ТОП 10:

Направление жизненной силы молодых на свое развитие



 

Баба Надя стала молча накрывать на стол, а я задумался над ее рассказом. Все понятно: старики отводят детей от глупостей...

Вдруг она, словно слыша мой внутренний разговор, меня поправила:

— Старики помогали детям направить силу, данную природой, в их же развитие.

И немного помолчав, поглаживая меня по голове, пригласила к столу:

— Присаживайся-ка, покушай, наберись сил.

Я сел за стол и спрашиваю:

— Баба Надя, а как старики помогали детям направить силу?

Она засмеялась:

— Старики, отправляя детей в лес, смотрели, как парни и девки самостоятельно строили свою лесную жизнь. Видя в их мире разлад, они мягко, шутливо показывали, что что-то неладно. Этим и направляли силу детей в построение своей жизни.

— А что значит — построение своей жизни?

— Создание семьи и подготовка к приходу дитя.

— А при чем здесь лес? Почему необходимо было детям идти в лес и проходить там посвящения и обряды?

— Хорошие вопросы... А можно ответить на них вопросом?

— Да.

— Лес — это что по отношению к природе?

— Частичка природы.

— А силу кто дал детям?

— Природа.

— Так кто же может показать, куда необходимо направить силу?

— Природа.

— Ну и при чем здесь лес?

— Ну-у-у как… Лес это и есть сама природа.

— Так, а почему детям необходимо идти в лес?

— Потому что только в лесу природа может направить силу детей в их собственное развитие.

— Вот, сынок, ты и ответил на свои вопросы.

— А дальше? Что они делали, когда прошли эти посвящения и обряды?

Смеясь, баба Надя ответила:

— Парни строят дома, куда потом приведут своих возлюбленных. Когда вместе со всеми ходят в баню, разглядывают девчонок. Ухаживают за ними. Девчонки присматривают себе парней. Готовят себе приданое. Готовятся стать любящими женами. Учатся создавать тепло и уют в доме.

— Это понятно. Но как старики помогали молодым в дальнейшем?

— Наблюдали за ними. При необходимости направляли молодых: куда им приложить свою силу.

К примеру, все работающие в поле пели обрядные песни, подшучивали над молодыми, раззадоривали их — силу пробуждали. Шуткой-та молодых цепляли как бы невзначай, и если сила через край пошла, то на самую тяжелую работу отправляли. А после работы старик или бабка ходили у баяна с балалайкой, пели песни, и в оба глаза глядели, куда атаман молодых ведет. Как только старики чуют неладное — наводят на ладное. А в деревне уже все подготовлено, куда силу направить. Идут молодые по улице, песни поют, а старик осторожненько подзуживает: «Вась, а Вась, смотри-ка, сани стоят, а чьи это сани? А-а-а-а, это Степаныча, который тебе сегодня мяса в столовой не дал, давай-ка сани забросим ему на крышу — пусть помучается». И всей гурьбой сани аккуратно подымают на крышу. А Степанычу-та это и надо было — сани на крышу поднять. Вот так старики и направляли силу в нужное место, приучая ее к ладу.

— Хитро! А еще как помогали?

— Каждую субботу и воскресенье проводили праздники. На них силу вызывали песнями и плясами, а укрощали силу тоже песнями да плясами, а еще хороводами да играми.

 

— Это как? Вызывали силу и укрощали ее?

— Есть песни, пробуждающие силу, — это песни веселые, призывающие к действию, и они сопровождались плясами. Есть песни обрядовые, которые направляли силу на создание, рождение чего-то нового, на свое и своего мира процветание, они тоже сопровождались плясами, а также играми и хороводами.

— И все?

— А ты что думаешь? Что старики в пастухи нанимались молодых пасти?

— Нет.

— Нет, нет, — передразнила меня баба Надя и немного ворчливо добавила:

— Давай ешь, а то от тебя кожа да кости остались.

Я активно заработал челюстями, а баба Надя смотрит каким-то проникающим сквозь меня взглядом и что-то продумывает.

Когда я закончил есть, она проговорила:

— Да. Именно старики были пастухами молодых. Ведь молодые, как необъезженные жеребцы. Все куда-то норовят, все чего-то им хочется, а чего — не знают сами.

Сделав паузу, она продолжила:

— Старики, приглядывая за молодыми, просматривали — смогут ли они помочь дитю выполнить свою первоначальную задачу? И готовили их к этому. Потому что в их детях видели себя и готовили для себя разумную семью.

 

— А как старики готовили для себя разумную семью?

— Они проверяли молодых, осознают ли они, какую создают семью. Они прикладывали к себе образ этой семьи: хотели бы они воплотиться в ней или нет? И смогут они выполнить свою первоначальную задачу в этой семье? Если нет, то почему? Искали изъян в образе семьи. А найдя, направляли на то, чтобы молодые убрали его. Это понятно?

— Да. Понятно. Но вот как понять, что такое разумная семья?

Немного подумав, баба Надя ответила:

— Разумная семья — это семья, осознающая все действия по ее построению, по приему дитя и созданию для него условий для самостоятельного выполнения первоначальной задачи.

— И как старики это делали?

— Старики смотрели, чтобы парень и девка образовали семью при полном слиянии души и тела, дополняя друг друга. Чтобы они друг в друге видели свое отражение. Осознавали, что действие одной половины — это отражение внутреннего состояния другой. Мысли свои и своей половины — это построение цельного образа мира семьи, в котором будут жить молодые, а старики — в воплощении дитя. Старикам было очень важно, как молодые построят свою семью, какой она будет. Как они относятся к дитю и готовы ли открыть ворота для его принятия. Еще при жизни старики выбирали бабку, которая будет помогать молодым создавать дитю все условия для выполнения его первоначальной задачи — тогда, когда сами старики уйдут из этой жизни.

Мне стало смешно от нахлынувшей вдруг тупости и от бессилия задать вопрос.

Баба Надя, поддерживая меня в веселье, спросила:

— Тебе все понятно, что я сейчас рассказала?

— Нет, мне ничего непонятно! Полный туман.

Баба Надя, поглаживая меня по голове, словно что-то вкладывая в нее, тихо проговорила:

— Ничего, придет время, и сам все узнаешь.

 

 

Сватовство

 

Прошло несколько дней, я заболел. Мама пригласила ко мне бабу Коку приглядеть и поухаживать за мной.

Баба Кока напоила меня горячим чаем с малиной, тепло одела, укутала в стеганое одеяло и сказала:

— Терпи сынок, до свадьбы заживет, и вся зараза отстанет.

У меня разыгралось любопытство, и я спросил:

— Баба Кока, почему именно до свадьбы заживет?

— Потому что свадьба — это рождение новой семьи, в которую приходит дите. Мама и папа могут принять здоровых детей только тогда, когда они сами здоровы. Вот почему до свадьбы все заживет. А тебе до свадьбы далеко. Я правильно понимаю?

Я с каким-то сожалением ответил:

— Да, мне до свадьбы далеко.

— Что, женилка уже выросла, на подвиги тянет?

— Нет.

А сам в недоумении, что такое женилка? Хотя и слышал как-то это слово от стариков. Но спросить не смею, чувствую какой-то подвох, а какой — не пойму. Баба Кока меня постоянно просмеивает. Как бы не попасть впросак.

Она, словно прочитав мои мысли, полезла руками под одеяло, приговаривая:

— Где, где женилка-та, покажи!

Я с испугу вскочил и диким голосом заорал:

— Нет, нет у меня женилки, еще не выросла!

И тут почувствовал, что я весь мокрый, аж пот с лица бежит ручьем, и мне стало легче.

А баба Кока торжественно выкрикнула:

— Выросла, выросла женилка-та! — И показывает на мой отросток между ног. — Да еще какая выросла женилка! О-го-го!

А через несколько секунд проговорила:

— Да-а-а… Не поспеешь выздороветь, и пора жениться.

— Нет, нет! Уйди! — выкрикнул я в диком страхе, выталкивая бабу Коку из дома.

Баба Кока, не упираясь и даже невольно подчиняясь моему бурному натиску, выкрикнула:

— Выздоровел, выздоровел! Здоровый будешь жениться!

Я остановился, недоуменно рассматривая выпученными глазами бабу Коку.

— Закати глаза-та, а то выкатятся, и иди в постель, а то мать придет, что скажем? Где глаза? Где маленький любимый сыночек?

Я переоделся, поменял сырое постельное белье на сухое и лег под одеяло, закрывшись с головой, проговаривая про себя: «Чтоб ты провалилась!». Заснул. Проснулся утром. Огляделся — бабы Коки нет. Я вскочил и радостно закричал:

— Ура-а-а! Бабы-Яги нет!

 

 

Быстро оделся. Поел. Настроение приподнятое. Даже не вспомнил, что вчера болел. Пошел на улицу. А в голове свербит: «Почему до свадьбы заживет?»

 

Вдруг навстречу мне — разукрашенная тройка лошадей. И тут меня ноги словно сами понесли к бабе Ане. Я вспомнил, что она в позапрошлом году готовила приданое для соседки Насти, которая выходила замуж за обормота и задиру Вовку.

К бабе Ане я прибежал на одном дыхании, словно жила она не за 12 километров, а на соседней улице. Легко открыв дверь, я поздоровался:

— Здравствуй, баба Аня.

Баба Аня готовила корм для скотины. Посмотрев на меня, поприветствовала:

— Здравствуй, здравствуй постреленыш. Проходи. С чем пожаловал?

Я засмущался и промямлил:

— Пришел помочь скотину покормить да с дедом Колей хлев починить.

— Ври, ври да не завирайся. Зачем пришел, сказывай?

— Да, вот… — заежился я, не зная, с чего начать.

— Да уж будь милостив, с чего-нибудь начни.

Я, затаив дыхание, набрался смелости и спросил:

— Баба Аня, расскажи, почему, когда я болею, все бабки приговаривают: ничего, до свадьбы заживет?

— Интересный вопрос, сразу и не ответишь...

Немного подумала и говорит:

— Свадьба — это переход молодых с обучения на применение всех знаний в совместной жизни. Свадьба — это обряд, где молодые принимают решение совместно жить и продолжить путь воплощения стариков или новых людей в детях.

Она снова замолчала, словно подбирая слова.

— А для того, чтобы начать парню совместную жизнь с девкой, ему необходимо набрать силы, закрепить свое здоровье, построить дом, научиться оберегать свой дом, строить лад в доме, овладеть ремеслом, чтобы в доме всегда было что поесть, научиться, как обхаживать девку для принятия дитя. А ты пока еще проходишь обучение совместной жизни и не собираешься жениться. Вот почему бабки приговаривают: до свадьбы заживет. Или ты, постреленыш, собрался жениться?

— Нет. Мне еще рано.

— Правильно. Оглядеться еще надо. Девку по себе найти. Или девку-та, нашел?

— Нет.

Я, обняв свои ноги, уселся на лавку у стола и задумался.

Баба Аня взяла ведра с кормом и вышла во двор кормить скотину.

Когда она вернулась, я сидел неподвижно и думал.

— Сынок, что тебя мучает?

— Непонятно, как набрать силы, научиться оберегать свой дом, строить лад в доме, научиться как обхаживать девку? Непонятно...

— Давай разберем свадьбу. Расскажи-ка, как проходят свадьбы?

— Ну-у-у-у, на свадьбе гуляют, пируют, песни поют, танцуют, жених хвалится своими умениями, невеста — своими, ходят в баню вместе.

 

— Так… Давай начнем со сватов. Вначале парень засылает сватов к родителям будущей невесты, и они испивают торг. Родители девки показывают ее и запивают согласие. Спрашивают девку: люб ли ей парень и хочет ли она выйти замуж за него? Это обряд согласия молодых на совместную жизнь и совместное принятие детей, а родителей — на принятие новой семьи. Родители девки показывают приданое. Сваты парня показывают, где будут жить молодые, хозяйство. Потом закрепляют договор за круглым столом. Обговаривают свадьбу: когда будут играть ее, выбирают место, где она будет проходить, выбирают офень, кого пригласят из семейства скоморохов да старца из волхвов. После этого родители давали возможность молодым показывать свои чувства миру.

— Непонятно. Зачем этот обряд для молодых и родителей?

— Обряд — это событие, во время которого принимаются решения или согласия для переходов из одного состояния в другое. Где молодые показывают свою охоту родителям, а родители, как спутники молодых, принимают согласие совместно помогать молодым и идти рядом с ними по своему жизненному пути.

— Понятно. А дальше?

— А дальше мама и папа приглядывают за молодыми и проверяют их, готовы ли они к совместной жизни. Старики помогают убрать молодым блуд, стеснения, все то, что разрушает совместную жизнь. Ведется подготовка молодых к тому, как договориться с будущим дитем. Как открывать ворота в царство дитя. Как принять его в своей семье. Как создать ему условия для изучения этого мира. Как стать спутником дитя. И только после этого играли свадьбу.

— Да-а-а. Вот те на. Это сколько времени пройдет после сватовства, чтобы всему этому научиться?

Баба Аня рассмеялась.

— Давай посмотрим: ты сейчас проходишь обучение или нет?

— Прохожу.

— После сватовства бабки правят образ совместной жизни, образ принятия дитя, образ сопровождения его по жизненному пути. Правят внутренний мир молодых, готовят их к слиянию души и тела.

— Это как?

— Старики делятся с молодыми своим жизненным опытом, а молодые — своим, рассказывая, как бы они хотели жить. Бабки выявляли у молодых стеснения, вредные привычки, гнев, злость, ревность, нерешительность, нетерпеливость. И помогали убрать их.

— А как бабки правят образ принятия ребенка?

— Рассказывают, что такое дитя и разрешают молодым понаблюдать за грудными детьми, подержать их в руках, немного с ними пообщаться — зажечь внутренний огонь и желание принять дитя у себя.

— Как понять — слияние души и тела?

Улыбаясь, баба Аня проговорила:

— Это то, после чего появляются дети.

— Понятно.

Баба Аня засмеялась и тут же съязвила:

— Что ничего непонятно...

 

Мне хотелось возразить, но что-то меня остановило, и я спросил:

— А дальше что?

— А дальше играли свадьбу.

— Подожди, подожди! Еще до свадьбы — как бабки готовят молодых к заключению договора с ребенком? — перебил я бабу Аню.

— Девчонки, играя в дочки-матери, еще в детстве принимают решение — сколько у них будет детей, а парни это решение принимают до свадьбы, после разговора с невестой. Принятие решения, сколько будет детей, и согласование этого со своей половиной открывают ворота в царство дитя. А договор с дитем заключается в момент появления желания принять его.

— А как бабки готовили молодых к тому, чтобы они создали условия для изучения ребенком этого мира?

— Давали понять молодым, что дите — это существо самостоятельное, и у него своя жизнь.

— Хорошо, а как стать спутником ребенку?

— Когда даешь дитю изучить мир самостоятельно, а не навязываешь ему мир таким, как ты его видишь, то тогда и становишься спутником.

— Все так просто, — усмехнулся я.

И баба Аня, улыбаясь, проговорила:

— Вся жизнь проста, только мы почему-то ее усложняем, и потом не можем в ней разобраться.

Тяжело вздохнув, она меня потрепала по голове и сказала:

— Давай-ка, мы с тобой поедим. У меня сегодня твой любимый пирог с мясом и картошкой.

Я от радости подпрыгнул, помыл руки и сел за стол.

Наевшись от души и удовлетворенно поглаживая живот, я встал из-за стола и поблагодарил бабу Аню:

— Спасибо за хлеб, за соль, все очень вкусно было.

Баба Аня предложила мне:

— Ляг на кровать и полежи, пока я со стола убираю, а то заворот кишок получишь. Вон, как наелся — живот в двери не влазит.

А я, тяжело дыша от переедания, прилег на лавку под иконой.

— Жадность еще не доводила до добра, — сказала баба Аня.

И давай меня передразнивать: смеясь, прохаживается вперевалочку по дому, выпятив живот да еще и постанывает:

— Ой, ой, как тяжело мне, как тяжело!

Вволю повеселившись, она с хорошим настроением пошла убирать со стола, а я тем временем уснул. Проснулся поздно вечером. Деда Коля сидел за столом и что-то мастерил. Бабы Ани дома не было.

Дед, увидев, что я проснулся, проговорил:

— С добрым утром, засоня. Целые сутки проспал. Так можно и всю свою жизнь проспать.—

— Не просплю. На мой век хватит.

— Где хватит? Сходи-ка, посмотри на ворота — девки все ворота дегтем измазали и ушли к другим парням. Эти парни рядом проходили и девок увели. Тебе девки привет передавали и просили сказать, что больше засоню не хотят знать.

— Какие девчонки?

— Ну ладно, сам не хочешь сходить посмотреть на ворота, баба Аня придет, у нее спросишь, раз тебе лень оторвать задницу от лавки. Смотри-ка, смотри-ка, и в самом деле прирос! Вон корни-то даже в пол вросли, пока ты спал. Как ты теперь до стола-та доберешься? Да, будешь голодный и ничего не сделаешь.

Я вскочил и крикнул:

— Деда Коля, ты чего несешь? Задница приросла! — А сам осматриваю свое мягкое место.

— Ничего не вижу. Ну, деда Коля!

Смеясь, я подсел к деду и обнял его, а он тихонько на правое ушко шепчет мне: — Ты меня здоровьем одаришь или последнее отберешь?

И я, заливаясь от смеха, проговорил:

— Зд-зд-рав-ствуй, деда!

И свалился с лавки, заходясь от смеха и катаясь по полу.

Пока мы друг друга таким образом приветствовали, пришла баба Аня:

— Ага, выспался, что теперь будешь делать ночью?

— Разговаривать с вами, у меня еще много вопросов, которые меня мучают.

— А мы когда будем спать? — спросила она.

— Завтра!

И мы сели за стол поужинать...

 

 

Свадьба

 

Баба Аня суетится, накрывая на стол, а дедуля спрашивает:

— Расскажи, что тебя мучает?

А я растерялся, и не знаю, что сказать. Тут баба Аня пришла на помощь и говорит:

— Мы говорили о свадьбе. Рассмотрели сватовство.

— Прекрасно. Свадьба, свадьба… — сказал дед и задумался. Прошло немного времени и дедуля начал:

— На свадьбе проходит всенародная, окончательная проверка молодых: готовы ли они создать свою семью и принять у себя детишек?

— А как проходит проверка молодых?

— Вначале на свадьбе молодые получают благословение родителей. Затем на тройке вороных коней катаются по деревне, по полям, показывая всему миру, что они готовы создать семью. Гости заводят застольные песни, плясы и встречают молодых накрытым столом, чтобы в доме молодых всегда было сытно. По народному поверию, гость — это боженька, именно он наделяет дом молодых этим столом — сытостью и достатком. До утра гости поют обрядные песни, пляшут и водят хороводы, пробуждая в себе и в молодых силу, одаренную природой.

С раннего утра молодые показывают гостям свое приданое, хозяйство и умение его вести. Невеста, принимая гостей, видит в каждом госте боженьку, показывает ему, как будущая хозяйка может принимать гостей, чтобы боженька почаще заходил в их дом. Устраивает пир и угощает его из запасов, заготовленных хозяином, похваляясь им.

Хозяин показывает свое хозяйство: надворные постройки, землю, скотину и свои запасы на зиму...

Тут деда ненадолго замолчал. Я воспользовался паузой и спрашиваю:

— Деда, а почему они показывают свое хозяйство, свое умение управляться с ним?

— Молодые показывают старикам свою семью и готовность принять дитя, а будущим детишкам — куда приглашают их прийти.

— Здорово! А дальше?

— А дальше гости устраивают молодым разные игровые проверки — готовы ли они управлять хозяйством. Например, молодые вместе пилят дрова для бани, и этим показывают, как они могут управиться с делами вместе. Потом показывают свои умения в отдельности: жених колет дрова и топит печь в бане, а невеста носит с дальнего колодца воду.

Вечером гости провожают молодых в баню, а сами устраивают плясы и хороводы вокруг бани, давая силы молодым и оберегая их от злых духов. Перед тем как молодые вернутся из бани, гости запускают в их дом кошку, чтобы в нем всегда царили тепло, женская ласка. С кошкой приходит душа новой семьи. Затем провожают молодых в опочивальню, а сами продолжают гуляние до самого утра, пробуждая силу любви у молодых, тягу друг к другу и к сохранению благоденствия в доме.

На утро хозяева топят печь. Хозяйка демонстрирует свое мастерство у плиты, а хозяин — в умении управляться со скотиной. И закатывают пир на весь мир. Кто там был — сыт и пьян был, чай с медом пил да приговаривал: счастье молодым, совет да любовь. А после свадьбы появлялись у молодых детишки.

— Да, красиво, здорово. А свадьба — это что?

— Свадьба — это празднование создания новой семьи и осознание молодыми себя мужем и женой. Свадьба дает молодым возможность показать всему миру свое желание жить вместе — именно с этой девкой или этим парнем. И в первый раз открыть ворота для приема дитя, которое выбрало эту семью. А как еще можно по-другому показать свое хозяйство детишкам, которых ждут молодые?

— Не знаю.

— Вот и я не знаю. Баба Аня, может ты знаешь, как можно показать детишкам, что их ждет в этой семье, не играя свадьбу?

— Не знаю.

— Вот и баба Аня не знает.

— Ладно, мужики, все уже остыло. Наваливайтесь быстрей на еду, а то сил для разговора не хватит.

— А почему на свадьбе в первый раз открываются двери для прихода дитя в семью? — не унимался я.

Баба Аня ответила:

— На свадьбе — весь мир с молодыми. Вспомни и посмотри: свадьба от начала и до конца сопровождается песнями, плясами, хороводами, играми. Где песни обрядные вызывают внутреннюю силу молодых и гостей. Плясы приводят в движение вызванную силу. Игры направляют силу на обережение молодых. А хороводы выстраивают силу стражем у гнезда молодых, где Всевышний благословляет их на благоденствие и направляет первое дите прийти к молодым на свадьбе, показав путь остальным.

— А потом, а потом, баба Аня, что потом!?

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.209.80.87 (0.028 с.)