Промышленное первенство Англии



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Промышленное первенство Англии



За время с 1845 до 1870 г. потребление хлопка в Англии почти удвоилось. Выросла вдвое и добыча угля, развивалась металлургия: в 1848 г. было произведено немногим более 2 млн. т чугуна, а в 1870 г. — почти 6 млн. т. Англия доминировала в мировом промышленном производстве. В 1850 г. ей принадлежала ровно половина мирового производства чугуна, более половины добычи каменного угля, почти половина мировой переработки хлопка.

Постепенно изменялся состав английского вывоза: в нем наряду с изделиями легкой промышленности все более заметное место стали занимать изделия тяжелой «особенно машиностроительной промышленности. После отмены в 1842 г. правительством всех ограничений на вывоз машин за границу английские станки, машины и паровозы находили все более широкий сбыт во многих странах. За 25 лет (с 1845 по 1870 г.) вывоз машин из Англии увеличился в десять раз. В Англии строились суда для всех стран; в судостроении она первой перешла от дерева к металлу, широко развернула строительство пароходов.

Современников, посещавших Англию, поражали размеры ее промышленных предприятий, в особенности в тяжелой промышленности. Заводы, на которых были заняты тысяча рабочих, стали уже в 50-х годах совсем не редкостью, а на некоторых работало по 10 тыс. человек и более. Акционерные компании открыли путь для привлечения средств и сбережений мелкой и средней буржуазии. За Англией в создании акционерных компаний последовали другие страны.

Быстрое развитие промышленного производства позволило Англии в огромных масштабах увеличить свою внешнюю торговлю. За 1850—1870 гг. английский ввоз и вывоз выросли втрое. Англия занимала первое место в мировой торговле. Техническое превосходство английской промышленности обеспечивало ее товарам победу в конкурентной борьбе на всех рынках мира. Англия снабжала другие страны изделиями своей легкой и тяжелой промышленности.

Характерной чертой британской внешней торговли было то, что английский экспорт в основном состоял из промышленных изделий, произведенных в самой Англии, в то время как среди импорта наряду с увеличивавшейся массой привозного сырья для промышленности резко возросла доля продовольственных продуктов. Это означало, что Англия превратилась в «мастерскую мира», которая получала отовсюду сырье и продовольствие, а вывозила готовые товары. Сельское хозяйство Англии не обеспечивало продовольствием потребностей растущего населения страны, которое за 50-е и 60-е годы возросло с 21 млн. до 26,3 млн. человек (без Ирландии). В 1851 — 1870 гг. 35% пшеницы, потребленной в Англии, было привезено из других стран.

Торгово-промышленная монополия Англии позволяла ее буржуазии эксплуатировать весьма значительное число стран. Из колоний в Англию стекались громадные ценности, которые еще более обогащали ее имущие классы. Благодаря промышленной монополии и огромным колониальным владениям английский капитализм к середине XIX в. отличался своеобразными чертами. В. И. Ленин писал: «...Две крупные отличительные черты империализма имели место в Англии с половины XIX века: громадные колониальные владения и монопольное положение на всемирном рынке».(В. В. Ленин, Империализм, как высшая стадия капитализма, Соч., т. 22, стр. 270.)
Развитие капитализма в Англии уже в тот период привело к глубокому размежеванию классовых сил в стране. Рабочий класс, производивший все материальные ценности, составлял подавляющее большинство населения. Ему противостояла крупная промышленная, торговая и финансовая буржуазия, которая совместно с землевладельческой аристократией господствовала как в экономической, так и в политической жизни страны.

Рост социальных контрастов. Положение трудящихся масс

Неизбежным результатом успехов капитализма было дальнейшее усиление социальных контрастов. В руках имущих классов сосредоточивались огромные состояния. Крупные компании и мощные банки оперировали миллионными капиталами. Земельная аристократия, тесно связанная с буржуазией, также извлекала непосредственные выгоды из торгово-промышленного подъема страны. Основой экономической мощи английской аристократии являлись ее колоссальные земельные владения. Герцог Боклю, например, владел поместьями, занимавшими полмиллиона акров плодородной земли; владения герцога Сэндерлендского охватывали в Шотландии территорию более, чем в миллион акров. Помимо того, все большая часть землевладельческой знати принимала широкое участие в торговых и промышленных предприятиях. О росте богатства имущих классов в Англии свидетельствуют, в частности, следующие данные: за два десятилетия (1850—1870) число лиц с наибольшими доходами возросло на 60% и на их долю в конце 60-х годов приходилось 36,5% национального дохода; в то же время на долю трудящихся, составлявших 80% населения, приходилось всего 40% национального дохода. Доля пролетариата в общественном богатстве страны сокращалась. Рост богатства и роскоши в верхах общества происходил одновременно с ростом нищеты широких народных масс.

По официальным данным, численность пауперов в Англии, в этой богатейшей капиталистической стране, неуклоннно возрастала: в 1855 г. в Англии числилось 851 369 пауперов (бедняков, стоящих на грани голодной смерти), а в 1865 г. - 971 433. Маркс писал по этому поводу: «Должно быть, есть что-то гнилое в самой сердцевине такой социальной системы, которая увеличивает свое богатство, но при этом не уменьшает нищету, и в которой преступность растет даже быстрее, чем численность населения». (К. Маркс, Население, преступность и пауперизм, К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. стр. 515.)
Некоторые группы рабочего класса находились на грани голодного существования, в особенности в периоды кризисов.

Обогащение английской буржуазии сопровождалось усилением эксплуатации рабочего класса. Так, в хлопчатобумажной промышленности за период с 1850 по 1865 г. количество рабочих на каждую тысячу веретен (по крупным предприятиям) сократилось более чем наполовину.

Растущая интенсивность труда вела к росту несчастных случаев на производстве. За период с 1851 по 1870 г. только на угольных шахтах Англии произошло 1437 взрывов, от которых пострадали почти 5 тыс. рабочих.

Особенно тяжелым было положение сельского пролетариата, наименее организованного и наиболее эксплуатируемого. Официальное обследование, проведенное в 1863 г., показало, что сельские рабочие питаются много хуже, чем заключенные в тюрьмах.

Руководясь стремлением увеличить свои прибыли, капиталисты широко использовали дешевый женский и детский труд. Так, в текстильной промышленности Англии в 1875 г. было занято почти в три раза больше детей, чем в 1847 г.

«Тред-юнионизм». Зарождение рабочей аристократии

В 50-х годах XIX в. большие успехи в Англии сделало профессиональное движение: росли существующие тред-юнионы, в ряде отраслей труда возникали новые, увеличивались их организованность и влияние в рабочем классе. Тред-юнионы играли большую роль в рабочем движении: они позволяли рабочим противостоять натиску предпринимателей, нередко руководили стачками, прививали рабочим чувство классовой солидарности. Капиталисты неоднократно пытались ликвидировать эти организации рабочих. Государство поддерживало предпринимателей, отказываясь признавать право рабочих на организацию, и, хотя ввиду решительных настроений рабочего класса правительство не решалось вернуться к политике запретов, оно использовало всякий повод для преследования тред-юнионов.
Однако в середине XIX в. политика тред-юнионов начала изменяться: борьба против предпринимателей, за интересы рабочих все больше отодвигалась на второй план, тред-юнионы из органов классовой борьбы стали превращаться в кассы взаимопомощи.

Огромная дань, которую буржуазия Англии взимала со всего мира благодаря своей промышленной монополии и обширным колониальным владениям, позволила английским капиталистам поставить определенный слой рабочего класса в привилегированное положение. В Англии раньше, чем в других капиталистических странах, стала складываться «рабочая аристократия», состоявшая из высокооплачиваемых слоев квалифицированных рабочих. Привилегированное экономическое положение этой верхушки делало ее интересы отличными от интересов большинства пролетариата, что подрывало сплоченность рабочего движения и приводило к его ослаблению, к расколу. Рабочая аристократия никогда не была многочисленной, но через нее буржуазия оказывала влияние на широкие слои рабочих, внушая мысль о возможности улучшить положение при капитализме без революции. Таким образом, в среде английского пролетариата слабели боевые настроения, росли тенденции к примирению с капиталистической действительностью.

Эти тенденции и привели к появлению в тред-юнионах такого взгляда на задачи рабочего класса, который отвергал революционную политическую борьбу, направленную на свержение капитализма и господства буржуазии, и допускал выступления рабочих против хозяев только в ограниченных масштабах, в форме узкоэкономических стачек, ставящих своей целью лишь некоторое улучшение положения отдельных групп рабочих.

Этот новый дух в тред-юнионах наиболее отчетливо проявился в среде квалифицированных и лучше оплачиваемых рабочих, которые ранее других организовались тред-юнионы. В них стали обнаруживаться кастовость, стремление отгородиться остальной рабочей массы, сохранить и закрепить свое привилегированное положение. Характерный образец такого тред-юниона представляло «Объединенное общество механиков», созданное в 1851 г. Высокий членский взнос ограничивал широким массам рабочих доступ в этот профессиональный союз; число его членов не превышало 11 тыс. Стоявшие во главе союза выборные лица получали высокие оклады. По тому же образцу были созданы союзы плотников, литейщиков и других категорий рабочих.

Тред-юнионы все более приобретали чисто цеховой характер, объединяя узкий круг рабочих одной специальности. Руководители этих союзов противились их объединению и слиянию, так как не считали тред-юнионы орудием классовой борьбы. Исходя из ложной идеи общности интересов буржуазии и рабочих, эти руководители предпочитали стачке «полюбовное» соглашение с хозяевами. При таких условиях, по их мнению, не было никакой нужды в сильных и объединенных рабочих союзах. Профессиональные союзы объединяли тогда незначительное число английских рабочих: в 60-х годах XIX в. английские профсоюзы охватывали не более 10% всех промышленных рабочих Англии. Впрочем, в эти годы ни в одной другой стране мира не было и такого числа организованных рабочих, как в Англии.

Кооперация

Увлечение рабочих только экономическими задачами сказалось и на развитии в эти годы потребительской кооперации.
Идеи кооперации получили среди английских рабочих и ремесленников значительную популярность еще в 30-х и 40-х годах под влиянием пропаганды Оуэна и других социалистов-утопистов, которые выдвигали на первый план производственные кооперативы, видя в них средство коренного переустройства общества. В 1844 г. в промышленном городе Рочделе (в графстве Ланкашир) возник потребительский кооператив на паях, ставивший перед собой весьма ограниченную задачу — устранить из розничной торговли посредников-капиталистов, которые наживались на нищете рабочих. Кооператив в Рочделе развивался весьма успешно: его капитал, состоявший в 1844 г. из 28 фунтов, достиг в 1870 г. 5,5 тыс. фунтов, а годовой оборот — 223 тыс. ф. Рабочие — члены кооператива добились определенных выгод: им удалось удешевить и улучшить снабжение трудящихся продуктами первой необходимости. По примеру «рочдельских пионеров» по всей стране стали возникать кооперативные лавки. В 60-х годах обороты этих кооперативов достигли нескольких миллионов фунтов.

В 1863 г. образовалось «Кооперативное общество оптовых закупок», задача которого состояла в снабжении кооперативных магазинов товарами. Это объединение владело собственными пароходами, складами, предприятиями. Однако, несмотря на отдельные успехи, рабочая кооперация не могла серьезно улучшить положение рабочего класса, помогая лишь несколько ослабить эксплуатацию рабочей нужды торговцами-посредниками.

Политическая жизнь Англии

В середине XIX в. Англия находилась в своеобразном положении, несколько отличном от других стран. Расположенная на островах, отделенных от Европы глубоким проливом, Англия с ее преобладанием на море, при тогдашней технике ведения войны могла не опасаться военного нападения; это позволяло ей направлять значительную часть военных сил на завоевание и подчинение колоний, оставляя в метрополии лишь часть своей армии, пополнявшейся за счет добровольцев: обязательная воинская повинность в Англии отсутствовала. Английские правящие классы не нуждались тогда для сохранения своего господства ни в сложном и дорогостоящем бюрократическом аппарате, ни в больших полицейских силах. Военно-бюрократическая машина была в Англии значительно слабее, чем в других европейских странах.

Англия XIX в. была страной со значительно развитыми буржуазно-демократическими свободами, завоеванными народом в ходе длительной борьбы с силами реакции. Ни в одной стране мира не было в то время такой свободы публичных собраний и митингов. Правда, полиция и здесь иногда разгоняла собрания, но это происходило крайне редко. Большим влиянием пользовалась периодическая печать, довольно свободно критиковавшая действия правительства. Рабочие и демократические организации завоевали для себя возможность легального существования. В течение всего XIX в. Англия служила убежищем для политических эмигрантов из других стран. Здесь жили и работали Маркс и Энгельс, здесь в 60-х и начале 70-х годов находился Генеральный совет Международного товарищества рабочих (I Интернационала). Английская буржуазия допускала существование демократических свобод потому, что была в то время твердо уверена в своем могуществе. Однако буржуазно-демократические свободы, которыми пользовались жители самой Англии, не распространялись на широкие слои населения Ирландии и народные массы других английских колоний. В колониях царил грубый полицейско-бюрократический и милитаристский режим, ограждавший привилегированное положение колонизаторов.

На политической арене Англии действовало несколько политических партий. Партия тори, которая к середине XIX в. приняла название консервативной партии, представляла интересы крупного землевладения, а отчасти также крупных судовладельцев и колониальных торговцев. Опору консервативной партии составляли фермеры, которые находились в зависимости от землевладельцев.

Другой влиятельной политической партией была партия вигов, переименовавшаяся в партию либералов. Верхушка этой партии состояла из представителей крупной аристократии, тесно связанной с буржуазными кругами. Либералы отражали интересы торгово-промышленной буржуазии, которая представляла влиятельную силу в стране. На протяжении 50—60-х годов XIX в. руководящая роль в Англии принадлежала либеральной партии. Из этих двадцати лет она находилась у власти — одна или в коалиции с другими группами — 15 лет, а консерваторы — только 5 лет.

Наряду с этими двумя основными партиями имущих классов — либералами и консерваторами, — делившими между собой политическую власть, существовали еще отдельные политические группировки, подчас игравшие заметную роль. Например, фритредеры представляли промышленную буржуазию, недовольную политикой аристократических лидеров либеральной партии и претендовавшую на управление страной. Радикальная буржуазия в лице фритредеров выступала за «дешевое правительство», поскольку удешевление правительственного аппарата должно было привести к уменьшению налогов, удешевить производство английских товаров и тем самым облегчить им проникновение на внешние рынки. С той же целью фритредеры добивались снижения таможенных пошлин.

Помимо буржуазных партий, в первой половине 50-х годов выступали чартисты. Не имея почти никакой возможности при существовавшей тогда избирательной системе провести в парламент своих представителей, рабочие поддерживали чартистов на предварительных выборах — на этапе выдвижения кандидатов в парламент (когда решение принималось простым голосованием всех присутствующих). Кандидаты чартистов, выступавшие с острым разоблачением политики буржуазии и аристократии, на таких предварительных выборах неизменно получали подавляющее большинство голосов.

В марте 1854 г. в Манчестере состоялся съезд делегатов от чартистских организаций всей страны, принявший название «Рабочего парламента». Председательствовал на нем видный участник чартистского движения Эрнест Джонс. Маркс был приглашен на съезд, но не смог приехать. В письме, адресованном съезду, Маркс приветствовал его и указывал, что задачей чартистов является объединение английского пролетариата в общегосударственную самостоятельную классовую организацию. «Если Рабочий парламент,— писал Маркс,— останется верным той идее, которая вызвала его к жизни, будущий историк запишет, что в 1854 г. в Англии было два парламента — парламент в Лондоне и парламент в Манчестере, парламент богатых и парламент бедных,— но что настоящие люди заседали только в парламенте рабочих, а не в парламенте хозяев».( К. Маркс, Письмо Рабочему парламенту, К. Марке и Ф. Энгельс, Соч., т. 18, стр. 123.)

Съезд 1854 г. был фактически последним ярким проявлением активности чартистов. К концу 50-х годов чартистское движение замерло окончательно. Даже такой видный деятель революционного крыла чартизма, как Эрнест Джонс, вступил в конце 50-х годов в соглашение с буржуазными радикалами и отказался от чартистской программы.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-18; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.235.155 (0.01 с.)