ТОП 10:

Аратта междуречья Дуная и Днепра



Более известна ныне под условным названием "археологическая культура Кукутени - Триполье" или как две родственные культуры на территориях Румынии и Молдовы, а также Украины.

Винчанской волне переселенцев предшествовало катастрофическое запустение под конец VI тыс. до н. э. Чатал-Гукжа и Хаджиляра - древнейших центров индоевропейской цивилизации. С другой стороны, укоренившиеся было в Подунавье носители первой, праиндоевропейской волны вынуждены были потесниться — в сторону Поднепровья, чьи земли были разведаны достопамятной экспедицией 6200 г. до н. э. и уже довольно обжиты носителями вышерассмотренных буго-днестровской и сурско-днепровской культур (тоже праиндоевропейских).

На глиняных табличках Подунавья об этих событиях говорится в мифоэпическом духе: бог потустороннего мира Кулла и богиня степей Гатумдуг [покровительствовавшие, соответственно, жителям подунайской Аратты и её поднепровской периферии] договорились о прекращении ссор и объединении пред лицом нашествия с юго-востока [с малоазийской прародины] "воинов богини Ишхары" (не предтечи ли хурритской Ужхары и арийской Ушас? -также индоевропейских богинь), принесшим угрозу полям 'Солнцеподобной страны'... А среди несколько позднейших надписей кукутеньской культуры Румынии привлекают внимание следующие: потомок Владыки на поле Страны; бог Солнца судит убитых в саду, это второе святилище близнецов Инанны; на 5 полей 2 мотыги (ритуально) установлено.

Последняяизэтихнадписейблизкапосодержаниюнадписина прашумерскойтабличкеизукраинскойВолыни,которойрасполагал В.Н.Даниленко - прочитывая её следующим образом: прислать (в помощь) на поселение [...] 5 упряжек волов с ролами к [дата].

Приведенные надписи совместно с археологическими и проч. данными свидетельствуют о высоком уровне развития дунайско-днепровской Аратты. Основу её хозяйства составляло довольно развитое земледелие - уже не только мотыжное, но и пахотное. Главной культурой являлась пшеница-двузернянка, однако выращивали также однозернянку и спельту, два сорта ячменя, просо, бобовые. • Имели огороды, сады, а в Днестро-Прутском междуречье - и древнейшие на Земле виноградники. Разводили крупный и мелкий рогатый скот, свиней, а позже и коней. Сохранялись собирательство растений и моллюсков, рыболовство, охота. В чести были разнообразные ремёсла: обработка камня и дерева, гончарство, ткачество, кузнечное дело. При этом аратты различных районов и поселений идеально приспосабливались к местным условиям, так что хозяйственных укладов и типов существовало немало. Довольно развитые уже в предшествующие времена, они между серединами V-III тыс. до н. э. истории приднепровской Аратты не столь видоизменялись, сколь перегруппировывались; развитие хозяйства наиболее заметно во взаимосвязанных гончарстве и металлообработке... Общественные же отношения, быт, духовную культуру, идеологию целесообразнее рассмотреть на историческом фоне.

ЖЕРТВЕННОЕ САМОСОЖЖЕНИЕ.

Могильники раннего и среднего этапов Триполья до сих пор не обнаружены, - их, вероятно, в виде привычных нам кладбищ и не было. Из этнографии различных индоевропейских народов известны захоронения на деревьях (древние черкесы и осетины), на столбах у дорог (славяне); трупосожжеиия доныне сочетаются (у индусов) с обычаями развеивать пепелнад полями, а останки спускать за водой. Такой обычай доминировал, быть .может, в Аратте; данным образом можно объяснить распространённость среди индоевропейских народов слов навь, наус и т.п. со значениями судно , но также 'покойник' и 'смерть'. На кремирование умерших указывают также редкие останки человеческих жертвоприношений—которые в виде черепов и отдельных костей по древней, ещё ближневосточной традиции располагались в жилищах возле очагов. О сожжениях жертв свидетельствуют и такие надписи из подунайской Аратты: 40-е княжение(?). По велению бога Шауэ старейшина ритуально сожжён. Это 10(-я жертва); "женщина воинов" возвеличила [сожгла как жертвоприношение] воинов-стражей святилища Огня, не дав (им) выйти из (пылающего) святилища; "женщина воинов " (их) в степи возвеличила.

Сожжение, как видим, возвеличивает человека; добровольно-принудительное (узаконенное традицией и неприятием смертности души) самопожертвование является честью. Жрецы и жрицы господствуют в обществе. Воины, помимо защиты Родины, прислуживают в храмах и время от времени приносятся в жертву - как и старейшины (вожди, достигающие преклонного возраста)... Так вот, в Аратте, были заложены основы присущего индоевропейцам института Спасительства, снятия основного противоречия всех времён и народов - противоречия бытия-и-небытия, жизни-и-смерти. Вполне очевидно, что именно этот институт самопожертвования во имя общего блага являлся стержнем и авторитета, и власти "первобытной интеллигенции" — жрецов-правителей 'Солнцеподобной страны'.

Среди известных нам надписей Аратты единожды упоминается раб (да и то в шумероведческом понимании соответствующего иероглифа). Сей "раб плуга страны" мог быть и жрецом, обязанным починать пахоту и прочие работы сельскохозяйственного цикла - пережитки чего сохранялись, например, на Руси и в царских обязанностях времён Иоанна Грозного...

А как обстояли дела с летописью приднепровского Шу-нуна, остававшегося за пределами "трипольской" Аратты? По предположению А.Г.Кифишина, летопись продолжали жрецы " буго-днёстровского" происхождения.

II династия, заложенная будто бы более 14 тысячелетий назад патриархом А-энзу, произвела при Уту-ме-акуде в 5852 и при А-килиме в 5702 годах до н. э. какие-то реформы. В соответствии с последней, состоялось частичное переселение в Месопотамию,где был заложен город-государство Ур. Там переселенцы объединились вокруг жрецов лунного божества Сина и основали в 5662-5622 гг. до н. э. "дам Барагеси". А в 5069 г. до н. э. - при XVIII правителе А-имдугуде - в окрестностях праотчего Шу-нуна (Каменной Могилы) был основан альтернативный "дом Имдугуда"... Эти прочитанные шумерологом А.Г.Кифишиным сведения имеют археологические соответствия - за исключением вышеуказанных дат, которые будут, по-видимому, подняты исследователями примерно на 2500 лет и приближены, таким образом, к рубежу IV-III тыс. до н. э. Более точными представляются календарные пометки 4250-4173 гг. до н. э. на ином комплексе плит (2 - 7). Названные здесь правители Му-ги, Ки-саль, Саль-туш и др. возглавляли, очевидно, роды той части буго-днестровской культуры, которая переселилась сюда в начале формирования приднепровской Аратты и слилась с местными потомками основателей ; святилища.

Переходим к рассмотрению II этапа развития "трипольской" Аратты, который начался примерно в 3600 г. до н. э. - где-то за пол тысячелетия до возникновения Шумера (и вышеописанного возникновения Ура?). На этом этапе хозяйство, быт, территория изменились немного - однако количество поселений и площади их значительно возросли; несколько племен или родов достигли Днепра выше Роси.

Итак, практически исчезли малые поселения, их площадь составляеттеперь 3-40 га. Рядовая планировка сменяется концентрической с майданом-; площадью посередине. Оборонительные рвы замещаются соединёнными между ; собою домами внешнего круга. Защищались, по-видимому, не столько от ; врагов, сколько от хищников - волков, медведей и львов (которые встречались в ; Северном Причерноморье ещё и в скифское время). Дома становятся большими ; и преимущественно двухэтажными; в них обитают, по-видимому, парные ' семьи трёх поколений. В планировке поселений прослеживаются "концы", группирующиеся по ремесленно-профессиональным и, вероятно, родственным ; признакам. На алтарях нередко встречаются керамические модельки святилищ - в том числе и весьма архаического типа, восходящего к храмам малоазийского Шу-эден-на-ки-дуга. * Из ремесел наиболее развиваются обработки камня и металла (ковка и сварка медных изделий, простейшее бронзовое литьё), а также гончарство.

Последнее всё ещё обходилось без круга, но пользовалось горном. Наряду с традиционной "кухонной" посудой распространяется расписная "парадная".

Гораздо разнообразнее становятся женские и др. статуэтки, иногда даже с портретными лицами. Хоть они почти исключительно культовые, однако позволяют судить о внешнем виде араттов.

Женщины заплетали косы, но преобладала (во всяком случае, при отправлении ритуалов) длинная прическа с прямым пробором посередине; на спине концы волос прятались в сетчатые или сплошные футляры разнообразных форм. На головах носили колпаки, грибовидные шляпы и др. На шеяхмонисто, гривны и подобия пекторалей; гривны иногда дополнялись лентамиили подвесками. Носили рубахи разной длины и с различными вырезами, а такжежилетки.Нижнеебельёпредставленонабедреннымиповязками.

Подпоясывались разнообразными поясами и перевязями - через оба или одно плечо. Лица раскрашивали, а может и татуировали. Красная и др. краски на черепах "усатовского варианта поздней трипольской культуры"отражают следы не только причёсок, но и кастовой принадлежности - аналоги которых доныне бытуют в Индии, а до недавнего времени встречались и на Украине (казачьи "оселедци" и др.). Обувь в росписи рассматриваемых статуэток представлена сандалиями, черевиками и сапожками - нередко с меховыми отворотами.

Традиционно преобладают фигурки стоящей женщины - однако теперь уже не только Матери, но и Девы. На алтарях и в антропоморфных сосудах их нередко объединяли, как арийских Адити и Ушас или греческих Демегру и Персифону. Распространяется также образ женщины, восседающей на рогатом троне-Тельце. В.Н.Даниленко и Н.А.Чмыхов считали такие комплексы свидетельствами зарождения греческого мифа о Европе и Зевсе - но в рассматриваемой этноисторической обстановке надёжнее ограничиться соответствием индоевропейским Притхиви и Дьяусу: матери-'Земле' и 'Небу'-отцу, которые в гимнах аратто - арийской Ригведы предстают в обличьях людей или крупного рогатого скота.

Образ Притхиви-Дьяуса или т.п. зародился ещё в храмах Чатал-Гуюка и Хаджиляра, но его распространение было обусловлено, вероятно, появлением довольно специфических святилищ-обсерваторий подунайской культуры Лендель - сменившей в начале IV тыс. до н. э. предшествующую Винчу. Унаследовав круговую планировку поселений, они строились не у воды, а на удобных для календарно-астрономических наблюдений "лысых горах". Распространившись на протяжении IV - середины II тыс. до н. э. вдоль северной, лесостепной границы тогдашнего земледелия, эти сооружения достигли британского Стоунхенджа и зауральского Аркаима - оставшись для потомков наиболее очевидным свидетельством существовавшей Аратты, высочайшего интеллекта её правителей и крепчайших общественных связей.

Письменность Кукутени - Триполья представлена "счетными фишками" (подобие наборной азбуки и арифметики, да только из керамических кубиков и т.п.), неясными пока ещё знаками на сосудах и вышеуказанными прашумерскими табличками. Упоминаемые на последних "близнецы Инанны" обнаруживаются, возможно, уже в барельефных изображениях чатал-гуюкских храмов. Можно предположить, что с распространением указанных выше святилищ-обсерваторий эти близнецы перевоплотились в Аполлона и Артемиду (в персонификацию главных созвездий зодиака и зенита, т.е. в Тельца с его Плеядами и Медведиц с их Полярной звездой) - детей Дьяуса (-Дзеуса-Зевса или Дня) и Рато (-Лато-Латону), где последняя воплощала зодиак и закон (Рита аратто-арийской Ригведы).

Если признать ошибочными расшифрованные датировки 5702-5622 гг. до н. э., указанные в летописи приднепровского Шу-нуна, то завершение рассмотренного этапа "трипольской" Аратты можно соотнести с вышеприведенными строками о возникновении шумерского Ура.

III этап охватил приблизительно 3000-2250 гг. до н.э. (от укоренения Шумера до возникновения Вавилонии). Уже в начале данного этапа центр 'Солнцеподобной страны (земледельцев)' утвердился в почти замкнутом междуречьи Буга ('Бога' ни с того ли этапа?), Соба, Роси, Синюхи - и достиг здесь максимального за всю историю Аратты развития.

В 60-х годах пилотом К.В.Шишкиным и археологом Н.М.Шмаглием были открыты грандиозные трипольские (т. е. араттские, как теперь выясняется) города площадью до 500 га. Обладая ранее сложившейся концентрической планировкой и проч., они окружались небольшими сёлами с преимущественно нерегулярной застройкой, а также святилищами-обсерваториями лендельского типа. Очевидно, что каждый такой комплекс представлял собой довольно автономный район - подобный одновременным городам-государствам уру (см. выше о возникновении Ура, а ниже - У рука) Шумера, последующим полисам Греции.ещё более поздним Па.чуни и полянам, а также "городам и весям" древней Руси.

Языковеды знают, что древнерусская весь -'вся' обжитая той или иной крестьянской общиной округа - соответствует вис(ш)ям Индии-Бхараты и соприкасается с почитаемым в ней 'Всеобъемлющим' Вишну. Наиболее известный атрибут этого бога - стопа третьего шага, с которым гигант в жертвенном пламени возносится на небеса. Такие представления хорошо согласуются и со стопообразными очертаниями наибольшего города приднепровской Арапы (у с. Тальянки Тальновского р-на Черкасской обл.), и с удивительным обычаем периодического самосожжения "городов и весей" этого древнейшего в мире, индоевропейского государства.

Данный обычай вытекал из переложной системы землепользования, несовершенства агротехники и, по-видимому, стремления жрецов-правителей 'Солнцеподобной страны' предотвратить расслабление и деградацию народа. Во всяком случае, примерно через три поколения - когда почва окрестных полей истощалась - неподалёку поднималась целина, строились новые город и села, а старые приводились в ритуальный порядок и поджигались... Так были заложены основы учения о "дне Брахмы" -сохранившегося в Бхарате-Инпии и вспоминаемого в Рахмаиском Великдпе долины Артаплота и других районов Украины.







Последнее изменение этой страницы: 2019-04-30; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.173.47.43 (0.006 с.)