Глава 465. Облачный вихрь диких земель




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 465. Облачный вихрь диких земель



Странность созданий, попадающихся им по дороге, далеко превосходила всё то, что они видели в первой части пути. Дорога из города Восточного Моря до Мирового города больше напоминала прогулку по парку по сравнению с этим. Хотя им приходилось сталкиваться с некоторыми сложными ситуациями, всё разрешалось довольно удачно. Но дорога из Мирового города до города Великой Стены оказалась гораздо опаснее. И растения, и животные были неимоверно причудливыми, и, конечно, Бай Сяочань был напуган до чёртиков. Даже Чжао Тяньцзяо, несмотря на свою выдающуюся основу культивации и невероятную храбрость, продвигался с крайней осторожностью. Чень Юэшань казалась немного бледной, ну, а остальные в группе множество раз просто тряслись от страха. Даже лёгкий ветерок заставлял их пугаться.

Этот мир очень сильно отличался от того, к чему они привыкли. Духовная энергия была слабой, что заставляло всех ощущать себя несколько скованными. Им даже пришлось использовать магические предметы и духовные камни, чтобы продолжать полёт. Духовную энергию в собственных телах они использовать не смели. На самом деле, чтобы предотвратить её утечку, Чжао Тяньцзяо даже запечатал себя магическим образом. Все остальные проделали нечто подобное. Конечно, Бай Сяочань предпринял подобные меры предосторожности гораздо раньше всех остальных.

Хотя запечатывание тела немного ухудшало духовные чувства восприятия, но проблема утечки духовной энергии решалась. А это было очень важно в подобном месте, почти совсем лишённым духовной энергии, где культиватор мог рассчитывать только на свои ресурсы без поддержки энергии небес и земли. Этот метод подходил для прекращения потерь духовной энергии, но не помогал уменьшить опасность пути. Каждый раз, когда мимо пролетали души или встречались странные сущности, населяющие эти земли, им приходилось продвигаться с крайней осторожностью.

Несмотря на все предосторожности, через два месяца, после того как они покинули Мировой город, случился инцидент. Они сидели со скрещёнными ногами на магической лодке, принадлежащей Чень Юэшань, когда в воздухе раздался ужасающий вой. Оглушительный крик проник за защитное поле лодки и обрушился на сознание всех на борту. Чжао Тяньцзяо открыл глаза, а у Бай Сяочаня сердце ушло в пятки. Все посмотрели на небо и увидели нечто, похожее на облака, собирающиеся вместе. Через несколько мгновений облака превратились в тучи в форме огромного жука целых три километра в длину, который быстро стал чёрным как сажа. Очевидно, что этот чёрный трёхметровый жук пытался встать у них на пути, а его жуткий вой заставлял всё вокруг задрожать.

— Облачный вихрь диких земель! — выпалила Чень Юэшань. Лицо Чжао Тяньцзяо помрачнело, и остальные тоже казались не менее потрясенными.

— Никто не знает, откуда взялись облачные вихри диких земель, — сказал Чжао Тяньцзяо, — и никто не знает, каким образом они формируются. Если я правильно помню, они могут возникнуть в любом месте диких земель, будь то по ту или по эту сторону великой стены. У них нет своей формы, и они могут принять любую, даже стать похожими на растение. Очевидно, что этот облачный вихрь принял форму жука! Облачные вихри на самом деле не животные, они погодные явления, а этот огромный точно привлечёт внимание города Великой Стены.

Не медля ни секунды, он направил лодку в сторону, пытаясь избежать встречи с чёрным жуком. Когда лодка сменила направление, Бай Сяочань ощутил острое чувство опасности, и у него перехватило дыхание. Однако пока они пытались обойти жука, он перестал завывать и посмотрел на них холодным взглядом. Уже одного этого взгляда было достаточно, чтобы Бай Сяочань испугался до чёртиков, и его голова пошла кругом. Все остальные тоже покрылись потом от страха.

Прежде чем кто-либо успел среагировать, чёрный жук издал оглушительный рёв и распахнул жвалы… Тут же оттуда начала распространяться сила притяжения, сопровождаемая громоподобным грохотом и воем ветра. Это было похоже на то, словно жвалы чёрного жука превратились в чёрную дыру. Всё затряслось, в воздух поднялась пыль и камни, даже облака начали искажаться в небе. Пролетающая стая жутких птичек с громкими криками оказалась затянута в жука. Земля тряслась так сильно, что близлежащий холм сорвало с места и тоже понесло к жуку.

У всех наступил шок, они изо всех сил пытались удержаться на борту лодки, их одежда и волосы развевались на ветру. Если бы их не защищала духовная сила самой лодки, то их бы уже давно подняло в воздух и разорвало в клочья. Даже сама лодка уже начала искажаться и искривляться на грани того, чтобы сломаться. Сверху казалось, что чёрный жук стал центром огромной воронки, затягивающей в себя всё вокруг, даже деревья.

Чжао Тяньцзяо, Бай Сяочань и остальные сильно занервничали, им даже в голову не пришло беречь духовную энергию. Они тут же использовали все возможности своих основ культивации, чтобы придать энергии лодке и постараться вырваться из поля притяжения воронки. Лодка с большим трудом пыталась пробиться сквозь потоки воздуха, а духовные камни, которые были вставлены в пазухи лодки, ярко сверкнули, потом полностью потемнели и рассыпались в прах. Они оказались полностью выжжены, и при помощи энергии основ культивации всей группы лодка, словно яростно взревев, вырвалась из поля притяжения воронки и улетела вдаль. За их спинами чёрный жук взревел от досады, но не погнался за ними.

Бай Сяочань сидел, не в силах произнести ни слова, в его голове не осталось ни одной мысли. Всю свою силу культивации, ровно как и все остальные, он вливал в лодку. Только использовав все силы, чтобы сбежать, и оказавшись достаточно далеко, они замедлили ход лодки и остановились у какой-то горы. Там они облегчённо вздохнули и обменялись неловкими взглядами, в которых проглядывал ещё не отпустивший до конца страх.

— Этот облачный вихрь… был не менее сильным, чем культиватор на стадии великой завершённости зарождения души…

— Облачный вихрь… — Бай Сяочань оглянулся в сторону, откуда они прилетели. Он ощущал, что ему только что с огромным трудом удалось избежать гибели. Если бы они не смогли вырвать лодку из поля притяжения жука, что бы тогда случилось?..

Ответа на этот вопрос не было. В диких землях облачные вихри представляли проблему не только для культиваторов, но и для дикарей. Они были атмосферным явлением и не зависели от пожеланий людей. Ничто и никто из того, что попадало в их челюсти, не могло вернуться оттуда живым. Никто не знал, что случается с теми, кто попал внутрь.

— Как может такая жуткая штука вообще существовать?.. — нахмурившись, сказал Бай Сяочань. Пытаясь подбодрить остальных, Чжао Тяньцзяо сказал:

— С нашими командными медальонами… по большей части мы защищены, если только будем осторожны. И пока не выйдем на ту сторону от великой стены…

Лицо Чень Юэшань казалось немного серым, но она кивнула. Единственное, на что им оставалось надеяться в этой почти безлюдной местности, — это то, что сила командного медальона защитит их. Именно для этого и предназначались командные медальоны, поэтому их и выдавали ученикам секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей.

— Ты уверен?.. — спросил Бай Сяочань. Хмурясь и чуть не плача, он вынул командный медальон. Он уже жалел, что пошёл сюда вместе с Чжао Тяньцзяо. Гораздо лучше было бы найти себе прибежище на десять лет в Мировом городе. Лучше и безопаснее!

Вечерело. К сожалению, выгоревшие духовные камни, дав нужное ускорение, повредили пазухи для духовных камней в лодке, поэтому больше пазухами пользоваться было нельзя. Однако Чжао Тяньцзяо и его группа была хорошо подготовлена к путешествию. Немного отдохнув, Чень Юэшань вынула ещё одну летающую лодку, в которую они вставили новый набор духовных камней и полетели дальше.

По пути они стали проявлять ещё больше осторожности, чем раньше. Им пришлось потратить большое количество собственной силы основ культивации, а духовная энергия земли и небес была крайне скудной. Поэтому они были вынуждены использовать духовные камни, чтобы восстановиться. На это требовалось много времени и усилий.

Пролетело ещё два месяца. За это время они столкнулись с ещё несколькими опасными ситуациями, но успешно всё преодолели. Даже так моральная усталость начала накапливаться. Хорошо, что они медленно, но верно восстанавливали свои основы культивации, приближаясь к пику сил. Из-за этого Бай Сяочань ощущал себя более защищённым, чем раньше. В какой-то момент Чжао Тяньцзяо покачал головой и сказал:

— Даже я не могу до конца поверить, что всё может быть настолько опасно по эту сторону от великой стены… Интересно, как же обстоят дела по ту сторону. Сяочань, наша главная цель осталась прежней. После того как попадём на великую стену, мы отправился за её пределы, чтобы набраться опыта. Ты пойдёшь с нами?

Бай Сяочань задумчиво посмотрел на земли вокруг, потом покачал головой.

— Не думаю, — ответил он. — Эм… Я планирую какое-то время побыть в городе Великой Стены. Чем лучше я изучу город, тем меньше проблем у меня возникнет впоследствии.

Глава 466. Невероятная великая стена!

— Сяочань, — сказал Чжао Тяньцзяо серьёзным голосом, — ты же знаешь, за десять лет этого испытания огнём каждый должен как минимум три раза выйти за пределы великой стены. Ты можешь выбирать, когда именно пойти, но не можешь избежать этой задачи. Другими словами… когда-нибудь тебе всё равно придётся выйти за великую стену! — Чжао Тяньцзяо положил ладонь ему на плечо и слегка сжал. — Когда придёт время, тебе придётся идти, даже если ты не хочешь… Иначе ты не сможешь пройти последнюю проверку и вернуться в секту.

Бай Сяочань содрогнулся внутри. При мысли о необходимости трижды выйти за стену мир вокруг сразу начал казаться гораздо более неприветливым местом. Хотя он слышал про это распоряжение, но пока не особо задумывался над ним, считая, что беспокоиться об этом не стоит. Однако, увидев во время их путешествия, насколько опасны дикие земли, он понял, что малейшая ошибка в них может привести к гибели. Теперь, думая о трёх обязательных вылазках за пределы великой стены, он не мог отделаться от ощущения, что на самом деле это просто смертельные ловушки… Однако он не дал страху проявиться на лице. Напротив, он выпятил подбородок, как будто его мало волновала эта тема.

— Это же всего три раза, верно? Это ж ерунда. Тебе не нужно напоминать мне об этом, старший брат Чжао. Когда придёт время, я сделаю всё, что требуется.

Чжао Тяньцзяо громко рассмеялся и хлопнул Бай Сяочаня по плечу.

— Отлично! Так и должен поступать младший брат Чжао Тяньцзяо Бай! Хорошо, я больше не буду снова возвращаться к этой теме. Учитывая нашу скорость, мы увидим великую стену где-то через полмесяца. Там наши дороги разойдутся… Надеюсь, что когда мы свидимся снова, будь то по эту или по ту сторону великой стены, мы оба уже будем очень известными личностями!

После этого он вынул флягу с алкоголем, довольно много глотнул из неё и протянул Бай Сяочаню. В это мгновение Чжао Тяньцзяо казался таким высоким и могущественным, неимоверно впечатляющим. Чень Юэшань стояла немного в стороне и смотрела на него с сияющими глазами. Бай Сяочань ударил себя в грудь, взял флягу и тоже отхлебнул большой глоток. Несмотря на то, каким величественным он пытался выглядеть, к своему разочарованию, он осознал, что Чень Юэшань и остальные в группе смотрят только на Чжао Тяньцзяо.

«Эм, — подумал он. — Не выделяться. Я должен стараться не высовываться…»

Прошло полмесяца. Однажды утром, когда на востоке показались первые солнечные лучи, Бай Сяочань открыл глаза и, посмотрев на горизонт, заметил там нечто, похожее на горную цепь. Это была… великая стена! Этот вид так потряс Бай Сяочаня, что это почти не поддавалось описанию. Великая стена напоминала массивного дракона, который лежал на горизонте, извиваясь всю дорогу, насколько хватало глаз. Он был шесть километров в высоту и представлял собой барьер, полностью разделявший земли по ту и по эту сторону, не пропуская ничего оттуда сюда.

Кроме самой стены ещё можно было рассмотреть чёрный, мерцающий свет защитного барьера, который уходил от стены в небеса. Этот защитный барьер полностью опечатывал границу. Вместе стена и защитное поле представляли собой непреодолимый барьер. Что касается стены, то она была не чёрного, а пурпурного цвета. Бай Сяочань даже ощущал запах крови, который исходил от неё. Очевидно, что когда-то давно стена была чёрной, но со временем на неё пролилось такое количество крови, что она изменила цвет.

Земли на подходах к стене были полностью пустынными и лишёнными жизни. Угрюмость этого места, казалось, воздействует даже на облака в небе, окрашивая их в пурпурный цвет и закручивая в воронку, из которой время от времени доносился грохот. Рядом с воронкой мелькали красные молнии, словно летающие вокруг и ревущие драконы. Стена была пурпурной, защитное поле — чёрным. Каждый блок в кладке стены источал неимоверное давление, а всё вместе это создавало… непроницаемую границу между землями Достигающими Небес и дикими землями. Сверху на стене виднелось больше сотни магических пушек, мощного оружия, способного, казалось, уничтожить небеса и разрушить землю.

Прямо по курсу, являясь частью великой стены, виднелся город, который был раз в десять больше и города Восточного Моря, и Мирового города. В городе находились ворота, ведущие за пределы великой стены. Внутри города можно было ощутить множество аур, каждая из которых пульсировала кровью бесчисленных сражений, смешанной с полнейшей и непоколебимой решимостью. По ощущениям Бай Сяочаня, внутри был не один миллион таких аур. Более того, большое количество таких аур принадлежало культиваторам зарождения души, но кроме них было ещё нечто… что могло потрясти небеса и землю, нечто настолько могущественное, что казалось частью самого творения. Это была аура… дэва!

Дэвы встречались очень редко, но в городе определённо такой имелся. Более того, этот дэв был знаком и Бай Сяочаню, и Чжао Тяньцзяо. Это был отец Чень Юэшань, трехглазый Чень Хэтянь, который прибыл в город намного раньше них. Его задачей в последующие годы было возглавлять оборону против диких земель.

В центре города на тридцать километров вверх в небо уходила пятиугольная пагода. С вершины башни было хорошо видно всё происходящее по обе стороны великой стены. Мощный свет, который мерцал из неё, мог ошеломить любого, бросившего на неё взгляд. На верху пагоды располагалось трехсотметровая жемчужина, внутри которой клубился туман, время от времени формирующий глаз с двумя зрачками. Любой, на кого устремлялся взгляд этого глаза, сразу начинал дрожать, словно воля небес обрушивалась на него. Пока Бай Сяочань поражённо смотрел на башню, Чжао Тяньцзяо прошептал:

— Пагода Звёздного Неба.

Когда Чжао Тяньцзяо смотрел на пагоду, то в его взгляде читалось неподдельное рвение и глубокое уважение.

— Это священный предмет в нашей секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Пагода Звёздного Неба. Я слышал, что внутри жемчужины заключена… истинная душа!

— Истинная душа? — сказал Бай Сяочань, и на его лице отобразилось полное удивление.

— Даже я не знаю, что такое истинная душа. Но учитель говорил: пока истинная душа находится в жемчужине пагоды, великая стена — одушевлённый предмет. Она обладает своей собственной жизненной силой. У пагоды есть не только множество необычных защитных сил, но ещё она является сердцем великой стены. Всё, что касается боевых баллов заслуг и распределения ресурсов, контролируется пагодой, — внезапно Чжао Тяньцзяо глубоко вздохнул и указал вперёд пальцем. — Сяочань, смотри! Вокруг Пагоды Звёздного Неба развеваются знамёна пяти легионов!

И точно, вокруг пагоды можно было заметить пять знамён, представляющих великолепное зрелище. На полотнищах можно было даже чётко заметить различия. Каждое из пяти знамён было своего цвета и со своими отличительными знаками. Все знаки были уникальны, но Бай Сяочаню в глаза больше всего бросился один из них. Этот знак на знамени отображал варвара из диких земель, с которого заживо содрали кожу. Изображение было настолько правдоподобным, что можно было даже увидеть, как оставшийся без кожи варвар воет от боли. Бай Сяочань практически мог услышать душераздирающий вопль, когда смотрел на знамя.

— Эти знамёна принадлежат пяти легионам, которые составляют гильдию Стальной Воли. Каждый легион внёс свой внушительный вклад в военные действия за все эти тысячелетия. Пять легионов — это Сдиратели Кожи, Чёрные Демоны, Звёзды Погибели, Потрошители Дикарей, Забойщики Душ.

— Сдиратели Кожи! — поражённо охнул Бай Сяочань. По какой-то причине это название заставило его разум затрепетать.

— У каждого легиона своё знамя, которое не только представляет, чего они добились в бою, но так же демонстрирует, насколько они невероятны. Видишь знамя Сдирателей Кожи? Я слышал, что этот легион неописуемо кровожаден. Каждый раз, когда они идут в бой, то заживо сдирают кожу с врагов. Уже одно их имя заставляет варваров за великой стеной содрогаться от страха.

По тому, как глаза Чжао Тяньцзяо восхищённо сияли, можно было сразу понять, что он хотел присоединиться к одному из пяти легионов. Бай Сяочань с трудом сглотнул. Когда он увидел знамёна, то решил во что бы то ни стало держаться от легионов подальше. Чжао Тяньцзяо с энтузиазмом рассказал ему всё, что знал.

— Сяочань, а знаешь ли ты, что по ту сторону великой стены у варваров есть так называемый список приговорённых к смерти? Как только твоё имя попадает в него, то любой варвар пойдёт на всё, только чтобы убить тебя. Генералы пяти легионов находятся в первой десятке этого списка, и самое высокое положение в нём у генерала Сдирателей Кожи Бай Линя. У него такая же фамилия, как у тебя, и в списке приговорённых на смерть он идёт сразу после пяти дэвов секты.

Чем больше Бай Сяочань узнавал о великой стене, тем всё более опасной она ему казалась.

 

Глава 467. Сдиратели Кожи

Когда группа приблизилась к великой стене, то в какой-то момент их накрыло волной колебаний, которые заставили их замереть и не шевелиться. Колебания нельзя было увидеть невооружённым глазом, их невероятная ограничивающая сила почти сразу полностью сковала каждого в группе. Даже Чжао Тяньцзяо внезапно остановился и не мог пошевелить и пальцем. То же самое случилось с Чень Юэшань, Бай Сяочанем и остальными. Все они внезапно встали столбом и застыли как вкопанные.

Потом окружившая их сила использовала какие-то неизвестные способы, чтобы изучить их удостоверяющие медальоны и убедиться, что они принадлежат именно им. Даже дочь трехглазого Чень Хэтяня Чень Юэшань очень внимательно досматривали. После этого колебания проникли внутрь и начали исследовать их души! Это продолжалось всего мгновение, но даже короткий миг такого обследования заставил всех задрожать от страха, словно после соприкосновения с самой смертью. В конце концов, если бы при этом досмотре сила обнаружила у них хотя бы намёк на враждебные намерения, то их вне всяких сомнений сразу бы убило. После тщательного досмотра колебания постепенно отпустили их, исчезая, и группа снова смогла двигаться. Помрачнев, они продолжили путь к городу Великой Стены.

В то время, пока небольшую группу проверяли на подступах к городу, где-то в городе Великой Стены открылась дверь, и из неё вышел культиватор средних лет в чёрных доспехах. Он излучал колебания великой завершённости формирования ядра, а также холодную убийственную ауру, которая становилась всё более осязаемой с каждой минутой. Человек сделал всего четыре шага, но при этом смог сразу же оказаться прямо перед группой новоприбывших. Даже Чжао Тяньцзяо ощущал, что убийственная аура этого человека необычна и уникальна. Когда тот увидел Чень Юэшань, то тут же соединил руки и поклонился.

— Я ваш покорный слуга, полковник Ли Хунмин из легиона Сдирателей Кожи. Проверка, которую вы прошли, является частью обязательного протокола. У магической формации города Великой Стены есть специальная функция, которая строго изучает всех приходящих. Я надеюсь, что вы простите меня за это неожиданное неудобство, — по тому, как говорил Ли Хунмин, было ясно, что он не ожидает ответа от кого-то из них, а напротив, хочет, чтобы они внимательно его слушали. — Внутри города Великой Стены останавливаться и гостить запрещено, поэтому всех остальных участников испытания огнём даже не пускают внутрь. Они могут только выходить за пределы стены и возвращаться обратно через боковые ворота. При этом проходить через ворота нужно не дольше, чем горит палочка благовоний. Однако патриарх-дэв отдал приказ, чтобы вашу группу пропустили в город, но только на один день. Потом вам придётся уйти… Мне поручено сопровождать вас на протяжении вашего визита в город, вы должны постоянно находиться в моей зоне видимости. Пожалуйста, не нарушайте это предписание, — потом он повернулся и пошёл к городу.

Когда Бай Сяочань рассмотрел Ли Хунмина, то понял, что основа культивации того только немного превосходит основу культивации его самого, но при этом убийственная аура намного сильнее. Более того, глаза полковника, казалось, излучали кровавый свет, словно он убил так много душ, что даже сложно посчитать. На самом деле то, что такой человек был всего лишь полковником — имел в подчинении всего тысячу человек, потрясло Бай Сяочаня, оставив глубокое впечатление о мощи пяти легионов. После какого-то времени, проведённого в молчании, Чжао Тяньцзяо поспешил за Ли Хунмином и спросил:

— Брат Ли, почему при досмотре на входе в город исследовали даже наши души?

Не поворачивая головы в сторону Чжао Тяньцзяо, Ли Хунмин ответил:

— Один шестидесятилетний цикл назад мстительные души с той стороны великой стены изобрели уникальную технику, чтобы вселяться в людей и маскироваться под культиваторов. Они использовали этот способ для проникновения в город Великой Стены с целью убить генералов. С тех пор мы приняли меры, чтобы избежать повторения подобного. Любой, желающий попасть в город, должен пройти досмотр души.

Чжао Тяньцзяо кивнул, но больше ничего спрашивать не стал. Бай Сяочань осторожно следовал за остальными, в то время как Ли Хунмин привёл их в сам город Великой Стены. Бай Сяочань тут же понял, что это место отличается от города Восточного Моря и Мирового города. Во-первых, нигде не было видно ни одного магазина. Хотя людей на улицах было немало, но подавляющее большинство ходило в доспехах и с холодным лицом, лишённым выражения. Это был не город, а огромная военная база! Все культиваторы здесь принадлежали к одному из пяти легионов. Каждому легиону отводилась своя часть города. Везде царила жёсткая, тяжёлая атмосфера, которая заставила Бай Сяочаня и остальных в группе почувствовать себя немного неуютно. Это повлияло даже на Чжао Тяньцзяо.

Когда Ли Хунмин увидел реакцию Бай Сяочаня и остальных, то на его лице появилась холодная улыбка, а в глазах промелькнуло презрение. Очевидно, что он был невысокого мнения о них, и если бы не приказ дэва, то никогда бы не опустился до того, чтобы показывать им город. По его мнению, это просто отрывало его от настоящих дел — сражения и культивации.

«Они просто кучка заносчивых детишек из секты, пришедших сюда, чтобы посмотреть, на что похожа война». Хотя его сердце наполняло презрение, пока он вёл их по городу, на его лице было безразличное выражение. По дороге многие культиваторы пяти легионов бросали взгляд на Ли Хунмина, а увидев, какие доспехи он носил, соединяли руки, почтительно приветствуя его.

— Приветствую, полковник!

— Моё уважение, полковник!

Бай Сяочань, услышав все эти приветствия и наблюдая за всеобщим почтением, невольно заинтересовался рангом полковника. Чжао Тяньцзяо и остальные были погружены в собственные мысли, пока смотрели на пурпурные стены города. В городе всё имело пурпурный оттенок и источало запах крови.

— Город Великой Стены разделён на пять частей по числу легионов. Сейчас мы в части города, принадлежащей Сдирателям Кожи, даже он один по размерам превосходит Мировой город. Часть города Сдирателей Кожи дальше разделена на территории десяти гарнизонов. А вон та территория принадлежит… генералу Бай Линю, — Ли Хунмин указал на большую область, где было расположено здание высотой в триста метров, похожее на пурпурный гроб.

На гробу виднелся отличительный знак Сдирателей Кожи, и он источал очень зловещую ауру. Оглядевшись, Бай Сяочань заметил в глазах культиваторов, смотрящих на огромный гроб, выражение рвения и преданности. Это касалось даже Ли Хунмина.

— Остальные части города подобны этой, поэтому я не поведу вас туда.

Сделав круг по городу, Ли Хунмин наконец привёл их к обычного вида двору. Потом он посмотрел на полуденное солнце и спокойно заявил:

— Уже поздно, поэтому почему бы вам не отправиться отдыхать. Вечером действует комендантский час, поэтому помните о нём и будьте осторожны.

Бай Сяочань посмотрел на солнце, понимая, что сейчас ещё слишком рано, а до вечера очень далеко. Очевидно, что Ли Хунмину не хотелось тратить время и показывать им всё вокруг.

— Завтра утром на рассвете я сопровожу вас к выходу из города.

После этого Ли Хунмин уже хотел уйти. Чжао Тяньцзяо нахмурился и хотел было что-то сказать, но тут Чень Юэшань сделала шаг вперёд и произнесла:

— Брат Ли, прошу, подожди минутку.

Ли Хунмин остановился. Если бы кто-то другой из группы подал голос, то он бы проигнорировал его, но статус Чень Юэшань отличался от остальных. Немного нахмурившись, он повернулся и посмотрел на неё.

— Брат Ли, не можешь ли ты отвести нас на великую стену немного осмотреться? — сказала она непринуждённо, озвучив то, о чём подумал Чжао Тяньцзяо. Немного помолчав, Ли Хунмин медленно ответил:

— Сейчас идёт сражение, это будет довольно опасно. Если мы пойдём туда, то я не смогу гарантировать вашу безопасность. Вы уверены, что хотите пойти?

— Да, мы уверены! — сказал Чжао Тяньцзяо, кивая.

Бай Сяочань немного помедлил, но видя, что все кивают, тоже решил присоединиться.

— Мы определённо хотим посмотреть на это!

Ли Хунмин больше не стал пытаться разубеждать их. Повернувшись в другую сторону, он пошёл к великой стене.

Глава 468. Гиганты-дикари

Чтобы добраться до стены, нужно было отправиться на окраину города. Ли Хунмин вёл их самой короткой дорогой, но, чтобы достигнуть окраины, потребовалось время горения палочки благовония. Стоя и смотря на огромную стену, Бай Сяочань почувствовал себя таким по-настоящему незначительным, что ему стало тяжело дышать. У Чжао Тяньцзяо, Чень Юэшань и остальных в группе были схожие ощущения. Угнетающее давление от стены заставило их сердца забиться чаще, кровь закипеть, а основы культивации быстро завращаться. Их реакция только усилила презрение Ли Хунмина.

— Ну что ж, поднимайтесь по лестнице. Через пару минут вы увидите, на что похожа война.

Как только Ли Хунмин ступил на лестницу, во все стороны пошла рябь в пространстве, открывая вид на более чем десять тысяч ступеней, ведущих на стену. Чжао Тяньцзяо тут же сделал шаг вперёд, за ним пошла Чень Юэшань, немного задержавшись на первой ступени, а потом устремившись за Ли Хунмином. Снизу Бай Сяочань не мог услышать, что творилось за стеной, но как только он шагнул на ступени, то тут же в его ушах зазвучали крики и возгласы. В то же время его сердце забилось сильнее, словно он ощутил желание вступить в бой.

«Что-то здесь не так!» — подумал он. Оглядевшись по сторонам, он поспешил за остальными.

Вскоре ступени под его ногами начали терять очертания, а звуки криков и возгласов стали становиться всё громче. Достаточно быстро он добрался до конца лестницы и оказался на стене. Теперь звуки битвы казались оглушительными. Отовсюду слышались крики боли, разъярённый рёв, маниакальный смех наряду с грохотом и взрывами, которые могли потрясти землю и заставить горы закачаться. Стена сверху была настолько широкой, что её мог патрулировать строй из сотни человек. Но в то же время на ней было очень много культиваторов в чёрных доспехах со знаком Сдирателей Кожи. Их убийственные ауры вздымались до небес. Некоторые из них стреляли из огромных магических пушек, выпуская разрушительные лучи света в сторону поля сражения. Другие использовали для мощных атак со стены магические техники. Некоторые даже слетали со стены, чтобы сразиться с подобным туману тучами, которые на самом деле были ордами мстительных душ.

Оглушительный звук сражения тут же шокировал Бай Сяочаня, заставив его глубоко вздохнуть. Однако он быстро пришёл в себя и посмотрел на Ли Хунмина, который удивлённо смотрел на него в ответ. Оказалось, что из всей группы он первым очнулся от шока. Ни Чжао Тяньцзяо, никто другой ещё не пришли в себя от ошеломляющего вида на поле сражения.

То, что Бай Сяочань так быстро оклемался, очевидно, оказалось неожиданностью для Ли Хунмина, который стоял со скрещёнными на груди руками и наблюдал за группой. За все эти годы он повидал многих людей, приходящих сюда для участия в испытании огнём, и каждый раз, когда они впервые видели битву, им нужно было достаточно много времени, чтобы прийти в себя. Для этого обычно требовалось самое малое несколько вдохов, но вот перед ним оказался неизвестный культиватор, который справился всего за один вдох. Судя по всему, это случилось даже немного быстрее чем целый вдох. Очевидно, что этот молодой человек уже видел войну.

Конечно, по сравнению с Чжао Тяньцзяо и остальными в группе у Бай Сяочаня было намного больше опыта в военных действиях. Благодаря всем тому, что случилось в нижних и средних пределах, он не понаслышке знал, что такое крупномасштабные военные действия. Однако несмотря на всё это, он был поражён тем, как сражаются культиваторы на стене, и особенно видом магических пушек. Более того, это достаточно быстро оторвало его внимание от происходящего за стеной.

С той стороны стены небеса были алыми, словно бесчисленное множество лет огня окрасили их в красный. Даже земля за стеной была ярко-красной, сильно контрастируя с чёрной землёй по эту сторону великой стены. Внизу, за стеной, находилось огромное множество мстительных душ, их лица искажали злобные гримасы, они кричали и выли, используя все свои силы, чтобы уничтожить саму стену. Это были души мужчин и женщин, молодых и старых, но все невероятно свирепые, бросающиеся в атаку подобно волнам прилива. Даже одно количество душ не укладывалось в голове. Куда бы ни глянул Бай Сяочань, везде были сплошные мстительные души, что на земле, что в воздухе. Ему даже начало казаться, что он смотрит на огромное море из душ. Некоторые бросались на чёрное защитное поле, другие вгрызались в саму стену. Многие пытались напасть на тех Сдирателей Кожи, которые сражались за стеной. Хотя мстительные души могли атаковать и отступать по своему желанию, чёрное защитное поле и стена не поддавались их атакам.

А вот для Сдирателей Кожи дело обстояло иначе. Большинство из них находилось на стене и, даже если они вылетали за её пределы для атаки, они всегда в какой-то момент возвращались на стену, под защитное поле, чтобы ослабить души перед следующей атакой на них. Помимо мстительных душ у врага на поле боя присутствовало ещё несколько гигантов. Большинство из них было около трёх метров в высоту; несмотря на то что их физические тела смотрелись внушительно, сами они казались истощёнными и болезненными. При этом они явно жаждали крови, и в их свирепых взглядах проглядывало сумасшествие и яростная ненависть каждый раз, когда они смотрели в сторону великой стены.

Бай Сяочань тут же узнал этих гигантов: это были не кто иные, как гиганты-дикари. Большинство из них держались поодаль от стены и выискивали удачные возможности для атаки, созданные морем душ. Как только такая возможность появлялась, они пользовались мощью своих физических тел и летели по воздуху, словно метеоры. Именно эти атаки гигантов-дикарей больше всего тревожили защитников стены. Каждый раз, когда подобное случалось, культиватор слетал со стены и контратаковал с полной силой!

В воздухе раздавался грохот, и алая кровь и искалеченные тела наполняли поле боя по мере того, как битва продолжалась. Пока Бай Сяочань смотрел на всё происходящее, дикари за стеной, казалось, заметили его. Они поняли, что эта группа — новички, и один из гигантов, самый крупный из них, внезапно поднялся в воздух и устремился в их сторону. Взвыв, он полетел в луче света, одновременно выполняя жест заклятия двумя руками, заставляющий множество мстительных душ присоединиться к его атаке.

В мгновение ока Бай Сяочань увидел жёлтые зубы с чёрным налётом и истощённое тело, с огромной скоростью несущееся в его сторону. Зрачки Ли Хунмина сузились, он вышел вперёд, произвёл жест заклятия и взмахнул пальцем в сторону дикарей. В то же время множество Сдирателей Кожи поблизости бросились вперёд. Когда Бай Сяочань увидел, что дикарь смотрит на него таким кровожадным взглядом, то ощутил, как его сердце сжалось от страха. Но при этом чем серьёзнее была угрожающая ему опасность, тем резче он реагировал. Времени на раздумья не осталось, поэтому он открыл Дхармический Глаз Достигающий Небес и пурпурный свет вырвался наружу.

Свет тут же попал на дикаря и обернулся вокруг него. Его действие продлилось всего несколько мгновений, а потом дикарь освободился, но за это время Бай Сяочань успел выполнить жест заклятия, посылая вперёд ужасающую ледяную ци. Послышался треск, и нападающий гигант-дикарь покрылся несколькими слоями толстого льда. В тот момент Ли Хунмин и остальные солдаты атаковали, заставив мощный грохот раздаться во все стороны. И только тогда в себя пришли Чжао Тяньцзяо и Чень Юэшань. Они помрачнели и тоже присоединились к атаке. Среди грохота дикарь издал отчаянный вопль, и его разорвало на кусочки. Чёрная кровь брызнула во все стороны, но он был всё ещё слишком далеко от стены и защитного поля, чтобы она попала на них. Вместо этого она пролилась на землю внизу, где зашипела и забурлила, растворяя почву.

— Кровь дикарей наполнена различными ядами, — пояснил Ли Хунмин, — настолько сильными, что они могут повредить стену. Такие свойства их кровь приобрела в последнюю сотню лет, так что это новая разработка врагов, поэтому-то мы и не можем позволить дикарям приближаться к великой стене.

По взгляду в его глазах можно было понять, что его презрение к Бай Сяочаню сильно уменьшилось.

 





Последнее изменение этой страницы: 2019-05-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.215.185.97 (0.02 с.)