ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 456. Загадочная белая тень



Пока Бай Сяочань наблюдал из укрытия, Чжао Тяньцзяо запрокинул голову и взревел, производя жест заклятия двумя руками и заставляя множество молний собраться в его ладонях в форме двух сфер, каждая по метру в диаметре. Хотя сначала молнии были серебряными, в мгновение ока они превратились в золотые и затем устремились в сторону белой тени.

— Сгинь! — закричал Чжао Тяньцзяо, его энергия била ключом так неимоверно, что Бай Сяочань невольно поражённо вздохнул.

«Какой грозный!» — подумал полностью потрясённый Бай Сяочань. Сверкающие шары из молний ослепительно светились, в них пульсировала ужасающая сила.

Белую тень было сложно рассмотреть, словно она не была материальной, а скорее напоминала сферу света. Внезапно она начала искажаться и искривляться, преобразуясь в белую руку, которая с невероятной скоростью устремилась на Чжао Тяньцзяо. Послышался мощный грохот, который, казалось, прокатился в темноте ночи чуть ли не на весь корабль. После этого Бай Сяочань понял, что Чжао Тяньцзяо на самом деле хотел поднять всех, кто был на борту. Если ему удастся собрать больше людей, то они смогут объединить силы и уничтожить белую тень раз и навсегда.

Однако Чжао Тяньцзяо недооценил силу белой тени. Когда огромная рука соприкоснулась с шарами молний, прозвучал мощный взрыв и изо рта Чжао Тяньцзяо брызнула кровь, в то время как его шары молнии рассыпались на искорки. Бай Сяочань никогда раньше не видел, чтобы кто-то так уничтожал молнии. Они превратились в снопы искр, которые разлетелись во все стороны, треща и шипя, когда ударялись о стены коридора.

Белая тень была могучей, но тоже оказалась потрясена атакой Чжао Тяньцзяо в полную силу, отбросившей её на несколько метров и даже заставившей немного потускнеть. Но затем она задрожала и разделилась на девять частей, полетевших к Чжао Тяньцзяо, очевидно собираясь либо вселиться в него, либо поглотить. В то же время ледяная стужа, казалось, способная заморозить душу, начала распространяться от тени.

Когда Чень Юэшань увидела, в какой опасности находится Чжао Тяньцзяо, то помрачнела и выпрыгнула вперёд, она сжала правую руку в кулак и понеслась на подлетающие белые тени. А её левая рука произвела жест заклятия, заставляя пучки лунного света начать собираться вокруг неё, сливаясь в единое целое, напоминающее полную луну. От луны струился странный свет, который под воздействием ещё одного жеста заклятия Чень Юэшань полился внутрь её тела, пока она летела на белые тени. Поразительно, но в этот момент начала проявляться сила времени, словно лунный свет заставлял быстро стареть всё, на что падал.

В этот опасный критический момент в глазах Чжао Тяньцзяо запылала ярость. Глубоко вздохнув, он внезапно толкнул руками перед собой, заставляя целую кучу шаров из золотых молний появиться вокруг себя. Однако всё ещё не закончилось. Два последователя Чжао Тяньцзяо тоже присоединились к битве, стиснув зубы, они смело выпрыгнули вперёд к будто бы иллюзорным белым теням.

Все бились сообща, в то время как Бай Сяочань стоял в стороне и скрипел зубами. Он понимал, сейчас, когда все вместе сражаются, если он не присоединится, то больше уже не посмеет потом показаться на глаза Чжао Тяньцзяо и остальным. Взревев, он выскочил из-под покрова невидимости и устремился вперёд к белым теням. Беспокоясь, Бай Сяочань невольно начал думать, почему больше никто не пришёл к ним на помощь. Однако по правде говоря, с того мига, как появилась белая тень, и до текущего момента, прошло всего время десяти вдохов.

Пока все объединились в противостоянии, девять отдельных белых теней, которые летели вперёд, начали двигаться в разных направлениях. Две полетели к последователям Чжао Тяньцзяо, две на Чень Юэшань, две на Бай Сяочаня и оставшиеся три продолжили лететь в сторону Чжао Тяньцзяо. Грохот стал ещё громче. Белые тени впечатались в двух последователей, заставив кровь брызнуть у них из ртов, а сами они дрожа и шатаясь начали пятиться назад. Их губы стали тёмно-фиолетовыми, а все волосы на теле поседели. Однако самое страшное, по мнению Бай Сяочаня, было то, что их взгляды опустели, словно их души оказались на волоске от гибели.

Чень Юэшань тоже заметила это и яростно закричала. В то же время её Лунный Диск Времени впечатался в две белые тени, заставив прозвучать мощный бум, а Чень Юэшань содрогнуться на месте. Под её ногами по полу побежали трещины. Тут же вокруг неё возникло множество ледяных кольев, загораживая ей путь и не давая сдвинуться с места. Из уголков её рта показалась кровь и она закричала:

— Берегись, старший брат Чжао! Это атака на душу!

В то же время она произвела множество жестов заклятия и нажала на различные акупунктурные точки на своём теле, чтобы не дать ранениям ухудшиться.

Что касается Бай Сяочаня, то он тоже приблизился к двум белым теням, выполнил жест заклятия и использовал Заклятие Развития Воли Ледяной Школы. Тут же во все стороны распространилась сила ледяного мастера. Он сражался с холодом, применяя холод. Послышался грохот, и Бай Сяочань заметно задрожал. Он сейчас находился на позднем возведении основания, поэтому его ледяная ци казалась невероятной. К этому времени он уже был способен заморозить кусок реки Достигающей Небес. Однако ледяная стужа белой тени отличалась от его, а также отличалась от той, что использовала статуя Гунсунь Вань’эр. Этот вид стужи мог заставить душу впасть в спячку. Это была самая настоящая атака на душу!

Бай Сяочань помрачнел, когда ощутил, как враждебная ледяная стужа проникает в него и стремится к голове. В этот критический момент он яростно взревел и тут же, используя силу техники Неумирающей Вечной Жизни, топнул левой ногой по земле. При этом он активизировал не невероятную силу физического тела, а Неумирающее Запечатывание!

Более того, он использовал Неумирающее Запечатывание не на противнике, а на себе самом. Раздался треск и на поверхности его кожи появились трещины, которые проступали изнутри его тела. В мгновение ока сеть трещин полностью покрыла его с головы до ног, не давая ледяной стуже повредить его душу. Всё случилось так быстро, что Бай Сяочань даже не успел испугаться. Всё, что он проделал, произошло на голом инстинкте, даже использование Неумирающего Запечатывания.

Боевой инстинкт появился у Бай Сяочаня ещё в горах Лочень. Возможно, это произошло из-за ужаса перед смертью, а может быть из-за одержимости вечной жизнью, но в любом случае в критический момент он всегда безотказно срабатывал.

Когда влияние Неумирающей печати распространилось, Бай Сяочань обнаружил, что вражеская ледяная стужа больше не может проникнуть в него, а та, что уже попала внутрь, вытесняется прочь. Бай Сяочань облегчённо выдохнул, но тут посмотрел на Чжао Тяньцзяо, которого сейчас атаковали сразу три белые тени, и его лицо помрачнело. Тени легко уничтожили все выпущенные им шары молний, а потом соединились вместе, превращаясь в белый меч, который направился в его лоб.

Чжао Тяньцзяо помрачнел, в то же время земля под его ногами начала застывать. В этот миг крайней опасности, Бай Сяочань открыл Дхармический Глаз Достигающий Небес и использовал силу контроля, чтобы затормозить летящий меч.

— Остановись сейчас же! — закричал он, в то время как пурпурный свет, подкреплённый силой основы культивации золотого ядра, из его глаза устремился к мечу. Потом свет обернулся вокруг белого меча и заставил его остановиться прямо перед Чжао Тяньцзяо.

Эта небольшая пауза дала Чжао Тяньцзяо такую нужную ему возможность предпринять ответные меры. Сначала он был уверен, что не сможет избежать удара, и планировал позволить мечу врезаться в свой лоб, а потом использовать момент, когда противник будет атаковать его душу, чтобы применить свой метод противостояния нападению. Хотя он был уверен, что это сработает, но такой маневр в любом случае был очень опасным. Но сейчас Бай Сяочань помог ему, поэтому мгновенно Чжао Тяньцзяо начал действовать. В его глазах показались золотые молнии.

— Детонация молний! — взревел он.

Тут же ослепительный свет вырвался из его глаз и распространился во все стороны. Белый меч сразу начал распадаться на части. Потом части меча отступили и остальные белые тени слетелись обратно к ним, принимая вновь форму, похожую на человеческую, которая, казалось, многозначительно посмотрела сначала на Чжао Тяньцзяо, а потом на Бай Сяочаня, после чего растаяла в воздухе. Создавалось такое впечатление, что она могла приходить и уходить по своему желанию в любое время.

Глава 456. Загадочная белая тень

Пока Бай Сяочань наблюдал из укрытия, Чжао Тяньцзяо запрокинул голову и взревел, производя жест заклятия двумя руками и заставляя множество молний собраться в его ладонях в форме двух сфер, каждая по метру в диаметре. Хотя сначала молнии были серебряными, в мгновение ока они превратились в золотые и затем устремились в сторону белой тени.

— Сгинь! — закричал Чжао Тяньцзяо, его энергия била ключом так неимоверно, что Бай Сяочань невольно поражённо вздохнул.

«Какой грозный!» — подумал полностью потрясённый Бай Сяочань. Сверкающие шары из молний ослепительно светились, в них пульсировала ужасающая сила.

Белую тень было сложно рассмотреть, словно она не была материальной, а скорее напоминала сферу света. Внезапно она начала искажаться и искривляться, преобразуясь в белую руку, которая с невероятной скоростью устремилась на Чжао Тяньцзяо. Послышался мощный грохот, который, казалось, прокатился в темноте ночи чуть ли не на весь корабль. После этого Бай Сяочань понял, что Чжао Тяньцзяо на самом деле хотел поднять всех, кто был на борту. Если ему удастся собрать больше людей, то они смогут объединить силы и уничтожить белую тень раз и навсегда.

Однако Чжао Тяньцзяо недооценил силу белой тени. Когда огромная рука соприкоснулась с шарами молний, прозвучал мощный взрыв и изо рта Чжао Тяньцзяо брызнула кровь, в то время как его шары молнии рассыпались на искорки. Бай Сяочань никогда раньше не видел, чтобы кто-то так уничтожал молнии. Они превратились в снопы искр, которые разлетелись во все стороны, треща и шипя, когда ударялись о стены коридора.

Белая тень была могучей, но тоже оказалась потрясена атакой Чжао Тяньцзяо в полную силу, отбросившей её на несколько метров и даже заставившей немного потускнеть. Но затем она задрожала и разделилась на девять частей, полетевших к Чжао Тяньцзяо, очевидно собираясь либо вселиться в него, либо поглотить. В то же время ледяная стужа, казалось, способная заморозить душу, начала распространяться от тени.

Когда Чень Юэшань увидела, в какой опасности находится Чжао Тяньцзяо, то помрачнела и выпрыгнула вперёд, она сжала правую руку в кулак и понеслась на подлетающие белые тени. А её левая рука произвела жест заклятия, заставляя пучки лунного света начать собираться вокруг неё, сливаясь в единое целое, напоминающее полную луну. От луны струился странный свет, который под воздействием ещё одного жеста заклятия Чень Юэшань полился внутрь её тела, пока она летела на белые тени. Поразительно, но в этот момент начала проявляться сила времени, словно лунный свет заставлял быстро стареть всё, на что падал.

В этот опасный критический момент в глазах Чжао Тяньцзяо запылала ярость. Глубоко вздохнув, он внезапно толкнул руками перед собой, заставляя целую кучу шаров из золотых молний появиться вокруг себя. Однако всё ещё не закончилось. Два последователя Чжао Тяньцзяо тоже присоединились к битве, стиснув зубы, они смело выпрыгнули вперёд к будто бы иллюзорным белым теням.

Все бились сообща, в то время как Бай Сяочань стоял в стороне и скрипел зубами. Он понимал, сейчас, когда все вместе сражаются, если он не присоединится, то больше уже не посмеет потом показаться на глаза Чжао Тяньцзяо и остальным. Взревев, он выскочил из-под покрова невидимости и устремился вперёд к белым теням. Беспокоясь, Бай Сяочань невольно начал думать, почему больше никто не пришёл к ним на помощь. Однако по правде говоря, с того мига, как появилась белая тень, и до текущего момента, прошло всего время десяти вдохов.

Пока все объединились в противостоянии, девять отдельных белых теней, которые летели вперёд, начали двигаться в разных направлениях. Две полетели к последователям Чжао Тяньцзяо, две на Чень Юэшань, две на Бай Сяочаня и оставшиеся три продолжили лететь в сторону Чжао Тяньцзяо. Грохот стал ещё громче. Белые тени впечатались в двух последователей, заставив кровь брызнуть у них из ртов, а сами они дрожа и шатаясь начали пятиться назад. Их губы стали тёмно-фиолетовыми, а все волосы на теле поседели. Однако самое страшное, по мнению Бай Сяочаня, было то, что их взгляды опустели, словно их души оказались на волоске от гибели.

Чень Юэшань тоже заметила это и яростно закричала. В то же время её Лунный Диск Времени впечатался в две белые тени, заставив прозвучать мощный бум, а Чень Юэшань содрогнуться на месте. Под её ногами по полу побежали трещины. Тут же вокруг неё возникло множество ледяных кольев, загораживая ей путь и не давая сдвинуться с места. Из уголков её рта показалась кровь и она закричала:

— Берегись, старший брат Чжао! Это атака на душу!

В то же время она произвела множество жестов заклятия и нажала на различные акупунктурные точки на своём теле, чтобы не дать ранениям ухудшиться.

Что касается Бай Сяочаня, то он тоже приблизился к двум белым теням, выполнил жест заклятия и использовал Заклятие Развития Воли Ледяной Школы. Тут же во все стороны распространилась сила ледяного мастера. Он сражался с холодом, применяя холод. Послышался грохот, и Бай Сяочань заметно задрожал. Он сейчас находился на позднем возведении основания, поэтому его ледяная ци казалась невероятной. К этому времени он уже был способен заморозить кусок реки Достигающей Небес. Однако ледяная стужа белой тени отличалась от его, а также отличалась от той, что использовала статуя Гунсунь Вань’эр. Этот вид стужи мог заставить душу впасть в спячку. Это была самая настоящая атака на душу!

Бай Сяочань помрачнел, когда ощутил, как враждебная ледяная стужа проникает в него и стремится к голове. В этот критический момент он яростно взревел и тут же, используя силу техники Неумирающей Вечной Жизни, топнул левой ногой по земле. При этом он активизировал не невероятную силу физического тела, а Неумирающее Запечатывание!

Более того, он использовал Неумирающее Запечатывание не на противнике, а на себе самом. Раздался треск и на поверхности его кожи появились трещины, которые проступали изнутри его тела. В мгновение ока сеть трещин полностью покрыла его с головы до ног, не давая ледяной стуже повредить его душу. Всё случилось так быстро, что Бай Сяочань даже не успел испугаться. Всё, что он проделал, произошло на голом инстинкте, даже использование Неумирающего Запечатывания.

Боевой инстинкт появился у Бай Сяочаня ещё в горах Лочень. Возможно, это произошло из-за ужаса перед смертью, а может быть из-за одержимости вечной жизнью, но в любом случае в критический момент он всегда безотказно срабатывал.

Когда влияние Неумирающей печати распространилось, Бай Сяочань обнаружил, что вражеская ледяная стужа больше не может проникнуть в него, а та, что уже попала внутрь, вытесняется прочь. Бай Сяочань облегчённо выдохнул, но тут посмотрел на Чжао Тяньцзяо, которого сейчас атаковали сразу три белые тени, и его лицо помрачнело. Тени легко уничтожили все выпущенные им шары молний, а потом соединились вместе, превращаясь в белый меч, который направился в его лоб.

Чжао Тяньцзяо помрачнел, в то же время земля под его ногами начала застывать. В этот миг крайней опасности, Бай Сяочань открыл Дхармический Глаз Достигающий Небес и использовал силу контроля, чтобы затормозить летящий меч.

— Остановись сейчас же! — закричал он, в то время как пурпурный свет, подкреплённый силой основы культивации золотого ядра, из его глаза устремился к мечу. Потом свет обернулся вокруг белого меча и заставил его остановиться прямо перед Чжао Тяньцзяо.

Эта небольшая пауза дала Чжао Тяньцзяо такую нужную ему возможность предпринять ответные меры. Сначала он был уверен, что не сможет избежать удара, и планировал позволить мечу врезаться в свой лоб, а потом использовать момент, когда противник будет атаковать его душу, чтобы применить свой метод противостояния нападению. Хотя он был уверен, что это сработает, но такой маневр в любом случае был очень опасным. Но сейчас Бай Сяочань помог ему, поэтому мгновенно Чжао Тяньцзяо начал действовать. В его глазах показались золотые молнии.

— Детонация молний! — взревел он.

Тут же ослепительный свет вырвался из его глаз и распространился во все стороны. Белый меч сразу начал распадаться на части. Потом части меча отступили и остальные белые тени слетелись обратно к ним, принимая вновь форму, похожую на человеческую, которая, казалось, многозначительно посмотрела сначала на Чжао Тяньцзяо, а потом на Бай Сяочаня, после чего растаяла в воздухе. Создавалось такое впечатление, что она могла приходить и уходить по своему желанию в любое время.

 

Глава 457. Старший брат Чжао, ты ранен!

После того как белая тень исчезла, последователи Чжао Тяньцзяо снова закашлялись кровью. Однако как только источник ледяной стужи исчез, они наконец смогли подавить стужу внутри и пришли в себя. Их лица были серыми, словно они увидели смерть, и они начали со страхом озираться. Оба они горевали о том, насколько же им не повезло. Сначала их атаковала Чень Юэшань, потом настоящая нечисть, в итоге они чуть не распрощались с жизнями. Конечно, всему этому виной был Бай Сяочань, они снова поклялись себе никогда не провоцировать его впредь. Они даже начали думать, как подлизаться к нему. В конечном итоге, если они снова окажутся замешаны в гениальные планы Бай Сяочаня, то так недолго не дожить до прибытия в дикие земли.

Что касается Чень Юэшань, то она сначала убедилась, что белая тень действительно ушла, оглядевшись, потом ледяной частокол вокруг неё растаял в воздухе и она посмотрела на Чжао Тяньцзяо. Чжао Тяньцзяо пытался отдышаться, потея. С тех пор как он достиг среднего формирования ядра, редко кто мог сравниться с ним в бою. А когда он достиг великой завершённости стадии формирования ядра, то уже только эксперты зарождения души представляли для него опасность. Поэтому он был довольно уверен в своих возможностях. Но сейчас его сердце быстро билось от страха. По его мнению, основа культивации, которую использовала белая тень, определённо была ниже, чем зарождение души.

«Её боевая мощь сопоставима с великой завершённостью формирования ядра. Но при этом она настолько продвинутая, что даже эксперты зарождения души не смогут сравниться с ней». Глубоко дыша, Чжао Тяньцзяо огляделся, понимая, что к ним на палубу до сих пор никто не пришёл. Никто не сбежался на шум битвы. Очевидно, что белая тень запечатала всю область сражения до его начала. Теперь, когда тень ушла, печать оказалась снята. Чжао Тяньцзяо успокоил дыхание и приготовился пойти выслеживать белую тень. В это время Чень Юэшань уже решила пойти за ним.

Бай Сяочань вытирал пот со лба и думал, как он смог исхитриться помочь Чжао Тяньцзяо. И тут он внезапно понял, что Чжао Тяньцзяо, казалось, вознамерился преследовать белую тень. Бай Сяочань громко прочистил горло. Когда Чжао Тяньцзяо не обратил на это никакого внимания, Бай Сяочань рассердился и ещё громче прочистил горло. Хорошо, что Чжао Тяньцзяо всё-таки оказался не совсем безнадёжен. Наконец услышав Бай Сяочаня, он остановился и внезапно вспомнил, какова цель, намеченная на сегодня. И она состояла вовсе не в том, чтобы поймать белую тень, а в том, чтобы убедиться, что Чень Юэшань начнёт чувствовать себя в безопасности рядом с ним.

Внезапно он почувствовал прилив благодарности за помощь Бай Сяочаня. Посмотрев на него, он невольно подумал, что Бай Сяочань — настоящий друг. Сделав серьёзное лицо и сразу забыв о преследовании белой тени, он протянул руку, чтобы не дать Чень Юэшань пойти дальше самой.

— Младшая сестра Юэшань, — спокойно сказал он, — не нужно гнаться за нечистью. Раз она решила сбежать, я сомневаюсь, что нам удастся в ближайшее время выследить её. Если мы будем бегать в ночи, то она легко сможет выловить нас поодиночке.

— Если бы только отец вернулся! — сказала Чень Юэшань сквозь сжатые зубы, в её глазах отображались ярость и страх одновременно. — Тогда бы эту нечисть уничтожили и телом и душой.

Основываясь на оценке собственной боевой мощи, она понимала, что будь она сейчас одна, ей бы ни за что не справиться с белой тенью. Если бы не Чжао Тяньцзяо, её могла бы постигнуть судьба Цзи Фана. При одной мысли о жуткой смерти Цзи Фана у Чень Юэшань от страха быстро забилось сердце.

— Большое спасибо, старший брат Чжао, — тихо сказала она.

Сердце Чжао Тяньцзяо подпрыгнуло от радости, но он не позволил этому отразиться на его лице. Повернувшись к Чень Юэшань, он глубоким голосом, как его научил Бай Сяочань, с очень искренним видом произнёс:

— Младшая сестра Юэшань, пока я рядом, я не позволю ничему и никому навредить тебе!

Очевидно, что Чжао Тяньцзяо готов был преодолеть бессчётное количество мечей и пик, а также спуститься в ад, только ради Чень Юэшань. Он готов был столкнуться с неисчислимыми опасностями, пройти сквозь огонь и воду, не моргнув глазом. Он готов был без сожаления пожертвовать своей жизнью! Его слова и выражение на лице, а также то, как геройски он сражался с белой тенью, особенно искренность в его взгляде, сделали его похожим на сплав стальной воли с ранимой и нежной душой. Когда он смотрел в глаза Чень Юэшань, когда говорил, то ей показалось, что в её сердце втекает раскалённая лава.

Чень Юэшань тут же чаще задышала, её сердце быстро забилось, словно напуганный оленёнок. У неё чуть голова не закружилась, когда она посмотрела на Чжао Тяньцзяо, а его слова всё ещё звенели в её ушах. Для неё в этот миг он был несомненным героем. Она подумала обо всём, что они только что пережили, и по какой-то причине стала чувствовать себя более защищённой рядом с ним. Постепенно на лице у неё показался румянец и она опустила голову, чувствуя, как разум опустел, словно она сама не понимала, о чём думает.

Последователи Чжао Тяньцзяо поражённо вздохнули и их лица побледнели. Хотя они уже восстановились после ранений, когда они увидели, как изменилось выражение лица Чень Юэшань, то невольно вспомнили наставления Бай Сяочаня и сразу же прониклись к нему ещё большим благоговением.

«Не могу поверить, что это действительно сработало!» — подумал первый.

«Небеса! — подумал второй. — Старшая сестра Чень точно влюбилась в него!»

Последователи обменялись взглядами.

Чжао Тяньцзяо уже сходил с ума от радости, ему приходилось очень стараться, чтобы не показывать этого. Он с трудом удерживался от того, чтобы не запрокинуть голову и не взреветь в небо. Сейчас все его усилия дали плоды, а его благодарность Бай Сяочаню не могла быть больше. Сейчас он очень хотел обнять Чень Юэшань, но потом забеспокоился, осознав, что не знает, что делать дальше. Он быстро кинул взгляд в сторону Бай Сяочаня.

Бай Сяочань тут же вздохнул про себя.

«Почему его нужно всему учить? — подумал он. Даже сейчас он хочет узнать у меня, что делать дальше? Сплошная головная боль…» Он потёр лоб и подумал о том, насколько же он прекрасный человек. Потом он опустил руку, и тут его лицо озарилось. Подскочив к Чжао Тяньцзяо, он внезапно воскликнул:

— Старший брат Чжао, ты… ты ранен! Небеса! Это выглядит плохо. Старший брат Чжао, как ты себя чувствуешь?!

Почти сразу голос Бай Сяочаня вернул Чень Юэшань из забытья и она очень обеспокоенно посмотрела на Чжао Тяньцзяо. Поражённый Чжао Тяньцзяо повернулся к Бай Сяочаню и уже хотел сказать, что с ним всё в порядке, но тут Бай Сяочань внезапно схватил его за локоть поддерживая и одновременно как следует стукнул по спине. Наконец Чжао Тяньцзяо понял, что происходит. Он жалобно застонал и сделал так, чтобы его лицо побледнело, повторяя:

— Больно, мне больно… всё плохо!

Он неожиданно наклонился вбок, словно ещё чуть-чуть и упадёт. Сначала Чень Юэшань немного растерялась, но потом она пришла в себя и сразу же подскочила, чтобы поддержать Чжао Тяньцзяо под другой локоть. В этот раз Чжао Тяньцзяо уже больше не тормозил и сразу же оказался у неё в объятиях.

— Младшая сестра Юэшань, даже если я ранен, я всё равно не оставлю тебя одну. Я остаюсь здесь, чтобы защищать тебя!

Румянец на щеках Чень Юэшань стал ещё заметнее, а сердце затрепетало. Не пытаясь проверить, действительно ли он ранен или нет, она строго посмотрела на Бай Сяочаня, а потом повела Чжао Тяньцзяо в сторону своей каюты. Чжао Тяньцзяо опёрся на неё, тесно соприкасаясь, а когда они проходили мимо Бай Сяочаня, то подмигнул ему. К этому моменту его восхищение Бай Сяочанем было словно волны моря Достигающего Небес — бесконечным и непрерывным.

Бай Сяочань про себя похихикал, наблюдая, как Чень Юэшань уводит Чжао Тяньцзяо к себе в каюту. И тут он почувствовал себя таким довольным собой, что с трудом устоял на ногах. Даже не задумываясь, он выпятил подбородок, взмахнул рукавом и принял позу одинокого героя.

— Одним щелчком пальцев я, Бай Сяочань… а, не важно. Сегодня я ничего не обратил в пепел.

В конце концов, сегодня у Чжао Тяньцзяо был такой замечательный день. Позвав двух последователей Чжао Тяньцзяо с собой, он покинул вторую палубу. Последователи не посмели не послушаться Бай Сяочаня и тут же ушли с ним.

Когда он вернулся на третью палубу, откуда ранее вечером и был слышен крик, прямо перед тем как появилась белая тень, Бай Сяочань смешался с толпой, чтобы попытаться понять, что же случилось. Вскоре он обнаружил, что жертвой оказался один из немногочисленных избранных с третьей палубы. Его счастливое настроение быстро улетучилось, и на его место пришло беспокойство. Он сразу же вернулся к себе в каюту и даже после того, как запер дверь, не перестал чувствовать себя неуютно.

«Все, кто умер, жили на третьей палубе. К тому же я только что сам атаковал белую тень. Что если она захочет отомстить?..» Чем больше он думал о ситуации, тем больше переживал.





Последнее изменение этой страницы: 2019-05-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 100.24.113.182 (0.015 с.)