ТОП 10:

Актуальные проблемы ранней диагностики и коррекции отклонений в развитии




Учебное пособие по логопедической работе с детьми первых трех лет жизни создается впервые.

Во введении представлен отечественный и зарубежный опыт реализации программы «Абилитация младенцев». В первой гла­ве подробно анализируются нормативы психомоторного и ре­чевого развития детей первых трех лет жизни. Во второй главе описывается авторская методика диагностики доречевого раз­вития детей с перинатальной энцефалопатией (ПЭП) и детским церебральным параличом (ДЦП) на первом году жизни. Опре­деляются уровни доречевого развития детей первого года жизни и детей группы риска. Эти данные помогают определить струк­туру дефекта детей с ПЭП - перинатальной энцефалопатией. Далее обосновывается авторская методика коррекционно-логопедической работы с детьми первого года жизни. В третьей гла­ве описываются приемы обследования детей в возрасте от одного года до трех лет с использованием балльных критериев оценок. Особое внимание уделяется тяжелому контингенту де­тей с ДЦП — детским церебральным параличом. Впервые пред­ставлена схема психолого-логопедического обследования детей с ПЭП и ДЦП в возрасте двух—трех лет, включающая 27 пара­метров, и описан механизм определения количественной и ка­чественной оценки недоразвития функций. Далее предлагается методика логопедической работы в зависимости от структуры дефекта по этапам. Существенное место в учебном пособии уделяется коррекционно-педагогической работе с детьми с ПЭП и ДЦП. Приводятся образцы конспектов занятий.

Учебное пособие адресовано дефектологам, логопедам, пси­хологам, студентам дефектологических факультетов, родителям, имеющим детей с ПЭП, ДЦП или детей группы риска.

В последние годы определилось особое направление в лого­педии — превентивное логопедическое воздействие, что отвечает положениям разрабатываемой концепции раннего логопеди­ческого вмешательства.

В течение двух десятилетий Институт коррекционной педа­гогики Российской академии образования (ИКП РАО) разраба­тывает концепцию раннего выявления и коррекции различных отклонений в развитии у детей первых трех лет жизни. Суть этой концепции заключается в том, что ранняя диагностика и комплексная коррекция с первых месяцев жизни позволяют не только скорректировать уже имеющиеся отклонения в разви­тии, но и предупредить появление дальнейших, достичь более высокого уровня общего развития детей.

Предлагается создание единой системы раннего выявления и коррекции отклонений развития детей, задачей которой была бы разработка и апробация различных моделей скринингового и более глубокого исследования детей первого года жизни для выявления детей с отклонениями в развитии и детей, состав­ляющих «группу риска». Это позволит своевременно с учетом сензитивных периодов оказать адекватную медико-психоло­го-педагогическую помощь детям.

Проблема ранней помощи детям с особыми потребностями в настоящее время является чрезвычайно актуальной, так как доля здоровых новорожденных в период с 1991 по 1998 г. сни­зилась с 48,3 до 36,5%. Сегодня до 80% новорожденных являются физиологически незрелыми, около 70% имеют перинаталь­ную патологию (Волосовец Т.В.).

Имеющийся отечественный опыт ранней помощи основан на данных многолетней исследовательской и практической де­ятельности психолого-медико-педагогического консультирова­ния детей дошкольного возраста в ИКП РАО. Они убедительно - доказывают, что грамотно организованная ранняя коррекция способна предупредить появление вторичных отклонений в развитии, обеспечить максимальную реализацию реабилитаци­онного потенциала, а для значительной части детей открывает возможности включения их в общий образовательный поток (интегрированное обучение) и снимает необходимость дорогос­тоящего специального образования. Это подтверждают и зару­бежные исследования (Волосовец Т.В.).

Авторский коллектив Института коррекционной педагогики РАО предлагает модель системы раннего выявления и коррек­ции отклонений в развитии, включающую 4 блока:

1-й блок — скрининговое обследование детей первого года жизни, которое проводится уже в роддоме, и в выписке отмечается фактор риска. Основная цель — выявление всех детей груп­пы риска.

2-й блок — дифференциальная диагностика, проводимая в поликлиниках, центрах, больницах. Основная цель — определе­ние структуры дефекта, видов специальной коррекционной по­мощи.

3-й блок - медико-психолого-педагогическая коррекция от­клонений в развитии.

4-й блок - подготовка и переподготовка специалистов для системы раннего выявления и коррекционной помощи детям с отклонениями в развитии.

Таким образом, поставлена задача в государственном масш­табе осуществить программу ранней помощи детям. Своевре­менная помощь и коррекция дают исключительную возмож­ность сгладить имеющиеся недостатки в развитии, а в ряде слу­чаев даже устранить их, обеспечив тем самым полноценное развитие ребенка. Результаты отечественных и зарубежных на­учных исследований и практики со всей очевидностью показы­вают, что раннее выявление и комплексная коррекция отклоне­ний в развитии, начатая с первых лет жизни ребенка, позво­ляют предупредить появление вторичных и третичных нарушений, скорригировать уже имеющиеся трудности и в ре­зультате значительно снизить степень социальной недостаточ­ности детей с отклонениями в развитии, достичь максимально возможного для каждого ребенка уровня общего развития, об­разования, степени интеграции в общество. В результате кор­рекции в раннем возрасте до 20% детей к 18 месяцам достигают показателей нормы, у 90% детей наблюдается стойкий положи­тельный эффект (Волосовец Т.В.).

Между тем существующий порядок помощи детям, имею­щим проблемы в развитии, не отвечает в полной мере потреб­ностям семьи и не обеспечивает комплексной помощи, так как сосредотачивает свое внимание в основном на детях старшего дошкольного и младшего школьного возраста (Волосовец Т.В.).

Сегодня помощь детям раннего возраста с ограниченными возможностями находится в ведении двух министерств: Минис­терства образования и науки Российской Федерации и Минис­терства здравоохранения и социального развития Российской Федерации, в связи с чем наряду с позитивными процессами в этой сфере отмечаются и некоторые негативные тенденции:

— недостаточность взаимодействия этих структур;

— нехватка квалифицированных педагогических кадров, под­готовленных к работе с детьми раннего и дошкольного возраста;

— отсутствие нормативно-правовой базы интеграции. При­нятие ребенка в дошкольное образовательное учреждение ДОУ) часто зависит от личной позиции руководителя и педагогиче­ского персонала;

— недостаточность обеспечения методической и норматив­ной литературой;

— недостаточное развитие информационной базы для насе­ления в социальных институтах, оказывающих помощь детям с ограниченными возможностями;

— отсутствие связующего звена в системе взаимодействия семьи и различных ведомств (образования, здравоохранения, культуры и социальной защиты) (Волосовец Т.В.).

Авторами государственной концепции раннего вмешатель­ства разрабатывается и апробируется система специального об­разования нового типа. Соответственно определены и задачи реализации этой системы (Малофеев Н.Н.).

1. Максимально раннее выявление особых образовательных потребностей ребенка.

2. Максимальное сокращение разрыва между моментом оп­ределения первичного нарушения и началом целенаправленно­го обучения ребенка, включающего как неспецифические, так и специфические компоненты.

3. Обязательное включение родителей в процесс обучения начиная с первых лет жизни ребенка.

4. Расширение временных границ специального образова­ния: нижняя граница — первые месяцы жизни.

5. Наличие специализированного стандарта образования, определяющего наряду с академическими достижениями уро­вень жизненной компетенции ребенка.

6. Более дифференцированное, «пошаговое» обучение, ко­торого в большинстве случаев не требуется в образовании нор­мально развивающегося ребенка.

7. Значительно более глубокая, чем в массовом образовании, дифференциация и индивидуализация обучения, особая орга­низация образовательной среды и др.

Для реализации поставленных задач необходима реконст­рукция отечественной системы специального образования и со­здание нового структурного элемента — службы ранней помощи детям с различными отклонениями в развитии (Малофеев Н.Н.). Актуальные проблемы ранней диагностики и коррекции отклонений

Служба ранней помощи должна предусматривать оказание по­мощи всей семье, воспитывающей проблемного ребенка.

Ранее вмешательство позволит значительно снизить степень социальной недостаточности детей, достичь максимально воз­можного для каждого ребенка уровня общего развития, образо­вания, интеграции в общество (Малофеев Н.Н.).

Ранняя (с первого месяца жизни) коррекция отклонений в развитии детей во всем мире является одним из приоритетных направлений специальной педагогики и психологии. Создавая отечественную систему ранней помощи, важно изучать опыт Запада, но не следует пренебрегать и отечественными разработ­ками (Шматко Н.Д.).

Следует отметить, что уже работает государственная система выявления нарушений слуха у детей с периода новорожденности. В соответствии с приказом Минздравмедпрома России № 108 от 23.03.96. «О введении аудиологического скрининга ново­рожденных и детей 1 -го года жизни» и Указаниями Минздрава России № 103 от 05.05.92. «О внедрении единой системы ран­него выявления нарушений слуха у детей, начиная с периода новорожденное™, и их реабилитации» предложена государст­венная система раннего выявления детей с подозрением на снижение слуха (Шматко Н.Д.).

В отечественной литературе дается анализ программы ран­него вмешательства, принятой конгрессом США в 1986 г. зако­ном РЬ-99-457, изучается опыт реализации этой программы в условиях США, Швеции, Норвегии, Финляндии и др. В 1992 г. в России, в Санкт-Петербурге, был создан Институт раннего вмешательства (ИРАВ), в котором разрабатывается программа «Абилитации младенцев».

Также созданы в Санкт-Петербурге региональная Ассоци­ация психического здоровья младенцев и лекотеки — библиоте­ки игрушек для детей с особыми потребностями.

Программа «Абилитация младенцев» (Кожевникова Е.В., ЧистоковичЛ.А., 1993) включает три раздела: первый — органи­зация скрининга младенцев; второй — определение уровня раз­вития; третий — создание (в рамках города) условий для стиму­ляции и развития детей с отставанием или риском отставания в развитии.

Раннее вмешательство рассматривается как социальная про­грамма для детей от рождения до трех лет с отставанием и ри­ском отставания, где отводится большая роль семье, матери в реализации индивидуальной программы развития ребенка.

Л.С. Выготский указывал, что в развитии ребенка существу­ют оптимальные сроки для каждого вида обучения. Мнение о том, что чем старше ребенок, тем легче его обучать, по сути сво­ей неверно. Сроки обучения определяются сензитивными пе­риодами в развитии каждой функции. Именно в эти периоды обучение оказывается наиболее легким, экономным и плодо­творным. Оптимальные сроки обучение для каждого ребенка определяются зоной его ближайшего развития, то есть обучение опирается не только и не столько на созревшие функции ребен­ка, сколько на созревающие (Растягайлова Л.И., Дунаева З.М.).

Существующая система медико-психолого-педагогической помощи имеет серьезные недостатки, выражающиеся в отсутст­вии преемственности и непрерывности адекватных мероприятий.

В этих условиях совершенно очевидна необходимость пере­стройки всей системы медико-психолого-педагогической по­мощи не только в отношении ранней диагностики и предуп­реждения рождения неблагополучных детей, но и отношении динамического сопровождения детей группы риска (Растягай­лова Л.И., Дунаева З.М.).

В последнее десятилетие в системе образования сложились условия для обеспечения психолого-педагогической и меди­ко-социальной помощи детям с особыми потребностями и их семьям (Волосовец Т.В.). В соответствии с «типовым положени­ем об образовательном учреждении для детей, нуждающихся в психолого-педагогической и медико-социальной помощи», ут­вержденным постановлением Правительства Российской Феде­рации № 867 от 31.07.98, в России действуют боле 850 государ­ственных и муниципальных образовательных учреждений для детей, нуждающихся в психолого-педагогической и медико-со­циальной помощи (ППМС-центры).

Получила развитие сеть психолого-медико-педагогических комиссий (консультаций) (ПМПК). осуществляющих комп­лексное, целостное и системное изучение ребенка, у которого родителями, врачами, психологами выявлены заметные откло­нения в развитии. Комиссии определяют для него пути получе­ния образования, консультируют родителей и педагогов.

Однако дети младенческого возраста (до одного года жизни) находятся вне поля зрения ПМПК, так как преимущественно наблюдаются в детских поликлиниках, где в настоящее время не предусмотрена психолого-педагогическая диагностика, и, следовательно, упускается самый важный сензитивныи период в формировании психомоторных функций.

Вместе с тем доказано, что нарушение нейрофизиологиче­ских функций искажает, но не останавливает процессы разви­тия. Формирование психики ребенка протекает при этом в ано­мальных условиях, однако благодаря высокой пластичности детской психики, ее широким компенсаторным возможностям оказывается возможной как успешная коррекция отклонений, так и относительная компенсация даже самых тяжелых пораже­ний нервной системы, опорно-двигательного аппарата (Урядницкая Н.А.).

Ребенок с отклонениями в развитии, начавший обучаться в первые месяцы жизни, имеет самые большие шансы на макси­мально быстрое достижение оптимально возможного для него уровня общего развития и, соответственно, более раннего срока выбора интегрированного обучения (Урядницкая Н.А.).

Своевременная диагностика и организация адекватной ран­ней коррекционной помощи или педагогического сопровожде­ния позволит предупредить вторичные нарушения у детей груп­пы риска.

Одним из важнейших условий результативности коррекционно-развивающего обучения детей с проблемами в развитии является выявление характера отклонений и их коррекция в раннем возрасте. Возможности компенсации и развития психи­ческих функций во многом зависят от времени начала коррекционных мероприятий. Наиболее эффективным оказывается коррекционное воздействие, которое проводится в период ин­тенсивного развития корковых структур головного мозга, то есть в первые три года жизни ребенка (Серебрякова Н.В., Борякова Н.Ю.).

Необходимость мер по ранней диагностике и коррекции в развитии детей связана с наличием в стране тревожной демог­рафической ситуации, характеризующейся не только общим снижением рождаемости, но и увеличением доли рождения не­здоровых, физиологически незрелых детей (Урядницкая Н.А.).

По данным специальных исследований, доля здоровых но­ворожденных в течение последних лет снизилась с 48,3% до 26,5^-36,55%. Сегодня до 80% новорожденных являются физио­логически незрелыми, около 70% имеют диагностированную родовую энцефалопатию, отсутствие своевременной коррекции которой приводит к развитию стойких нарушений в будущем (Урядницкая Н.А., Баранов А.А.).

Увеличение удельного веса ослабленных новорожденных среди общего числа родившихся обусловлено целым рядом причин. Одной из них является снижение смертности младен­цев, следствием чего стало увеличение числа детей с врожден­ными пороками развития, недоношенных и перинатально пострадавших детей (Вернадская М.Э.).

По данным ведущих отечественных педиатров, перинаталь­ная отягощенность в нашей стране за последнее десятилетие возросла в 1,9 раза и составила 544,7 на 1000 родившихся (Ба­ранов А.А.). Патология, перенесенная ребенком в перинаталь­ном периоде, оказывает негативное влияние на состояние мно­гих органов и систем организма, в первую очередь, нервной системы (Яцык Г.В.).

Проблема перинатальной энцефалопатии у детей с ранними поражениями мозга приобрела особую актуальность в последние десятилетия в связи с увеличением рождения детей с ПЭП — до 60—70%, по последним данным (Яцык ГВ., Бомбардирова Е.П.).

Причинами, вызывающими ПЭП, могут быть неблагопри­ятные воздействия в период внутриутробного развития, различ­ные родовые травмы; тяжелые заболевания, перенесенные в раннем возрасте, вызывают риск возникновения у детей нару­шений в развитии.

Ведущим патогенетическим звеном развития перинатальной энцефалопатии (ПЭП) является гипоксия плода и новорожден­ного, приводящая к отеку мозга, нарушению гемодинамики различной степени тяжести. Диффузность поражения и генера­лизованный характер реагирования незрелой нервной системы крайне затрудняют диагностику на ранних этапах, ПЭП на по­следующих этапах онтогенеза вызывает самые разнообразные функциональные и структурные нарушения нервной системы, обуславливающие развитие детского церебрального паралича (в 20% случаев), гидроцефалии, эпилепсии, минимальной мозго­вой дисфункции (67,6% случаев по данным Ю.И. Барашнева), нарушений и задержки психического развития (Дунайкин МЛ.).

ПЭП к концу первого года жизни как диагноз снимается, так как выраженных нарушений не выявляется. Нормальное развитие отмечается у 15—20% детей. Но наши длительные на­блюдения показывают, что и эти дети в возрасте 4—5 лет харак­теризуются различными речевыми нарушениями: ОНР, ФФН, стертые формы дизартрии и другие.

Особенно прогностически неблагоприятной группой явля­ются дети с недоношенностью осложненной ПЭП (около 10%). Вследствие ПЭП у недоношенных часто бывает тяжелое пора­жение центральной нервной системы — ДЦП (Дунайкин М.Л.).

12 Актуальные проблемы ранней диагностики и коррекции отклонений

Обследования детей раннего возраста показали, что наибо­лее частыми являются речевые расстройства — 50,5%, расстрой­ства эмоционально-волевой сферы — 29,2%. Все чаще встреча­ется диагноз «ранний детский аутизм» — 12,3%; нарушения по­ведения и внимания — 7,7%; повышенная утомляемость и истощаемость нервных процессов - 9,2% (Дунаева З.М., Растягайлова Л.И., Урядницкая Н.А.).

В нозологической структуре детской инвалидности первое место принадлежит болезням нервной системы и органов чувств — 52,5 случая заболевания на 10 тысяч детей в возрасте до 15 лет включительно; причем в эту группу болезней входят: детский церебральный паралич, распространенность которого составляет 19,4 случая на 10 тыс. детей, заболевания глаза — 9,67, заболевания уха - 8,5, наследственные и дегенеративные заболевания нервной системы — 3,3.

Второе место принадлежит психическим расстройствам — 31,0 случая на 10 тысяч детей, среди которых 21,9 составляет умственная отсталость.

Третье - врожденным аномалиям развития: 28,2 случая забо­левания на 10 тысяч детского населения (Урядницкая НА.).

Симптомы этих нарушений имели место чаще всего с рож­дения, так как причины нарушений относятся к внутриутроб­ному или младенческому периоду.

Исследования сотрудников Центра психолого-медико-со­циального сопровождения Санкт-Петербурга, где проводится диагностика и коррекция отклонений в развитии детей от 0 до 3 лет, показывают, что 83% детей этого возраста относятся к группе риска или имеют выраженные отклонения. Среди них дети с проблемами речевого развития составили 28%, с пробле­мами общего психического развития — 22,3 %, с проблемами поведения — 11,2%, с отставанием только в сфере моторного развития — 8%, с проблемами внутрисемейных отношений — 7% (Серебрякова Н.В.).

Основной задачей Центра психолого-медико-социального сопровождения Санкт-Петербурга является не только ранняя диагностика и коррекция отклонений в развитии детей, но и профилактика вторичных отклонений психического развития.

Исследования М.Л. Дунайкина, посвященные изучению ди-зонтогенеза детей с ПЭП, выявили нейропсихологические кри­терии латерализации церебральных дисфункций у детей перво­го года жизни с ПЭП. Так, у детей первого года жизни с ПЭП с правополушарной мозговой дисфункцией отмечается снижение эмоционального общения, но опережающее развитие манипулятивно-предметной деятельности, достаточная голосовая активность, своевременное формирование двигательной и сен­сорной функций.

У детей с левополушарной мозговой дисфункцией отмеча­ются повышенные эмоциональные реакции на окружающее и на общение, но выражено отставание в голосовых проявлениях, в развитии манипулятивных функций. К концу первого года жизни дети с ПЭП с левополушарной дисфункцией дают не­значительную динамику в двигательной и сенсорных сферах, но усугубляется отставание в голосовой и лепетной активности.

В целом дизонтогенез при правополушарной мозговой дис­функции проявляется в дисгармоничном развитии, а при лево­полушарной мозговой дисфункции - в задержке развития.

Эти данные помогут не только решать диагностические за­дачи и определять группы риска, но и осуществлять дифферен­цированный подход в ранней коррекционной работе.

В настоящее время известны и успешно апробируются раз­личные диагностические методики.

Важное значение в диагностике нарушенного развития в раннем детстве имеют стандартизированные шкалы обследова­ния младенцев (А. Гезелл, 1930; Л.Т. Журба, Е.М. Мастюкова, 1981; ГВ. Пантюхина, К.Л. Печора, Э.Л. Фрухт, 1983: О.В. Баже­нова, 1986; Г.В. Козловская, А.В. Горюнова и др.). Выделяется группа методик для быстрой оценки психомо­торного развития младенцев - «скрининг-методики» (А.М. Казь­мин и Л.В. Дайхина, 1990; Е.В. Кожевниковой с соавт., 1995; Г.В. Козловская, А.В. Горюнова и др., 1997; В.В. Юрьев и др. Для оценки характера, степени нарушений и прогноза, определения коррекционных мер требуется качественный клинический анализ отклонений психомоторного развития, на котором основаны методики Журбы—Мастюковой—Айнгорн (1981) и О.В. Бажено­вой (1986). Определенный интерес для исследования недоно­шенных и доношенных детей имеет методика Н. Бэйли «Школа развития младенцев и детей раннего возраста» (1993). Этот тест хорошо стандартизован, высоко валиден, надежен и удобен для проведения лонгитюдных исследований. Он позволяет сравни­вать полученные ребенком баллы как с его собственными в раз­личном возрасте, так и с результатами сверстников.

 

В свете современных тенденций к изучению дизонтогенеза детей раннего возраста, вопросам адекватной дифференциро­ванной поддержки и коррекции детей раннего возраста акту­альной становится проблема изучения эмоциональной недоста­точности ребенка младенческого и раннего возраста. В связи с этим в исследованиях Е. Баенской приводятся критерии оцен­ки аффективного развития, позволяющие выявить группу ри­ска в сфере эмоциональной недостаточности. Так, автор указы­вает, что трудности эмоционального развития детей в раннем возрасте охватывают широкий спектр особенностей реагирова­ния маленького ребенка, осложняющих его взаимодействие с окружающим миром. К ним относятся: повышенная возбуди­мость малыша, его сензитивность, малая активность во взаимо­действии со средой и быстрая пресыщаемость в контактах, лег­кая тормозимость, сложности развития отношений с близкими людьми и взаимодействия с посторонними, возникновение ранних поведенческих проблем: страхов, агрессии, влечений и др. Все эти проблемы являются характерными для детей, разви­тие которых можно отнести к разным вариантам аутистического дизонтогенеза. Наиболее заметными эти особенности стано­вятся к 2,5 годам. Е. Баенская выделяет ряд признаков раннего детского аутизма (РДА):

1) обычны отсутствие либо непостоянство отклика малыша на обращение к нему близких, на собственное имя. В ряде слу­чаев эта тенденция настолько сильно выражена, что ребенка начинают подозревать в снижении слуха;

2) характерно отсутствие прослеживания взором направле­ния взгляда взрослого, игнорирование его указательного жеста и призыва («Посмотри на...»). Даже если в ряде случаев в начале слежение за указанием матери есть, то постепенно оно угасает;

3) типична невыраженность подражания, чаще даже его от­сутствие, а иногда очень длительная задержка;

4) отсутствует эмоциональный контакт с ребенком. Если ро­дители проявляют большую настойчивость и активность, пыта­ясь привлечь внимание к себе, ребенок либо протестует, либо уходит от контакта.

Проблема ранней диагностики и коррекции развития детей с нарушениями речи в современной логопедии представлена недостаточно (Чиркина ЕВ., 2003).

В настоящее время наметилась тенденция к более раннему и углубленному обследованию психомоторного и коммуникативного развития ребенка, позволяющему своевременно выявить и скорректировать ранние признаки речевого недоразвития.

В исследованиях Г.В. Чиркиной выделены ряд диагностиче­ских показателей, позволяющих отнести детей к группе риска.

Установлены наиболее значимые показатели лингвистиче­ского развития детей, позволяющие рано определить отстава­ние или нарушение анатомо-физиологических предпосылок речевой деятельности. К ним относятся:

• понимание речи в сенсомоторном периоде развития и ха­рактер последовательных стадий овладения импрессивной речью;

• долингвистическая вокальная продукция (возраст и этапы вокализации, репертуар согласных звуков, организация лепетных звуков по типу итерации, структура слогов, просодия);

• первые комбинации жеста и слова; речевые акты утверж­дения и просьбы (отдельными словами; двусловные высказыва­ния); появление коммуникативных намерений;

• начало активной речи (объем словаря и особенности дет­ской номинации; ранний синтаксис: аккомпанирующая речь; мотивированность речи действием или ситуацией);

• овладение фонемным строем речи (последовательное об­разование дифференциации фонем по акустическим и артику­ляционным признакам; характер фонетических трансформаций).

В работах Ю.В. Герасименко (2003) указывается, что в по­следнее время появились исследования, свидетельствующие о многообразии вариантов онтогенеза речи. Эти сведения в еще большей степени затрудняют выработку диагностических кри­териев оценки нормального речевого развития детей третьего года жизни. Исследователи детской речи рекомендуют не свя­зывать определенные умения в области языка с конкретным возрастным интервалом. Делать заключение о речевом разви­тии они рекомендуют на основании анализа динамики овладе­ния языком.

Наиболее сложным и дискуссионным в настоящее время яв­ляется вопрос о диагностике нарушений речевого развития детей третьего года жизни. В то же время потребности практики логопедии диктуют необходимость создания методик диагнос­тики нарушений развития речи детей третьего года жизни. Их разработка должна быть ориентирована на закономерности ре­чевого онтогенеза. В результате можно констатировать, что на­ше исследование, учитывая вышеперечисленные проблемы диагностики, позволило апробировать скрининговую методику изучения психомоторного развития детей с ПЭП (шкала Гриф­фите).

Эта система позволяет количественно и качественно оцени­вать психомоторное развитие ребенка с ПЭП в возрасте от од­ного месяца до двух лет жизни. Данная методика доступна и проста в использовании. Применяя ее, можно вести лонгитюдное исследование — как родителям, так и специалистам.

Таким образом, общую диагностику психического и речево­го развития детей смогут самостоятельно проводить родители, медицинские работники, а в кабинете здорового ребенка при детских поликлиниках - логопеды и психологи детских поли­клиник.

Анализ зарубежного опыта реализации программ раннего вмешательства показывает, что в России есть все условия, необ­ходимые для построения эффективной системы ранней диагнос­тики и коррекции выявленных отклонений в развитии у детей.

В статье Н.А. Урядницкой указывается, что:

- в нашей стране благодаря наличию обширной сети учреж­дений здравоохранения и образования становится возможной реализация модели системы раннего вмешательства, при кото­рой новые структуры могут создаваться и эффективно функци­онировать на базе уже действующих;

- в России система раннего выявления и комплексной по­мощи детям с отклонениями в развитии будет реализовываться в условиях существующей системы обязательного медицинско­го страхования;

- всеобщая грамотность населения в нашей стране является существенным фактором, благодаря которому можно осущест­вить проверку психического развития практически всех детей с активным привлечением родителей.

Н.А. Урядницкая отмечает, что для обеспечения эффектив­ности психолого-педагогической помощи проблемному ребен­ку необходимо, чтобы:

1) первичное нарушение в развитии было выявлено как можно раньше;

2) специальная помощь начиналась сразу же после диагнос­тики первичного нарушения в развитии независимо от возраста ребенка;

3) строились «обходные пути» обучения, использовались специфические средства и методы;

4) регулярно осуществлялся контроль за соответствием вы­бранной программы обучения реальным достижениям, уровню развития ребенка;

5) все окружающие взрослые были подготовлены и реально участвовали в решении особых проблем ребенка за пределами образовательного учреждения;

6) психолого-педагогическая помощь и поддержка проводи­лись не только в ранний или дошкольный период, но и на про­тяжении школьного периода;

7) коррекционно-реабилитационный процесс осуществлялся квалифицированными специалистами, компетентными в реше­нии развивающих и коррекционных задач (Малофеев Н.Н., 2001).

Ученые Института коррекционной педагогики РАО (Мало­феев Н.Н., Стребелева Е.А., Разенкова Ю.А. и др.), разрабаты­вая концепцию раннего вмешательства, выдвинули следующую стратегию комплексного подхода к проблеме диагностики и ранней коррекционной помощи:

• скрининговое обследование всех новорожденных в ро­дильных домах с указанием фактора риска в карте развития ре­бенка;

• расширение деятельности кабинетов здорового ребенка в детских поликлиниках;

• целенаправленное наблюдение за темпом психофизиче­ского развития ребенка группы риска по месту его жительства со стороны педиатра, логопеда, психолога;

• создание «команды» специалистов для выявления харак­тера отклонений;

• организация «центров детства» в целях ранней диагности­ки и ранней коррекции отклоняющегося развития с опорой на медико-психолого-педагогическую работу с проблемным ребен­ком и оказание психолого-педагогической поддержки родителям;

• раннее начало систематической коррекционной работы, в том числе и в группах кратковременного пребывания при спе­циализированных дошкольных учреждениях;

• целенаправленная подготовка и переподготовка специ­алистов разных профилей для комплексной коррекционной ра­боты с детьми раннего возраста.

Реализация этого подхода предусматривает осуществление целенаправленной государственной политики в этой области и разработку инструктивно-нормативных актов в целях создания «центров детства» (Стребелева Е.А., Разенкова Ю.А.).

На наш взгляд, это позволит выявить детей группы риска и обеспечить превентивные мероприятия.

В работах Л.И. Растягайловой, З.М. Дунаевой предлагается система помощи детям с выраженными отклонениями в разви­тии. Авторы предлагают восемь этапов в организации помощи:

• первый этап — детальное обследование новорожденных неонатологом, неврологом, генетиком с регистрацией всех адаптивных параметров ребенка в паспорте новорожденного;

• второй этап — подробное изложение в истории диагности­ческих и коррекционных мероприятий по отношению к ребен­ку с особенностями развития в период младенчества (до одного года), выявление детей группы риска;

• третий этап — дифференциальная диагностика с определе­нием прогноза развития и адекватной коррекционной работы с детьми от одного года до трех лет в условиях соответствующего детского учреждения;

• четвертый этап — выделение ведущих отклонений в разви­тии ребенка после трех лет с целью их компенсации и подготов­ки ребенка к школьному обучению;

• пятый этап - дифференциально-диагностическая и пси­холого-медико-педагогическая работа с целью подбора адек­ватной формы обучения;

• шестой этап — выявление детей с трудностями школьной адаптации; корректировка программы и условий обучения и воспитания дезадаптированных школьников с максимальным учетом индивидуальных особенностей;

* седьмой этап — ранняя (с 12—13 лет) профессиональная ориентация и соответствующая подготовка в профессиональ­ных школах трудовой и жизненной адаптации подростков;

• восьмой этап — социальная опека подростков с отклоне­ниями в развитии работниками социальных служб при муници­палитетах в период начальной трудовой адаптации (получение доступной квалификации и внедрение в трудовой коллектив).

На всех этапах должно осуществляться комплексное взаимо­действие специалистов: медиков, психологов, педагогов, юрис­тов и социальных работников (Растягайлова ЛИ., Дунаева З.М.).

В настоящее время разрабатывается федеральная система ранней помощи (Разенкова Ю.А.).

На базе ИКП РАО создан «Центр ранней диагностики и спе­циальной помощи детям с выявленными отклонениями в раз­витии». Определены были направления деятельности «Центра».

В результате был создан проект Программы единой государ­ственной системы раннего выявления и ранней специальной помощи детям с отклонениями в развитии.

Проведенное обсуждение Программы и мониторинг дейст­вующих служб ранней помощи в России показали необходи­мость дальнейшей проработки данной проблемы.

Имеется определенный опыт реализации данной Програм­мы. Наиболее успешным признан опыт Санкт-Петербургской социальной программы «Абилитация младенцев», программа «Лонгитюд». В Москве реализация государственной Програм­мы проходит в консультативно-диагностическом центре ИКП РАО; в Центре ранней диагностики и специальной помощи МО России; в Центре «Малыш»; в Центре лечебной педагогики и некоторых других. Общим выводом в результате анализа данно­го опыта является признание необходимости и экономической целесообразности встраивания системы ранней помощи в имеющуюся образовательную систему путем расширения функ­ций образовательных учреждений (Разенкова Ю.А.).

Ю.А. Разенкова указывает, что проведенный анализ пока­зал, что опорными элементами создаваемой системы в регионах становятся областные, городские и муниципальные психоло­го-медико-социальные центры, реабилитационные центры, психолого-медико-педагогические комиссии, группы кратковре­менного пребывания при общеобразовательных и специальных (коррекционных) дошкольных учреждениях. Эти учреждения максимально приближены к месту жительства семьи и организо­ваны с учетом региональных экономических возможностей, мест­ных условий и традиций, в них на сегодняшний день работает большое количество высококвалифицированных специалистов, что позволяет, не создавая новых образовательных структур, до­строить имеющиеся системы ранней комплексной помощи.

Наше исследование и многолетний практический опыт ра­боты позволяет дополнить данный вывод некоторыми предпо­ложениями.

Нам представляется, что более приближенными по месту жительства для детей младенческого возраста являются детские поликлиники, которые посещаются регулярно (профилактиче­ские прививки, диспансерные дни, регулярные осмотры педи­атра, обязательные посещения кабинета здорового ребенка и т. д.). Эта службы отработана и проходит в рамках обязательного ме­дицинского страхования. Наличие в детских поликлиниках та­ких специалистов, как логопед и психолог, могут помочь в обес-

20 Актуальные проблемы ранней диагностики и коррекции отклонений







Последнее изменение этой страницы: 2019-04-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.108.191 (0.021 с.)