ТОП 10:

Когнитивная сущность категории меры и степени



Категория меры и степени может рассматриваться в качестве когнитивно-синтаксической категории, поскольку обладает необходимыми категориальными признаками: в ней наблюдаются все свойства когнитивной категории, при этом ее репрезентация лежит полностью в синтаксическом пространстве языка.

Ученые, занимаясь исследованием семантики категорий языка, прямо или косвенно показывали разнообразные особенности в организации семантического содержания категории как таковой. Совершенно очевидно, что принципы организации семантических категорий в широком смысле отличаются от аксиоматичности логических классических категорий. У классической категории не может быть наилучшего репрезентанта - прототипа, как например, мы никогда не скажем, что лучшим представителем категории времени является «настоящее время», а образчиком прилагательного служит «красивый» (или «большой» или «высокий»).

Дж. Лакофф посвящает первую часть своей книги «Женщины, огонь и опасные вещи» доказательству того факта, что когнитивные модели способствуют языковой категоризации, об этом же говорится и в подзаголовке книги - «чтó категории языка говорят нам о мышлении». Между тем из самой книги следует, что связь между категориями языка и когнитивными моделями двунаправленна. Подтверждает это и осуществленный Дж. Лакоффом анализ основных положений теорий категоризации (Лакофф 2004: 154).

Сравнивая между собой системы цветообозначения в разных языках, можно сказать, следуя утверждению Ф. де Соссюра, что каждое слово-знак в своей системе имеет свою ценность, которая определяется системой в целом, с одной стороны, или, с другой стороны, - каждое слово связано с разными когнитивными моделями осмысления данной категории и имеет свой уникальный концепт. Из этого с очевидностью следует, что нет единой понятийно-категориальной системы как основы рационального мышления, а есть уникальные концептуальные системы, по-разному представляющие, точнее сказать, концептуально воплощающие совершенные, конкретные когнитивные модели. И когнитивные модели, и соответствующие им концептуальные системы в разных языках могут не совпадать, а потому и так называемые языковые картины мира представляют собой самобытные, с собственными квалитативными категориальными системами системы, не всегда доступные однозначной интерпретации.

Из всего сказанного выше можно сделать следующие выводы: во-первых, когнитивные модели воплощены в разных комбинациях и структурах нейрофизиологического порядка, во-вторых, в создании когнитивных моделей самым активным образом задействован человек, т.е., и это очень важно, человек находится в центре когнитивной модели, более того, без человека, без его энергичного взаимодействия с окружающей средой нет и не было бы, к примеру, такого явления как «цвет».

Иными словами, чтобы осуществилась категоризация определенного участка окружающего мира необходимо, как исходное условие для категоризации, наличие многих объектов, разных действий, явлений, оценок, ценностей, с одной стороны, а так же гештального восприятия, ментальной образности, двигательной активности субъекта, места и социальной функции и памяти о прошлом опыте, - с другой. Следствием наличия этих двух аспектов категоризации является то, что когнитивные модели как мыслительные образы - это всегда структуры комплексные, не зависящие от того, представляют ли они предмет, действие, явление, состояние, свойство, признак и, наконец, качество.

Исходя из сказанного, можно заключить, что мера и степень в аспекте языковой категоризации представляет собой целостную характеристику функционального единства существенных свойств объекта, способности к градуальному изменению интенсивности проявления этих свойств в пределах сохранения его внешней и внутренней определенности, а также его сходства и различия с другими объектами. Мир осознается человеком через систему атрибутов, однако каждый язык, являясь уникальным этнокультурным феноменом, по-своему репрезентирует атрибутивную картину мира: каждый народ в определении стратегии познания идет своим путем, и уникальные культурологические доминанты позволяют ему выработать самобытные особенности в ориентации в окружающем мире и взаимодействии с ним.

Категория меры и степени в осмыслении человеком окружающего мира играет чрезвычайно важную роль, так как именно она позволяет не только распознать и выделить те или иные фрагменты картины мира, но и категоризовать их или противопоставить друг другу на основе интенсивности проявления качественной и количественно-качественной характеристики, формируя тем самым функциональную модель окружающего мира.

Значительные сложности в определении параметров и статуса категории меры и степени, очевидно, связаны с тем, что она не может быть обобщена в отрыве от носителя признака. Это объясняется тем, что внутренние свойства объекта «равно соподчинены одному и тому же высшему роду и образуют в этом ярусе не дихотомическое, а зонтичное членение» (Степанов 2001: 312). При этом субъективный характер рефлексии меры и степени не позволяет дать ее однозначной характеристики в рамках традиционных подходов.

С точки зрения традиционной лингвистики, основное содержание категории меры и степени составляет градуальность проявления интенсивности качественного или количественного признака объекта, осознанная человеком, познающим ее как сущностное свойство или как свойство, привносимое в процессе взаимодействия с объектом. Результат такой ментальной деятельности последовательно отображается в языковой когниции с тем, чтобы в конечном итоге быть представленным на различных уровнях языковых единиц и их групп.

Языковые единицы имманентно неоднозначны. «Мысль не только выражается языком, но и формируется в языке» (Оболенский 1987: 20). Язык накладывает свою категориальную систему координат на реальный мир и проводит в различных ее местах референциальные границы. Язык не отражает действительность (лишь сознанию принадлежит отражательная функция), язык моделирует явления, свойства, отношения, связи реального мира. Экспликация информации зависит от структуры «понятийного поля», которое характеризуется как противоположение понятий, ищущее выражение в языке (Кацнельсон 1965: 76; 1972: 216). Это и является одним из важнейших источников наблюдающейся в языке асимметрии между планом содержания и планом выражения.

Мера и степень признака есть категория, с помощью которой можно объективно зафиксировать субъективизм языка. Можно предположить, что содержание категории меры и степени составляет не только взаимодействие градуальности и интенсивности, квалитативной и квантитативной признаковости, то есть характеристика свойств, но и оценочность. Понятия «мера и степень» и «оценка» тесно связаны друг с другом, взаимообусловлены. Только человек способен оценить свойства, то есть определить качество «предметов» и этим выразить свою оценку, следовательно, без человеческого языкового мышления нет ни качества, ни оценки, существуют лишь свойства предмета сами по себе. «Оценка как семантическая категория отражает не реальный мир, а отношения между существующим миром и его идеализированной моделью, соотносится с субъективным фактором отражения действительности, в силу чего не имеет параметра объективной истинности» (Карамова 2002: 8). Языковая категория оценки является отражением ментальных процедур, которые ведут к установлению ценности всевозможных объектов картины мира. «Категория оценки признается функционально-семантической и имеет особое, единое для всех репрезентирующих единиц, содержание, многочисленную иерархическую структуру; связана с модальностью, экспрессивностью и эмоциональностью…» (Чернявская 2001: 23). Таким образом, оценка - это речемыслительный акт, способствующий выявлению ценности предмета, действия, признака, она взаимосвязана с процедурой сравнения, с помощью которой выявляются сходство и различие признаков, наличие у них общих и различных характеристик, осуществляется акт определения отношения к этим признакам, то есть акт оценивания через сравнение. Для одних языковых единиц оценочное значение может являться их основным семантическим наполнением (шикарный, удивительный, ужасный и т.п.), а другие выражают оценку только одним из компонентов семантической структуры (например, лексема «паясничать»). По мнению Л.М. Васильева, оценочными следует считать отношения, обусловленные не объективным членением мира, а субъективным, в основе которых лежат не реальные свойства предметов и явлений, а лишь наши субъективные о них впечатления, наши эмоциональные реакции на них и умственные заключения об их роли в нашей жизни (Васильев 2006: 56). Известно, что в информационное наполнение языковой единицы входят как номинативная часть значения, так и, наряду с другими, прагматическая, которая, в свою очередь, в качестве одного из компонентов включает модально оценочный компонент. Оценка может быть интерпретирована, с одной стороны, как объективное, а с другой, как субъективное отношение человека к объекту. Оценка обусловлена качествами, которые присущи объектам внеязыковой действительности, которые отражены в сознании человека и представлены в языковом значении, и в этом случае оценка носит объективный характер. «Систематизируя познавательно-оценочную деятельность человека, категория качество фиксирует результаты коммуникации человека с объектами реальности и отражает сложившиеся лингвокультурные и социокультурные ценностные представления, определяя место человека в физическом и социальных пространствах» (Шибкова 2006: 10). Таким образом, можно понимать категорию меры и степени качества и как такое языковое значение, которое включает в себя и объективное, и субъективное, тесно связанные между собой.

 







Последнее изменение этой страницы: 2020-03-02; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.132.132 (0.007 с.)