XVI. Даниил, Миндовг и Русь Юго-Западная



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

XVI. Даниил, Миндовг и Русь Юго-Западная



Возвращение Даниила. — Построение Холма. — Крамольные бояре. — Борьба с Ростиславом. — Ярославская битва. — Даниил в Орде. — Австрийское наследство. — Союз с Белою IV и свидание в Пожоге. — Вопрос об унии с Римскою церковью и королевская корона. — Попытка свергнуть татарское иго. — Бурундаево нашествие. — Союз с поляками и походы на ятвягов. — Значение Даниила. — Литва и Черная Русь. — Объединительная деятельность Миндовга. — Его крещение и ловкая политика. — Возвращение к язычеству и гибель Миндовга. — Смуты в Литовско-Русском княжении. — Войшелг. — Галицко-Волынская Русь после Даниила. — Отношения ее к татарам и полякам. — Участие в татарских походах. — Владимир Василькович. — Выбор его наследника. — Происки Льва Даниловича. — Болезнь и кончина Владимира. — Отношения польские.

Во время татарского нашествия на Юго-Западную Русь Даниил Романович с приближенными боярами удалился в Венгрию, а оттуда в Польшу, где вместе с семейством нашел убежище у своих родственников и друзей, Конрада, князя Мазовецкого, и сына его Болеслава. Последний предоставил Даниилу собственный замок Вышгород, лежавший в безопасной, уединенной местности над Вислою. Здесь Галицкий князь оставался до того времени, когда пришло известие, что татары вышли из Русской земли и направились в Венгрию. Тогда Даниил и брат его Василько воротились в свои земли, где ожидало их печальное зрелище разорения и другие перемены. Своевольные бояре, пользуясь отсутствием князей, снова забрали силу и засели в некоторых городах, уцелевших от татар. Так, воевода, державший пограничный с ляха ми Дрогичин Надбужский, не впустил князей в город; имея при себе малую дружину, Романовичи принуждены были пока оставить мятежника в покое и подниматься далее по Западному Бугу. Другой значительный город на этой реке, Берестье, до того был завален трупами жителей, избитых татарами, что от страшного смрада нельзя было в него войти. То же самое оказалось и в стольном Владимире-Волынском. Трупами особенно были наполнены каменные храмы, так как в них обыкновенно собирались женщины, дети и старики, в то время как способные носить оружие гибли в последней битве на городских валах. Первою заботою воротившихся князей было очищать города от мертвых и созывать остатки живых, уцелевшие по окрестным лесам и пещерам, возобновлять храмы и городские стены. На Волыни благодаря преданности населения своему княжескому дому довольно скоро водворялся общественный порядок и жизнь принимала свое обычное течение. Но в земле собственно Галицкой предстояла новая борьба с боярскою крамолою. Бояре галицкие хотя продолжали величать Даниила своим князем и действовали от его имени, но успели самовольно поделить между собою земское управление, присвоить многие княжеские имущества и доходы и окружить себя вооруженною силою. Даниил не поехал в стольный Галич, стены и укрепления которого были разрушены татарами, а стал жить в своем любимом, хорошо укрепленном Холме и отсюда постепенно возобновлять порядок в Галицкой земле. Еще до появления татар, когда Даниил княжил во Владимире-Волынском, однажды он забавлялся ловами на левой стороне Западного Буга и на берегу одного из его притоков увидал красивое возвышение, покрытое рощами покруженное тучными зелеными лугами. Он спросил у жителей название этого возвышения и узнал, что оно называется просто «холм». Князю весьма понравилось место, и он заложил на нем городок, который быстро начал расти и украшаться. Кроме русских жителей князь поселил в нем многих выходцев немецких и польских. С особым тщанием он украсил главный храм, посвященный Иоанну Златоусту. По свидетельству летописи (Волынской), не вполне для нас ясному, его главные арки были утверждены на четырех человеческих головах, искусно изваянных художником. Три алтарных окна были украшены стеклами римскими (вероятно, расписанными), а своды покрыты лазурью и золотыми звездами (наподобие небесного свода); два алтарные столба высечены из цельного камня; помост церкви слит из меди и олова, бока и арки северных и южных дверей выложены белым галицким и зеленым холмским камнем с узорчатою резьбою какого-то «хитреца» (художника) Авдия; снаружи храм испрещен «прилепами» (т.е. резными изображениями), раскрашенными и отчасти позолоченными; между прочим над южными дверями изваян образ Спасителя, а над северными — Златоуста. Некоторые иконы, украшенные дорогими камнями и бисером, были принесены князем из Киева и Овруча, каковы: Спаса, Богородицы, Михаила и Сретения. Первые две из них сестрою князя Феодорою (супругой Михаила Черниговского) взяты из Киевского Феодорова монастыря; а Сретение была отцовская икона из Овруча. Колокола одни слиты на месте, а другие также привезены из Киева. Посреди города Даниил возвел на каменном основании белую деревянную вежу, с вершины которой открывался далекий вид во все стороны. Эта вежа служила сторожевою башнею и вместе украшением для города. Подле нее ископан чрезвычайной глубины студенец, или колодезь, долженствовавший снабжать водою жителей во время осады. Кроме того, в некотором расстоянии от города Даниил воздвиг каменный «столб», или четырехгранную башню, на верху которой стоял высеченный из камня двуглавый орел, изображавший знамя или герб его державы. Кроме этой башни до нашего времени сохранились остатки другой подобной, стоявшей также вне города. Надобно полагать, что они защищали подступы к городу и входили в систему внегородских валов и укреплений. Твердыни Холма были таковы, что во время Батыева нашествия он оказался в числе немногих городов, которые татары тщетно осаждали и не могли взять. Эта безопасность привлекла к нему еще более поселенцев. С особою охотою Даниил принимал сюда разных ремесленников, бежавших перед татарами, как-то: седельников, лучников, кузнецов и пр. С помощью их он еще более распространил и украсил Холм, который сделался столицею Червонной Руси на все остальное время Даниилова княжения. Во главе галицких бояр находились тогда два человека, которые в качестве княжих наместников начали самовольно распоряжаться целыми областями, именно: Доброслав Судьич, «попов внук» (м.б., один из сыновей или внуков Владимира Ярославича от попадьи), взял себе Понизье с городом Бакотой на Днестре; а дворский Григорий Васильевич забрал в свои руки горный край Перемышльские Их самовластие, а также грабительства их сторонников и слуг скоро вызвали неудовольствие и волнение в народе. Даниил послал к Доброславу своего стольника Якова Марковича с упреками. «Я ваш князь, — велел он сказать, — а вы моих повелений не исполняете и губите землю. Тебе, Доброславе, я не велел принимать черниговских бояр, а приказал раздавать волости галицким, коломыйскую же соль отчислить на меня» (т.е. доходы с соляных промыслов Коломыйского округа). «Пусть будет так», — отвечал Доброслав. Но во время их беседы вошли два галицкие мужа, происходившие «от племени смердьяго», Лазарь Домажирич и Ивор Молибожич. Они поклонились хозяину до земли. Яков удивился и спросил, что за причина такого низкопоклонства. «Я отдалим Коломыю», — сказал Доброслав. «Как же ты мог отдать ее без княжего повеления? Ведь, коломыйские доходы великие князья раздают своим оружникам. А эти люди и Вотнина (села) недостойны держать». «Что мне отвечать на это?» — усмехнувшись, отозвался галицкий наместник. Весьма опечалился Даниил, когда Яков донес ему о всем виденном и слышанном; но выжидал удобного случая вновь сломить боярскую гордыню. Вожди крамольников вскоре помогли ему собственными несогласиями. Доброслав, желая погубить Григория и одному всем распоряжаться, донес князю, что Григорий изменник. Князь позвал их обоих к себе. Они явились; но и тут не оставляли своей надменности. Так, Доброслав прибыл на коне в одной сорочке, т.е. без верхнего платья; он ехал, высоко подняв голову, окруженный толпою галичан, шедших у его стремени. Оба боярина приносили жалобу друг на друга и говорили льстивые речи князю. Посоветовавшись с братом Васильком, Данило воспользовался случаем: он приказал схватить обоих и посадить под стражу. Затем послал в Бакоту своего печатника Кирилла с отрядом войска, чтобы занять этот город, «исписать» грабительства бояр и успокоить население. Но крамолы галицких бояр не прекращались. Они были опасны своими изменами в особенности потому, что входили в союзы или с иными русскими князьями, или прямо с внешними врагами Руси, более же всего с соседними уграми. Они вновь выставили против Даниила его племянника по сестре и прежнего соперника по Галицкому столу Ростислава Михайловича Черниговского. К последнему пристали и мятежные князья Болоховские, которые не хотели подчиняться Даниилу. Ростислав подступил к Бакоте; но печатник Кирилл отразил его. Черниговский князь попытался переманить печатника на свою сторону; а последний стал усовещевать Ростислава и укорять его в неблагодарности к своим дядям, Даниилу и Васильку, которые еще недавно приютили его с отцом после взятия Чернигова татарами, когда черниговские князья тщетно искали убежища в Угрии и Польше. Напрасны были увещания. Ростислав ушел собирать новые силы, а Даниил обрушился на князей Болоховских. Он и брат его Василько во время татарского нашествия оказали этим князьям защиту от Болеслава Мазовецкого, который схватил их и хотел ограбить, когда они искали убежища в Мазовии. По усильным их мольбам Романовичи тогда горячо вступились за князей, и дело едва не дошло до войны. Василько сам поехал к Болеславу, просьбами и дарами склонил его отпустить князей с миром. Последние теперь заплатили Даниилу черной неблагодарностию за его благодеяние. Он в свою очередь побрал и разорил их города. Между тем Галич снова передался на сторону Ростислава; старый изменник боярин Володислав помог ему в этом случае с условием, чтобы галицкий Артемий был в согласии с боярами против Даниила. Перемышль также передался Ростиславу; ибо и перемышльский владыка был на его стороне. Здесь засел приятель Ростислава беглый рязанский князь Константин. Но когда Даниил и Василько приблизились с войском, Ростислав и епископ Артемий бежали из Галича, укрепления которого, разоренные татарами, не были восстановлены. На Перемышль Даниил послал своего дворского Андрея. И здесь Константин не стал ждать неприятелей; ночью он ускакал, так что посланная за ним погоня не могла его нагнать. Владыко Перемышльский также бежал. Погоня захватила только его гордых слуг, которых и разграбила, причем разобраны были их бобровые тулы (колчаны), барсуковые и волчьи прилбицы (чехлы на шлемах). Схватили также и словутного певца Митусю, который по гордости не захотел прежде служить князю Даниилу. Очевидно, епископы галицкие имели собственную конную дружину и не были чужды олигархических стремлений боярства; вероятно, как пример угорских и польских магнатов не оставался без влияния на привычки и притязания галицких бояр, так пример угорских и польских прелатов отразился на некоторых галицких епископах. В это самое время татары возвращались из Угрии и на обратном пути в степи вновь опустошили некоторые галицкие и волынские места; что прекратило на время борьбу Даниила и Василька с Ростиславом (1243 г.). Последний опять удалился к угорскому королю Беле IV. После татарского погрома король несколько изменил свою политику. Прежде он надменно отказывал Ростиславу в руке своей дочери, теперь же старался обезопасить себя с востока от нового нашествия татар союзом с русскими и польскими князьями. Одну свою дочь, Кунигунду, он выдал за князя судомирского Болеслава Стыдливого, а другую, Анну, за Ростислава Михайловича; причем решил помочь последнему в его борьбе с Даниилом Романовичем за Галицкое княжение. К этому союзу присоединился и Болеслав Стыдливый, ибо он враждовал с своим дядею Конрадом Мазовецким за старший Краковский стол; а Даниил и Василько помогали союзнику Конраду и не раз приходили воевать владения Болеслава. Решительное столкновение двух сторон произошло в 1245 году под городом Ярославлем, на берегах реки Сана. Столкновение это любопытно для нас по своим подробностям, на которые не поскупился волынский летописец.

 

Имея вокруг себя галицких дружинников и получив сильные полки от короля Белы и Болеслава Стыдливого, Ростислав подступил к Ярославлю; но город был крепок, хорошо снабжен самострелами и камнеметными орудиями, или «пороками»; в нем начальствовали бояре, верные Даниилу и Васильку. Убедясь в необходимости начать правильную осаду, Ростислав отошел к недалеко лежавшему Перемышлю, который опять передался на его сторону. Здесь он собрал себе на помощь окрестных жителей, запасся снарядами, нужными для осады, и, воротясь к Ярославлю, занялся построением стенобитных машин. Так как осажденные беспокоили его своими пороками, то он отодвинул лагерь далее от крепости и окружил его валами и тыном. Не видя перед собой противников и вообразив, что Романовичи уклоняются от встречи в открытом поле, Ростислав начал говорить разные похвальбы, вроде того, что знай он, где найти Даниила и Василька, то поехал бы на них хотя бы с одним десятком воинов. Между прочими затеями, сокращавшими скучное время, князь устроил в виду города военные игры, или турнир, на котором состязались в искусстве владения оружием собравшиеся под его знаменами русские, польские и угорские витязи. Сам Ростислав сразился на конях с молодым польским воеводою Воржем, но неудачно: конь под ним упал, и князь вывихнул себе плечо. Случай этот сочтен недобрым знамением и произвел дурное впечатление на войско. Но благодаря ему мы узнаем из русской летописи, что военно-рыцарские забавы того времени не были чужды русским князьям и дружинникам, по крайней мере юго-западным. Между тем Данило и Василько не теряли времени; изготовляя собственное войско, они послали просить подмоги у Конрада Мазовецкого и Миндовга Литовского, на ту пору также их союзника. Тот и другой исполнили просьбу; но помощь их пришла уже в окончании дела. Романовичи двинулись на освобождение Ярославля от осады, отрядив наперед дворского Андрея, чтобы известить граждан о близкой помощи. Когда войско приблизилось к Сану, оно остановилось в поле и стало готовиться к битве; всадники сошли с коней и надели брони; пехота также вооружилась (тяжелые части вооружения в походе обыкновенно следовали за войском на возах). В это время над полками слетелась огромная стая орлов и воронов, наподобие большого облака. Они начали играть, подняли веселый крик; клекчущие орлы красиво плавали в воздухе, распластав свои крылья. Хищные птицы, конечно, чуяли близкое пиршество; а начальники, ободряя воинов, толковали это явление добрым знамением. У Даниила был отряд половцев; подъехав к глубокому броду реки, они увидели на другом берегу стада, принадлежавшие неприятелям и никем не охраняемые; но без княжего повеления не смели перейти реку и захватить добычу, так что неприятели успели заметить опасность и угнали скот. Даниил и Василько переправили рать и тихо, но бодро пошли на Ростислава. Последний с своей стороны также приготовился к битве и двинулся навстречу, оставив часть пехоты у городских ворот, чтобы воспрепятствовать вылазке осажденных и оборонить от них осадные орудия. Пересеченная, лесистая местность разделила обе рати на части. Болеславовы ляхи встретились с Васильком; а сам Ростислав с Галицкими боярами и уграми прошел какую-то глубокую дебрь и очутился против Даниила. Начальник передовой Данииловой дружины храбрый дворский Андрей стремительно ударил на Ростислава; поднялся копийный треск, и многие всадники с обеих сторон попадали на землю. Двадцать отборных мужей посланы на помощь Андрею; но его малочисленному отряду приходилось уже плохо, когда подоспел Даниил с главными силами и напал на большой полк Ростислава. Этим полком, состоявшим из угров, начальствовал известный их воевода Фильний; он стоял под хоругвию и ободрял своих словами: «Русь храбра только в начале боя; стерпим первый их натиск, и они не долго будут выдерживать сечу». Действительно, угры выдержали первый удар. Один из главных русских воевод, Шелв, был сбит с коня; юный Лев Данилович, порученный охране одного из Васильковых бояр, изломал свое оружие о доспехи Фильния; сам Данило едва не захвачен в плен. Но он пробился назад и потом с новой энергией ударил на Фильния, расстроил его полк и разорвал пополам его хоругвь. Угры побежали; вместе с ними побежал Ростислав. С вывихнутым плечом он не мог подавать надлежащий пример в битве, потерял в ней своего коня и спасением обязан одному угрскому боярину Лаврентию, который уступил ему своего собственного. Данило преследовал неприятелей через ту же глубокую дебрь. Но он беспокоился о брате своем Васильке, ибо видел только, как ляхи храбро наступали на него, громко возглашая обычный керлеш (т.е. Кирие элейсон, или Господи помилуй), и затем упустил его из виду. Но вдруг, выходя из дебри, он усмотрел победно развевавшуюся хоругвь своего брата и дружину его, гнавшую ляхов. Последние, вступая в битву, по обычаю времени, осыпали противников насмешками и кричали друг другу: «Погоним, погоним на великие бороды». Их насмешки еще более возбудили мужество русских. «Ваш глагол есть ложь! Бог нам помощник!» — воскликнул Василько, пришпорил коня и с такою силою ударил на врагов, что они держались недолго и побежали. Даниил стал под городом на могильном кургане, и здесь дожидался брата. Он хотел продолжать преследование врагов; но Василько отсоветовал, потому что наступала ночь. В числе пленных находился и сам надменный Фильний, которого захватил дворский Андрей; а воевода Жирослав схватил известного галицкого изменника, боярина Владислава. Оба они, Фильний и Владислав, были тотчас умерщвлены по приказу Даниила; многие пленные угры также были избиты. До такой степени дошло ожесточение, которое вызвали изменники бояре и их угорские союзники, губившие русскую землю, и столь великодушный князь, как Данило, дал полную волю своей мести. Битва происходила накануне праздника Флора и Лавра, следовательно, 17 августа. Не входя в город, Даниил, Василько и Лев остановились в поле в знак своей победы. Всю ночь воины с шумом и кликом забирали пленных и добычу как на поле сражения, так и в укрепленном неприятельском стане. Ярославская битва окончательно утвердила Червонную Русь за Даниилом Романовичем: присмирело и само крамольное боярство. Это было последнее покушение на Галич со стороны Ростислава Михайловича, последнее столкновение Ольговичей с Мономаховичами. Ростислав и его отец, Михаил Всеволодович, по своему характеру и по своей деятельности заключают собою ряд наиболее крупных представителей энергичного и предприимчивого рода Черниговских Ольговичей. С небольшим через год после того престарелый отец стяжал себе славу христианского мученика в Орде Батыевой. А сын провел остаток своей жизни вдали от родины, но, впрочем, посреди родственного славянского народа. Тесть его, король угорский Бела, дал ему в удел зависимое от Угрии княжение Мачву; то была часть Сербской земли на правой стороне Савы и Дуная, с лежащим при их слиянии стольным Белградом. Однако Даниилу не пришлось воспользоваться славою своей победы, чтобы спокойно владеть Галицией. Неопределенные отношения Галицко-Волынской Руси к татарским завоевателям после их возвращения из Угрии долее не могли продолжаться. Тщетно Даниил медлил последовать примеру северо-восточных князей и не ехал сам в Орду выпрашивать у хана ярлык на свои волости. В том же 1245 году пришло от Батыя грозное слово: «Дай Галич». Сильно опечалило князя это требование. Сопротивление тем более представлялось невозможным, что укрепления галицких городов большею частию не были восстановлены. Подумав вместе с братом Васильком, Даниил решился на время покориться и ехать к Батыю. Усердно помолясь Богу, он отправился в путь. Доехав до Киева, он был принят там наместником Ярослава Всеволодовича боярином Димитрием Эйковичем. В Михайловском Выдубецком монастыре он собрал братию с игуменом и попросил отслужить напутственный молебен. Тут же сел в ладью и поплыл к Переяславлю. Там уже встретили его татары и проводили к темнику Куремсе. Пришлось подвергаться тем унизительным церемониям, с которыми татарские воеводы принимали побежденных владетелей. Когда князь прибыл на Волгу в Золотую Орду, к нему явился один из слуг Ярослава Всеволодовича и сказал: «Брат твой Ярослав кланялся огню, и тебе кланяться». «Дьявол говорит твоими устами», — отвечал князь. Позвали его к Батыю, провели сквозь очистительные огни, ввели в ханский шатер и поставили на колена. Хан, видимо, был доволен покорностию такого знаменитого, сильного князя и хотел привязать его знаками благоволения. «Данило! — велел он сказать ему, — почему давно не приходил? Хорошо, что теперь пришел. Пьешь ли наше питье, кобылий кумыс?» «До сих пор не пил; а ныне, если велишь, выпью». «Ты уж теперь наш, татарин. Пей наше питье». Даниилу подали кумыс. Воздав установленное поклонение Батыю, он отправился на поклон к главной жене его. Та оказала ему почет: прислала чюм (мех) с вином и велела сказать: «Вы не привыкли пить наш кумыс, пей вино». 25 дней Батый продержал Даниила в Орде; затем милостиво отпустил, утвердив за ним отцовские владения, конечно, с обязательством платить дань и выставлять вспомогательное войско. Тяжела показалась гордому русскому князю ханская милость, после того как пришлось унижаться перед варваром, становиться перед ним на колена и называться его холопом. С той поры свержение ига сделалось его заветною мечтою. Однако подчинение Даниила Батыю, по-видимому, сделало галицкого князя еще могущественнее в глазах его соседей; ибо он мог отныне иметь против них татарскую помощь. По крайней мере Бела Угорский, находившийся во вражде с Даниилом из-за Ростислава Михайловича, теперь сам у него стал заискивать и сам предложил для его сына Льва руку своей дочери, в которой прежде отказывал. Данило сначала не хотел мириться с Белою, быв несколько раз им обманут. Тот прибег к посредству русского митрополита Кирилла II, которому случилось тогда для своего поставления ехать в Грецию кружным путем чрез Угрию; так как прямой путь Днепром в Черное море был небезопасен от татар. Митрополит действительно примирил Даниила с Белою. Последний выдал дочь свою Констанцию за Льва; а первый возвратил угорских бояр и воинов, плененных в битве под Ярославлем. С этого времени тесный их союз продолжался почти до самой смерти Даниила. Мало того, такой союз повел за собою деятельное участие галицкого князя в событиях Средней Европы и едва не вовлек Галицию в систему государств западнославянских. Поводом к этому частию послужил вопрос об австрийском наследстве, т.е. вопрос о том, кому должны были достаться герцогства Австрия и Штирия, когда там прекратилась мужская линия дома Бабенбергеров (1245). В числе соискателей сего наследства был угорский король Бела IV. Но император германский (Фридрих И) занял Вену своим наместником и вообще принял в свое распоряжение герцогство Австрийское, как лен империи. Бела прислал к Даниилу просить помощи против императора, и тот действительно привел свое войско. Свидание произошло в городе Пожоге (Пресбург), где находились тогда король и послы императорские. Вместе с этими послами Бела вышел навстречу Даниилу. Немцы с любопытством и удивлением смотрели на русские полки, которые шли бодро, блистая своими доспехами и оружием; кони их были покрыты затейливой ременной сбруей. Сам Данило ехал подле короля, на великолепном коне, одетый по обычаю русских князей: на нем был кожух из дорогой греческой ткани (оловира), обшитый по краям и на груди золотою тесьмою; седло, колчан со стрелами и сабля были искусной работы, изукрашенные чистым золотом; сапоги из зеленого сафьяна, также с золотым шитьем. Король так был доволен, что сказал Даниилу: «И от тысячи серебра отказался бы за то только, что ты пришел ко мне по русскому обычаю». По-видимому, дело не дошло до битвы, и Данило на этот раз мирно воротился домой. Вопрос об Австрийском наследстве оставался нерешенным до смерти императора Фридриха II Гогенштауфена. Его решили сами земские чины Австрии, которые всем соискателям предпочли маркграфа Моравии Пшемысла Оттокара, сына короля чешского Венцеля (в 1251 г.). Чтобы укрепить за собою это избрание наследственным правом, молодой Оттокар женился на сестре покойного герцога Маргарите, пожилой вдове, и принял во владение Австро-Штирийское герцогство. Но между тем угорский король объявил прямою наследницею племянницу покойного герцога Гертруду и устроил так, что она отказалась от своих прав в его пользу. Отсюда возникла борьба между Белою и Оттокаром, в которой Даниил Галицкий продолжал помогать своему свату и союзнику, королю Угорскому.



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-04; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.175.191.36 (0.009 с.)