые бедствия. Издавна в приморских городах Италии, в первую очередь в Венеции, стали отдавать себе отчет в том, какие выгоды сулит проникновение в Византию. Венецианцы в особенности стремились пробить себе путь на берега Босфора. В 992 г. они добились от Василия II торгового договора, первого из актов, которые должны были поднять благосостояние республики и создать для нее опорный пункт на Востоке. Согласно этому соглашению они получили значительные уступки по части обложения пошлиной при въезде и выезде из Дарданелл и гарантии против притеснений византийских чиновников.

Но своей алчностью, надменностью и дерзкими нарушениями указов императора они очень скоро стали вызывать возмущение у византийцев, оскорбляя их гордость, и отношения настолько ухудшились, что в 1171 г.

В Венеции все больше и больше укреплялась мысль о необходимости избавиться на Востоке от высшей власти, которой вынуждена была подчиняться республика. Это было основной причиной, побудившей венецианцев направить к Константинополю путь IV крестового похода.

Экономическая политика империи весьма способствовала этому процессу. Византия более не вывозила в другие страны продукты своей промышленности и получаемые ею товары чужеземного происхождения, а ожидала, чтобы за ними приезжали на константинопольские рынки.

Вместо того чтобы искать нужные ей товары в других странах, она опять-таки ожидала, чтобы они были привезены на берега Босфора. В глазах византийцев это было одним из способов укрепления престижа империи. По их мнению, заставляя весь мир являться в Константинополь, вынуждая иностранцев своими покупками вносить в императорское казначейство большую часть мирового золотого запаса, ослепляя приезжих блеском своей культуры, Византия укрепляла свой авторитет во всем мире. Но отказ от торговой деятельности был тяжелой ошибкой. Его следствием был захват иностранцами византийской торговли и пренебрежительное отношение самих византийцев к развитию флота.

ПРОБЛЕМЫ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ

Византийский император стремился распространить свое политическое и религиозное влияние не только на соседей империи, но почти на все народы известного тогда мира. Он считал себя единственным правителем, имевшим право на титул императора и возвышавшимся над всеми остальными государями, к которым он относился с высокомерной учтивостью или презрительной снисходительностью. Наконец, он был убежден в высоком значении византийской культуры и тех благодеяний, которые она несла всем, кто имел счастье с ней соприкасаться.

Для осуществления этих основных идей своей политики Византия, естественно, вступала в сношения почти со всеми известными тогда народами. Для того чтобы обеспечить безопасность империи, требовалось внимательно следить за соседями, внушавшими ей иногда сильные опасения. Следовало использовать их с выгодой для империи и добиться союза с ними или, по крайней мере, их нейтралитета. Надо было заставить их склониться перед волей императора и обеспечить среди них византийское влияние. Для всего этого необходимо было иметь хорошо осведомленную, умело управляемую дипломатию, способную искусно использовать международную обстановку; византийская дипломатия во многих случаях удовлетворяла этим требованиям.

Дипломатия располагала многими способами добывания нужных сведений. В Византии выработалась целая наука управления варварами. В состав императорской канцелярии входило «ведомство по управлению варварами». Позднее, под контролем логофета дрома, «министра иностранных дел», эта задача выполнялась общими усилиями нескольких ведомств. Наиболее простым из средств, к которым прибегало это ведомство, был подкуп. В Византии все были убеждены, что любого человека можно купить и, договорившись о цене, добиться от него желаемого. Поэтому Византия не торговалась, когда к ней обращались за субсидиями. Она ежегодно выдавала субсидии вождям варваров за поставку солдат в императорскую армию, либо субсидировала их от случая к случаю.

Наибольшего успеха византийская дипломатия добивалась религиозной пропагандой и обращением в христианство. Миссионеры окружают варварского короля и его приближенных и вслед за ним самим обращают в христианство весь народ.

Однако, несмотря на все успехи, эта ловкая дипломатия таила в себе и опасности. Выставляя напоказ свои богатства, щедро раздавая иноземцам деньги, она возбуждала их вожделения; в результате варвары всегда прибегали к решительному средству — вторжению, чтобы сломить волю императора, если он отказывался удовлетворить их требования. То обстоятельство, что умиротворение варваров покупалось обычно очень дорогой ценой, побуждало их возобновлять свои угрозы.

На всем протяжении византийской истории имперская дипломатия держалась одних и тех же методов, лишь дополняя их некоторыми другими, как, например, браками, соединявшими иноземных правителей с женами из византийской аристократии, а иногда и из императорской фамилии.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.237.51.159 (0.004 с.)