Создание классификационных групп



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Создание классификационных групп



Создавая классификационные группы, вы можете сказать: «Компании не­обходимо решить три проблемы». В этот момент ваш разум автоматически от­деляет эти проблемы от всех остальных, которые либо есть, либо могут быть у компании. Образуется так называемая дихотомическая структура, изобра­женная на рис. 32. Два класса объектов, формирующие ее, взаимно исключают друг друга. И, разумеется, эти два класса объединяют все проблемы, имеющи­еся у компании в наличии.

Вы должны стремиться к тому, чтобы выделенные проблемы исключали все прочие на основании особого признака, свойственного только им. И обяза­тельно убедитесь, что все проблемы с этим особым признаком вошли в одну группу. Затем вы располагаете их в порядке интенсивности проявления этого особого признака, начиная с наибольшей степени интенсивности.

Меня часто спрашивают: зачем, определив значимость особых признаков, следует ставить на первое место то суждение, у которого эта значимость выше? При этом часто указывают, что, начав с менее значительного высказывания, можно более драматично подать важнейшее. Возможно, так действительно более драматично и энергично, но стало бы от этого изложение яснее? Я пола­гаю, что нет, поэтому предпочитаю порядок подачи «от сильнейшего звена к сла­бейшему звену». Впрочем, это вопрос вкуса и стиля. Если вам требуется при-влечь не только внимание, но и вызвать эмоциональную реакцию, вы совершенно спокойно, не нарушая правил упорядочения, можете изменить направление на противоположное: «от слабого варианта к сильному».

Рис. 32. Классификация ограничивает ваше мышление узким набором объектов, которые вы предполагаете ранжировать

3 проблемы компании, которые...


Если бы описанная выше техника исчерпывала все сложности в классифи­кации идей, то проблем упорядочения суждений по степени проявления вы­бранного признака не существовало бы вовсе. Но это, увы, не так. И прежде всего потому, что человеку свойственно классифицировать. Люди стремятся объединить в классификационные группы все, что они видят и воспринимают. По крайней мере, присвоить имя. К несчастью, человек также вольно начинает обращаться с идеями и суждениями, объединяя в группы почти все, что обла­дает лишь отдаленным или приблизительным сходством. Обычно идеи или суждения считают схожими, следовательно, объединяемыми, если они восхо­дят к описанию одного процесса или одной структуры.

Это абсолютно верный подход, если вы ясно представляете основания для классификации идей или если эти основания взяты из соответствующего описа­ния и совпадают с вашими собственными. Но чаще всего авторы с большим удовольствием берут за основу три-четыре идеи, уже объединенные в группу, и даже не утруждают себя тем, чтобы проверить, верно ли их объединили.

Я приведу вам пример на первый взгляд приемлемой, но на самом деле ложно объединенной группы идей. Затем мы рассмотрим, как пользоваться приобретенными методиками, чтобы определять логические неточности в груп­пах, кажущихся выстроенными верно.

Несколько лет назад «Бэнкерс Траст Компани» переиздала книгу 1921 года выпуска Джеймса Харви Робинсона «Разум в деятельности». Там есть такая мысль:

«Мы не думаем в достаточной степени о процессе мышления, и многие наши ошибки есть результат существующих иллюзий по отношению к нему. Да­вайте на секунду забудем все умничанья, которые мы могли вычитать у фи­лософов прошлого, и поймем, наконец, то, что происходит в нас самих».

Затем Робинсон производит классификацию различных источников мыш­ления так, как это показано на рис. 33. Вы видите четыре классификационные группы. Но только в первой и третьей обнаруживаете единство классифика­ционного признака «Что происходит в нашем сознании». Вторая и четвертая описывают, скорее, сам процесс и отвечают на вопрос «Как мы это делаем?» Обратимся к первой группе. Чтобы определить обоснованность и непротиворе­чивость объединения идей, протестируем, откуда они возникли.

1. Каким образом автор выделил и обозначил отдельные источники мышления?

Как вещи/темы, определяющие направление наших фантазий.

2. Могу ли я более точно определить именно эти источники?

Это эмоциональные реакции на явления окружающего мира.

3. Могу ли я установить их логический порядок, основываясь на определении?

Наиболее распространенная реакция - будет всегда первая.

4. Есть ли здесь еще какое-нибудь упущение?
Возможно, нет.


Рис. 33. Классификация источников мышления

Быть может, вы не согласитесь с моим скепсисом относительно этой громозд­кой описательной схемы мышления и, вероятно, будете правы. Ведь самое главное в том, чтобы оценить мышление в целом, а для этого необходимо уста­новить все без исключения источники, благодаря которым «запускаются» меха­низмы мышления. При этом надо быть уверенным в том, что ни один из источ­ников не упущен из виду. При таком изначально строгом подходе я, например, не могу гарантировать, что не пропущу ни одной эмоциональной реакции на внешний мир, но вы, вполне вероятно, сможете все учесть. Если при этом вам удастся добавить что-то свое в авторскую классификацию, вы, вероятно, поте­ряете к ней доверие.

Теперь разберем при помощи требования ВИИД корректность авторских рассуждений о порядке образчиков мышления в отдельно взятой третьей группе (Рационализация наших верований и мнений). Для этого просто повторим на этом уровне иерархии уже известные нам четыре контрольных вопроса.

1. Каким образом автор выделил и обозначил отдельные источники мышления?

Как дорогие сердцу убеждения, в которых мы абсолютно уверены

2. Могу ли я более точно определить именно эти источники?

Все они отражают влияние раннего воспитания

3. Могу ли я установить их логический порядок, основываясь на определении?

Я не думаю, что правильным порядком будет время первоначального, раннего постижения этих убеждений

4. Есть ли здесь еще какое-нибудь упущение?

Возможно, автором перечислено слишком много всего, в особенности это касается тем собственности и бизнеса.

Какая разница, полный ли комплект идей и утверждений в группах, или, на­против, недостаточное количество? А разница такова, что полнота или непол­нота будет влиять на восприятие и оценку «правильности» нашей группы чита­телем. Если мы вышли за разумные пределы группирования, наши суждения не будут адекватно поддержаны на следующем, нижнем уровне. Если мы вклю­чили в группу не все, что возможно и должно, то читатель соблазнится сам до­бавить отсутствующий элемент, а от этого зависит трактовка и интерпретация смысла всей группы.

Например, анализируя элементы третьей группы, которую мы разобрали выше, автор книги, подводя итог, пишет:

• «Мы предпочитаем придерживаться того, что принято считать истинным.
И с негодованием кидаемся на всякого, кто оспаривает дорогие нам
убеждения, не задумываясь о том, насколько они на самом деле обо­
снованы».

Сказанное может быть отчасти верным в отношении религии, семьи, оте­чества, государства. Однако я считаю, что трудно представить себе людей, кото­рые с таким же эмоциональным рвением защищали бы мыслительные концеп­ции, связанные с имуществом и бизнесом.

Словно по контрасту итоговое суждение, опирающееся на первую из четы­рех групп, звучит так:

• «Большая часть нашего спонтанного мышления так интимна, касается потаенного мира личности, постыдна или тривиальна, что не позволяет нам описать виды спонтанного мышления целиком».

Это суждение, кажется, адекватно обоснованным для всех трех направлений в этой группе, и мы просто не можем и подумать, чтобы добавить еще что-нибудь существенное в первую группу идей.

Повторюсь, моя цель - показать вам, что объединение в логические груп­пы не возникает из воздуха, а отражает аналитическую оценку, которая в свою очередь содержит и накладывает определенный строгий порядок. Вам следует сознательно подходить к этим аналитическим предпосылкам, так, чтобы быть уверенными: вы говорите именно то, что имеете в виду.


Дополнительные примеры на группирование идей и высказываний

Чтобы почувствовать, насколько по-разному будет строиться процесс логи­ческого упорядочения, рассмотрим несколько примеров. Положим, ваша сек­ретарша принесла следующий «сырой» документ.

Традиционный финансовый подход к оценке инвестиций ведет к ошибоч-ным рекомендациям для корпоративного поведения...

Корпорациям следует инвестировать во все возможные перспективные виды деятельности, где вероятный возврат средств превышает стои­мость капитала.

Надежные количественные методы измерения будущей неопределенности и рисков - это залог более эффективного размещения ресурсов.

Планирование и бюджетирование капиталовложений — это два совершенно разных процесса. Бюджетирование капиталовложений — обособленный вид финансовой деятельности.

Роль топ-менеджеров ограничивается перебором числовых вариантов, а не осмыслением скрытых возможностей.

Очевидно, что эти четыре ошибочных рекомендации - следствие традиционно­го финансового подхода в корпорациях. Более того, это общепринятые и чрезвы­чайно распространенные «правила большого пальца» для высшего уровня ру­ководителей. Задумаемся о них. Если вы запишете очевидные и прямые последствия этих житейских правил, то получите такой сокращенный список.

Поощряет корпорации к инвестированию.

Побуждает к количественному измерению неопределенности.

Отделяет планирование от бюджетирования капитала.

Подталкивает руководство к цифровому анализу.

Теперь все утверждения в списке, кроме третьего, могут быть восприняты как части процесса принятия решения, который диктует иной порядок подачи информации и, как следствие, бумага, которую теперь исправила ваша расто­ропная секретарша, становится более ясной.

«Традиционный финансовый подход корпораций к оценке эффективности инвестиций может привести к необоснованным решениям в распределении ресурсов, решениям, отличающимся следующими недостатками:

- выпячивают количественную оценку будущей неопределенности и риска как ключевого условия для выбора проекта;

- подталкивают руководство к цифровому, а не к качественному анализу;

- поощряют вложения во все проекты, где вероятный возврат средств превышает стоимость капитала, при этом иные соображения успешности игнорируются».


В ряде случаев даже неопытный человек очень легко установит истинный скрытый порядок идей уже при беглом чтении. Однако гораздо чаще вы будете иметь дело с идеями и суждениями, относящимися к группам с разными прин ципами упорядочения. И тогда моментально восстановить логику во время первого прочтения «всей кучи» будет трудновато.

Существуют проблемы в отчетности о продажах и учете товаров:

1. Доклады и отчеты зачастую бессодержательны.

2. Учетные данные ненадежные.

3. Учетные данные запаздывают.

4. Учетные данные не сопоставлены с данными о продажах.

5. Сотрудники хотели бы работать с докладами оптимальной формы.

6. Сотрудники хотели бы исключить незначимые данные.

7. Сотрудники хотели бы исключить очевидные данные.

8. Сотрудники хотели бы уменьшить объем информации, обрабатываемой вручную.

Основной прием обработки данного списка — прочитать наскоро все поло­жения и предварительно распределить их по «грубым» смысловым группам, чтобы потом иметь возможность более критической оценки. В итоге вы приде­те к трем категориям в соответствии с сутью проблем, которую затрагивают эти соображения.

Сроки

1. Доклады и отчеты зачастую бессодержательны.

3. Учетные данные запаздывают.

Данные

2.Учетные данные ненадежные.

4. Учетные данные не сопоставлены с данными о продажах.

6. Сотрудники хотели бы исключить незначимые данные.

Формы отчетности

5.Сотрудники хотели бы работать с докладами оптимальной формы.

7. Сотрудники хотели бы исключить очевидные данные.

8. Сотрудники хотели бы уменьшить объем информации, обрабатывае-мой вручную.

Вот вы и столкнулись с двойственной задачей упорядочения. Первая зака выка - в каком порядке вы расположите сами три категории (сроки, данные, формы отчетности)? Этот порядок зависит от процесса, который они, по ваше­му мнению, отражают. В данном примере мы имеем две возможности: мы мо­жем говорить о подготовке докладов или о чтении докладов.

Если речь идет о подготовке докладов, поставьте на первое место катего­рию «данные», затем - «формы отчетности», в конце - «сроки». Именно такая последовательность отражает логический порядок составления докладов и от четов. С другой стороны, если речь идет об обработке и чтении докладов, начи-


нать надо с категории «сроки», затем пойдет категория «формы отчетности», в конце - «данные». В таком естественном порядке идет обработка докладов. То есть все имеющиеся жалобы сгруппированы таким образом, что сначала говорится о задержках по срокам, затем - о неудобных форматах и, наконец, о беспорядке с самими данными.

Следующий шаг - каким-то образом упорядочить по важности идеи в каж­дой категории. Возможно, в группе «Сроки» следовало бы переставить пунк­ты 1 и 3 (конечно, если вас больше волнует проблема задержки отчетов, а не их бессодержательности). В группе «Данные» на первое место следовало бы поста­вить жалобу о незначимых, бессмысленных данных, затем - о тех, что обладают некоторым смыслом, но которым не хватает надежности, в конце - о невозмож­ности сопоставления. Видите, как легко нам дается логическое упорядочивание! Продолжим. В группе «Формы отчетности» пункты 7 и 8 претендуют на то, чтобы стать подпунктами положения 5, возможно, с переменой мест - первым по значимости является задача уменьшения объемов ручной работы, второй - за­дача исключения очевидных сведений.

Ценность подобных упражнений с группами идей может быть продемон­стрирована на примерах с незавершенной логикой и неполным обосновани­ем пространного текста. Обсуждаемая в этой главе методика поможет крити­чески оценить содержание запутанного текста и дать полезный совет автору. Обратимся к такому примеру.

Причины упадка Нью-Йорка многочисленны, и они носят комплексный ха-рактер. Среди них можно выделить следующие:

1. Уровень заработной платы выше, чем в других регионах страны.

2. Высокие тарифы на электроэнергию, арендные платежи и стоимость
земли.

3. Заторы в дорожном движении, увеличивающие транспортные расходы.

4. Дефицит площадей для современных предприятий.

5. Высокие налоги.

6. Технологические изменения.

7. Конкуренция со стороны новых центров экономической концентрации
на Юго-Западе и Западе.

8. Перенос экономической и социальной активности в Америке из горо-дов в пригороды и на окраины.

Блистательный образец трюизмов в системе аргументирования! Чего доби­вался автор, говоря:

· все знают, что существует множество комплексных причин упадка Нью-Йорка,

· среди них можно выделить такие,

· поэтому...(?) перейдем к следующей причине.

Описание исходной проблемы с таким количеством ее «объяснений» не может подтолкнуть нас, читателей, к ее плодотворному обдумыванию и нахож­дению приемлемых решений. Из неполного и, возможно, пристрастного списка мы не почерпнем ничего стоящего, поэтому не можем сделать ясные и одно­значные выводы.


Тем не менее целых 8 пунктов выглядят очень внушительно. Разберемся, нет ли здесь повторов и присутствует ли хоть что-нибудь осмысленное? Есть ли возможности для сближения некоторых объяснений между собой?

Издержки

1. Высокий уровень заработной платы.

2. Высокие цены на энергию, аренду и землю.

3. Высокие расходы на транспорт.

5. Высокие налоги.

Недостаток места

4. Дефицит площадей для современных фабрик, не позволяющий модер
низировать промышленность.

6. Технологические изменения, ведущие к настоятельной потребности в мо­
дернизации.

8. Жизненная активность перемещается в пригороды и на окраины.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.237.178.91 (0.016 с.)