ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 452. Бесконечно изменяющийся избранный



С налившимися кровью глазами сквозь стиснутые зубы Чжао Тяньцзяо произнёс:

— Завтра. Завтра утром я начну действовать согласно твоему плану!

С наполнившимся решимостью сердцем он благодарно поклонился Бай Сяочаню, развернулся и ушёл. Два его последователя обменялись неловкими взглядами, потом поклонились Бай Сяочаню и поспешили за Чжао Тяньцзяо обратно на вторую палубу. Когда Чжао Тяньцзяо и его последователи ушли, мастер Божественных Предсказаний поднялся на ноги и, совершенно впечатлённый мастерством Бай Сяочаня в вопросах любви, посмотрел на него полным почитания взглядом.

Пословица гласит, что, послушав слова мудреца, узнаешь больше, чем за десять лет изучения книг, — именно это и ощущал сейчас мастер Божественных Предсказаний. Если бы он только смог овладеть совершенными техниками Бай Сяочаня, тогда после возвращения в секту Противостояния Реке смог бы попрать небеса и подняться на вершину мироздания. Подобные мысли вселили в мастера Божественных Предсказаний море энтузиазма. Он тут же проявил инициативу и наполнил чашу Бай Сяочаня алкоголем.

— Младший патриарх, должно быть, ты устал говорить, вот, прошу, промочи пересохшее горло.

Задрав подбородок, Бай Сяочань посмотрел на мастера Божественных Предсказаний, почувствовав удовлетворение от его услужливости. Глотнув алкоголя, он одобрительно кивнул. Сначала это несколько смутило мастера Божественных Предсказаний, но он быстро восстановил душевное равновесие и добавил:

— Младший патриарх, у тебя, должно быть, устали плечи. Как насчёт того, чтобы я их помассировал.

После этого он поспешил к Бай Сяочаню и начал разминать ему плечи.

— Младший патриарх, — вежливо продолжил он, — как лучше, помягче, пожёстче? Просто скажи.

Неимоверно довольный собой Бай Сяочань громко рассмеялся и продолжил обмахиваться веером. По его собственному мнению, он и впрямь был невероятным. Он собрал воедино, а потом рассказал всё, что узнал от лже-Черногроба и поразил всех наповал. Сун Цюэ больше не мог на это смотреть, и, хотя втайне он оказался довольно сильно впечатлён, он ни за что бы не признался в этом Бай Сяочаню. Негромко хмыкнув, он поднялся, чтобы уйти, когда вдруг мастер Божественных Предсказаний задал очень интересный вопрос:

— Младший патриарх, мне очень любопытен тот совет, что ты только что дал Чжао Тяньцзяо. Какую одежду ты сказал ему надеть?

Бай Сяочань поправил свой рукав и ответил:

— А, тебе хочется знать, да?

Тут мастер Божественных Предсказаний решил добавить как можно больше лести.

— Младший патриарх, ты несравненно мудр, умён и храбр. Я знаю, что недостаточно умён, чтобы суметь скрыть от тебя моё любопытство, поэтому я решил, что в этом случае можно спросить прямо.

Бай Сяочань просто не мог не выдать, насколько он горд собой. Засмеявшись, он продолжил:

— Да, это всё правда. Я — Любовный Святой Бай Сяочань. Я доминировал на любовном фронте десятилетиями. Есть ли в этой жизни то, что я ещё не видел?! А, не важно. Мы не сможем пойти завтра на вторую палубу, чтобы увидеть это своими глазами, это помешает нашим планам, — после этого Бай Сяочань хлопнул по бездонной сумке и достал медное зеркало. — Цюэрчик, почему бы тебе не отнести это зеркало старшему брату Чжао. Скажи ему держать его при себе, чтобы мы смогли видеть происходящее и я мог давать ему инструкции по ходу.

Сун Цюэ помедлил, но поймал зеркало, когда Бай Сяочань подкинул его ему. Хотя он и хотел отказаться, но ему тоже были интересны их планы, поэтому он стиснул зубы и пошёл относить зеркало.

Ночью ничего не случилось. На следующее утро Бай Сяочань, мастер Божественных Предсказаний, Сун Цюэ и Чень Маньяо собрались вокруг нефритовой таблички, которая излучала над собой мягкий свет, формирующий экран. Картинка на экране была очень чёткая, там виднелась комната, которая была гораздо больше и роскошнее комнаты Бай Сяочаня. Более того, в ней находился Чжао Тяньцзяо, хотя сейчас можно было увидеть только его лицо. Он хмурился, очевидно не уверенный в правильности того, что собирался предпринять. Понятное дело, он знал, что Бай Сяочань видит его. Наконец, достаточно долго промедлив, он стиснул зубы и сказал:

— Это всё ради младшей сестры Юэшань. Я… Я пойду на всё ради неё.

Чжао Тяньцзяо мгновенно сосредоточился, а потом выполнил жест заклятия правой рукой. Тут же вокруг него появился туман, и оттуда послышался шелест одежды. Бай Сяочань и остальные наблюдали через медное зеркало, поэтому не могли увидеть, что происходит внутри тумана без помощи специальных техник. Учитывая это, мастер Божественных Предсказаний, Сун Цюэ и Чень Маньяо сгорали от любопытства. Вскоре шелест одежды прекратился, но туман всё не рассеивался. Очевидно, что Чжао Тяньцзяо очень не хотелось, чтобы его увидели. Прошло время. Много времени. Наконец из тумана показались глаза Чжао Тяньцзяо, которые сияли так ярко, словно звёзды.

— Сяочань, ты же слышишь меня, да? — сказал он, и его голос немного дрожал. — По моим наблюдениям, каждый день примерно в это время младшая сестра Юэшань выходит из своей каюты. Поэтому я собираюсь поступить, как ты сказал. Я собираюсь пойти и сделать так, чтобы она увидела меня, — Чжао Тяньцзяо, казалось, очень нервничает, и даже его мощная основа культивации не помогала ему справиться с волнением. Но в то же время в его волнении было не только беспокойство, но и азарт.

Через мгновение Чжао Тяньцзяо прищурил глаза и зашагал к двери, а туман начал рассеиваться. Когда он открыл дверь, то туман уже полностью пропал и открыл взгляду то, отчего глаза у мастера Божественных Предсказаний, Сун Цюэ и Чень Маньяо стали огромными как блюдца. На нём были розовые одежды: розовые штаны, розовая шляпа и розовый шэньи… Всё было розовым… Даже его лицо казалось розовым, хотя это, скорее всего, от смущения. Но больше всего бросался в глаза розовый веер из перьев, который он держал в руках…

Чжао Тяньцзяо был ни капли не похож на себя обычного. Как правило, он выглядел гордо и независимо, словно некое высшее существо, у которого на лице всегда ледяная, ничего не выражающая, застывшая мина! Но сейчас он был розовым с ног до головы, словно кокетливо искал, с кем пофлиртовать. Преобразование было настолько шокирующим, что даже Бай Сяочань, который всё это придумал, ощущал, будто его разум поразила молния.

Пока все наблюдатели пытались прийти в себя от шока, Чжао Тяньцзяо стиснул зубы и по намеченному плану вышел за дверь с кокетливым выражением лица. Он медленно стал обмахиваться веером, его глаза сузились, и он даже вынул розовый цветок и зажал его зубами. Потом он пошёл в сторону каюты Чень Юэшань, производя впечатление очень важного государственного чиновника, идущего на встречу для развлечения с женщинами.

— Это… Это правда старший брат Чжао? — заикаясь, спросил мастер Божественных Предсказаний. Сун Цюэ был не менее поражён, а Чень Маньяо вытаращила глаза.

И в этот миг дверь в каюту Чень Юэшань открылась, и она вышла наружу. Она остановилась, облачённая в зелёные одежды, очевидно, только после ванны. На её шее даже осталось несколько капель влаги, которые делали её ещё прекраснее, словно цветок водяной лилии. Хотя неправильно было бы назвать её одной из самых прекрасных женщин на свете, но она определённо относилась к тому типу, который привлекал мужское внимание. Очевидно, что она собиралась пойти на палубу и насладиться морским ветерком, но когда вышла, то увидела Чжао Тяньцзяо. В этот момент её глаза так широко распахнулись, что стали совершенно круглыми. У неё отпала челюсть, она забыла закрыть за собой дверь. Чжао Тяньцзяо так волновался, что не знал, что сказать, и, прежде чем он успел что-то придумать, Чжао Тяньцзяо пришла в себя. Её взгляд стал полностью непроницаемым, и она тут же вернулась в каюту и захлопнула за собой дверь. Хлопок дверью на мгновение лишил Чжао Тяньцзяо всякого самообладания, у него даже цветок выпал изо рта. Потом он поспешил обратно в свою каюту и вынул медное зеркало.

— Ну что, как всё прошло, Сяочань? — спросил он. — Мне… Мне кажется, что всё печально…

В это мгновение пригорюнившийся Чжао Тяньцзяо не выглядел словно самый старший брат секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Вместо этого он больше походил на смущённого подростка.

— Крепись, старший брат Чжао! — сказал со всей серьёзностью Бай Сяочань через медное зеркало. — Ты ведь не забыл, что я говорил о том, что нужно хранить покой в своём смертном сердце? Я видел всё, что только что случилось. Реакция старшей сестры Юэшань была абсолютно нормальной. Ни о чём не волнуйся. Нам нужно просто действовать и дальше согласно нашему плану.

Бай Сяочаню, казалось, уже не так легко даётся уверенный тон голоса, но Чжао Тяньцзяо ничего не заметил. После слов Бай Сяочаня он взял себя в руки, глубоко вздохнул и серьёзно кивнул.

— Я сделаю всё, как ты скажешь!

— Доверься мне, — сказал Бай Сяочань, ударяя себя в грудь, — случившееся сейчас — совсем не проблема.

По правде говоря, он чувствовал себя немного виноватым за то, что произошло, но изо всех сил старался звучать воодушевляюще. Стиснув зубы, он ещё сильнее вознамерился помочь старшему брату Чжао завоевать прекрасную Чень Юэшань.

На следующее утро на рассвете… Чжао Тяньцзяо ходил туда-сюда по комнате, пытаясь набраться мужества. Почувствовав себя готовым, он взмахнул рукавом и призвал туман. Когда он открыл дверь своей каюты, то туман развеялся, открывая вид на сей раз на совсем другую одежду…

 

Глава 453. Я сделаю всё, как ты скажешь, Сяочань!

Как только Чжао Тяньцзяо вышел из своей комнаты, Чень Юэшань открыла дверь и медленно шагнула наружу, одетая точно так же, как и вчера. Ещё в дверях она подсознательно повернулась, чтобы посмотреть в сторону Чжао Тяньцзяо… Сегодня он был не в розовом. В этот раз на нём была длинная белая одежда и шапочка учёного, что заставляло его выглядеть совсем не так, как раньше. Он представлялся утончённым и начитанным, полным эрудиции и праведным, а не холодным, как всегда. Он даже широко улыбался. Улыбка была немного неестественной, но в сравнении со своим обычным видом его выражение лица было намного приветливее. Но самым поразительным были глубокие чувства, отражающиеся в его глазах. Чтобы получить подобный взгляд, Чжао Тяньцзяо не требовалась помощь Бай Сяочаня.

Пока он стоял рядом с дверью в свою каюту, он выглядел словно учёный, готовящийся сдавать государственный экзамен. Когда Чень Юэшань повернулась в его сторону, то их взгляды встретились. И тут у Чень Юэшань отвисла челюсть, и она ахнула. Не задумываясь, она сделала несколько шагов назад, казалось, уже собираясь убежать прочь по коридору. Но странность происходящего заставила её повернуться и зайти обратно к себе, после чего она хлопнула дверью у себя за спиной. Прилагая все силы, чтобы взять под контроль сбившееся дыхание, Чжао Тяньцзяо поспешил обратно в каюту. Теперь он уже был не так сильно смущён, как в прошлый раз, постоянно напоминая себе, что нужно сохранять спокойствие.

«Ей не нравятся дамские угодники и не нравятся учёные. Сяочань был прав. Тут и правда нужно попробовать подойти к проблеме с разных сторон…»

На третье утро, когда Чень Юэшань вышла, она невольно посмотрела в сторону каюты Чень Юэшаня и тут же увидела его там у двери в его каюту… На этот раз он был полностью облачён в доспехи, а за спиной виднелся притороченный двуручный меч. Из него лучилась убийственная аура, и он казался несравненным героем, словно генерал, готовый войти в самое пекло сражения. И снова это полностью застало врасплох Чень Юэшань. Однако на этот раз она не смутилась, а только ещё больше заинтересовалась тем, что послужило причиной происходящего. Она даже думала спросить об этом Чжао Тяньцзяо, но странность ситуации заставила её постесняться задать вопрос. Немного поколебавшись, она вновь вернулась к себе.

— Так держать, старший брат Чжао! — оживлённо прокомментировал Бай Сяочань через зеркало. — Ты очень быстро добьёшься успеха. Кажется, что старшая сестра Юэшань отказалась от планов идти на верхнюю палубу. Это значит, что ты привлёк её внимание.

Чжао Тяньцзяо тоже воодушевился, он чувствовал, что уже сейчас между ними с Чень Юэшань что-то изменилось. Ощущая ещё большую уверенность в Бай Сяочане, он поспешил приготовить одежды для следующего утра. На четвёртый день в обычное для прогулки время Чень Юэшань уже начала колебаться, стоит ли выходить из каюты. В этот раз она открыла дверь, но не для того чтобы пойти подышать воздухом, а скорее чтобы посмотреть, что на сей раз выкинет Чжао Тяньцзяо.

Выйдя, не успела она повернуться в сторону его каюты, как поняла, что весь коридор наполнен мерцающими искорками и сиянием жемчуга и золота. Сегодня Чжао Тяньцзяо выглядел как неимоверно богатый и влиятельный человек. Он был увешан бессчётным множеством духовных жемчужин, на каждом пальце обеих рук у него было как минимум по три кольца владений, и всего их было больше тридцати. На его запястьях также красовались браслеты владений. Он казался гордым и высокомерным, словно является самым богатым человеком на земле. Как только Чень Юэшань увидела его в таком виде, у неё округлились глаза и она начала думать, что с Чень Юэшань явно что-то не так.

Нахмурившись, она поспешила вернуться в свою каюту. В её глазах появился блеск, а сердце по какой-то причине начало биться быстрее, когда она подумала о событиях последних нескольких дней. Расстроенный Чжао Тяньцзяо побрёл в свою каюту.

— Всё кончено, Сяочань. Мне конец! Я же говорил тебе, что младшая сестра Юэшань не поведётся на такое. Я… никогда не должен был одеваться во всё это.

— Успокойся, — строго сказал Бай Сяочань. — Мы дадим Чень Юэшань пространство для манёвра, и она сама придёт к нам. Только одеваясь таким образом, ты смог подготовить идеальную основу для завтрашнего дня и по-настоящему потрясти её. Не беспокойся, я уже решил, что ты наденешь. Пора воспользоваться нашим козырем!

— Козырь? — задрожав, Чжао Тяньцзяо посмотрел на медное зеркало, и его глаза ярко засияли.

— Верно. После того как несколько дней я, Любовный Святой Бай Сяочань, наблюдал за происходящим, используя десятилетия опыта, я смог раскусить старшую сестру Юэшань, — после этого он громко засмеялся. Однако внутри он уже не был так уверен. Пока что всё шло не совсем так, как он ожидал. Сначала он думал, что им потребуется только четыре дня различных нарядов, чтобы понять, что привлекает Чень Юэшань. Однако её поведение до сих пор не поддавалось интерпретации.

«Кажется, что ей понравились все варианты и в то же время будто не понравился ни один…» Ещё немного подумав, он решил, что пришло время нанести победный удар.

Быстро пролетела ночь. Чжао Тяньцзяо слишком переживал, чтобы заниматься медитацией, поэтому ходил взад-вперёд и похлопывал себя по груди. Когда пришло назначенное время, то он поспешил выйти из каюты под пристальным вниманием Бай Сяочаня и его защитников Дао. В коридоре он топнул ногой и начал раздеваться.

Постепенно почти вся его одежда оказалась на полу, открывая вид на его сильное, мускулистое тело. Он даже вынул лекарственное масло, которое Бай Сяочань дал ему до этого, и намазал его на кожу, приобретая ещё более атлетичный вид, словно был готов к мощному рывку. У него было почти идеальное телосложение, развитые мускулы виднелись по всему телу, делая его практически эталоном мужской физической привлекательности. Это был тот самый козырь, который Бай Сяочань приготовил для Чжао Тяньцзяо.

Чжао Тяньцзяо к этому времени уже не мог здраво мыслить, иначе он ни за что бы не согласился на нечто подобное. Однако он уже зашёл так далеко с исполнением плана Бай Сяочаня, что дороги назад не было. Он мог только стиснуть зубы и понадеяться, что это в итоге сработает. Он даже попытался принять несколько поз, которым его обучил Бай Сяочань.

Чень Юэшань открыла дверь и осторожно, даже слегка опасливо, вышла за порог. Когда она посмотрела в сторону каюты Чжао Тяньцзяо и увидела, как он стоит там с голой грудью, сменяя одну позу на другую, то её разум практически отказался верить в происходящее и она оказалась потрясена до глубины души. После всех этих странностей в последние несколько дней Чень Юэшань наконец не выдержала и, охваченная любопытством, наконец спросила:

— Старший… Старший брат Чжао, что… Что это ты делаешь?..

Чжао Тяньцзяо чуть не спятил, когда она заговорила с ним. Хорошо, что он уже научился не терять самообладания, поэтому продолжил придерживаться плана. Сохраняя принятую позу, он повернул голову и проникновенно посмотрел в глаза Чень Юэшань. В его глазах горело пламя, которое заставило её сердце бешено забиться, и внезапно на её щеках появился румянец. Казалось, она смутилась, после чего внезапно бросилась обратно в свою каюту. Когда Чжао Тяньцзяо увидел это, то он так разволновался, что больше не смог сдерживаться.

— У меня получилось, Сяочань! Ха-ха-ха! Ты это видел? Она не только заговорила со мной, но и оглядела меня с ног до головы несколько раз. И она покраснела.

В своей каюте Бай Сяочань хлопнул себя по ляжкам и воскликнул:

— Ну вот, наконец-то! Это означает, что старшей сестре Юэшань нравится, когда ты выглядишь сильным и соблазнительным!

Он пришёл в полное восхищение, из-за того что придуманный им план сработал и наконец принёс свои плоды. Через мгновение Чжао Тяньцзяо уже оказался снова у себя и взволнованно с сияющими глазами заходил туда-сюда по комнате.

— Почему я никогда раньше не замечал, что младшей сестре Юэшань нравится, когда я так выгляжу? Ты потрясающий, Сяочань! Ха-ха-ха!

— Да, я знаю, — сказал Бай Сяочань. — Как я и говорил, это был козырь, придуманный Любовным Святым Бай Сяочанем! — прочистив горло, он продолжил строгим тоном: — Однако ещё рано радоваться. Это только первый шаг. Ты привлёк полное внимание старшей сестры Юэшань, теперь тебе нужно укрепить позиции. Ты должен добиться того, чтобы она ещё больше увлеклась тобой, чтобы твоё лицо навсегда запечатлелось в её сердце!

Чжао Тяньцзяо тут же закивал. С очень серьёзным видом он сказал:

— Что ты хочешь, чтобы я сделал?!

Бай Сяочань потёр переносицу и призадумался. Через какое-то время в его глазах появился яркий свет.

— Старший брат Чжао, мы не можем откладывать наш следующий шаг. Надо ковать железо, пока горячо. Вот что мы сделаем завтра… Уже несколько дней старшая сестра Юэшань не выходила на главную палубу. Если она не увидит тебя в коридоре завтра, то, скорее всего, выйдет наружу. Поэтому ты должен её поджидать в таком месте на главной палубе, где много брызг от волн, разбивающихся о борт корабля. Помни, тебе нужно надеть что-нибудь очень тонкое. Когда появиться старшая сестра Юэшань, убедись, что на тебя попало достаточно брызг из моря Достигающего Небес так, чтобы твоя одежда промокла. Тогда твоё сильное, мускулистое тело снова окажется на виду у старшей сестры Юэшань. Это привлечёт её к тебе ещё сильнее.

Мастер Божественных Предсказаний, Сун Цюэ и Чень Маньяо стояли в стороне, и у них на лицах были очень странные выражения, пока они слушали этот разговор. Через несколько мгновений, немного помолчав, Чжао Тяньцзяо сказал:

— Я сделаю всё, как ты скажешь, Сяочань!





Последнее изменение этой страницы: 2019-05-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 100.24.113.182 (0.014 с.)