ТОП 10:

ИЗ “ТХЕРАГАТХИ” И “ТХЕРИГАТКИ»



(Краткие лирические поэмы, приписываемые монахам и монахиням)


Перевод Т. Елизаренковой ДА СБУДЕТСЯ ТА НАДЕЖДА, КОТОРОЙ ЖИВУ!

Вновь и вновь пахари пашут поле,

Вновь и вновь бросают зерно в землю,

Вновь и вновь посылает дождь небо,

Вновь и вновь получает хлеб царство.

Вновь и вновь по дорогам нищие бродят,

Вновь и вновь подают им добрые люди,

Вновь и вновь добрые люди, подав им,

Вновь и вновь попадают в мир небесный.

Герой многомудрый очищает

Семь поколений своего рода.

Я думаю, сакка, ты бог богов,

Ибо рожден тобой истинный муни.

Суддходаной зовут отца премудрого,

Мать Блаженного звали Майей.

Она носила Бодхисаттву под сердцем,

В мире богов теперь ликует.

Дивными радостями радуется

Отлетевшая отсюда Готами,

Всеми усладами услаждается

В окружении небожителей.

Я сын несравненного Антирасы,

Невозможное возмогшего Будды.

Ты. отец отца моего, о Сакка,

Воистину ты, о Готама, дед мой.


ИСТОЧНИК СЕДЬМОЙ.

ИЗ “ДЖАТАК” .Перевод Т. Елизаренковой ДЖАТАКА О НЕ СЛУШАЮЩЕМ СОВЕТОВ “Задумал прыгнуть далеко...” Эту историю Учитель, находясь в Джетаване. рассказал об одном не слушающем советов бхикшу. Рассказ о нем подробно будет изложен в девятой книге в джатаке о грифе. Обращаясь к тому бхикшу. Учитель сказал: “Не только теперь, о бхикшу, ты не слушаешься советов, ты и прежде был таким, а оттого что не исполнял наставлений умных людей, погиб от удара дротика”. И он рассказал историю о прошлом.

Давным-давно, когда в Варанаси царствовал Брахмадатта, Бодхисаттва возродился в образе акробата. Когда он вырос, стал ловким и находчивым. У одного акробата обучился он прыгать через дротики и вместе с наставником бродил по стране, показывая свое искусство. Наставник его умел прыгать только через четыре дротика, а через пять — не умел.

Как-то они давали представление в одной деревне. Наставник, подвыпив, поставил пять дротиков и хвастается: “Все пять перепрыгну!” “Послушай, учитель, — сказал Бодхисаттва, — ты же через пять дротиков прыгать не умеешь. Если будешь прыгать через пятый, наскочишь на него и погибнешь; убери один дротик”. А учитель, пьяный, говорит: “Ты не знаешь, на что я способен!” Не обращая внимания на уговоры ученика, он перескочил через четыре дротика, но, подобно цветам мадхуки, нанизанным на свой стебель, напоролся на пятый и с воплем повалился на землю.

Тогда Бодхисаттва сказал: “Советов мудрых людей не слушал, оттого попал ты в такую беду”. И он произнес следующую гатху: Задумал прыгнуть далеко наставник, не послушавшись, Четвертый дротик одолев, на пятый напоролся он.

Приведя эту историю. Учитель отождествил перерождения: “Тогда не слушающий советов бхикшу был наставником, а учеником был я”.

ДЖАТАКА О ПРЕДАННОМ ДРУГЕ “Ни крошки проглотить не может...” Эту историю Учитель, находясь в Джетаване, рассказал об одном мирянине, принявшем учение Будды, и об одном тхере. Говорят, были в городе Саваттхи два друга. Один из них, удалившись в монастырь, имел обыкновение приходить за милостыней в мирской дом другого. Накормив друга и наевшись сам, мирянин шел с ним в вихару. и там просиживали они за разговором до захода солнца. Тогда тхера провожал его до самых городских ворот и возвращался в свою обитель. Такая их дружба стала известна всей общине.

Однажды, собравшись в зале дхармы, бхикшу стали обсуждать их дружбу. В это время вошел Учитель и спросил: “Что вы. тут обсуждаете, бхикшу?” Когда ему объяснили. Учитель сказал: “Не только теперь, о бхикшу, они так привязаны друг к другу, они были друзьями и прежде”. И он рассказал историю о прошлом.

Давным-давно, когда в Варанаси царствовал Брахмадатта, Бодхисаттва был его советником.

В то время одна собака повадилась ходить в стойло к государственному слону и там, где кормили слона, подбирала остатки риса. Привлеченная сначала обилием корма, она постепенно подружилась со слоном. Они ели всегда вместе и не могли жить друг без друга. Собака обычно забавлялась тем, что, уцепившись за хобот слона, раскачивалась на нем в разные стороны. Но вот однажды какой-то крестьянин купил ее у сторожа, смотревшего за слоном, и увел в свою деревню.

Как только собака исчезла, государственный слон не стал больше ни есть, ни пить, ни купаться. Об этом доложили царю. Царь вызвал советника и сказал ему: “Пойди, мудрейший, узнай, почему слон так ведет себя”.

Бодхисаттва пришел в стойло к слону и, увидев, что он так тоскует, подумал: “Это у него не телесный недуг; наверное, он был с кем-нибудь дружен, а теперь разлучен со своим другом”. И он спросил у сторожа: “Скажи, любезный, был ли слон с кем-нибудь дружен?” “Да, почтенный, — сказал тот, — он очень привязался к одной собаке”. “А где же она теперь?” — “Да один человек увел ее”. “А знаешь ли ты, где он живет?” — “Нет, не знаю, почтенный”.

Тогда Бодхисаттва пришел к царю и сказал: “Божественный, у слона нет никакой болезни, но он был очень привязан к одной собаке. А не ест он теперь, я думаю, оттого, что лишился своего друга”. И Бодхисаттва произнес следующую гатху: Ни крошки проглотить не может,

Не пьет воды, купаться не желает.

Собаку в стойле часто видя,

Наверно, слон с ней крепко подружился.

Выслушав советника, царь спросил: “Что же теперь делать, мудрейший?” “Божественный, — отвечал советник, — прикажи бить в барабан и объявить: “У государственного слона один человек увел его подружку-собаку. У кого в доме найдут ее, того постигнет такое-то наказанье”.

Царь так и сделал. А тот человек, услыхав царский указ, отпустил собаку. Сразу же прибежала она к слону, а слон при виде ее взревел от радости, обхватил ее хоботом, поднял себе на голову, потом снова спустил на землю, и только когда собака наелась, сам принялся за еду.

“Он постиг даже мысли животных”, — подумал царь и воздал Бодхисаттве большие почести.

“Не только теперь, о бхикшу, — сказал Учитель, — они так привязаны друг к другу, они были друзьями и прежде”.

Приведя эту историю для разъяснения дхармы и показав Четыре Благородные Истины, Учитель отождествил перерождения: “Тогда мирянин был собакой, ткера — слоном, а мудрым советником был я

РЕЧЕНИЕ ШЕСТОЕ.

ДревнийКитай.

Мифология

Наше представление о китайской мифологии складывается на основании памятников словесного искусства, самые ранние из которых относятся к позднеродовой эпохе, а самые поздние датируются первыми веками нашей эры. Это очень разнородный материал: ритуальные гимны и философские памят­ники, исторические своды и произведения поэтов, различные каталожные собрания по географии, астрономии и пр. Во всем пестром материале, составлявшем древнюю литературу, жила, переосмыслялась, обретала новые формы мифология. К этому времени она уже выполнила свою историческую роль, место мифологических воззрений заняли другие, но до конца древности мифология сохраняет свой авторитет.

Открывая раздел главой о мифологии, мы имели в виду показать истоки всех дальнейших переосмыслений, попробовать воссоздать картину собственно мифологических (и даже до мифологических) воззрений, показать, что человек думал о мире и о своем месте в нем, как представлял себе этот мир, его возникновение, силы, действующие в нем. Целью мифологии было познание мира, образность и фантазия служили орудием познания, однако в то же время в этих фантазиях отражено и первое художественное творчество, не осоз­наваемое как таковое, но тем не менее составившее основу для его даль­нейшего развития.

Мифология — это завершенная картина мира. Начав с представления о мире как о хаотическом множестве вещей, обладающих чудесной силой губить и исцелять, превратив эти вещи в фетиши, идолы, которым надо служить, чтобы не погибнуть, человек в мифологии вырастает до созна­ния возможности борьбы с силами хаоса, выдвигает героев, побеждающих враждебные силы и несущих людям благо. Он постепенно устраивает мир, освобождая его от страха, наводя в нем порядок. Философия, которая преемствует мифологии, рассматривает мир как безусловно гармоническое и упо­рядоченное целое.

В китайской мифологии есть свои излюбленные темы, мотивы, предметы. Совершенно особое место в ней занимает культ камней. Это и просто камень, и любимые китайцами до сих пор яшма и нефрит — камни-обереги, и груда камней — гора. На горе живут солнца, ветры и облака. Гора связана с культом плодородия, с ней ассоциируется идея рождения: небо оплодотворяет землю, а гора ближе всего к небу. С культом плодородия связан и амбивалентный культ змеи-дракона. Распластанная по земле змея мыслилась связанной с силами плодородия, заключенными в земле. Дракон — олицетворение водной стихии, днем витает в облаках, ночует же в земных водоемах. Змея-дракон символизирует божество, во власти которого реализация сил плодородия: оплодотворенная дождем земля родит. Облака, горы, воды, (озера, реки, ручьи), осознаваемые в мифологии как места обитания богов плодородия, возможно, именно с этих пор закрепляются в сознании китайцев как предметы, общение с которыми делает человека причастным к таинству рождения. Жиз­ни и потому способно затронуть в нем самые глубокие струны.

В редкой полноте дошла до нас солярная мифология. Можно видеть, как солнце вначале представляется в дриадной форме — в образе шелковицы например, как затем оно мыслится птицами -воронами, которых десять и кото­рые поочередно восходят на небесный свод, а потом отдыхают на ветвях солнечного дерева, как происходит антропоморфизация солнечного божества — и перед нами богиня Сихэ, мать десяти солнц, правящая солнечной колесни­цей, и, наконец, в наиболее позднем мифе это братья Си и Хэ — основатели календаря, подданные мифического правителя Яо, рассчитавшие календарь по его приказу. Здесь явные следы историзации мифологии.

Приводимые ниже фрагменты из «Книги гор и морей» («Шань хай цзин») даны в переводе Э. М. Яншиной, из «Книги преданий» («Шу цзин») — в переводе Л. Д. Позднеевой, Э. М. Яншиной, из «Весен иосенейЛюй Бувэя» («Люйши чуньцю») — в переводе Г. А. Ткаченко, Э. М. Яншиной, из «Философов из Хуайнани» («Хуайнаньцзы») — Л. Е. Померанцевой.

ИСТОЧНИК ПЕРВЫЙ.

КНИГА ГОР И МОРЕЙ

«Книга гор и морей» («Шань хай цзин») относится к III—I вв. до н. э. Она возникла в результате полемики с «Книгой преданий» — одной из книг кон­фуцианского канона. В то время как в «Книге преданий» мифология при­нимает вид истории, а мифологические герои выступают в роли мудрых правителей, в «Книге гор и морей» они оказываются богами природы, героями — устроителями земли и изобретателями благ цивилизации. Памятник представля­ет собой свод, включающий разновременные пласты и отражающий иногда чрезвычайно архаичные представления. «Книга гор и морей» имеет форму ката­лога гор, расположенных на территории Китая, и земель, находившихся, по представлению древних, на окраинах или за пределами этой территории. Этот перечень включает элементы положительных знаний — зоогеографии, бо­танической географии, народной медицины, а также народных верований и мифологии.

ЦзюаньI КАТАЛОГ ЮЖНЫХ ГОР[Книга первая]

В «Каталоге Южных гор» первыми названы Сорочьи горы. Среди них главной названа гора Блуждающая. [Она] подходит к Западному морю. [Там] много коричного дерева, много золота (цзинь), нефрита (юй). [Там] растет трава, похожая на душистый лук, но с зелеными цветами, называется заговор­ная [трава] юй. Съешь ее, утолишь голод. Там растет дерево, похожее на бумажное дерево, но [у него листья] с черными прожилками. Цветы его освещают все вокруг. Его название — Дурманное гу.Если носить его у пояса, то не поддашься дур­ману. [Там] водится животное, похожее на обезьяну, но у него белые уши ,(ходит как люди, но горбится). Его называют синсин. Съешь его, будешь ходить без устали. Оттуда берет на­чало река Лицзи, течет на запад и впадает в море. В ней обилие юйпэй. Имей ее при себе и не будешь болеть желудком...

ИСТОЧНИК ВТОРОЙ.

ВЕСНЫ И ОСЕНИ ЛЮЙ БУВЭЯf КНИГА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ О корне (вещей)

... Женщина из рода Владеющих Шэнь собирала шелковицу и нашла в дупле ребенка. Отдала его своему господину, он поручил его воспитывать повару. Господин стал расспраши­вать, ему сказали: «Его мать жила у реки И. Когда она ходила беременной, во сне увидела бога [духа] , он ей сказал: «Если увидишь, что в ступке появилась вода, иди на восток и не оглядывайся!» На следующий день она увидела, что в ступке показалась вода, сказала об этом соседям и пошла на восток. Прошла десять ли и оглянулась. Увидела, что ее город весь ушел под воду) и тут же превратилась в полую шелковицу. Поэтому [мальчика] и назвали Инь [с реки] И...

КНИГА ДВАДЦАТАЯ.

О поведении; ... Яо уступил Поднебесную Шуню. Гунь был чжухоу. Вски­пел он гневом против Яо и вскричал: «Кто постиг закон Неба, тот становится правителем! Кто постиг закон правителя, тот становится одним из трех гунов! Я же постиг, закон Земли, а меня не сделали (даже) одним из трех гунов!»Воспользовавшись оговоркой Яо, он захотел получить [титул] гуна. И рассвирепел лютый зверь и захотел поднять смуту: соединенные вместе рога зверя образовали крепостные зубцы, а поднятые вверх хвосты — его знамена. И призывали его, и не явился он. И носился он по диким просторам. И хотел повергнуть он правителя Шуня. И изгнали его тогда на Крыло-гору и разрубили там уским клинком....

КНИГА ПЯТАЯ Древняя музыка

... Предок Чжуаньсюй родился в реке Жо, а жил на [горе] Полая Шелковица. Затем вознесся и стал Предком. Привел в гармонию с Небом восемь ветров, а затем стал [их слушать] . Их мелодия была то мягкая и ласковая [как весна], то чистая и прозрачная [как осенний воздух], то звонкая [как колокольчик] . Чжуаньсюю понравились их голоса, и он повелел Летающему Дракону создать мелодию, подражающую восьми ветрам. Ее назвали «Подносим облака» — она предназначалась для поднесения Главному Предку. Затем Чжуаньсюй приказал Желтому Угрю первому исполнить эту мелодию. Желтый Угорь опрокинулся на спину и стал хвостом бить по брюху — звуки были [прекрасны] как белые облака...

ИСТОЧНИК ТРЕТИЙ.

ФИЛОСОФЫ ИЗ ХУАЙНАНИ.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ.

Небесный узор.

... Некогда Бог Разливов [Гунгун] боролся с Чжуаньсюем за владычество. В ярости боднул гору Щербатую. Небесный свод разломился, земные веси оборвались. Небо накренилось на северо-запад, солнце, луна и звезды переместились. Земля на, юго-востоке оказалась неполной и поэтому водыи ил устремились туда...

Солнце поднимается из долины Восходящего солнца, купа­ется в озере Сянь, приближается к Шелковице Фу. Это называ­ется Утренняя Заря. Поднимается на шелковицу Фу, отсюда собирается в путь. Это называется Рассвет. Достигает Кривых гор. Это называется Утро. Достигает Ярусных Ключей. Это .называется Время первой еды. Достигает Шелковичного края. .Это называется Время второй еды. Достигает Равновесия Света. Это называется Позднее утро. Достигает [гор] Куньу.

Это называется Полдень. Достигает Птичьего Ночлега. Это называется Малое возвращение. Достигает Долины Скорби. Это называется Время дневной еды. Достигает горы Матери Цзи. Это называется Большим возвращением. Достигает Пучи­ны Печали. Это называется Временем первого толчения риса. Достигает Каменной гряды. Это называется Временем второго толчения риса. Достигает Источника Скорби. Здесь останав­ливается его женщина. Здесь отдыхают его кони. Это называ­ется Распряженная колесница. Когда достигает Пучины Печа­ли, это называется Сумерками. Когда достигает Долины Мрака, это называется тьмой. Солнце погружается в Пучину Печали, светит в Долине Мрака...







Последнее изменение этой страницы: 2019-04-30; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.171.146.16 (0.018 с.)