ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 449. Значит вот какой ты человек



Пока окружающие продолжали строить догадки, о чём идёт разговор, Сун Цюэ и мастер Божественных Предсказаний поражённо смотрели на Бай Сяочаня и Чжао Тяньцзяо, не зная что и думать. Даже Чень Маньяо сгорала от любопытства. И только у Гунсунь Вань’эр на лице как всегда виднелась лёгкая загадочная улыбка. Тем временем на носу корабля Бай Сяочань только начал отходить от удивления. Он посмотрел на Чжао Тяньцзяо с очень странным выражением на лице, размышляя о том, что перед ним сейчас стоит первый в рейтинге суперзвёзд, самый старший брат с глубокой основой культивации, способный разделаться с экспертами зарождения души…

«С таким человеком стоит подружиться, — подумал он. — Потом, если кто-то начнёт докучать мне в диких землях, у меня найдётся, у кого попросить помощи. С такими друзьями всё может пройти гораздо глаже». Когда это пришло Бай Сяочаню на ум, он улыбнулся и потрепал Чжао Тяньцзяо по плечу, словно близкого друга. Непринуждённым, словно весенний ветерок, голосом он произнёс:

— Самый старший брат…

Чжао Тяньцзяо не привык, чтобы кто-то касался его, поэтому уже хотел отступить, но, услышав голос Бай Сяочаня, ощутил, что тот говорит искренне. Поэтому он позволил тому положить руку себе на плечо.

— Доверься мне в этом, самый старший брат. Те две девушки, что ты видел со мной, это ерунда. В секте Противостояния Реке я получал любовные письма от десяток тысяч девушек! — Бай Сяочань вздохнул, старясь слишком уж не выпендриваться.

Решив, что Бай Сяочань, должно быть, преувеличивает, Чжао Тяньцзяо нахмурился. Конечно, его выражение лица породило ещё больше обсуждений среди наблюдающих. Особенно все оживились, когда Бай Сяочань положил руку на плечо Чжао Тяньцзяо, а тот позволил ему это сделать. На лицах всех присутствующих появилось сильное удивление. Для них Чжао Тяньцзяо занимал самую вершину, будучи до крайности гордым и неприступным. Он относился к тому типу холодных людей, с которыми никто не мог сблизиться. Поэтому такое нехарактерное для него поведение поразило всех остальных. В это время Чжао Тяньцзяо разочарованно смотрел на Бай Сяочаня, хмурясь. Он даже уже собирался просто развернуться и уйти.

— Эй! Ты до сих пор не веришь мне? Ну хорошо, вот, смотри, — Бай Сяочань очень не любил, когда люди не верили его словам, поэтому он быстро хлопнул по своей бездонной сумке, и из неё с шелестом начал вылетать ворох любовных писем, рассыпающихся как дождь.

Их было так много, что они образовали небольшую горку на палубе. Чжао Тяньцзяо поражённо вздохнул, и его глаза широко распахнулись. Он даже подобрал несколько писем и прочёл их, и тогда на его лице появилось ещё большее удивление. Ему сразу стало ясно, что всё это были любовные письма, написанные разными людьми, и все они были подлинными. В куче даже лежали несколько нефритовых табличек, на которых можно было рассмотреть прекрасные лица подаривших их девушек…

— Э-э-это…

Чжао Тяньцзяо начал тяжело дышать, его сердце ошеломлённо затрепетало. Он медленно посмотрел на Бай Сяочаня с таким выражением, как если бы смотрел на дэва. Гордо взмахнув рукавом, Бай Сяочань выпятил подбородок и сказал:

— Видишь? Теперь-то ты мне веришь? И это только часть моей коллекции. У меня в сумке есть ещё. По щелчку пальцев, я, Бай Сяочань, завоевал сердца бесчисленного числа учениц секты Противостояния Реке!

Странная сцена, разыгравшаяся на носу корабля, заставила наблюдателей широко распахнуть глаза от удивления. Никто не слышал, о чём говорили эти двое, божественное сознание тут было бесполезно, поэтому они могли только наблюдать визуально. Когда люди увидели, как из бездонной сумки Бай Сяочаня высыпалась большая гора писем, то они не знали что и думать. Сначала многие не придали письмам особого значения, но вскоре они заметили, что немало из них сложены в форме сердца.

— Что это там? Небеса! Самый старший брат даже читает некоторые из них! Почему у меня такое чувство, что это любовные письма?

— Неа. Не может быть. Ты когда-нибудь видел, чтобы кто-то получал столько много любовных писем? Там должно быть более десяти тысяч! Очевидно, что это не могут быть любовные письма. Кроме того, посмотри на выражение лица самого старшего брата. Ясно, что он узнал какой-то загадочный секрет, видишь?

— Как может этот Бай Сяочань предстать ещё более таинственным?!

Конечно, когда Чень Маньяо узнала любовные письма, то она фыркнула, казалось, не зная, смеяться ей или плакать. Прежде чем люди могли поближе всё рассмотреть, чтобы проанализировать происходящее, Чжао Тяньцзяо глубоко вздохнул и взмахнул рукой, заставляя барьер внезапно стать непрозрачным так, что больше уже никто не мог их видеть. С очень торжественным выражением и очень искренне Чжао Тяньцзяо соединил руки и низко поклонился Бай Сяочаню.

— Младший брат Бай, я с трудом могу поверить, что кто-то настолько юный, как ты, может обладать таким несравненным навыком. Могу ли я узнать, найдётся ли у тебя время и желание обучить меня нескольким премудростям?

Бай Сяочань снова оказался застигнут врасплох тем, с каким серьёзным видом Чжао Тяньцзяо произнёс эти слова.

— Ты хочешь научиться подобным вещам? — озадачено спросил Бай Сяочань. Торжественно и мрачно сверкая глазами, Чжао Тяньцзяо сделал глубокий вдох и снова низко поклонился.

— Младший брат Бай, прошу, научи меня. Я хочу прожить счастливую жизнь, если ты сможешь помочь мне с сердечными делами, я никогда не забуду этого до конца своих дней!

Бай Сяочань пару раз моргнул, а потом наконец понял, что же происходит. Чжао Тяньцзяо, очевидно, был таким человеком, который казался очень холодным и отстранённым на поверхности, но внутри был очень страстным и романтичным. Через мгновение Бай Сяочань от души рассмеялся.

— Эй, мы же братья, верно? Какие ещё несколько премудростей? Давай запланируем время, и я обучу тебя всему, что я знаю сам. Просто скажи мне, кто же тебе нравится. Нет такого вызова, с которым бы не смог справиться Любовный Святой Бай Сяочань, — Бай Сяочань даже гордо ударил себя в грудь, чтобы подчеркнуть свои слова.

Чжао Тяньцзяо облегчённо вздохнул. Они тут же назначили время встречи для обсуждения деталей, после чего Чжао Тяньцзяо низко поклонился, рассеял барьер и с мрачным и торжественным видом удалился. Бай Сяочань убрал любовные письма, потом гордо зашагал к своим защитникам Дао. Мастер Божественных Предсказаний, казалось, сгорает от любопытства, и, хотя Сун Цюэ делал вид, что ему это совершенно неинтересно, было очевидно, что он тоже внимательно наблюдает за Бай Сяочанем. Через мгновение мастер Божественных Предсказаний не выдержал и спросил:

— Младший патриарх, о чём вы говорили с Чжао Тяньцзяо?

— Я не могу сказать, — ответил Бай Сяочань, покачав головой с очень таинственным видом. — Это затрагивает то, что для старшего брата Чжао важнее всего в жизни. Как я могу так запросто рассказать об этом? — соединив руки за спиной, он горделиво зашагал в сторону своей каюты.

Конечно, такая секретность только спровоцировала ещё больший интерес у мастера Божественных Предсказаний, и это касалось и остальных людей, ставших свидетелями разговора. На самом деле многие начали потихоньку наводить справки, надеясь что-то разузнать, но никто не смог ничего выяснить.

В течение трёх дней Бай Сяочань не покидал своей каюты. Он терпеливо ожидал, когда Чжао Тяньцзяо придёт к нему за консультацией. Видя это, мастер Божественных Предсказаний несколько раз пытался спросить о причине происходящего, но каждый раз Бай Сяочань отказывался что-либо пояснять. И вот наконец он вздохнул и ответил:

— Я кое-кого жду.

— Чжао Тяньцзяо? — тут же выпалил поражённый мастер Божественных Предсказаний. Даже Сун Цюэ навострил уши.

— Так и есть, — спокойно ответил Бай Сяочань. — По правде говоря, единственный человек на всём корабле, который может ему помочь, это я, Бай Сяочань.

После этого он закрыл глаза и продолжил медитировать, гордый собой как никогда. Мастер Божественных Предсказаний и Сун Цюэ обменялись заинтригованными взглядами. Однако все их предположения не смогли помочь им догадаться, в чём дело. Наконец вечером на третий день за дверью послышался голос Чжао Тяньцзяо:

— Младший брат Бай здесь?

Мастер Божественных Предсказаний и Сун Цюэ посмотрели на Бай Сяочаня, который медленно открыл глаза.

— Цюэрчик, поспеши и открой дверь. Маньяо, прошу, оставь нас на время.

Чень Маньяо негромко хмыкнула. У неё были свои догадки насчёт происходящего, но выбора не было, она удалилась в свою комнату и закрыла за собой дверь. Глаза Сун Цюэ сузились, и он гневно зыркнул на Бай Сяочаня, но он понимал, что находится здесь в гостях, поэтому просто стиснул зубы и пошёл открывать дверь. Как только дверь открылась, появился как всегда мрачный и торжественный Чжао Тяньцзяо, который пришёл с двумя последователями.

У последователей на лицах были обеспокоенные выражения. Они оказались теми двумя избранными из гильдии Истребителей Дьяволов, к которым Бай Сяочань обращался с просьбой купить для него лекарственный ингредиент. Тогда они оба по-своему отказали ему. Один из них запросил астрономическую цену за услуги посредника, а другой притворился, что ему нужно заняться уединённой медитацией на несколько лет. Они и подумать не могли, что Бай Сяочань внезапно с блеском сможет подняться на вершину рейтинга в фиолетовый сегмент радуги и прославиться на всю секту. Но даже после всего этого они до последнего времени верили, что Бай Сяочань не будет пытаться им мстить, ведь они были последователями Чжао Тяньцзяо.

Но теперь, как ни тяжело им было в это поверить, оказалось, что Чжао Тяньцзяо и Бай Сяочань водят дружбу. Ещё более поразительным оказалось то, что Чжао Тяньцзяо пришёл с очень серьёзным лицом и был очень вежлив. Это невольно сильно потрясло этих двоих. Войдя, Чжао Тяньцзяо глубоко вздохнул и, проигнорировав то, что в комнате находились ещё мастер Божественных Предсказаний и Сун Цюэ, соединили руки и низко поклонился.

— Младший брат Бай, я надеюсь, ты не станешь смеяться надо мной, если я скажу, что всегда был влюблён в младшую сестру Юэшань. Я просто не знаю, как завоевать её. Если говорить о вознаграждении, то я дам тебе всё, что пожелаешь, если это будет в моих силах. Даже душу зверя-дэва.

Глава 450. Формула победы

Мастер Божественных Предсказаний втянул воздух ртом, а Сун Цюэ стоял в сторонке, немного прифигев. Сколько бы они об этом ни думали, никогда бы в жизни не догадались, что неимоверно гордый Чжао Тяньцзяо скажет нечто подобное, войдя в каюту Бай Сяочаня. И не только они удивились. Два последователя Чжао Тяньцзяо тоже оказались поражены. Особенно услышав слова Чжао Тяньцзяо о вознаграждении с предложением души зверя-дэва. Все четыре культиватора оказались ошеломлены этим. В секте душу зверя-дэва можно было обменять на пилюлю Зарождения Души, что показывало, насколько ценной была такая душа. Тем временем Бай Сяочань продолжал сидеть и даже не потрудился подняться на ноги. На самом деле он даже недовольно нахмурился. Потом он холодно хмыкнул, взмахнул рукавом и рассерженно сказал:

— Старший брат Чжао, мы с тобой поладили, как только встретились, и именно искренность твоей просьбы убедила меня помочь тебе. И что теперь? Ты предлагаешь мне вознаграждение? Неужели ты думаешь, что я, Бай Сяочань, такой человек, который только и думает, как получить с тебя вознаграждение?!

Ещё больше помрачнев, он продолжил:

— Душа зверя-дэва?.. Хм! Если бы мне такая понадобилась, я бы нашёл способ добыть её самостоятельно. Теперь уходи, старший брат Чжао. Где выход, ты знаешь.

Мастер Божественных Предсказаний и Сун Цюэ внезапно ощутили, что им стало трудно дышать, а у последователей Чжао Тяньцзяо отвисли челюсти. Что касается последних, то они никогда не слышали, чтобы кто-то из текущего поколения учеников говорил подобным образом с Чжао Тяньцзяо. Когда они уже хотели сделать шаг вперёд и отругать Бай Сяочаня, Чжао Тяньцзяо поднял руку и остановил их. Многозначительно посмотрев на Бай Сяочаня, он внезапно улыбнулся, что делал очень редко.

— Это было глупо с моей стороны, брат мой. Прошу, не сердись.

Искренность его улыбки и слов заставила сердца его двух последователей быстро забиться. Они уже давно следовали за ним, но впервые увидели его улыбку. Само это не только уже поразило их, но вселило ещё больший ужас перед Бай Сяочанем. От души рассмеявшись, Бай Сяочань поднялся на ноги.

— По правде говоря, самый старший брат, я просто хотел получить от тебя нечто гораздо большее. Видишь ли, я хочу помочь тебе не для того чтобы быстро получить выгоду, а потому что мне нужно нечто в долгосрочной перспективе. И это нечто есть не что иное, как твоя дружба!

Бай Сяочань считал, что его слова должны произвести большое впечатление, поэтому очень гордился, что смог их придумать. Мастер Божественных Предсказаний и Сун Цюэ обменялись взглядами, даже Чжао Тяньцзяо оказался удивлён. Но затем улыбка Чжао Тяньцзяо стала ещё искреннее. Покачав головой, он сел напротив Бай Сяочаня.

— Сяочань, я влюблён в Чень Юэшань. Что мне делать?

Бай Сяочань тоже сел и поставил между ними кувшин духовного алкоголя. Мастер Божественных Предсказаний быстро сообразил разлить для них алкоголь в чаши. Бай Сяочань поднял свою чашу и немножко отхлебнул, его глаза слегка поблёскивали. Чжао Тяньцзяо не стал его торопить. Тоже отхлебнув небольшой глоток, он сидел и ждал, когда Бай Сяочань начнёт говорить. Бай Сяочаню потребовалось какое-то время, чтобы привести мысли в порядок, а потом со спокойным выражением лица, создавая впечатление мудрого человека, давно достигшего Дао, он начал говорить:

— Любовь — очень сложное и постоянно меняющееся явление, словно целый мир из мыслей и чувств. Когда речь заходит о любви, то очень немногие могут ясно осознать суть, особенно учитывать, насколько много вещей играют свою роль в любви. Только подумай: характер, действия, статус, существующие отношения между людьми наряду с множеством других факторов определённо влияют на ситуацию и чувства, — опустив и поставив чашу, он медленно продолжал: — Любить кого-то просто. Однако сделать так, чтобы этот человек полюбил тебя в ответ, — на это требуется умение.

С моих самых первых шагов в мире культиваторов я не пытался избегать испытания, называемого любовью, и на самом деле мне удавалось даже доминировать на этом поприще на протяжении десятилетий. Я получил тридцать семь тысяч девятьсот тридцать одно любовное письмо и завоевал сердца десятков тысяч молодых женщин. Я видел много примеров любви, а также много прекрасных женщин, которые старели и оказывались никому не нужными. Хотя я не могу сказать, что понимаю всё в этом вопросе, но, основываясь на моём опыте, я могу заявить, что кое-что в этом смыслю.

Взмахнув рукавом, он выпятил подбородок, и по его лицу можно было заключить, что сейчас в его голове роятся множество глубоких мыслей. Глаза мастера Божественных Предсказаний стали ещё больше, а Сун Цюэ презрительно слегка скривил губы. Эти двое обменялись взглядами и поняли, насколько им обоим смешно от подобных громких заявлений Бай Сяочаня и его стремления выпендриться. Чжао Тяньцзяо сухо кашлянул и уже хотел что-то сказать, когда внезапно Бай Сяочань пронзительно посмотрел на него.

— А сейчас я собираюсь объяснить секрет, для совершенствования которого мне потребовалось полжизни. Любой, кто овладеет этим секретом, будет обладать силой, способной потрясти небеса и землю и заставить знамения показаться на небе. Если этот секрет попадёт не в те руки, то это принесёт несчастье бессчётному множеству молодых женщин, которые погрузятся в пучину страданий… Поэтому все вы должны помнить, что этот секрет не должен выйти за пределы этой комнаты.

В любви, как и на войне, человек оказывается на поле сражения. В бою нужно победить, выиграв сражение, а в любви нужно победить, завоевав сердце того, кого любишь! Поэтому я, Бай Сяочань, взял всё, чему научила меня жизнь, и соединил это в один единственный иероглиф. Победа!

Пока он говорил, его голос становился всё громче и выразительнее.

— Если разложить на составляющие иероглиф победа 赢, то его части это 亡 смерть, 口 рот, 月 луна, 贝 деньги, 凡 и смертный!

Смерть обозначает, что нужно постоянно быть начеку, словно ты подвержен смертельной опасности. Рот означает, насколько важно правильно доносить до окружающих свои чувства и мысли. Луна означает важность выбора правильного момента и важность обстановки и атмосферы. Деньги не позволяют забыть о важности духовных камней. Смертный значит, что нужно всегда стараться сохранять своё смертное сердце спокойным, особенно в критические моменты.

Когда Чжао Тяньцзяо услышал это, то его выражение лица изменилось. И не только он отреагировал подобным образом. Мастер Божественных Предсказаний тоже не смог сохранить невозмутимого выражения лица, в голове Сун Цюэ появилось множество мыслей. Даже двое последователей Чжао Тяньцзяо удивлённо вздохнули, словно только что достигли важного просветления. Никогда раньше в своей жизни они ещё не слышали ничего подобного, чем больше они думали об этом… тем больше эти слова казались наполненными глубоким смыслом.

— Это краткое изложение всех озарений, обретённых Любовным Святым Бай Сяочанем… Мой секретный метод, формула победы! — чтобы подчеркнуть значимость своих слов, Бай Сяочань жахнул ладонью по полу, хлопок отозвался в умах всех присутствующих, ещё больше их потрясая.

— Это… — Мастер Божественных Предсказаний поражённо смотрел на Бай Сяочаня, в его голове прокручивались мысли о формуле победы.

Сун Цюэ неверяще ахнул, пытаясь понять, как Бай Сяочаню вообще удалось додуматься до чего-то такого… Чжао Тяньцзяо на мгновение часто задышал, но быстро взял себя в руки. С этого момента он полностью поверил, что Бай Сяочань действительно знает, о чём говорит. Он и правда был схож с дэвом, а его формула победы поразила Чжао Тяньцзяо, словно молния. Неожиданно для него открылся целый мир новых возможностей.

«Он соединил свой опыт на поле сражения в любви, — подумал он, — все техники и навыки, применяемые для этого, и выразил всё это в одном иероглифе… Насколько же глубоки его познания?» Чжао Тяньцзяо не усидел на месте и, вскочив на ноги, соединил руки и низко поклонился Бай Сяочаню.

Бай Сяочань выглядел полностью спокойным. Более того, в какой-то момент он вынул веер и начал медленно обмахиваться им, взирая на окружающих с загадочной улыбкой на лице. По правде говоря, Бай Сяочань никогда бы не придумал формулу победы сам по себе. Ему во многом сильно помог лже-Черногроб. В конце концов, в секте Кровавого Потока у лже-Черногроба был очень богатый опыт на любовном фронте… Хотя он много вздыхал обо всём, что ему тогда пришлось пережить, но у него были наработаны специальные техники и тактики, без которых никто в его положении не смог бы добиться того, что получилось у него. В глазах Бай Сяочаня появился многозначительный взгляд, и он медленно произнёс:

— Формула победы — это просто краткий экскурс, который я провёл для тебя сегодня, чтобы ты осознал, что в любви всё точно так же, как на поле боя. А теперь я более подробно объясню суть формулы победы. Смерть, рот, луна, деньги, смертный. Первая часть — смерть — обозначает, что нужно постоянно быть начеку, словно ты подвержен смертельной опасности. Ты должен быть готов к опасной ситуации в любой момент, нужно помнить, что проблема может возникнуть внезапно, и это нельзя предсказать заранее. В конце концов, старшая сестра Чень красива от природы, и у неё великолепный скрытый талант. Ты не можешь считать её просто обычной незамужней девушкой. Очевидно, что в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей есть множество других учеников, которые в тайне влюблены в неё, их так много, что ты даже представить себе не можешь, сколько их в действительности. На самом деле, что говорить о всей секте, забудь про это. Даже на этом корабле, я уверен, есть множество учеников, влюблённых в неё, поэтому если ты не будешь настороже, то ты уже проиграл!

Слова Бай Сяочаня подействовали на Чжао Тяньцзяо так, словно его кто-то ущипнул за щёку. Ещё недавно он думал, что внезапно стал гораздо больше понимать в вопросах любви, а теперь ощутил настоящий страх. По правде говоря, ему очень сильно была небезразлична Чень Юэшань, но из-за своего замкнутого характера он не видел для себя возможности прямо выразить свои чувства. Он не знал даже, как подступиться к этому вопросу, как начать ухаживать за ней. Поэтому, когда он увидел, насколько легко, казалось бы, Бай Сяочаню удаётся общение с женщинами, то пришёл к нему за советом. Сначала он оказался потрясён любовными письмами Бай Сяочаня, а затем не менее поражён формулой победы. И теперь он полностью и безоговорочно доверял ему в этом вопросе и с нетерпением ожидал, что тот расскажет ему дальше.

— Но тогда что же мне делать? — обеспокоенно спросил он.

— Успокойся, — искренне ответил Бай Сяочань, — я ещё не закончил. Хотя ты никогда не должен расслабляться, ты ни в коем случае не должен давать этому проявиться в твоём поведении и на лице. Сохраняй бдительность только в своём сердце. Таким образом… ты всегда будешь помнить, что у тебя мало времени!

Чжао Тяньцзяо глубоко вздохнул, чтобы успокоиться. Когда Бай Сяочань увидел это, то в его глазах появилось одобрение. Покивав головой, он продолжил:

— Очень хорошо. Теперь перейдём к следующей составляющей, которая олицетворяет умение донести свои мысли и чувства так, чтобы тебя поняли. Ты уже сказал, что любишь старшую сестру Чень, поэтому я даже не буду спрашивать тебя об этом. Но говорил ли ты ей об этом, делал ли что-то, чтобы показать ей свои чувства? Очевидно, что нет, но это не страшно. Здесь нельзя действовать второпях. Однако тебе нужно найти больше возможностей для общения с ней, а когда ты рядом, то ты должен быть очаровательным и остроумным. Это очень важно. И не беспокойся о том, что именно говорить. Я тебя всему научу.

 





Последнее изменение этой страницы: 2019-05-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.200.252.156 (0.014 с.)