ТОП 10:

Синкретичные способы выражения меры квантитативного признака



Количественная характеристика двувариантна: она репрезентирована в СПП с придаточными меры и в СПП с придаточными степени. Мера - это количественная определенность, зафиксированная в средствах языка при помощи специфических более или менее стандартизированных единиц (числовых, метрических и т.д.). Степень фиксирует изменение интенсивности или «сопоставление, соотнесение данного количества качества с другим его количеством» (Воротников 1999: 84).

Значение меры манифестируется в сложноподчиненной синтаксической конструкции, главная часть которой выражена двусоставным измерительно-предметным предложением: Надо правды только уголок показать, ровно столько, чтоб их раздразнить (Ф.М. Достоевский, «Бесы»); - Так что ж, товарищ политрук, сегодня на рассвете пошли с термосами, а получили столько, что в котелках бы унесли… (К. Симонов, «Живые и мертвые»); …малый я был не глупый, еще мальчишкой видел столько, сколько дай Бог любому туристу… (И. Бунин, «Жизнь Арсеньева»). Отличительной особенностью измерительно-предметных предложений, входящих в состав рассматриваемых сложных конструкций, является то, что количественное значение в них предается путем косвенной номинации. Данный механизм исчисления предполагает использование не стандартных единиц измерения или подсчета отдельных экземпляров, а использование соотносительных слов.

Наряду с соотносительным словом столько для обозначения количественных отношений используется и соотносительное слово так. Как репрезентант меры оно выступает только в сочетании с неопределенно-количественными наречиями много и мало. Специфика этого способа количественной классификации состоит в том, что он является оценочным, то есть фиксируется не наличие определенного числа предметов, а сравнение их общей суммы по сравнению с некоторой нормой (Полянский 1984: 39), причем эта классификация осложнена интенсифицирующим значением: …денег так мало, что совестно на карманы глядеть (А.П. Чехов).

Характеристика меры признака осуществляется в придаточных предложениях, которые вводятся союзами что и чтобы и союзным словом сколько. Придаточные, содержащие союзное слово сколько, присоединяются только к главной части с коррелятом столько. Они фиксируют соразмерность, «равенство в мере признаков» (РГ-80): Дам столько же, сколько и мужчин… (А.П. Чехов, «На волчьей садке»). Человек пробыл на станции ровно столько, сколько и поезд, - 3 минуты, и отбыл, но последствия его визита были неисчислимы (М.А. Булгаков, «Говорящая собака»).

Данный вариант для инвариантного значения меры является прототипическим, так как именно он косвенно «указывает на количество каких-либо предметов или явлений, о которых говорится, в главном предложении» (Дружинина 2010: 55).

Главное предложение с соотносительным словом столько поясняется и придаточным с целевым союзом чтобы. Этот вариант, как и последующие, прототипическим для инвариантного значения меры не является. Ситуация, описанная в таком придаточном, характеризует меру признака как некоторое стабильное, достаточное для определенных целей количество: Надо правды только уголок показать, ровно столько, чтоб их раздразнить; О, вы не верите, что я смогу найти в себе столько великодушия, чтобы суметь кончить жизнь у купца гувернером или умереть с голоду под забором! (Ф.М Достоевский, «Бесы»). Придаточная часть, которая вводится следственным союзом что, способна характеризовать главные предложения с соотносительными словами столько и так (при неопределенно-количественных местоимениях). При этом указание на следствие количественных характеристик носит ярко выраженный оценочный характер, ориентируясь на субъективное восприятие меры: Фактов накоплено столько, что из них можно построить десятки теорий прогресса, эволюции, оправдания и осуждения действительности (М. Горький, «Жизнь Клима Самгина»); А тогда наши хуторные, будь они прокляты, развели этих собак столько, что не счесть (М. Шолохов, «Поднятая целина»). В предложениях с коррелятом так, употребленном при местоимениях много или мало, придаточная часть с союзом что способна указывать на следствие как избытка, так и недостатка чего-либо: Их было так много, что зеленый остров во мгновение ока стал красным (М.А. Булгаков, «Дьяволиада»).

В главной части сложноподчиненных предложений с придаточными степени основными квалификаторами данной категории являются соотносительные слова настолько, до того и до такой степени. Кроме того, к ним примыкают многозначные корреляты такой и так.

Специфика слов настолько, до того и до такой степени состоит в том, что они употребляются при выраженных членах предложения в качестве признакового обстоятельства: И хлопнул дверью настолько сильно, что в его комнате что-то с грохотом упало (М. Горький, «Мои университеты»); Детские рассказы ее умиляли, трогали до такой степени, что смешно и радостно было на нее глядеть (А. Куприн, «Яма») и т.п. Таким образом, лексически полнозначный член предложения в сочетании с квалификатором степени занимает особую синтаксическую позицию: он оказывается информативно недостаточным с точки зрения количественной характеристики, а сама ситуация нуждается в развернутом пояснении в придаточном предложении.

В зависимости от того, какой частью речи выражен член предложения, к которому относится местоименное слово, выделяются два основных способа характеристики изменения интенсивности: степень проявления процессуального признака и степень проявления непроцессуального признака.

В активно-процессных предложениях с глаголом-сказуемым совершенного вида выделяется несколько способов реализации указания на степень проявления процессуального признака. Интенсифицирующее значение соотносительных слов взаимодействует с общим значением совершенного вида глагола («ограничение действия пределом, доведение до результата»): …я настолько вдруг сделался реалистом, что считаю в наш век лавры гораздо уместнее в руках искусного повара, чем в моих… (Ф.М. Достоевский, «Бесы»); Общее волнение до такой степени сообщилось Буланину, что он даже позабыл о несчастном фонаре и о связанных с ним грядущих неприятностях (А. Куприн, «На переломе (Кадеты)»). Интенсифицирующее значение соотносительных слов взаимодействует не только с видовым значением, но и с семантикой глагола, которая обусловливает способы глагольного действия. Указание на степень возможно в группах:

количественно-временных глаголов: Горизонт настолько основательно забыл ее, что уже через год не мог даже вспомнить ее лица (А. Куприн, «Яма»);

- глаголов уменьшительно-смягчительного способа действия: Там, где нынче мельчает жизнь, как речка на перекате, мельчает настолько, что видно поганенькую ее россыпь (М. Шолохов, «Тихий Дон»).

- интенсивно-результативных глаголов: Знаешь, Дунечка, как только я к утру немного заснула, мне вдруг приснилась покойница Марфа Петровна… (Ф.М. Достоевский «Преступление и наказание»); Стало наконец темно до того, что Грохольский перестал читать газеты, а Лиза всё смотрела и смотрела (А.П. Чехов, «Живой товар») и т.д.

В активно-процессных предложениях с глаголом-сказуемым несовершенного вида достижение процессом высшей точки развития выражается путем сочетания местоименных слов настолько, до того, до такой степени и глагола с последующим раскрытием степени признака в придаточной части: К чему приплел он барина, которого он видел, слышал, но не помнит настолько, что забыл даже цвет его одежды? (А.П. Чехов, «Драма на охоте»).

Указание на степень проявления непроцессуального признака возможно тогда, когда соотносительные слова настолько, до того, до такой степени выступают в роли экспликантов признакового сказуемого, а также второстепенных членов предложения: Действительно, дядя Вася за свою долгую воспитательскую практику изолгался до такой степени, что если бы он и вздумал рассказать когда-нибудь о настоящем, невымышленном происшествии, - ему не поверил бы ни один малыш (А. Куприн, «На переломе (Кадеты)»); Тут Варвара Ивановна рассердилась и произнесла по моему адресу несколько слов настолько сильных, что уши мои налились кровью и стали расти вверх (М. Горький, «Мои университеты»).

Соотносительное слово так в роли показателя степени признака выполняет те же функции, что и слова настолько, до такой степени и до того, являясь их синонимом. Оно может употребляться как для характеристики процессуального, так и для характеристики непроцессуального признака. Однако существуют предложения, в которых оно употребляется в позиции экспликанта как единственно возможный показатель степени признака. В частности, в главных двусоставных активно-процессных предложениях слово так служит показателем степени, при сказуемом, выраженном следующими типами глаголов:

) глаголы, репрезентирующие значение начала действия: … но кто-то наступил на пальцы ноги его так сильно, что он на минуту ослеп… (М. Горький, «Дело Артамоновых»);

2) глаголы, обозначающие интенсивное физическое воздействие на объект: …Оленька вдруг сделала шаг назад, остановилась и так дернула своего мужа за локоть, что тот покачнулся… (А.П. Чехов, «Драма на охоте»);

) одноактные глаголы: Значит, это мой роман глупейший, мой? - крикнул он так громко, что даже у Амаранты заболело горло (А.П. Чехов, «Жены артистов»); Синцов увидел совсем близко его вылезшие из орбит, ненавидящие, безумные глаза, отпрыгнул в сторону так, что удар штыком пришелся по воздуху (К. Симонов, «Живые и мертвые»).

4) однонаправленные и разнонаправленные глаголы движения типа бежать, пятиться, плясать: Я так бежал по висячему мосту, что он, раскачиваясь, чуть меня в реку не сбросил.

Наряду с этим в данном типе предложений местоименное слово так употребляется как экспликант второстепенного сказуемого, выраженного причастием: …Лишь в кино однажды увижу я колдунью, бегущую по лесу так, что лес трещит и качается, да и озарюсь воспоминанием…

Указание на степень проявления признака осуществляется в рассматриваемом виде предложений и при помощи коррелята такой.

В главной части, которая является двусоставным признаковым предложением, местоименное слово такой выступает в роли экспликанта составного именного сказуемого: Вошел с классным журналом под мышкой длинноволосый блондин иконописного облика, в поношенном сюртуке, такой высокий и худой, что ему приходилось невольно горбиться (А.И. Куприн, «На переломе (Кадеты)»). В главном двусоставном процессном предложении коррелят выполняет функцию экспликанта второстепенных членов: Разговор принял такой неожиданный оборот, что даже горячность Кузьмы пропала (И. Бунин, «Деревня»); Я вас, если хотите, познакомлю с такой ядовитой штукой, что сразу от вашей философии не останется в душе у вас ни пылинки! (М. Горький, «Фома Гордеев»).

Рассматриваемое местоименное слово служит квалификатором степенных отношений, когда используется в главной части сложноподчиненного предложения в качестве экспликанта сказуемого, выраженного именем существительным: Она сегодня похоронила свою родственницу: не такой день, чтобы по гостям ходить (Ф.М. Достоевский, «Преступление и наказание»); Не такой человек, чтоб от своей роты сбежать… (К. Симонов, «Живые и мертвые»).

Степень признака поясняется в придаточных предложениях, присоединяемых при помощи различных союзов, причем в данном типе синтаксических конструкций прослеживается наиболее четкая зависимость набора союзов от типа соотносительного слова.

Главное предложение, которое в качестве выразителя степени признака содержит местоименное слово настолько, способно присоединять большое количество видов придаточных. Среди них предложения с союзами что, чтобы, будто, словно, точно и союзным словом насколько.

Раскрытие степени признака путем указания на последствия определенной ситуации является прототипическим для данного инвариантного значения. Это реализуется, когда к главному предложению присоединяется придаточное со следственным союзом что: Однако любовь была настолько велика, что аптекарский ученик Нейман с большим трудом, усилиями я унижениями сумел найти себе место ученика в одной из местных аптек и разыскал любимую девушку (А. Куприн, «Яма»); Я после того простился с ним настолько расстроенный, что даже решил тотчас же домой уехать (И. Бунин, «Жизнь Арсеньева»).

Производным вариантом являются придаточные предложения с союзом чтобы (чтоб), который в данном случае также указывает на следствие. Реализуется это в том виде сложноподчиненных предложений, где в главной части слово настолько употреблено при отрицании: Невинна и добродетельна, но не настолько, чтобы стесняться в выборе мужского костюма (А.П. Чехов, «Кавардак в Риме»).

Характеристика степени признака, косвенно выраженной при помощи слова настолько, также осуществляется в придаточных предложениях, представляющих собой непрототипические варианты.

Предложения, вводимые союзным словом настолько насколько, раскрывают значение соотносительного слова путем установления соответствия, равенства между косвенно выраженной степенью признака и эксплицированной ситуацией:…Торжествующим от чувства своей правоты голосом закричал старший лейтенант Крутиков, и лицо его в эту секунду было настолько же счастливым, насколько несчастным выглядело лицо Ефремова… (К. Симонов, «Живые и мертвые»).

Раскрытие степени признака путем указания на цель выражается в придаточных, присоединяемых при помощи союза чтобы, который в данном варианте выступает как целевой: Он сначала отворил дверь ровно настолько, чтобы просунуть голову (Ф.М. Достоевский, «Идиот»).

Среди непрототипических вариантов выделяются придаточные предложения, вводимые сравнительно-условными союзами будто, словно, точно (употребляются наименее регулярно): Удар настолько был силен, словно пика, пронизав вскочившего на ноги австрийца, до половины древка вошла в него (М. Шолохов, «Тихий Дон»).

Главные части сложноподчиненных предложений с местоименными словами до такой степени и до того допускают пояснение степени признака, главным образом, при помощи придаточных со следственным союзом что: Дело запуталось до того, что и черт бы в нем никакого вкусу не отыскал (М.А. Булгаков, «Похождения Чичикова»).

Корреляты такой и так, выполняющие функцию показателей степени, раскрываются в придаточных предложениях с союзами что, будто, как будто, словно.

Как и в предыдущих примерах, прототипический вариант придаточного с союзом что, раскрывающий значение степени через указание на следствие, в рассматриваемых конструкциях употребляется наиболее регулярно: Теперь же вдруг ударил такой озноб, что чуть зубы не выпрыгнули и всё в нем так и заходило. (Ф.М. Достоевский, «Преступление и наказание»); Петровский так стиснул зубы, что скулы его выступили желваками (М. Горький, «Сторож»).

Конкретизация степени признака путем приблизительного сравнения стирается за счет присоединения к главному двусоставных активно-процессных придаточных с союзами будто, как будто, словно: «Эр… рр… урл… урл… го-го-го», - выделывала хохлатка и закатывала грустные глаза на солнце так, как будто видела его в последний раз (М.А. Булгаков, «Роковые яйца»). Профессор побледнел и занес руки над микроскопом так, словно мать над дитятей, которому угрожает опасность (М.А. Булгаков, «Роковые яйца»).

Анализ лингвистического материала показал, что сложноподчиненные предложения с придаточными качества, меры и степени качества представляют собой отдельную группу синтаксических конструкций, которая может быть противопоставлена сложноподчиненным предложениям других разрядов. Их основным отличием является вторичность синтаксической функции придаточного предложения, входящего в их состав. Значение меры или степени признака, манифестируемые в главном предложении, оставаясь инвариантными, выражаются путем указания на следствие, сравнение или цель в придаточном.

 

 


 

Заключение

Проведенное нами исследование языковых единиц со значением меры и степени с точки зрения их семантики и функционирования в предложении и тексте позволило сделать следующие выводы.

Понятийные категории в современном языкознании - это смысловые компоненты общего характера, свойственные не отдельным словам, а обширным классам слов, выражаемые в естественном языке разнообразными средствами. В отличие от скрытых категорий и грамматических категорий, понятийные категории рассматриваются безотносительно к тому или иному конкретному способу выражения (прямому или косвенному, явному или неявному, лексическому, морфологическому или синтаксическому). Эти категории иногда называют когнитивными. Они обычного характеризуются полевой структурой, с «ядром (центром)» и «периферией» в составе соответствующего функционально-семантического поля. Понятие функционально-семантического поля связано с представлением о некотором условном пространстве языковых средств и функций, требующем выявления его центральных и периферийных компонентов. В основе ФСП лежит понятийная категория.

Ведущим явлением категории, согласно когнитивному подходу, является явление инварианта, прототипа - единицы, проявляющей в большей степени свойства, общие с другими единицами данной группы. Особенности процесса категоризации свидетельствуют, что отнесение объекта к некому более общему классу осуществляется на основе определенных, всегда субъективных, представлений о мире.

Категория, как объединение неких сущностей, формируется на основе какого-либо концепта или концептуальной структуры, выражающих идею подобия или сходства объединяемых единиц, а механизм категоризации состоит в сопоставлении двух концептуальных структур в результате которого и делается вывод о принадлежности к той или иной категории.

Основное содержание категории меры и степени формируются в поле квалитативности. Дополнительным к квалитативности выступает квантитативность - вторая основополагающая категория человеческого мышления и языка. Только те признаки способны оказаться объектом измерения меры или оценки степени, которые располагаются на пересечении категорий квалитативности и квантитативности.

Каждый признак, оставаясь признаком (находясь в рамках категории квалитативности) может быть квалитативным или квантитативным. Именно по этой причине исследуемая категория имеет двойное название: характеристикой меры обладают квантитативные признаки, а характеристикой степени - квантитативные. Именно взаимодействие квалитативности и квантитативности позволяет дифференцировать меру и степень как две составляющие субкатегории.

Совокупности признаков каждой единицы, входящей в изофункциональный ряд, проявляются в плане содержания, в плане выражения и в плане функционирования на том языковом уровне, в состав которого она входит - на уровне словосочетания, на уровне предложения, на уровне сложного синтаксического целого и промежуточных ярусах, которые могут быть выявлены на каждом уровне. Точкой отсчета при классификации единиц каждого изофункционального ряда служит инвариантная единица.

Возможности формирования изофункциональных рядов у различных синтаксических конструкций различны, что определяется рядом факторов, ограничивающих верхнюю и нижнюю границы ряда.

Первым и основным фактором, ограничивающим изофункциональный ряд «снизу», является семантическая структура. В зависимости от числа пропозиций и возможности их импликации, свертывания, нижняя граница ряда может располагаться на ярусе простого осложненного или даже сложного предложения.

Конструкции со значением меры и степени качества в большинстве своем нижней границей изофункциональных рядов имеют сложноподчиненное предложение. Это обусловлено, во-первых, тем, что когнитивная ситуация меры или степени всегда полипропозициональна, поскольку включает в себя процедуру сопоставления (сравнения) двух пропозиций, а во-вторых, тем, что логическая пропозиция, выражающая отношения меры и степени, всегда эксплицитна и представлена неполнозначным словом (градуатором), а также словами-коррелятами. Это затрудняет свертывание конструкции со значением меры и степени до простого предложения.

Другим фактором, ограничивающим развитие изофункционального ряда «сверху», являются синтаксические связи, эксплицирующие зависимости между пропозициями. Они настолько сильны, что не позволяют выход в сложноподчиненное предложение и в текст. Правда, возможны случаи бессоюзия, которое строится по модели развернутой сложноподчиненной конструкции.

Конструкции низших ярусов, выражающие отношения меры или степени, обычно представляют собой дискурсивную импликацию одной из пропозиций либо случаи синтаксической неполноты сложного предложения.

В конструкциях низших ярусов весь спектр синтаксических отношений, характерный для предложений со значением меры и степени качества, проявляется неполно, что вводит их в зону переходности с конструкциями иной категориальной семантики.

Инвариантной зоной изофункционального ряда конструкций со значением меры и степени является сложноподчиненное предложение, поскольку именно ив нем формальные и семантические признаки демонстрируют необходимую и достаточную степень выраженности и находятся в единстве.

Сложноподчиненные предложения со значением меры и степени можно считать предложениями позиционного типа, так как придаточное замещает синтаксическую позицию в главном. На этом основании можно выделить предложения меры и степени в самостоятельные синтаксические классы.

Анализ лингвистического материала показал, что сложноподчиненные предложения с придаточными качества, меры и степени качества представляют собой отдельную группу синтаксических конструкций, которая может быть противопоставлена сложноподчиненным предложениям других разрядов. Их основным отличием является вторичность синтаксической функции придаточного предложения, входящего в их состав. Значения меры или степени признака, манифестируемые в главном предложении, оставаясь инвариантными, выражаются путем указания на следствие, сравнение или цель в придаточном.

Исследование показало, что структурные параметры присловной-присоставной связи так же, как и параметры позиционности - обусловленности не являются достаточными для классификации сложноподчиненных конструкций со значением меры и степени; что возникает необходимость использования теории переходности и синкретизма; позиционный параметр заполнения синтаксической позиции также не может быть единственным классификационным. Типология конструкций, выражающих категориальное значение меры и степени инвариантного синтаксического яруса сложноподчиненного предложения, оказывается неполной без введения критерия наличия интенсификатора либо изофункционального ему явления (экспрессива в функции интенсификатора).

Все сказанное позволяет сделать вывод о многомерной структуре когнитивно-синтаксической категории меры и степени. Она формируется на когнитивном уровне и представляет собой результат взаимодействия системы других когнитивных категорий. В результате этого взаимодействия категория меры и степени получает такие внутренние свойства, которые позволяют ей получать свою языковую репрезентацию исключительно на синтаксическом уровне в конструкциях на ярусах от осложненного простого до бессоюзного сложного предложения. По этой причине мы и называем указанную категорию, помимо когнитивной, еще и синтаксической. Ее когнитивные свойства (квалитативная характеристика квантитативного признака либо квантитативная характеристика квалитативного признака в поле компаративности) дополняют определенным синтаксическими свойствами: обязательным наличием имплицитной или эксплицитной сравнительной конструкции и интенсификатора. Предпринятый в дипломной работе изофункциональный подход позволяет представить функционирование описываемой категории целостно, с учетом всех ее аспектов.

 


 

Список литературы

1. Апресян Ю.Д. Лексическая семантика синонимичных средств языка. - М: Наука, 1974.

2. Бабайцева В.В., Система членов предложения в современном русском языке. - М., 1988.

3. Бабайцева В.В. Языковая деятельность: Переходность и синкретизм: Сб. статей научно-методического семинара «Textus». - Ставрополь: СГУ, 2002.

.  Бенвенист Э. Общая лингвистика. - М.: Прогресс, 1974.

5. Бондарко А.В. Теория значения в системе функциональной грамматики: На материале русского языка / РАН. Ин-т лингвистических исследований. - М.: Языки славянской культуры, 2002.

.   Бондарко А.В. Лингвистика текста в системе функциональной грамматики. // Сб.: Текст. Структура и семантика. - М., 2001.

.   Бондарко А.В. Функциональная грамматика. - М., 2002.

.   Васильев Л.М. Теоретические проблемы общей лингвистики, славистики, русистики. - Уфа, 2006.

.   Воротников Ю.Л. Степени качества в современном русском языке. ˗ М.: Азбуковник, 1999.

.   Гегель Г. Наука логики. - М., 1970. Т.1.

.   Дмитриев Ю.Я. Категория качества, количества и меры в историко-философском процессе. Генезис. Закономерности развития. Функции. - М.: Наука, 1995.

.   Дружинина С.И. Синкретизм в системе сложноподчиненных предложений современного русского языка. - Орел: Изд-во Орел ГАУ, 2010.

.   Звегинцев В.А. Мысли о лингвистике. - М.: Изд-во МГУ, 1996.

.   Ильенков Э.В. Философия и культура. - М., 1992.

.   Карамова А.А. Категория оценки в современном русском языке. - Уфа, 2002 г.

.   Кацнельсон С.Д. Типология языка и речевое мышление. - Л.: Наука, Ленинградское отделение, 1972.

.   Кацнельсон С.Д. Содержание слова, значение и обозначение. - М.-Л., 1965.

.   Кобозева И.М. Теория речевых актов как один из вариантов теории речевой деятельности. // Новое в зарубежной лингвистике, вып. 17. - М., 1986.

.   Кобозева И.М. Грамматика описания пространства. // Логический анализ языка: Языки пространства. - М., 2000.

.   Колесов В.В. Русская ментальность в языке и тексте. - СПб.: Петербургское востоковедение, 2007.

.   Колшанский Г.В. О проблеме соотношения субъективного и объективного факторов в языке. // Филологические науки. - М., 1970. - №1.

.   Кубрякова Е.С. Начальные этапы становления когнитивизма: лингвистика, психология, когнитивная наука. // Вопросы языкознания. - М., 1994. - №4.

.   Кубрякова Е.С. О тексте и критериях его определения. // Сб.: Текст. Структура и семантика. - М., 2001.

.   Кубрякова Е.С. Об установках когнитивной науки и актуальных проблемах когнитивной лингвистики // Известия РАН, 2004. - СЛЯ - Т.63. - №3.

.   Кубрякова Е.С. Парадигмы научного знания в лингвистике и ее современный статус. // Известия РАН, 1994. - СЛЯ - Т. 53 (2).

.   Лакофф Д. Женщины, огонь и опасные вещи: Что категории языка говорят нам о мышлении. - М., 2004.

.   Леденев Ю.И. состав и функциональные особенности класса неполнозначных слов в современном русском языке: Автореф. дис. докт. филол. наук. - М., 1973.

.   Леденев Ю.И. неполнозначные слова как показатели смысловых и синтаксических отношений. // Неполнозначные слова как средства выражения семантических и синтаксических отношений: Меж Изд-во СГУ, 2002.

.   Леденев Ю.Ю. Явления изофункциональности на различных ярусах синтаксической системы языка. - Ставрополь: Изд-во СГУ, 2001.

.   Леденев Ю.Ю. Норма языка и теория изофункциональности. - Ставрополь: Изд-во СГУ, 2006.

.   Лосев А.Ф. История античной философии: в конспективном изложении. - М.: Мысль, 1993.

.   Никитин Е.П. Об одной тенденции в развитии философии. // Вопросы философи. - М., 2001. - №10.

.   НФС - Новейший философский словарь: 3-е изд., испр. - Минск: Книжный Дом, 2003.

.   Оболенский Л.Е. Вопросы философии. - М., 1987.

.   Павиленис Р.И. Проблема смысла: современный логико-философский анализ языка. - М: Мысль, 1983.

.   Павиленис Р.И. Понимание речи и философия языка // Новое в зарубежной лингвистике. - Вып.ХYII. - М.: Прогресс, 1986.

.   Падучева Е.В. О семантике синтаксиса. - М., 1974.

.   Полянский А.Н. Пан содержания категории количества в русском языке. // НДВШ «Филологические науки», 1984, №1.

.   Рахилина Е.В. Когнитивный анализ предметных имен: семантика и сочетаемость. - М.: Русские словари, 2000, изд. 2, испр. и доп.

.   Родионова С.Е. Семантика интенсивности и ее выражение в современном русском языке. // Проблемы функциональной грамматики. Полевые структуры / Под ред. А.В. Бондарко. - СПб.: Наука, 2005.

.   Русская грамматика. Т. 2: Синтаксис / Н.Ю. Шведова (гл. ред.). - М.: Наука, 1980.

.   Рябцева Н.К. Размер и количество в языковой картине мира. // Логический анализ языка. Языки пространств. - М.: Языки русской культуры, 2005.

.   Советский энциклопедический словарь/ Под ред. А.М. Прохорова. - М.: Изд-во «Сов. Энциклопедия», 1990.

.   Солсо Р. Когнитивная психология. - СПб.: Питер, 2002.

.   Степанов Ю.С. Вступительная статья. // Энциклопедический словарь юного филолога. - М.: Педагогика, 1974.

.   Степанов Ю.С. Константы. Словарь русской культуры. Опыт исследования. - М.: Школа «Языки русской культуры», 1997.

.   Степанов Ю.С. Язык и метод. К современной философии языка. - М.: Языки русской культуры, 1998.

.   Степанов Ю.С. Методы и принципы современной лингвистики. - М.: Эдиториал УРСС, 2001.

.   Чернявская В.Е. Интертекстуальность как текстообразующая категория в научной коммуникации. - СПб, 2001.

.   Шибкова О.С. Монография: Становление категории «Качество»: логика, грамматика, когнитика. - Ставрополь: Изд-во СГУ, 2006.







Последнее изменение этой страницы: 2020-03-02; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.204.55.168 (0.018 с.)