Социальные отношения. Понятия и сущность



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Социальные отношения. Понятия и сущность



 

Социальные отношения - это совокупность многообразных связей, возникающих между отдельными индивидами, их группами и общностями, а также внутри последних в процессе их экономической, политической, культурной и т.п. деятельности и реализации ими своих социальных статусов и ролей.

В разработку проблемы социальных отношений существенный вклад внесли такие выдающиеся социологи, как К. Маркс, Э. Дюркгейм, М. Вебер, П. Сорокин, Ч. Кули, Т. Парсонс, Р. Мертон и др.

М. Вебер, в частности, дал свое определение социального отношения как объекта социологии и выделили несколько типичных его признаков. "Социальным отношением, - писал он, - мы будем называть поведение нескольких людей, соотнесенное по своему смыслу друг с другом и ориентирующихся на это. Следовательно, социальное отношение полностью и исключительно состоит в возможности того, что социальное поведение будет носить доступный (осмысленному) определению характер".

В качестве основных признаков социального отношения М. Вебер выделял:

1) степень отношения одного индивида к другому;

2) наличие предполагаемого участниками эмпирического смысла;

3) наличие взаимной соотнесенности поведения сторон, что особенно четко прослеживается в отношениях типа "дружба", "любовь", "уважение", "чувство национальной общности", которые, будучи присущими одной стороне, могут натолкнуться на прямо противоположные установки другой;

4) преходящий или длительный характер, основанный на возможности того, что повторяемость поведения, соответствующего смыслу данного отношения, существует;

5) содержание социального отношения может изменяться, например, в политических отношениях солидарность может превратиться в коллизию, в противостояние, вызванное столкновением интересов;

6) смысловое содержание отношения, ориентированного на длительный срок, может быть сформулировано в максимах (т.е. в принципах, нормах поведения), следования которым стороны ждут от своих партнеров и на которые они, в свою очередь, ориентируют свое поведение;

7) содержание социального отношения может быть сформулировано по взаимному соглашению участвующими в нем индивидами или группами.

 

Социальные отношения возникают в том случае, когда существующие между людьми социальные взаимодействия несут в себе некоторую ценность для их участников или приводят к возникновению ценности, т.е. к такому свойству общественного предмета (товара, услуги, действия и т.п.), которое способно удовлетворять определенную потребность социального субъекта - индивида, группы, общества.

Социальные отношения проявляются в определенных видах взаимодействий между людьми, в процессе которых эти люди реализуют свои социальные статусы и роли, а сами статусы и роли имеют достаточно четкие границы и регламентации, особенно жесткие в управленческой деятельности. Скажем, директор предприятия может вызвать к себе и дать определенные указания своему заместителю, главному инженеру или главному конструктору, начальнику отдела маркетинга или начальнику любого из цехов, но ни главный инженер, ни начальник цеха, ни любой другой сотрудник данного предприятия не может в силу своих должностных обязанностей и полномочий вызвать к себе директора и дать ему какие-либо указания.

Типы социальных отношений. Социальные отношения в обществе характеризуются очень большим разнообразием, поэтому важное значение приобретает типологизация, т.е. дифференциация их по типам. Такая типологизация может производиться по различным основаниям.

По субъекту (носителю) социальных отношений последние подразделяются на следующие типы: 1) индивидуальные (личностные); 2) межличностные; 3) внутригрупповые; 4) межгрупповые; 5) международные.

По объекту социальных отношений последние можно классифицировать как экономические, политические, социокультурные, религиозные, семейно-бытовые.

По своей модальности, т.е. по характеру взаимосвязей между индивидами и их группами, социальные отношения подразделяются на отношения: 1) сотрудничества; 2) взаимопомощи; 3) соперничества; 4) конфликта; 5) субординации(начальник-подчи-ненный).

В зависимости от наличия или отсутствия элементов стандартизации и формализации в социальных отношениях последние подразделяются на официальные и неофициальные.

Поскольку каждому из нас в повседневной жизнедеятельности приходится вступать во множество неофициальных и официальных межличностных отношений, рассмотрим их особенности и отличия более подробно.

Официальные и неофициальные социальные отношения. Первое различие официальных и неофициальных межличностных отношений заключается в наличии или отсутствии в них определенной нормативности. Например, отношения между студентами и преподавателями регламентируются определенными нормами - правовыми, нравственными и др. В силу этого студент обязан выполнять определенный распорядок вузовской жизни, во время являться на лекции, готовиться к семинарским и практическим занятиям, выполнять курсовые и дипломные работы, сдавать зачеты и экзамены и т.п.

Второе отличие официальных отношений от неофициальных состоит в следующем: официальные отношения стандартизированы иобезличены, т.е. права и обязанности руководителя и подчиненного в определенной организации остаются теми же самыми,независимо от того, кто эти роли исполняет. В отличие от этого, права и обязанности, которые складываются в неофициальных межличностных отношениях, целиком зависят от индивидуальных личностных особенностей участников, от их глубоко индивидуализированных чувств и предпочтений.

Из этого вытекает и третье отличие неофициальных межличностных отношений от официальных. В противовес последним, которые развиваются в определенных нормативных рамках, а потому требуют определенного обучения, межличностные отношения неофициального характера не нуждаются вкаком-либообучении. В таких отношениях каждый индивид развивает свой собственный, только ему присущий тип обращения с партнером, соответствующий ожиданиям, требованиям, предъявляемым ему конкретным индивидом, с которым он вступает в контакты.

Есть еще одно существенное отличие неофициальных отношений между людьми от официальных. В случае официальных отношений редко приходится выбирать, кто, с кем и в какие по содержанию коммуникации, контакты должен вступать. Кто в университете ректор, декан, преподаватель, а кто - студент, чаще всего зависит не от моего выбора, а от сложившейся в данном учебном заведении ситуации, уровня образования, квалификации, опыта, авторитета и многих других характеристик работающих в нем людей. А в неофициальных отношениях, пожалуй, решающую роль играет именно личностный выбор. Такой выбор осуществляется партнером по общению в зависимости от присущей каждому из них потребности в общении и взаимодействии с вполне определенными по своим личностным качествам человеком.

Официальные и неофициальные отношения, в которые вступают люди друг с другом, чрезвычайно разнообразны. Они могут быть кратковременными (попутчики в поезде), долговременными (друзья, сослуживцы), постоянными (родители и их дети), причин- но-следственными(преступник и его жертва), функциональными (заказчик и портной), учебными (преподаватель и студент), субординационными (начальник и подчиненный).

Таким образом, к перечисленным выше разновидностям социальных отношений можно добавить еще воображаемые и реальные, мыслимые и немыслимые, осознанные и неосознанные, отчетливо выраженные и смутные, расплывчатые.

В зависимости от количества взаимодействующих субъектов, их социальных статусов и ролей, простоты или сложности тех общностей, в которых связаны друг с другом индивиды, социальные отношения бывают простыми или сложными, а также - отношениями сходства и различия, равенства и неравенства.

Широко распространенным типом социальных отношений в современном обществе являются субординационные отношения между руководителями и подчиненными. Особенно часто они проявляются в двух очень важных сферах общественной жизни - в экономической и политической. Их совокупность может быть представлена в четырех основных разновидностях: бюрократические, патерналистские, фратерналистские и партнерские отношения.

Бюрократические (от фран. бюро — канцелярия + греч. кратос - власть; буквально - господство канцелярии) отношения, если освободить их от негативного оценочного налета, широко распространенного в белорусском и российском обществах, а следовать сущности их трактовки М. Вебером, базируются на административной иерархии. При наличии таких отношений за каждым работником жестко закреплены его функциональные обязанности. Начальники принимают решения, а подчиненные обязаны их выполнять, строго следуя букве и сути распоряжений.

Контроль за деятельностью сотрудников и всей организации представляет собой отлаженную процедуру текущих проверок. Ответственность за успех дела и возможные провалы несет соответствующий исполнитель. Контакты между начальниками и подчиненными носят в основном официальный (формальный) и деперсонифицированный характер и ограничены отношениями чисто служебного свойства.

При патернализме (от лат. патер - отец) четко выражена иерархичность отношений, а права "хозяина", который обычно принимает единоличные решения, неоспоримы. От подчиненных требуется и ожидается лояльность по отношению к начальнику. "Хозяин" бдительно контролирует действия своих подчиненных, но при необходимости принимает на себя часть возложенных на них функций. Ответственность за успех дела или возможные провалы - общая. "Хозяин" строго поддерживает единство организации, но не путем формальной регламентации, а благодаря утверждению ипостоянному сохранению своего личного влияния. Несмотря на строгую иерархию, взаимоотношениям придается личностный характер, выходящий за чисто служебные рамки.

В случае фратерпализма (от англ. фратер - брат) иерархичность в отношениях старательно сглаживается и смягчается. Господствует стремление принимать решения коллегиального после их коллективного обсуждения. Тем самым руководитель в отношениях со своими подчиненными претендует скорее на роль "лидера", а не "начальника" или "хозяина". Подчиненным представляется достаточная самостоятельность, а в совместной деятельности предполагается взаимная помощь и поддержка как со стороны руководителя, так и рядовых работников. Любой успех рассматривается как общая заслуга всего коллектива, любой провал - как общая для всех членов коллектива беда. Отношения в такой организации носят подчеркнуто неформальный характер.

В случае партнерства (от франц. партнер - участник совместной деятельности) иерархические отношения хотя и существуют, но ярко не выражены. Решения принимаются на основе совместного обсуждения, где каждый вносит предложения в соответствии со своей квалификацией и сферой компетентности. Руководитель не приказывает, а координирует общие действия. За каждым сотрудником четко закреплены соответствующие функции, причем руководитель в них не вмешивается, а текущий контроль чаще всего не предусмотрен. Подчиненные должны понимать смысл принимаемых решений и выполнять их в процессе самостоятельной работы.

Несмотря на коллегиальность принимаемых решений и действий отношения между сотрудниками деперсонифицированы и переведены на служебно-контрактнуюоснову. Партнерство отличается демократизмом - самостоятельные индивиды объединяются для совместной деятельности по свободному контракту, а руководитель в качестве координатора распределяет задания и контролирует соблюдение оговоренных условий и обязанностей.

Структура социальных отношений. Однако при всем своем многообразии социальные отношения обладают определенной структурой, которая с большей или меньшей очевидностью проявляется в их различных вариациях. Эта структура детально проанализирована выдающимся американским социологом Т. Парсонсом в его функциональной теории действия.

Первый структурный компонент, который придает определенную значимость отношению "я" к какому-либо объекту (другому индивиду или предмету), это - "катектическая ориентация", т.е. возможность поддержания баланса удовлетворения — неудовлетворения интересов его личности.

Второй компонент в структуре отношения - это его когнитивная, познавательная ориентация: индивид, вступая в определенные отношения с другими индивидами, избирательно относится к ним на основании имеющегося у него знания элементарных законов логики или опыта наблюдения.

Третий компонент социального отношения, согласно Т. Парсонсу, представляет собой ценностную ориентацию, или оценочный аспект мотивационной ориентации действий индивида, суть которых выражена в проблеме: "Нельзя съесть пирог и одновременно сохранить его". Этот третий компонент является по существу синтезом двух предыдущих и образует определенный моральный стандарт в отношениях индивида с другими индивидами.

Разумеется, все три компонента отнюдь не всегда в одинаково явной форме присутствует в различных по содержанию и направленности отношениях.

Известный американский социолог Ч. Кули, в частности, обратил внимание на то обстоятельство, что "отношение к другим людям может быть отчетливым и детально определенным, как, например, когда какой-нибудь мальчик испытывает стыд, застигнутый матерью за занятием, которое та запретила, либо оно может быть смутным и расплывчатым, как, например, когда человек испытывает стыд, совершив нечто такое, что одна только его совесть, выражающая чувство ответственности, может обнаружить и осудить, но оно всегда присутствует".

Казалось бы, нет никакого отношения в чувстве гордости или стыда, но само это чувство возникает только в отношениях индивида с другими людьми. Даже скупец, втайне любующийся своим золотом, утверждает Ч Кули, может почувствовать "мое" только в том случае, если он вспоминает о мире людей, над которыми он имеет тайную власть, вступает с ними в определенные, пусть даже только воображаемые отношения.

Концепция М. Вебера

 

Во всех сферах общества, особенно в политической, широко распространены и имеют важное значение отношения власти, господства и подчинения. Один из классиков социологии М. Вебер различал отношения господства и власти. Для понимания такого различия он приводит в пример власть крупного банка над теми, кто нуждается в кредите, с условием, когда банк занимает монопольное положение на финансовом рынке. Эта власть основана на экономической силе. Господство же, в его понимании, предполагает не только — как в случае с экономической властью — принципиальный перевес силы, который можно использовать для осуществления собственной воли, но и возможность отдавать приказы, неукоснительно принимаемые к исполнению. Господство, следовательно, есть такое отношение между управляющим и управляемым, при котором первый может навязывать свою волю путем обязывающих приказов.

Такое господство, доказывал Вебер, не может быть лишь следствием обладания силой. Хотя он не отрицал роли насилия как основы господства, но в то же время подчеркивал, что одного насилия недостаточно для возникновения, исправного и длительного функционирования системы господства. Необходимо еще наличие определенных ценностей, убеждений, на которых зиждется послушание управляемых.

Анализируя эту проблему, Вебер исходил из конструирования трех, в его понимания, "идеальных, чистых типов": "традиционного господства", "харизматического господства" и "легального господства". Два первых необходимы были Веберу для показа принципиального отличия того типа господства, который он связывал с современными европейскими обществами, от господства легального. Анализ этого господства и путей его возникновения есть вместе с тем вклад Вебера в теорию политического развития, или, как нередко это определяется в современной немарксистской социологии политических отношений, в теорию политической модернизации.

Традиционное господство опирается на веру подданных в то, что власть является законной, поскольку она существовала всегда. Правители в отношениях с подданными обладают правами и положением господ над слугами. Их власть, однако, ограничена освященными традицией нормами, на которые в то же время опирается и само их господство. В этом смысле, говорит Вебер, "правитель, который нарушал бы традиции без препятствий и ограничений, подвергал бы опасности законность собственной власти, которая опирается исключительно на силу традиций".

Важное значение имеет веберовская интерпретация механизма власти при традиционном господстве. Этот аппарат вначале функционирует как расширенный "дом" правителя, в котором отдельные службы отвечают за различные сферы жизни. Такой разросшийся до больших размеров "дом" правителя Вебер называет "патриомонализмом"; в качестве примера такой системы у него служит Древний Египет. Наряду с анализом патриомонализма Вебер сконструировал также другой тип традиционного господства, который называл "султанизмом"; его особенностью должно было быть освобождение правителя от традиционных ограничений и, следовательно, полный, неуправляемый деспотизм.

Султанизм возможен тогда, когда традиционный правитель путем завоеваний расширяет границы своей власти, которая в итоге может опираться больше на вынужденное послушание подвластных, чем на их веру в законность традиционной власти. Для этого, однако, нужна сильная армия. Анализируя формы и методы функционирования военных организаций, Вебер подчеркивает главный парадокс деспотических систем. Заключается он в том, что, опираясь на силу, они попадают во все большую зависимость от нее, а это ведет к ослаблению их власти. Наконец, отходя от "чистого типа" традиционного господства, Вебер рассматривал его конкретные (или, следовательно, нечистые), смешанные формы. В частности, он подвергал анализу отношение патриомонализма к феодализму, трактуя последний как разновидность традиционного господства с присущими ему определенными отличиями.

Подобным типологическим методом Вебер исследовал и другой тип господства — харизматический. Греческий термин "харизма" означает у Веберакакое-тонеобыкновенное качество, дар, магическую силу, свойственную отдельным людям. Харизматический вождь есть некто, чье господство над другими зиждется на их вере в его необыкновенные магические свойства. Он призван выполнятькакую-тонеобыкновенную, ему предназначенную миссию и во имя этого имеет право на послушание подданных. Как и в традиционном господстве, власть опирается здесь на качества правителя, а не на безличные права. Но в отличие от традиционного господства она есть не следствие того, что так всегда было, а результат убеждения, что харизматический вождь вносит нечто новое, а руководимые им люди "подчиняются ему не в силу обычая или установления, но потому, что верят ему". Таковыми, подчеркивал Вебер, являются революционный вождь (в том смысле, что он изменяет существующее положение), дальновидный государственный деятель, спасающий страну от кризиса, религиозный или квазерелигиозный пророк.

Главной проблемой харизматического господства, как утверждал Вебер, служит проблема наследования, то есть проблема, которой в принципе при традиционном господстве не существует. Харизма, по существу, качество личное, и не может передаваться так легко, как традиционный титул власти. Вебер выделяет три способа передачи власти в системе харизматического господства. В первом случае существуют определенные критерии, которым должен соответствовать наследник, чтобы стать новым харизматическим вождем. Во втором - предыдущий харизматический вождь назначает своего наследника, тем самым как бы распространяя на него собственные харизматические качества. В третьем, наиболее частом, поскольку первые два носят скорее исключительный характер, самые преданные ученики или последователи харизмати ческого вождя назначают наследника, который тем самым становится носителем харизмы. Наследование власти в католической церкви осуществляется именно на этой основе, хоть эта власть апеллирует к легитимации в виде назначения первого преемника Христа в лице апостола Петра самим создателем веры. Однако последующие папы избираются правомочными участниками вселенского собрания кардиналов, но в момент выборов на них "нисходит чудесным образом" харизма Христа.

Как традиционное, так и харизматическое господство нужны были Веберу как отправные пункты для анализа третьего типа господствагосподства легального, в котором он видел политическую особенность Запада. Именно этот анализ является важнейшей частью веберовской социологии политических отношений. Легальное господство — это господство права в том смысле, что как само существование власти, так и сфера ее действия зависят от установленных людьми позитивных прав. При этом типе господства любая норма можег введена как право и предполагается, что с нею будут считаться все, кто подчинен власти. Здесь люди, стоящие у власти, являются не самостоятельными правителями, а вышестоящими исполнителями определенных правом обязанностей в четко определенный период. При этой системе господства управляемые - свободные граждане, обязанные подчиняться праву, а не подданные, обязанные подчиняться правителю, который использует это право. В этой системе власти господство осуществляется в силу "легальности", в силу веры в обязательность легальногоустановления и деловой "компетентности, обоснованной рационально созданными правилами, то есть ориентации на подчинение при выполнении установленных правил - господство в том виде, в каком его осуществляет современный "государственный служащий"

Такая система, по мнению Вебера, является особенностью Запада и одной из двух основных причин наряду с религией, в силу которых Запад достиг такого высокого уровня развития. Анализируя систему легального господства, Вебер уделил много внимания аппарату власти, то есть бюрократии. Он был убежден, что бюрократия является наиболее рациональной формой осуществления власти, хотя в то же время видел и подчеркивал ее недостатки и слабости, например, в тех случаях, когда необходимо принимать решения по своеобразным, нетипичным вопросам.

Развивая веберовскую концепцию политических отношений господства и подчинения, известный американский социолог Р. Мертон включил в систему господства еще один очень существенный компонент - действия особого механизма осуществления властных полномочий, каковым является политическая машина как формальная, обезличенно действующая организация. Политическая машина, отмечает он, "устанавливает связи с обычными мужчинами и женщинами путем тщательно разработанной сети личных отношений". Вследствие этого "политика превращается в личные связи".

Например, участковый уполномоченный политической партии, чтобы добиться поддержки своего кандидата на выборах, "должен стать другом каждому человеку, проявляя наигранную, если не реальную, симпатию к обездоленным и используя в своей благотворительной работе средства, предоставленные в его распоряжение босом". Здесь в ход идет все: и корзинка с провизией, и помощь в устройстве на работу, и юридические советы человеку, нуждающемуся в этом, и многое другое. Такая практика деятельности политической машины, хорошо отлаженная в системе пресловутой американской демократии, ныне широко и небезуспешно применяется в политических отношениях и в Беларуси, и в России, и в других странах СНГ.

В процессе функционирования системы управления возникают шесть основных типов социальных отношений. Их характерные особенности сводятся к следующему.

1. Наиболее распространенным типом взаимодействий меж ду людьми в процессе управления являются служебные отноше ния, которые отличаются своейнесимметричностью. Эта особен ность проявляется в том, что в процессе функционирования систе мы управления складывается односторонняя зависимость подчи ненного от начальника. Наиболее существенным признаком слу жебных отношений является полномочие решать, что и как дол жен делать подчиненных в рабочее время, и определять задания, которые подчиненный должен выполнять.

2.Функциональные отношения. От служебных отношений следует отличать функциональныеотношения, сопряжения кото рых могут, но не должны перекрываться с сопряжениями служеб ных отношений. Функциональные отношения строятся таким об разом, что функционально обуславливающий субъект отношений не решает, что должен делать функционально зависимый субъект. Роль функционально обуславливающего субъекта заключается скорее в совете, помощи, чем в выдаче распоряжений. В рамках функциональной связи не действуют распоряжения. Примером здесь могут служить отношения между директором учреждения и юрисконсультом или советником. Директор посылает проект како го-либо договора или распоряжения на заключение, юрисконсульт обязан высказать свое мнение, а директор ознакомиться с ним. Но согласится директор с заключением или нет зависит только от него самого.

3.Технические отношения. В многоуровневых системах управления большое значение приобретает взаимозависимость в действиях и функциях членов коллектива. Каждый должен четко выполнять свои функции и добиваться столь же четкого выполнения другими сотрудниками их функций, иначе невозможно до биться всесторонне согласованной и эффективной деятельности. Именно в этом заключается третий вид отношений в системе управления - технических отношений.

4.Информационные отношения - это отношения, связанные с односторонними или взаимными процессами информирования обо всех состояниях объекта и об изменениях состояний, о которых информирующий знает, а информируемый должен знать, что бы иметь возможность эффективно выполнять свои обязанности.

5.Специализированные отношения - вид отношений, связанный с разделением труда (распределением целей и действий по их достижению) в управлении многосторонней системы деятельности данной организации, фирмы и т.п.

6. Иерархические – отношения между звеньями или ячейками системы, расположенными на различных ступенях управленческой лестницы, при которой каждый нижестоящий уровень подчиняется вышестоящему уровню управления.

 

 

СОЦИАЛЬНЫЕ КОММУНИКАЦИИ

 

1.  Трактовки социальной коммуникации

 

В социальных взаимодействиях огромную роль играют различные виды коммуникации (от лат. communicatio - сообщение, передача), т.е. общения между людьми и их общностями, без чего нет и не может быть ни социальных групп, ни социальных организаций и институтов, ни общества в целом. Коммуникация охватывает все стороны жизнедеятельности отдельных личностей, их различных сообществ (профессиональных, территориальных, этнических и др.), все экономические, политические, социокультурные процессы. Что же такое коммуникация?

Коммуникация - это передача информации от одной социальной системы к другой, обмен информацией между различными системами посредством символов, знаков и образов. Коммуникация между отдельными людьми, их группами, организациями, государствами, культурами, - осуществляется в процессе общения как обмен специальными знаковыми образованиями (сообщениями), в которых отображены мысли, идеи, знания, опыт, навыки, ценностные ориентации, программы деятельности общающихся сторон.

Методологию исследования социальных процессов, в том числе и коммуникации, определяет и конституирует общефилософский характер принципов научного познания. Поэтому в исследовании социальной коммуникации следует учитывать основные положения тех философских доктрин, которые осуществляли и осуществляют глубокое теоретическое осмысление этого сложного и многопланового социального феномена.

Исходным принципом европейского, а затем и американского философствования о проблемах коммуникации, базирующихся на христианских основаниях миропонимания, несомненно, являются основополагающие принципы Библии, вся ветхозаветная часть которой - это история вслушивания в речи пророков в стремлении услышать голос Бога, история сверхъестественной, мистической коммуникации Израиля с Богом, протекающая вне слышимой речи. Античное философствование древних греков, начиная со знаменитого Платоновского «созерцания эйдосов», т.е. прообразов, понятий, идей, характеризуется преобладанием созерцания над вслушиванием, поэтому символом античной культуры становится чувственно воспринимаемое (Аполлон, Венера) и чувственно страдающее (Эдип, Медея) человеческое тело. Средневековая теоретическая философия с ее непререкаемой устремленностью к Богу и пониманием человека и мира как причастного божественному творению - вновь становится диалогической, ориентированной на мистическую коммуникацию с Богом.

 Новое время, философскими выразителями которого стали системы Ф. Бэкона, Р. Декарта, Д. Дидро, П. Гольбаха, И. Канта, Г. Гегеля и др., утверждая самодостаточность субъекта, отодвинуло проблемы коммуникации на периферию общественного сознания, перевела ее в латентное состояние, но отнюдь не отвергла ее значимости.

Новейшая западная философия XX века выдвинула социальную коммуникацию в эпицентр размышлений о человеке и мире.

 К. Ясперс (1883-1969)разрабатывал проблему коммуникации в органической взаимосвязи с проблемами экзистенции, свободы и истины. Экзистенция, в его понимании, есть «бытие - в себе - человека», т.е. его подлинное, собственное существование, его самость, самобытие (Selbstsein).

Экзистенция существует там, где Я не растворяюсь в другом, не - в - себе - самом, в несуществующем бытии. Специфика человеческой ситуации, в которой формируется и проявляется экзистенция, заключается в том, что она реализуется только в коммуникации с другими людьми. Как объективно предметная реальность, заключенная в конкретном теле, человек может быть объективирован в качестве специфического предмета.

Однако это - только чувственно воспринимаемая часть человека, а в качестве единого целого он необъективируем полностью. Поэтому по отношению к нему как некоей целостности, решающую роль в становлении которой играет духовность, другой человек может действовать только в исторически конкретной ситуации и в процессе коммуникации с ним. Следовательно, утверждает К. Ясперс, «нельзя путать объективно-предметное в человеке в эмпирическом смысле... с ним самим как экзистенцией, открывающейся в коммуникации».

 А это означает, что глубинная сущность человеческого существования раскрывается только в коммуникации. Моя собственная сущность, мое внутреннее в глубинах моего сознания раскрывает себя только тогда, когда Я посредством коммуникации вхожу в соприкосновение с сущностью другого человека, поэтому полностью существовать я могу только в коммуикации. Человеческое бытие у Ясперса есть всегда бытие с другим

Мы суть то, — утверждает он в работе «Разум и экзистенция», - что мы суть, только благодаря общности взаимного сознательного понимания. Не может существовать человек, который был бы человеком сам по себе. Просто как отдельный индивид...

Все то, что есть человек и что есть для человека, ... обретается в коммуникации». Предпосылкой для коммуникации является готовность к коммуникации как к самому удивительному в бытии, никогда не повторяющемуся переживанию. Коммуникацию я могут встретить в дружбе, в любви, а также в борьбе, начиная от борьбы за существование, за успех, за престиж и вплоть до уточнения сфер духа в музыке и поэзии, в любви.

В процессе коммуникации с другими людьми человек сам выбирает свою сущность, делает себя самого своим собственным произведением, вследствие чего и становится экзистенцией. Ясfiepc отличает свободную экзистенцию, в основе которой лежит понятие свободы, от слепой воли к возможности общения с другими. Сознание свободы, считает он, прошло от понятия самосознания (Selbstbewustsein) экзистенции. Поскольку не существует экзистенции вне коммуникации, постольку вые коммуникации не может быть и свободы. «Моя собственная свобода, - утверждает Ясперс, - может существовать только тогда, когда свободен таюке-идругой. Изолированное или изолирующееся самобытие остается простой возможностью или исчезает в ничто». Поэтому именно ^коммуникация есть средство обретения свободы, разрыв коммуникации неизбежно приводит к уничтожению свободы.

Соединение экзистенции с коммуникацией и свободой приводит к тому, считает Ясперс, что коммуникация становится таким рбщением, в котором человек не просто «играет роль», уготованную ему обществом (мужа и отца в семье, ученого - физика в профессиональной сфере, члена определенной партии в политике), но обнаруживает свою собственную сущность, открывает, каков сам актер, кто играет все эти роли.

Такая постановка проблемы возможной только в XX веке, веке крушения многих иллюзий, со всей настоятельностью поставившего вопрос о том, где, в какой сфере, в каком типе общества человек может обрести свое истинное бытие, неотрывное от его коммуникации с другими людьми.

Проблема коммуникации в творчестве другого немецкого экзистенциалиста М. Хайдеггера (1889-1976) обретает специфическую интерпретацию диалога, воплощаемого в языке, в разговоре людей друг с другом. Исходной для этой концепции является фраза знаменитого немецкого поэта и мыслителя первой половины XIX в. И. Гельдерлина «Мы - разговор». Согласно Хайдеггеру существует неразрывный комплекс взаимосвязанных понятий: бытие — Dasein — язык. Стрежневое в этой триаде понятие Daseinин – интерпретируется как человеческое присутствие в бытии, как воплощающее осмысление бытия «здесь — бытие», «вот — бытие».

Следовательно, воплощающий индивид может обрести истину бытия и существа человека только через язык, разговор с другими людьми, ибо «язык - дом - бытие», а существо человека покоится в языке». Вместо господствующего в повседневной коммуникации многословия («болтовни») Хайдеггер предлагает овладеть умением молчать, умением вслушиваться в произносимое и тем самым слышать бытие. Этому вслушиванию мешает «заброшенность» человека в непонятный, чуждый и враждебный для него мир «безличного» («Das Man»). В нем за взаимной заботливостью, взаимной приветливостью и доброжелательностью скрывается взаимное подсматривание, взаимное подслушивание, взаимное недоброжелательство. В этом взаимном «бытии с» (другими) человек испытывает заботу о постижении смысла бытия.

Такое постижение peaлизуется благодаря уникальной возможности Dasein не только спрашивать о смысле собственной жизни, но и обнаруживать этот смысл путем вопрошания. Человек, таким образом, представляет собой сущее, изначально пребывающее в языке как основном средстве коммуникации, его существование немыслимо вне языка. Следовательно, язык, в понимании Хайдеггера, предстает основополагающим элементом человеческого существования, отличающим человека от всего остального сущего, конституирует его и выявляет смысл его существования.

Сам же процесс выявления смысла человеческого существования в его концепции приобретает характер высвобождения из запутанности «сетями двусмыслености» безличного бытия в Das Man, в экзистировании Dasein в соответствии со своей судьбой, которая реализуется в «со-бытии»с другими. Реальное существование Dasein есть существование как «в — мире — бытие» с другими людьми, осуществляемое в процессе коммуникации с ними.

В концепции коммуникации, разработанной французским христианским экзистенциалистом Г.Марселем(1889-1973),проводится резкое разграничение между проблемой, которая отделяет «Я» и «Не - я», и таинством, которое вовлекает меня в общение с «тобой». Таинство не противопоставляет субъект объекту «Я» и «Не - Я», оно стирает грань между «вне меня» и



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-04; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 44.197.197.23 (0.017 с.)