Решение синтетической концепции



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Решение синтетической концепции



 

Система категорий, представленная на рис. 1, позволяет более адекватно описать рассматриваемую проблему. Объективная важность потребности в воде неизмеримо выше объективной важности потребности в украшении. Этот факт объясняет отмеченное выше соотношение потребительных стоимостей воды и алмаза, поскольку именно объективная важность потребности в благе служит количественной характеристикой потребительной стоимости.

 

1. Количественное соизмерение (ранжирование) потребительных стоимостей различных благ оказывается возможным только после ввода категории «важность потребности» (см. рис. 1). Поэтому то или иное соотношение потребительных стоимостей благ является не «априорной» или очевидной информацией, а следствием определённого соотношения объективных важностей потребностей, удовлетворяемых этими благами. По этой причине исходным пунктом решения «парадокса стоимости» должно быть сравнение объективных важностей потребностей в воде и алмазах.

2. В категорийном аппарате экономикса отсутствует чёткое разделение объективной и субъективной важности потребности. Вследствие этого обстоятельства необходимость наличия категории «потребительная стоимость», производной от объективной важности потребности, удовлетворяемой благом, не осознаётся, и эта категория в экономиксе фактически отсутствует. («Потребительная стоимость» упоминается обычно только при цитировании знаменитого высказывания А. Смита).

Весь спектр смысловых оттенков, связанных с оценкой важности потребности для индивида, передаётся с помощью единственной категории «полезность». П. Самуэльсон при анализе «парадокса стоимости» использует термин «общая полезность», понимая под этим суммарную «психологическую полезность», доставляемую индивиду всеми единицами блага, имеющимися в его распоряжении. Однако совершенно очевидно, что в силу своей субъективной основы «общая полезность» не может служить адекватной заменой «потребительной стоимости». Достаточно указать в этой связи, что, если рассматривать индивида или большую группу индивидов «здесь и сейчас», то для них в данный момент времени не только предельная полезность конкретной порции, но и общая полезность всей воды на свете может равняться нулю.

Таким образом, экономикс вследствие отсутствия в нём необходимой категории испытывает серьёзные затруднения даже при попытке сформулировать исходную посылку «парадокса стоимости» — об определённом соотношении потребительных стоимостей воды и алмаза.

 

Алмаз, в отличие от воды, является престижным благом. Полезность престижного блага может во много раз превышать его полезность как обычного потребительского товара. Для отдельных индивидов в определённых обстоятельствах (главным образом, после удовлетворения более насущных потребностей; это объясняет, почему спрос на алмазы предъявляют очень обеспеченные люди) субъективная важность потребности в алмазах, как престижном благе, может оказаться столь значимой, что для них ценность алмаза превысит ценность воды.

 

Соотношение субъективных важностей потребностей, удовлетворяемых водой и алмазом, при определённых обстоятельствах может оказаться обратным соотношению объективных важностей удовлетворяемых ими потребностей. Именно субъективная важность потребности определяет значения полезности и ценности блага.

 

Высокая потребительская ценность алмаза определяет его высокую стоимость для потребителя (покупателя) Спотр,2. Соотношение спроса и предложения, формирующееся в условиях абсолютной редкости престижного блага и монополии производителя, заставляет цену алмаза (ц1) стремиться к её верхнему пределу — Спотр,2 (см. (10а)). Поэтому стоимость производителя Спроизв,1 мало влияет на величину цены — алмаз в силу престижности и высокой потребительской ценности имел бы высокую цену и при ничтожных предельных издержках на его производство.

 

В экономиксе значение равновесной цены определяется в точке пересечения кривых спроса и предложения. В синтетической концепции цена формируется в интервале между значениями двух стоимостей — продавца (владельца товара) Спроизв,1 и покупателя (владельца денег) Спотр,2. Поэтому нет необходимости объяснять высокую цену высокими предельными издержками. В новой концепции вполне возможно существование высокой цены блага при незначительной себестоимости его производства, то есть, при значении Спроизв,1 намного меньшем, чем Спотр,2.

 

Как мы видим, синтетическая концепция, обладая развитым категорийным аппаратом, более точно формулирует и описывает «парадокс стоимости». Представляется, что она и с его объяснением справляется куда лучше других теорий.

 

«РЕВОЛЮЦИЯ ЦЕН» XVI - XVIII вв.

 

Следствием открытия в Америке богатых месторождений драгоценных металлов, в основном, серебра стало повышение на протяжении XVI-XVIII вв. уровня цен на все товары. По некоторым оценкам, повышение составило от 2,5 до 4-х раз. Этот процесс получил название «революции цен» и со временем стал ещё одной «вечной» проблемой экономической науки.

Существующие теории дают взаимоисключающие объяснения случившемуся падению покупательной способности металлических денег. (Речь идёт именно о них, а не о бумажных деньгах). Согласно трудовой теории металлические деньги и товары вступают в сферу обмена с уже известными (a priori) стоимостями, значения которых определены общественно необходимыми затратами труда на их изготовление. Таким образом, в обращении — при данной скорости денежного оборота — может находиться лишь определённое количество металлических денег, необходимое для обслуживания всех сделок. Возможный их избыток будет изъят из обращения ― он уйдёт за границу или будет использован для накопления (в качестве сокровища). Открытие богатых месторождений привело к снижению затрат труда на добычу драгоценных металлов и вызвало, с точки зрения трудовой теории, падение их стоимости. Поскольку стоимость монет по отношению к товарам упала, цены товаров повысились.

Другое объяснение «революции цен» даёт количественная теория денег. Она считает, что в обращении может находиться какое угодно количество монет. Цены товаров устанавливаются в процессе обращения, когда куча товаров сталкивается с грудой денег. Повышение цен она объясняет увеличением количества денег в обращении.

С точки зрения синтетической концепции снижение удельных (на единицу продукта) затрат факторов производства на добычу драгоценных металлов имело своим следствием уменьшение стоимости золотых и серебряных монет со стороны их производителей (присвоим им индекс «1») — Спроизв,1: при неизменном МНТ объём ресурсов, предъявляемых к обмену Рсуб, вырос. (Математически процесс описывается формулами (17)-(22)). Этот вывод, в общем, лежит в русле объяснения, даваемого трудовой теорией стоимости. Однако из неравенства (9а) следует, что, поскольку цена формируется в интервале стоимостей Спроизв,1 - Спотр,2, при сохранении прежнего объёма поступления металлических денег на рынок, несмотря на снижение себестоимости их производства Спроизв,1, покупательная способность денег и цены товаров могли и не измениться. Это положение, очевидное для синтетической концепции, противоречит логике трудовой теории.

В действительности снижение себестоимости производства золота и серебра сопровождалось ростом объёма их производства и, следовательно, увеличением количества денег в обращении. Это последнее обстоятельство привело к нарушению баланса спроса на деньги и их предложения, и новое равновесие установилось при более низкой цене монет и, соответственно, при более высокой цене товаров, приобретаемых за деньги. Однако следует отметить, что лишь предварительное снижение нижнего предела возможного изменения цены металлических денег — Спроизв,1 сделало возможным столь значительный рост уровня цен товаров, что он заслужил название «революции». С другой стороны, поскольку цена монет не может опуститься ниже Спроизв,1 (см. (10а)), количество денег в обращении не может быть сколь угодно большим.

Но это ещё не все движущие силы «революции цен», следует выяснить влияние на цены изменения второй стоимости, со стороны товаропроизводителей ― Спотр,2. Вышеописанные процессы в области производства металлических денег в принципе не оказывают влияния на товарные ресурсы (Рсуб,2) и МНТ (Рмнт,2) товаропроизводителей — покупателей монет (им присвоен индекс «2»). Имеется в виду, что величины Рсуб,2 и Рмнт,2, выраженные в натуральных благах, остаются неизменными.

Рмнт,2 может быть представлен определённым количеством денег Дмнт,2 (см. (11)) и, в соответствии с (12) и (13), совокупная стоимость каждого товаропроизводителя (как покупателя денег) составляет

 

ССпотр,2 = Рсуб,2, ед. ресурсов за Дмнт,2 руб.;                           (23)                               

 

а его индивидуальная стоимость (см. (15)):

 

Спотр,2 = ССпотр,2 / Дмнт,2, ед. ресурсов/1 руб.                                (24)

 

 (Рубль здесь выступает аналогом золотой или серебряной монеты).

При падении цены монет относительно других товаров (как результата роста объёма их производства и снижения себестоимости) количество монет, необходимое товаропроизводителю для получения необходимого ему МНТ Дмнт,2, возрастает. Как следует из выражений (23) и (24), рост Дмнт,2 при неизменном предложении натуральных ресурсов Рсуб,2 приводит к уменьшению величины стоимости монет со стороны их покупателей Спотр,2 (то есть, к уменьшению максимального объёма ресурсов, который товаропроизводитель готов отдать в обмен за одну монету). Снижение Спотр,2 служит дополнительным фактором, «толкающим» цену монет ц1 вниз (см. (10а)), а цены товаров вверх.

 

Интересно попутно отметить, что механизм установления цен согласно количественной теории денег, заключающийся в том, что «куча товаров сталкивается с грудой денег», может быть описан равенством (12):

Рсуб,2 = Дмнт,2,

если интерпретировать Рсуб,2 (в данном случае это — совокупные ресурсы всех присутствующих на рынке товаропроизводителей) как «кучу товаров», а Дмнт ,2 (совокупный МНТ товаропроизводителей в денежном выражении) как «груду денег». Вся последующая логика, приводящая к формуле (24), остаётся без изменений. В результате мы получаем, что цена монет в количественной теории соответствует стоимости монет со стороны их покупателей Спотр,2 в синтетической концепции.

Вместе с тем количественная теория принципиально отличается от рассматриваемой концепции тем, что она не учитывает себестоимость производства монет и в ней отсутствуют ограничения интервала изменения цены металлических денег ― Спроизв,1 и Спотр,2.

 

Таким образом, «революция цен» была инициирована одновременным действием двух факторов — снижением себестоимости производства и увеличением количества обращающихся на рынке металлических денег. В результате снизились цена монеты и оба ограничивающих её предела — Спроизв,1 и Спотр,2.

 

Синтетическая концепция отрицает отстаиваемую трудовой теорией жёсткую связь между себестоимостью производства и ценой металлических денег. При сохранении спроса и предложения монет в неизменных объёмах изменение себестоимости производства может и не отразиться на цене монет и ценах товаров. С другой стороны, невозможность снижения цены монет ниже себестоимости их производства устанавливает предел количеству денег в обращении. Наличие этого предела отличает синтетическую концепцию от количественной теории денег.

 

КРИВЫЕ СПРОСА И ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Приведённые выше анализы двух теоретических проблем отнюдь не доказывают правоту синтетической концепции. Но они подтверждают её продуктивность, то есть способность с её помощью находить новые решения самых сложных задач. Причём синтетическая концепция, как представляется, куда лучше других теорий описывает содержание проблем и преодолевает свойственную традиционным теориям ограниченность подхода.

В связи с этим представляет несомненный интерес посмотреть, как в свете синтетической концепции выглядит главный исследовательский инструмент экономикса — кривые спроса и предложения. Эти кривые настолько глубоко проникли в сознание современных экономистов, что можно не сомневаться в том, что внимательные читатели мысленно уже задали себе этот вопрос. Собственно говоря, он не относится к проблеме стоимости и рассматривается здесь в основном для того, чтобы придать этой книге больше занимательности и практической направленности. Поэтому сразу следует предупредить, что представленный здесь анализ не претендует на полноту. 

С точки зрения синтетической концепции кривые предложения и спроса представляют собой функциональные зависимости от объёма выпуска товара: кривая предложения — стоимости производителей товара Спроизв,1, а кривая спроса — стоимости потребителей Спотр,2. При этом не следует забывать об условности деления субъектов обмена на производителей и потребителей — в том смысле, что обе стоимости формируются по единому механизму.

Модель совершенной конкуренции не рассматривается, как не имеющая никакого отношения к современной экономической реальности.

 

 

Кривая спроса

 

Напомним, что Спотр,2 — это максимальный объём ресурсов (денег), который покупатель готов отдать за нужный ему товар, или максимальная цена, на которую он может согласиться. Чем больше объём ресурсов, которыми располагает субъект Рсуб, и его оценка относительной ценности товара пцч.т, тем выше значение Спотр,2.

Если количество потребителей достаточно велико, спрос становится категорией статистики. В этом случае функциональная зависимость между Спотр,2 и числом потребителей, имеющих индивидуальную стоимость, равную Спотр,2, должна иметь колоколообразную форму. Примерный вид этой зависимости показан на рис. 3.

 

                              Рис. 3. Зависимость числа покупателей от значения Спотр,2

 

По оси абсцисс на рис. 3 отложены значения Спотр,2, ординаты кривой отражают количество потребителей, готовых заплатить за единицу товара максимальную цену, равную Спотр,2. На рис. 3 учтено, что для полного удовлетворения потребности индивиду может потребоваться несколько единиц товара. Поскольку каждая последующая единица блага обладает для субъекта, как правило, меньшей ценностью (пцч.т), значение Спотр,2 каждой новой приобретённой единицы оказывается меньше, чем предыдущей. Поэтому та часть потребителей, которым для удовлетворения потребности необходимо несколько единиц товара, может быть представлена на рис. 3 в разных точках кривой, соответствующих последовательно снижающимся значениям их индивидуальных стоимостей Спотр,2. Таким образом, ординаты точек кривой можно рассматривать и как количество единиц товара, которые могут быть приобретены по максимальной цене, равной текущему значению Спотр,2. Площадь под кривой отражает весь объём товара, требующийся для полного удовлетворения соответствующей потребности всех потребителей.

Рис. 3 графически показывает, что относительно небольшие группы потребителей готовы приобрести товар по очень низкой (в левой части фигуры под кривой) и очень высокой (в правой части) цене, большинство же считает для себя максимально возможной некое среднее значение цены.

Вид кривой на рис. 3 в какой-то мере отражает структуру распределения доходов в обществе: наличие относительно небольших групп очень богатых и очень бедных и преобладающее положение «среднего» класса (среднего по уровню своих доходов — посередине между крайними общественными полюсами). Но кроме этого вид кривой зависит от распределения потребительских предпочтений: даже для самых состоятельных граждан благо может иметь низкое значение пцч.т

 

Колоколообразную форму кривой на рис. 3 проще всего обосновать на примере. В настоящее время цена батона хлеба составляет около 20-ти руб. Что произойдёт, если в результате неких исключительных обстоятельств цена хлеба вырастет до 2000 руб. (все числа условны)? В этом случае хлеб станет изысканным деликатесом (или даже престижным благом, как трюфели), подавляющее большинство граждан перестанут учитывать его в своём рационе питания (МНТ), и его смогут позволить себе покупать только очень состоятельные гурманы. Только они располагают столь значительными ресурсами Рсуб, чтобы иметь значение стоимости хлеба Спотр,2 2000 руб. и выше. Их место — в крайней правой части рис. 3.

По мере снижения цены всё увеличивающиеся численно группы потребителей включат хлеб в состав своего МНТ и станут его покупать. Графически это отображается ростом ординат по мере движения по кривой из крайней правой её точки влево. Сначала подъём кривой идёт медленно, а затем ускоряется. В районе 300-400 руб. (условно; не надо понимать приводимые значения буквально) кривая достигает максимума. Это означает, что относительно самая многочисленная группа нашего населения могла бы «выдержать» и эту цену хлеба, поскольку максимальная(!) цена, которую она готова платить, то есть Спотр,2, равна именно 300-400 руб.

Левая часть кривой более пологая, чем правая. Это происходит потому, что, во-первых, группы потребителей, имеющие Спотр,2 ниже 300-400 руб., более многочисленные, чем имеющие Спотр,2 выше этого значения. Во-вторых, с понижением цены хлеб перестаёт быть деликатесом, а становится «предметом первой необходимости». Поэтому не только состоятельные граждане (из правой части кривой), но и представители «среднего класса» (из средней части кривой) с падением цены приобретают дополнительные единицы хлеба, что отражается на росте ординат точек в левой части кривой.

В конце концов, и левая часть кривой соприкасается с осью абсцисс. Это становится очевидным, если вспомнить, что Спотр,2 — это максимальная цена, которую готов платить потребитель. Поэтому потребители, полностью удовлетворившие свою потребность в хлебе при высоких значениях Спотр,2, не влияют на ход кривой при низких значениях. Эти потребители, конечно, с большой охотой приобрели бы хлеб по более низкой цене. Однако ордината каждой точки на кривой отражает не количество потребителей, желающих приобрести товар по цене, равной Спотр,2, а только ту их часть, для которых максимально(!) возможная цена составляет Спотр,2. Поэтому в левой части кривой представлены только потребители с самым низким доходом. Однако и среди них продолжает действовать та же тенденция последовательного снижения числа потребителей, не удовлетворивших свою потребность в хлебе, по мере движения по кривой в направлении справа налево. Вследствие этой тенденции левая часть кривой на рис. 3 имеет понижательный характер и в итоге соприкасается с осью абсцисс, замыкая «колокол». При этом она не доходит до оси ординат, поскольку даже у самых бедных наших сограждан значение Спотр,2 выше нулевого.

 

Изменение условий может изменить пропорции кривой, на ней могут появиться «наросты» и «впадины», но её колоколообразный вид в целом сохранится.

Кривую с рис. 3 легко перестроить в привычных координатах объём выпуска товара (ОВТ) - цена (Спотр,2), и мы получаем кривую Спотр,2 на рис. 4.

 

Рис. 4. Кривые предложения (Спроизв,1), спроса (Спотр,2) и цены (ц1).

 

Та часть кривой Спотр,2 на рис. 4, что примыкает к оси ординат, соответствует правой части кривой на рис. 3, точка пересечения кривой Спотр,2 и оси ординат на рис. 4 соответствует крайней правой точке кривой на рис. 3.

На рис. 4 по оси абсцисс (ОВТ) откладывается объём выпуска товара, который готовы приобрести потребители всех групп со значением Спотр,2 выше и равной текущему. То есть, при движении по кривой Спотр,2 в направлении слева направо к абсциссе точек на кривой добавляется количество товара, которое готова приобрести группа потребителей с текущим значением Спотр,2. Кривая спроса оборвётся, не доходя оси абсцисс, при значении ОВТ, равном площади под кривой на рис. 3.

На рис. 4 зависимость Спотр,2 от объёма выпуска товаров, как и положено кривой спроса, снижается слева направо. Однако, в отличие от кривой экономикса, кривая на рис. 4 имеет точку перегиба, слева от которой она выпукла вниз, а справа — вверх. Точка перегиба соответствует высшей точке кривой на рис. 3.

Принципиальные отличия кривой Спотр,2 на рис. 4 от кривой спроса экономикса заключаются в следующем. Во-первых, в экономиксе считается, что кривая спроса каким-то там образом отражает полезность товара для покупателя. Кривая спроса на рис. 4 выражает функциональную зависимость стоимости блага со стороны покупателя от объёма выпуска товара. При этом в стоимости учтена не только полезность (ценность) товара, но и затраты собственных факторов производства, которые осуществил покупатель для того, чтобы обеспечить себе доступ к товару (по определению, Спотр,2 — результат соизмерения покупателем затрат собственных факторов производства и его оценки потребительской ценности товара, предлагаемого продавцом).

Во-вторых, понижательный характер кривой спроса в экономиксе пытаются обосновать с помощью закона убывающей предельной полезности (одной из формулировок первого закона Госсена). При этом сам этот закон на конкретных примерах подвергают сомнению не только противники экономикса, но и его сторонники. При построении кривой спроса на рис. 4 нет необходимости апеллировать к теории предельной полезности и её законам. Понижательный характер кривой спроса вытекает из зависимости, представленной на рис. 3 (по виду она напоминает распределение Гаусса).

В-третьих, «цена спроса», используемая в экономиксе, по большому счёту, величина неопределённая. В синтетической концепции стоимость Спотр,2 наделена вполне конкретным числовым значением, определяемым с точностью, которую допускает субъективный характер категории «ценность».

 

 

Кривая предложения

 

В синтетической концепции Спроизв,1 — минимальный объём ресурсов (денег), за который производитель готов продать свой товар, или минимальная цена, на которую он может согласиться. Вид кривой предложения (зависимости Спроизв,1 от объёма выпуска товара) определяется влиянием различных факторов в не меньшей степени, чем вид кривой спроса. Примерный её ход показан на рис. 4.

При построении кривой предложения на рис. 4 предполагалось, что в начальный период выпуска товара в структуре себестоимости велика доля затрат на разработку и отработку новой технологии производства, учредительство (см. ниже) и т. п. Однако по мере роста производства роль этих факторов падает, что проявляется в снижении Спроизв,1 на начальном участке кривой предложения.

После достижения определённого уровня выпуска товара себестоимость стабилизируется ― кривая Спроизв,1 проходит примерно на одинаковом удалении от оси абсцисс. В этот период уже присутствующие на рынке производители имеют возможность полностью загрузить установленное оборудование или покупают новое, ещё более эффективное. Причём, в силу уже немалого объёма производства, новые затраты капитала относительно незначительно отражаются на величине Спроизв,1. Новые производители, впервые выходящие на рынок, обладают возможностью организации высокоэффективного производства. Резервы квалифицированной рабочей силы ещё не исчерпаны.

Дальнейший рост выпуска товара может быть обеспечен за счёт появления на рынке всё менее крупных и эффективных производителей и малоквалифицированных наёмных работников, при этом вследствие возросшего спроса может подорожать сырьё и т. п. На этом этапе Спроизв,1 растёт. (Именно здесь вид кривой предложения полностью соответствует «закону убывающей доходности»). В перспективе рост издержек производства, исчерпав все возможности своего роста, может замедлиться и даже остановиться. (Эта часть кривой предложения на рис. 4 не показана).

Опять следует указать на отличие кривых предложения экономикса и синтетической концепции. Обе кривые отражают издержки производства товара, или себестоимость. Однако «цена предложения» в экономиксе включает «нормальную» прибыль. Величина стоимости товара со стороны его производителя Спроизв,1 призвана компенсировать только затраты факторов производства, поэтому прибыль в неё не входит (подробнее об этом в следующих главах). Таким образом, кривая предложения синтетической концепции отличается от аналогичной кривой экономикса на величину «нормальной» прибыли.

 

 

Кривая цены

 

В соответствии с неравенством (10а) кривая цены товара ц1 располагается между кривыми спроса Спотр,2 и предложения Спроизв,1.

Форма кривой ц1 и её конкретное положение между Спроизв,1 и Спотр,2 определяются столь большим количеством факторов, в том числе случайных, что сами приобретают в значительной мере случайный характер. Поэтому на рис. 4 показан только начальный участок кривой цены, причём пунктиром. При её построении предполагалось, что наш товар является принципиально новым на рынке, и перед его выпуском была проведена рекламная кампания. В этом случае цена первой партии товара устанавливается на достаточно высоком уровне, обеспечивающем окупаемость производства (ц1 > Спроизв,1).

Если товар поначалу пользуется ажиотажным спросом, его цена может некоторое время сохранять неизменным свой первоначальный высокий уровень, что показано на рис. 4. Если провести из любой точки на кривой цены параллельно оси ОВТ линию до пересечения её с кривой спроса, абсцисса этой точки пересечения укажет количество потенциальных покупателей товара при текущей цене ― тех, чья стоимость Спотр,2 равна и выше текущей цены. Для привлечения новых покупателей производители товара могут допустить снижение цены, тем более, что к этому их побуждает падение себестоимости производства Спроизв,1. На рис. 4 показано это постепенное снижение цены. Последующие события, определяющие уровень цены товара, могут быть столь многочисленны и непредсказуемы, что дальнейший ход кривой цены нет смысла комментировать.

Теоретическое значение имеет только вопрос: дойдёт ли в конце концов кривая цены до «центра Вселенной» экономикса ― точки пересечения кривых спроса и предложения? В этой точке стоимость производителя Спроизв,1 и стоимость потребителя Спотр,2 равны. Для потребителя ситуация, когда ц1 = Спотр,2, вполне приемлема, так как при этом он полностью компенсирует часть затрат своих факторов производства (получает ту часть МНТ, которую он относит на счёт данного товара) и становится обладателем необходимого ему блага. (Чтобы снять сомнения по поводу последнего тезиса, мы предполагаем, что потребитель ― наёмный работник, действующий на рынке потребительских товаров, а не товаропроизводитель, покупающий средство производства по бартеру).

С производителем дело обстоит иначе. При ц1 = Спроизв,1 покрываются все издержки производства, то есть, затраты факторов производства, но прибыль отсутствует. Отсутствие прибыли является неприемлемым для субъекта, принимающего на себя все риски (ниже он назван учредителем), тем более, если он одновременно является владельцем капитала и «земли». Единичный обмен при таком уровне цены, конечно, может произойти, так как любые «термодинамические» запреты, препятствующие этому, отсутствуют, но длительное производство в этом случае невозможно. Поэтому с точки зрения синтетической концепции устойчивое производство в точке пересечения кривых спроса и предложения даже теоретически невозможно. В этой концепции понятию «равновесная цена при совершенной конкуренции» нет места.

 

Для полноты картины полезно задаться вопросом: а почему, собственно говоря, в экономиксе считают, что точка равенства цен спроса и предложения достижима на практике? Действительно, в теории издержек производства цена товара устанавливается при равенстве стоимостей, то есть, издержек производства обоих субъектов обмена, но ведь никто в экономиксе не утверждает, что кривая спроса отражает чьи-то издержки! В субъективной теории так и вообще предполагается принципиальное неравенство ценностей обмениваемых товаров. Тем более, что в этой теории делались попытки ценностной интерпретации затрат средств производства. Так что с точки зрения самого же экономикса возможность устойчивого производства в точке пересечения кривых спроса и предложения не доказана.

 

 

О теории ценообразования экономикса

 

Итак, какие следуют отсюда выводы? В синтетической концепции подчёркивается условность деления на «производителей» и «потребителей», обе кривые, и спроса, и предложения базируются на монистической основе — единственной и единой концепции стоимости. Цена спроса из «эфирной» категории становится вполне «материальной», это — «стоимость потребителя», то есть максимальная цена, которую готов уплатить за товар потребитель. Иногда именно так трактуют кривую спроса и в экономиксе. Но синтетическая теория предоставляет возможность расчёта цены спроса, это можно сделать по формулам (6) или (21).

Цена образуется в результате столкновения двух стоимостей (меновых отношений), причём и сущность обеих стоимостей, и механизм их образования — единые.

Как же в свете всего этого относиться к теории ценообразования, лежащей в основе экономического анализа и являющейся главной гордостью экономикса? Очевидно, она полна противоречий, которые сплелись в настоящий «гордиев узел».

Главная проблема, конечно, не в форме кривой спроса — это отнюдь не самый тяжёлый «камень», брошенный в «огород» экономикса. Дело в том, что весь экономикс базируется, как на фундаменте, на ложной теории стоимости, точнее, на двух теориях, недостаточных и по отдельности, и вкупе. Повторим метафору, использованную ранее: насколько прочным может быть здание экономической теории, первые этажи которого спроектированы и построены «вкривь и вкось»?

 

Всё, что уже сказано выше по поводу основ экономикса, даёт нам основание ― не слишком при этом рискуя! ― уверенно отстаивать тезис, что в экономиксе никакой теории ценообразования нет! Есть отдельные догадки, подходы, кривые и графики, но теории фактически нет. В самом деле, о какой целостной научной теории может идти речь, если:

— понятийный аппарат не разработан и противоречив;

— основа теории не едина, а дуалистична, причём исходные концепции стоимости противоречат друг другу;

— в основу объяснения спроса положена теория предельной полезности, но все попытки найти способ измерения полезности, предпринятые на протяжении последних полутора веков, имели своим итогом лишь унылое отчаяние и не дали никакого результата?

Причина сложившегося в экономиксе положения ― его неспособность решить проблему стоимости. Невозможно выработать целостное экономическое мировоззрение при отсутствии теории стоимости, адекватно отражающей реальную действительность.

 

Глядя на перекосившееся здание экономикса, возникло даже искушение снабдить эту работу амбициозным подзаголовком «Kritik der politischen Oekonomie», но чувство меры и здравый смысл возобладали.

 

1. Кстати, можно предположить, что многие «законы» экономикса могут получить новое содержание, если заменить в них предельную полезность (mu) на относительную ценность (пцч.т).

2. Иногда ставят вопрос о желательности объединения экономикса и классической, в частности марксистской, политической экономии в рамках единой синтетической экономической теории. Дело не в том, что подобный синтез невозможен, а в том, что единой экономической науки не существует, и потому подобная задача вообще не должна ставиться.

Можно привести аналогию с техническими науками. Существуют фундаментальные технические науки (термодинамика, общая электротехника и др.) и большое количество прикладных (создание и эксплуатация котлов, турбин, электрических машин и т. д.). Между ними существует вполне определённая взаимосвязь: прикладные науки используют достижения фундаментальных для решения практических задач. Никому не придёт в голову объединить их под шапкой некой единой «технической науки». У фундаментальных и прикладных технических наук разные предметы и разные методы исследования.

В соответствии с этой аналогией политическая экономия и экономикс должны рассматриваться не как одна и та же «экономическая наука», но под разными названиями, а в качестве двух разных экономических наук, которые соотносятся друг с другом как фундаментальная (политэкономия) и прикладная (экономикс).

Если принять такое деление, становится совершенно очевидным, что у политэкономии и экономикса разные предметы (хотя, возможно, частично перекрывающиеся) и методы исследования. В интересующей нас области граница между ними может быть определена достаточно чётко: всё, связанное с категорией «стоимость», остаётся на стороне политэкономии, а выявление механизма ценообразования — предмет интереса экономикса.

 

ИСТОЧНИКИ СТОИМОСТИ

 

Мы приступаем к поиску решения последней, третьей задачи проблемы стоимости ― выявлению источников стоимости и доходов. В определённом смысле эта задача ― самая важная, так как то или иное её решение имеет значение не только для экономической теории, но может оказать влияние на смежные области гуманитарных наук, да и на всю нашу жизнь. Это как раз та сторона проблемы стоимости, которая из простой теории ценообразования делает её частью политической экономии. В силу особой принципиальности и крайней важности вопроса следует подойти к нему не формально, а разобраться в нём с наивысшей тщательностью (впрочем, это относится и ко всей проблеме стоимости в целом). Главное при этом ― отрешиться от любых пристрастий и строго следовать объективной логике синтетической концепции.

В этой главе речь пойдёт об источниках стоимости; распределение доходов между субъектами производственного процесса будет подвергнуто анализу далее.

 

 

Содержание понятия «источник стоимости»

 

В первую очередь, конечно, следует определиться с содержанием понятия, вынесенного в название этой главы. Речь в ней пойдёт не об источниках товара как физического объекта ― ими являются все факторы производства, затраты которых материализуются в товаре. Мы должны выявить источники стоимости товара, то есть источники той самой «субстанции», которая делает возможным обмен товаров, несмотря на качественное различие, кажущуюся несопоставимость их потребительных стоимостей и полезностей.

Раскрыть содержание понятия «источник стоимости» удобнее всего на примере трудовой теории, как наиболее разработанной.

Категорию «стоимость» можно рассматривать с двух сторон ― чисто качественной, как некую «субстанцию», и с количественн



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-04; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.175.191.36 (0.052 с.)