ТОП 10:

Русские в дивизии войск СС «Валлония»



 

В марте 1930 года, в Бельгии, на базе Военно-учебной группы (ВУГ) Русской дворянской молодежи, по инициативе А.А. Арианова фон Анра, была сформирована так называемая «Русская Стрелковая генерала Врангеля Дружина». Деятельное участие в организации ВУГ принял председатель Объединения гвардейской пехоты генерал-лейтенант бывшей русской императорской армии А.П. Архангельский. 27 апреля 1930 года был произведен первый сбор группы, переименованной в Русскую Спортивную Дружину (РСД).

В РСД принимались все физические здоровые молодые люди русского происхождения, не являвшиеся советскими подданными, достигшие 16-летнего возраста, имевшие образование не менее 4-х классов среднего учебного заведения, желающие служить в будущей русской армии[705].

Личный состав РСД в свободное от учебы и работы время проходил боевую подготовку, изучал устав Красной армии, с которой готовился воевать в недалеком будущем. Со временем при РСД были официально открыты военно-училищные курсы для будущих офицеров русской армии, курсы для подготовки унтер-офицеров, отряд разведчиков и рота егерей. После окончания курсов слушатели сдавали экзамены и производились в офицеры[706].

После вторжения вермахта в Бельгию 10 мая 1940 года РСД была распущена. В конце 1941 года часть дружинников решила принять участие в вооруженной борьбе против большевизма в рядах иностранных военных частей. Такая возможность вскоре представилась. В это время шел набор в 373-й валлонский пехотный легион (373. Infanterie-Bataillone /wallonische/). В него активно записывались «рексисты» — представители местного праворадикального бельгийского движения «Христос Владыка» («Christos Rex»)[707]. Лидером «рексистов» был депутат бельгийского парламента Леон Дегрелль, благосклонно отнесшийся к тому, что некоторые русские эмигранты (вдохновленные на этот шаг братьями Николаем и Петром Сахновскими — бывшими членами РСД) пожелали стать солдатами валлонского легиона. В итоге 20 русских эмигрантов из Льежа и Брюсселя были зачислены в часть[708].

Поскольку в валлонском легионе решительно все говорили только по-французски, то и все приказы отдавались только на французском языке, а все командные должности занимали не немцы, а сами бельгийские легионеры. При легионе постоянно находился германский штаб (Ferbidungsstab), военнослужащие которого переводили руководящие приказы германского командования с немецкого на французский язык, а рапорты и доклады легионеров — с французского языка на немецкий.

Чрезвычайно важную роль сыграл тот факт, что почти все русские добровольцы, сражавшиеся на Восточном фронте в составе валлонского легиона, кроме русского свободно владели не только французским, но и немецким языком, и потому представляли собой весьма ценные кадры (поскольку остальной состав легиона, состоявший из коренных бельгийцев, относившихся к валлонской языковой группе, говорил только по-французски)[709].

10 марта 1942 года из Брюсселя выехал второй эшелон добровольцев валлонского легиона, который, в составе отдельного батальона, уже находился на Восточном фронте. В числе добровольцев второго эшелона были и русские эмигранты, в частности братья Сахновские. Добровольцы прибыли на обучение в город Мезериц, где были размещены в казармах запасного батальона. После трехмесячного курса обучения они были направлены на фронт, на тот участок, где находилась основная часть валлонского легиона, — под городом Славянском. К тому моменту легион понес в ожесточенных боях немалые потери. Когда из Мерезица прибыло пополнение, легион вместе с немецкими войсками готовился к наступлению на Кавказ, которого легионеры достигли осенью 1942 года[710].

Следует отметить, что 373-й валлонский пехотный батальон сражался в составе 100-й егерской дивизии, а затем в составе 97-й пехотной дивизии на Кавказе, и часть прекрасно зарекомендовала себя в лице германского командования[711].

Во время боев на Кавказе состав русского подразделения легиона несколько раз пополнялся за счет советских военнопленных, которые после разговоров с Н.И. Сахновским соглашались бороться против большевизма. После того как валлонский легион был эвакуирован с Кавказа, в его рядах находилось не менее 100 русских бойцов[712].

В 1943 году Верховное главнокомандование вермахта, начальник Генерального штаба сухопутных войск и рейхсфюрер СС достигли соглашения о том, чтобы перевести все иностранные добровольческие части в СС. 1 июня 1943 года валлонский легион был включен в состав войск СС и отправлен в учебный лагерь в Вильдфлеккен, где его ждало переформирование[713]. На базе валлонского легиона была развернута 5-я штурмовая бригада СС «Валлония» (SS-Sturmbrigade «Wallonien»).

В сентябре 1943 года бригада принимала участие в боях на Днепре вместе с 5-й танковой дивизией СС. Причем в этих боях против дивизии СС «Викинг» и бригады СС «Валлония», по приказу ЦШПД, были брошены 6 партизанских бригад, которые, однако, ничем себя не проявили, потеряв в ходе бессмысленных атак свыше 70 % личного состава[714].

Н.И. Сахновский, проводивший в свободное от боев время встречи с местным населением, сагитировал еще около 200 человек вступить в русское подразделение СС, составившее в нем «Русское народное ополчение» (РНО).

Он также обратился с докладом к командиру дивизии СС «Викинг» обергруппенфюреру СС Г. Гилле, обрисовав необходимость создания русского соединения либо в составе германских вооруженных сил, либо войск СС. «Следует немедленно сформировать русскую добровольческую дивизию, — подчеркивал в докладе Н.И. Сахновский. — Дать этой дивизии абсолютную свободу действий и право сражаться за свой собственный идеал… Наша цель — сбросить большевиков и дать России русскую национальную власть — Русского Православного Царя»[715].

Г. Гилле, если верить послевоенным мемуарам Н.И. Сахновского, с пониманием отнесся к его идее, но, как можно предположить, ничем не мог помочь командиру русских эсэсовцев, так как не был уполномочен решать вопросы подобного рода.

В январе 1944 года валлонская бригада, как и дивизия СС «Викинг», вела тяжелые бои против Красной армии и в феврале оказалась в «Черкасском котле»[716]. Бои были настолько ожесточенными, что к концу февраля в бригаде от 2000 человек осталось всего 632[717]. Только во время сражения за Нова-Буду соединение потеряло более 200 бойцов убитыми, в том числе и своего командира — штандартенфюрера СС Люсьена Липперта[718]. Но бригада сыграла важную роль в прорыве «котла». Благодаря валлонам и их русским сослуживцам окруженной немецкой группировке удалось избежать нового Сталинграда. Возглавивший бригаду гауптштурмфюрер СС Леон Дегрелль был награжден Рыцарским крестом[719].

В ходе сражения в «Черкасском котле» большая часть русских добровольцев погибла. Оставшиеся в живых русские были выведены с фронта вместе с остатками валлонского соединения — их отправили в Западную Европу. Там русская рота СС была расформирована, а ее волонтерам предоставили полную свободу действий. Часть русских добровольцев осталась служить в составе 28-й добровольческой гренадерской дивизии СС «Валлония» (28. SS-Freiwilligen-Grenadier-Division «Wallonien») до самого конца войны, остальные демобилизовались[720].

В дивизии СС «Валлония» продолжил службу Н.И. Сахновский. В январе 1945 года он развернул кампанию по добровольному призыву русских эмигрантов и военнопленных в состав Истребительного соединения войск СС. Добровольцы были подчинены Отто Скорцени и участвовали, в частности, в операции «Фаустпатрон»[721].

Другим русским офицером, который предпочел продолжить службу в «Валлонии», был ваффен-штурмбаннфюрер СС Чехов. Представитель первой волны русской эмиграции, офицер императорского флота Георгий Васильевич Чехов в 1920-е годы жил в Германии, а в середине 1930-х годов переехал в Бельгию. Накануне Второй мировой войны он получил бельгийское подданство, а после начала войны с Советским Союзом изъявил желание поступить добровольцем в 373-й валлонский легион.

8 августа 1941 года Чехов был зачислен в часть в звании капитана и назначен командиром 3-й роты. Участвуя в боевых действиях, Чехов показал себя опытным офицером и заслужил уважение своих бельгийских и русских сослуживцев. В марте 1942 года он даже исполнял обязанности командира валлонского легиона, а позже был командиром запасного подразделения этой части.

1 июня 1943 года вместе с остальным личным составом Чехов был переведен на службу в СС в звании ваффен-гауптштурмфюрера СС. За годы службы он подружился с Леоном Дегреллем и стал его ближайшим помощником. 20 апреля 1944 года его произвели в чин штурмбаннфюрера. В марте 1945 года Чехова назначили командиром 70-го полка дивизии «Валлония». В боях за Померанию он был ранен и конец войны встретил в госпитале. Ему удалось избежать репатриации в СССР и уехать в Аргентину, где он скончался в 1961 году[722].

 

Приложение

 

Из воспоминаний Н.И. Сахновского о службе в дивизиях войск СС «Викинг» и «Валлония»

Несмотря на значительное число русских белых эмигрантов, бывших в Прибалтике, в Польше, на Балканах и в странах Западной Европы, русская эмиграция участия во Второй мировой войне не приняла, если не считать, конечно, счастливого исключения в лице Русского Корпуса, возникшего в Югославии, но так и не попавшего на Восточный фронт.

Основной мыслью каждого Русского Патриота должно бы было быть: «Когда решается судьба нашей Родины, то наше место — на месте действий, где каждый из нас должен, по возможности с оружием в руках, защищать русские интересы». Но русская эмиграция оказалась совершенно неподготовленной и несостоятельной перед событиями, которые при других условиях могли бы привести к спасению от коммунизма и возрождению России.

В настоящее время ни для кого не секрет, что решительно при всех частях германской армии находились значительные количества русских добровольцев из числа военнопленных и местного населения; что когда стала создаваться власовская армия, то число записывавшихся значительно превысило действительные возможности; что в общей сложности добровольцев оказалось более 2 000 000 человек… и это несмотря на все ошибки немецкого командования и преступную «восточную политику» Розенберга! Чего большего можно было требовать в смысле благоприятности со стороны населения страны? Но вот из среды т. н. «национальной русской эмиграции» лишь совершенно ничтожные кучки приняли реальное участие в происходивших грозных событиях. Зато «совпатриотизм», «защита Родины от внешнего врага», «ассоциации про алиадос» и бесчисленное множество иных мастей защитников коммунизма и демократии находили всеобщее сочувствие и содействие.

Все это совершенно необходимо твердо помнить и учесть, так как вне всякого сомнения эти же обстоятельства, если не худшие, повторятся при возникновении Третьей войны, которая почти наверное окончится победой коммунизма, если мы, Русские Патриоты, не сумеем принять в ней сознательного участия и провести в жизнь заранее нами продуманные и подготовительные меры.

…Мы коснемся участия группы Соратников Российского Имперского Союза-Ордена Бельгийского Отдела в рядах так называемого «Валлонского Легиона» в военных действиях на Восточном фронте и начавшегося формирования единственной, по меньшей мере, насколько это нам известно, русской воинской части с открыто монархическими заданиями под историческим русским девизом «За Веру, Царя и Отечество», и участия этой части в боях под Корсунью во время т. н. «Черкасского» окружения пяти германских дивизий большевистскими войсками в январе — феврале 1944 года.

Немедленно после начала военных действий на Востоке в Бельгии стал формироваться добровольческий отряд для участия в борьбе против большевизма в рядах германских войск. Этот отряд создавался по инициативе вождя Рексистского движения Леона Дегрелля, официально в него могли вступать лишь бельгийцы. Тем не менее в его рядах оказалось около двадцати русских эмигрантов из Льежа и из Брюсселя. Хотя роль этих русских и принято замалчивать, в действительности она была очень значительной: один из них в чине майора командовал одно время всем Легионом, а затем — его запасным батальоном. Другой, в чине капитана, всю войну командовал ротой… П.И. Сахновский был сначала ротным, а затем батальонным врачом; некоторые в разное время произведенные в лейтенанты — командовали взводами и ротами; почти все остальные были сержантами или фельдфебелями. Так как в «Валлонском Легионе» решительно все говорили только по-французски, то все приказания отдавались на этом языке, а все командные должности несли сами легионеры. Германский «фербиндунг-штаб» постоянно находился при Легионе и переводил приказы свыше на французский язык и наши рапорты и доклады на немецкий. Так как русские эмигранты в глазах немцев были бельгийцами — то мы пользовались решительно всеми правами, не в пример прочим германским частям, где командовали немцы, а русские несли только вспомогательные роли. Чрезвычайную роль также играл факт, что почти все мы говорили и по-французски и по-немецки и, конечно, по-русски, тогда как остальной состав Легиона — только по-французски.

10 марта 1942 года выехал из Брюсселя второй эшелон добровольцев в Валлонский Легион, который в составе отдельного батальона уже находился на фронте. В числе добровольцев этого эшелона находился я и П.И. Сахновский. После трехмесячного обучения в казармах запасного батальона в городе Мезериц подкрепление было отправлено на фронт, проходивший тогда в нескольких верстах от города Славянска. Легион к этому времени уже понес довольно сильные потери, в том числе геройски погиб полковник Смоленский, изумительное мужество которого было покрыто в Легионе неувядаемой славой. Вскоре после нашего прибытия началось генеральное наступление на Кавказ, куда мы и дошли форсированным маршем, делая по 40 км в день, к началу осени. Здесь следует сказать, что уже по пути на фронт наш эшелон встречал транспорты военнопленных, отправлявшиеся в Германию. Условия, в которых находились эти военнопленные, были чрезвычайно тяжелые. Безвыходно запертые в вагонах, зачастую без продовольствия и воды, многие из них должны были умирать в пути. Это вызывало страшное возмущение не только нас, русских, но и бельгийцев, которые обычно вместе с нами выскакивали из вагонов и спешили передать все, что было возможно, военнопленным, несмотря на протесты и угрозы охраны.

В этих условиях нами был подан первый рапорт по начальству с указанием на всю ошибочность этих действий. Вскоре после этого рапорта меня вызвали к начальнику фербиндунгштаба, который, естественно, имел очень большой вес во всех судьбах Легиона и его состава. Меня очень внимательно выслушали и объяснили, что далеко не всегда эти факты можно поставить в вину германскому командованию, т. к. молниеносно наступающая армия вынуждена, прежде всего, кормить своих солдат, а продовольствия в Германии маловато. При этих обстоятельствах в плен взято сразу 200 000 человек! Что с ними делать? Откуда взять продовольствие? Вот почему командование вынуждено давать минимум необходимого. Фактически же жизнь военнопленных часто зависела исключительно от командира транспорта. Если это был порядочный человек, то действительно можно было продержаться на этом «минимуме», но если попадался прохвост, то минимум не доходил по назначению и пленные умирали от голода.

Когда началось генеральное наступление на Кавказ, на сторону немцев продолжали переходить десятки тысяч. Фронтовые командиры уже прекрасно знали, что если военнопленных отправлять в тыл, то почти все они погибнут в пути. Поэтому обычно их немедленно же распускали по домам или предлагали оставаться при части в качестве вспомогательных отрядов. Те, чьи дома находились в областях, уже занятых немцами, обычно сейчас же шли домой, а те, кому идти было некуда, присоединялись к вспомогательным отрядам. Поэтому на всем нашем пути мы встречали толпы распущенных военнопленных, которые шли по домам, и, естественно, чем только могли нам помогали.

Валлонский Легион пользовался уважением и специальным сочувствием немцев. Мягкость, в сравнении с немцами, характера бельгийцев была причиной особенно хороших отношений с создавшимся при Легионе Русским вспомогательным отрядом из военнопленных, а присутствие в составе Легиона группы добровольцев из эмигрантов давала еще большие возможности.

Решительно никаких боев не происходило. Немцы продвигались отдельными колоннами, оставляя много советских частей у себя в тылу. Пока население сочувствовало немцам, ожидая от них избавления от большевизма, это не представляло никакой опасности, но когда положение изменилось, то, конечно, сыграло очень большую роль. Однажды, уже пройдя Армавир, я стоял возле повозки, груженной аппаратами службы связи, когда произошла какая-то маленькая перестрелка и залетевшая пуля попала в ухо рядом со мной стоявшей лошади. Лошадь прыгнула в сторону, и колеса повозки прошли по моей правой ступне, разломав кости. Идти дальше я уже не мог, а потому был эвакуирован. Чтобы дать пример степени утомления и истощения германских войск от этого бесконечного наступления форсированным маршем, интересно отметить, что меня взвесили перед погрузкой на аэроплан, и что вместе с моим пакетом я весил 54 кг при росте метр и 82 см. Я был в прямом смысле слова «кожа и кости» и вряд ли мог выдержать напряжение горных боев со свежими большевистскими частями.

После бесконечно длинного пути эвакуации, т. к. на аэроплане меня доставил только до Таганрога, и лечения в военном госпитале в г. Эльбинг, я получил мой первый отпуск и попал в Брюссель и в Париж. Совпатриотические настроения уже цвели махровым цветом в эмиграции, что привело меня к нескольким резким столкновениям, но в общем меня встретили хорошо, и после нескольких устроенных мною докладов и обсуждения положения с нашими соратниками я начал принимать меры для более планомерного и полного использования возможностей нашего участия в рядах Валлонского легиона.

Принятые решения сводились к следующему: положить начало вооруженной борьбе против большевизма за свой собственный страх и риск, не считаясь с точками зрения Верховного германского командования и Остминистериума, под открытым лозунгом: «За Веру; Царя и Отечество!» в тылу у большевиков. Для первого толчка использовать возможности Валлонского Легиона, не упуская ни одного представляющегося случая.

При полной поддержке и сочувствии Соратников Бельгийского Отдела, работавших под руководством И.Н. Воейкова, мне удалось получить некоторое количество книг, изданных в эмиграции, ряд открыток с фотографиями частей Армии Врангеля после ее эвакуации, которые издавались под заглавием: «Русская Армия на Чужбине», различную имперскую литературу и взять с собою несколько тысяч специально заказанных православных крестов с надписью «Сим Победиши!», что было выполнено при содействии священника о. Александра Шабашева.

Тем временем на Кавказе начались настоящие военные действия и шли тяжелые бои, которые и закончились отступлением. Советские части в тылу германского расположения превратились в банды партизан. Валлонский Легион был эвакуирован уже авиацией, причем валлонцы сумели взять с собою всех желающих этого добровольцев своего вспомогательного отряда из военнопленных и даже часть населения. Таким образом, когда я из отпуска прибыл в Мезериц, туда вскоре прибыл с фронта и весь Легион, в составе которого было более 100 человек русских. Как раз в это время, Германское командование решило перевести все иностранные добровольческие части в состав т. н. «Ваффен-СС». До этого времени Валлонский Легион был в вермахте, а теперь нас погрузили в вагоны и отправили в СС-овский лагерь «Вильдфлекен» для переформирования значительно численно разросшегося Легиона в «5-ю СС-Штурм-Бригаде Валлониен». Но русских военнопленных в «Ваффен-СС» немцы переводить совершенно не желали. После неимоверных усилий удалось все-таки сохранить при Легионе 40 человек, выбранных, к великому сожалению, не по моральным и политическим качествам, а исключительно на основании их возраста и физической подготовки.

Ни для кого не является секретом, что почти каждый русский человек — монархист в душе. Но когда к реальному делу начинает быть причастной какая-либо русская воинская организация, то немедленно вспоминаются пресловутые «Заветы Вождей», «аполитичность» армии и прочие красивые, но пустые и вредные слова. С упорством, достойным лучшего применения, забывается, что вся наша борьба имеет чисто политический смысл, а поэтому как раз политическая часть имеет решающее значение. Неизлечимая душевная болезнь РОВСа, перекинувшаяся затем на «Русский Корпус» в Югославии, не могла не привести к печальным результатам. Российская Императорская Армия никогда не была аполитичной — она была чисто монархической, Французская армия, построенная на атеистическом республиканском принципе, и есть республиканская. Советский Союз имеет чисто сатанинскую шайку, а вовсе не русскую армию, как это стараются нам представить совпатриоты.

Глубокой осенью 1943 года мы прибыли на фронт, проходивший в это время по Днепру. Большевики только что взяли Киев. Мы были выгружены в Корсуни и расположены в селе Байбузы и в селе Мошны на реке Ольшанке. Мы входили в состав СС-дивизии «Викинг», которая была расположена в сторону Корсуни. Сосредоточив здесь силы, немцы намеревались прорваться в тыл большевиков и уничтожить их силы, занявшие Киев.

Все окрестные леса были заполнены красными партизанами, с которыми происходили стычки, но боев не было. Немцы, для пресечения партизанщины, хотели эвакуировать все мужское население, от чего население, естественно, старалось уклониться, и что только усиливало партизан. Решительно всюду, куда только ни приходил легион, мы заставали на постах старост деревень и начальников местной полиции — совершенно определенных коммунистов. Немцы почему-то считали, что если у крестьянина хорошая хата — то он и есть самый толковый и домовитый человек, упуская из виду, что хорошая хата в СССР может быть только у местного активиста-большевика. Эти коммунисты при помощи немецкой же силы гнали и давили настоящих антикоммунистов и снабжали всем необходимым партизан. Переводчиками у немцев, по меньшей мере на Юге России, как правило, были активисты-«украинцы» из Галиции. Они ненавидели местное население, а население их совершенно не понимало, т. к. пресловутая «ридна мува», на которой они говорили, нарочито очищена от всех обычных русских слов и выражений. Эта «Восточная Политика», изобретенная господином Розенбергом, проводилась немцами с чисто германской тупостью, несмотря на катастрофические результаты.

Каждый русский эмигрант, попадавший на фронт, был поэтому подлинной находкой как для самих немцев, так и для всего местного населения. Только через него можно было добиться хоть какого-то порядка и логики. Там где легион задерживался на некоторое время, местные «власти» вскоре оказывались повешенными или расстрелянными, немецкие коменданты по возможности заменены русскими, и население начинало себя чувствовать совершенно иначе. Немедленно после нашего прибытия в Байбузы комендантом села Байбузы был назначен я.

Первой моей заботой было по возможности спасти местное население от эвакуации. Для этого выдавались удостоверения с печатью комендатуры, что такой-то, имярек, эвакуации и аресту за хождение ночью не подлежит, т. к. состоит на службе комендатуры. Помимо того, на рукав нашивался белый ромб с той же печатью. Очень скоро не только наши местные крестьяне, но и из соседних сел и деревень стали собираться в Байбузы. Мною была для этой цели открыта мельница, швейная и сапожная мастерские, мастерская выделки веревок, которых очень не хватало, кожевенная выделка, мастерская, где делались ведра, и т. д. Я объяснил населению, что все это необходимо, т. к. иначе я не могу оправдать свои действия перед начальством. Наш штаб стал снабжаться в изобилии молоком, яйцами, птицей, а население, получив убежище и защиту, наконец вздохнуло в условиях хотя бы относительного спокойствия за завтрашний день.

Красные партизаны совершенно перестали беспокоить валлонское расположение.

Момент показался мне благоприятным, и я попросил аудиенции у командира бригады, штурмбаннфюрера Липперта, прекрасного и честнейшего бельгийского офицера, недавно вступившего в командование нашей бригадой, и доложил ему, что хотел бы получить свободу действий в смысле разрешения мне формировать русскую добровольческую дивизию для борьбы против большевиков. Естественно, он мог мне только сказать, что это вне его компетенции, но что он с удовольствием поддержит всякое мое предложение в этом направлении, так как совершенно уверен, что если не принять мер такого порядка, то война будет полностью проиграна.

Через день после этого разговора я получил приказ явиться к командиру бригады, где застал начальника немецкого Фербиндунгштаба оберштурмбаннфюрера Вегенера и генерала Ваффен-СС (фамилии его не помню), командира дивизии «Викинг». Липперт, хотя и неважно, но говорил по-немецки, так что весь разговор шел на этом языке и никаких переводчиков не потребовалось. Мне было приказано подробно изложить мои мысли. Такой исключительный момент следовало использовать полностью, т. к. командир дивизии «Викинг» был очень крупной величиной, а в условиях фронтовой обстановки его слово являлось непреложным законом. В сочувствии Липперта и Вегенера я уже не сомневался, так как самый факт, что они решились потревожить важное начальство, говорил сам за себя. Мой доклад сводился к следующему: следует немедленно сформировать русскую добровольческую дивизию при дивизии «Викинг». Дать этой дивизии абсолютную свободу действий и право сражаться за свой собственный идеал. Вооружить ее можно захваченным у большевиков оружием, имеющимся у нас в изобилии. Дать через Валлонский легион возможность русским эмигрантам-добровольцам, конечно, по нашему выбору, пополнить ее, объявив соответствующий призыв во Франции и в Бельгии. Перевести некоторое число офицеров из русского корпуса в Сербии, сначала в Валлонский легион, а затем командирами в новую дивизию. В течение двух месяцев можно этим путем создать базу совершенно нового русского национального движения, которому и предоставить свободу действий на русской территории. Само по себе подобное движение не может начаться, но затем все пойдет своим собственным путем. Если этого не сделать теперь же, пока мы на Днепре, то, пожалуй, будут поздно.

«Население за Вами не пойдет, и добровольцев из Европы Вам тоже достать уже не удастся», — ответил мне генерал. «Почему не попробовать? — ответил я. — Если вы правы, то, конечно, вся затея напрасна, но если я прав, то можно еще спасти Россию, и Германию, и даже весь мир от надвигающегося коммунизма. Дайте мне „динстрейзе“ в Берлин, я там переговорю с кем надо, вернусь сюда через две недели, и тогда посмотрим, как отнесется население. На первых порах это будет рота, затем батальон, полк и дивизия».

— А русский взвод Валлонского легиона?

Этот вопрос мне был очень неприятен, т. к. я знал, что во взводе не все благополучно, но говорить об этом было невозможно.

«Если командование согласно, то его можно тоже перевести в новое формирование, но я, прямо глядя в глаза генералу, сказал, что при его формировании упустили очень важную вещь — не сказали, что они будут сражаться не за Европу, а „За Веру, Царя и Отечество!“ что совсем не одно и тоже».

Произошло молчание. Наконец, генерал взглянул на меня и сказал: «Завтра утром вы едете в „динстрейзе“ в Берлин. По возвращении явитесь к командиру бригады с докладом. Помните, что весь этот разговор абсолютно секретен, так как я беру на себя ответственность, на которую не имею права. Даже ваши друзья и помощники ничего не должны знать о наших действительных планах. Если при существующих условиях вы сумеете осуществить этот план, то я буду счастлив, что принял в нем участие. С нашей стороны вам обеспечена полная поддержка».

Поездка в Берлин, с моей точки зрения, имела только одну цель: выяснить, кто из русских генералов сможет возглавить в случае успеха начинаемое дело. Вопрос крайней важности. Если это будет решительно, политически мыслящий, преданный монархической идее вождь, то это одно может обеспечить конечную победу. Наоборот, какой-либо «аполитично-непредрешенческий» слизняк с демократически-гнилым мозгом — конечно провалит решительно всякое начинание. Найти такого генерала в нашем эмигрантском болоте дело нелегкое, и я решил об этом посоветоваться с полковником Хаусманом.

«Такого генерала, как вы хотите, у нас нет, — ответил мне полк. Хаусманн. — Если бы он был, то вы его знали бы. Есть много очень порядочных и хороших людей, но они уже не генералы. Они отучились приказывать нужным тоном, да и не знают, что приказывать. Поэтому лучше всего, при возникновении такого народного движения, в которое может при удаче вылиться Ваше начинание, назначать командира из местных сил или отобранной эмигрантской молодежи. Отсутствие чисто военного образования никакого значения не имеет, а взаимное чувство доверия гораздо важнее. Немцы оказали нам услугу, не пустив эмигрантов на фронт, а то они там такую толстовщину поразвели бы, что самым заядлым республиканцам и в голову не придет. Вы сами говорите, что со взводом неблагополучно, а командует им эмигрант. Почему? Да потому, что он болен РОВСовской закваской, совершенно неприменимой при политической борьбе, а здравого политического мышления, по-видимому, не имеет. В этом все дело».

Я вернулся в легион с тяжелым сердцем, но не мог не согласиться с Хаусманном, что наша эмиграция морально совершенно не готова к принятию участия в важных событиях; что за глупейшими гуманитарными соображениями о каких-то «народных правах» они дождутся полного уничтожения этого самого народа; что сотни, а может быть, и тысячи эмигрантов могли бы быть на фронте, если бы действительно хотели этого, а они, вместо этого, разводят слюни о защите территории от «внешнего врага», воображая, что немцы могут победить Россию! Немцам России не победить, а вот душевное гниение действительно может привести к исчезновению с лица земли когда-то великого народа. Но об этом все еще не могут задуматься.

Вернувшись из Берлина, я, конечно, не стал посвящать Липперта во все детали моих мыслей, но просто доложил, что офицеры найдутся и что настало время оценить настроения населения. На следующий же день я устроил сход крестьян в помещении комендатуры, которым сказал приблизительно следующее: «Вы все прекрасно знаете разницу между большевиками, немцами и нашей валлонской частью. Не мне, русскому белому эмигранту, объяснять вам, живущим все эти годы тут, что такое большевизм и колхозы. Также не мне; носящему германскую форму, объяснять вам, что такое немцы, — вы их видите здесь вот уже два года. Вы напрасно их теперь ненавидите, так же как напрасно ожидали, что они почему-то спасут нас от большевиков. Пора понять, что немцы служат не России, а Германии. Они защищают свою родину, и нам это должно быть понятно. Но нас-то, Русских, прежде всего волнует и интересует судьба нашей Родины, нашего народа. Так вот, для того чтобы наша Родина была счастлива и могуча, чтобы мы, Русские, могли жить свободно и хорошо — нам необходима Русская Национальная государственная власть достаточно сильная, чтобы защищать Правду. Правда, т. е. то, что для нашего русского народа является действительно правдой, — это то, чему учит нас наша православная Церковь. Но для утверждения этой Правды нужна Национальная Государственная Власть, и властью этой, нашей, родной по крови, русской, может быть только русский царь, а не интернациональный сброд, сидящий теперь в Кремле. Наши отцы и наши деды славно жили при Царях. Только подлецы могут говорить противное. Но мы, простые русские люди, загнаны в угол. Со всех сторон наше тело рвут злобные псы. Мы не в силах сражаться сразу со всеми. Поэтому надо бить врага по очереди. 30 лет уже шайка правит нами, а мы не в силах им свернуть шею. Вот почему для меня вопрос ясен. Я думаю, что с немцами мы можем договориться, т. к. они не могут нас разбить. Им придется или договориться с нами или проиграть войну. А вот с большевиками мы можем справиться, только воспользовавшись этой войной. Партизаны, заполняющие леса, должны были бы повернуть оружие против большевиков и подумать о завтрашнем дне. Иначе придется чесать затылки. Во всяком случае, ясно одно: наша валлонская часть не останется стоять тут до бесконечности. Нас заменят или немцы или большевики. Вы знаете и тех и других. Поэтому я предлагаю желающим теперь же записаться в новый добровольческий отряд, который будет создан при бельгийской бригаде. Сначала это будет отдельная вспомогательная рота, вооруженная оружием, взятым у большевиков. Мы примем участие в боях против большевиков, сначала в этой форме, но при первой же возможности будем сражаться сами по себе. Заранее говорю, что наша цель — сбросить большевизм и дать России русскую национальную власть — Русского Православного Царя».

В ту же ночь ко мне пришли три крестьянина и, покачав головами, сказали, что думают, что меня убьют, если не большевики, то немцы. Я им ответил, что немцы не убьют, так как я им всегда и говорю и пишу тоже самое, а вот против большевиков я действительно сражаюсь, и они, конечно, могут меня убить, но на то и война. Поговорив на разные темы, они тогда спросили, не желаю ли я встретиться и поговорить с начальником одного из партизанских отрядов. Я ответил, что сам к нему не пойду, т. к. иначе немцы меня действительно могут посчитать за изменника, но что ко мне может всегда прийти кто угодно, так как я уверен, что само население сумеет меня в случае надобности защищать. Этот знаменательный разговор открывал огромные возможности, так как, если бы действительно партизанские отряды, состоявшие из местных крестьян, трепетавших от одной мысли о возможном возвращении красных, стали массами вливаться в наше движение, то большевизму грозит неминуемый конец. А при розенберговской политике немцев местным крестьянам не было никакого иного выхода, как идти в партизаны, хотя они не были никакими коммунистами.

Все эти события происходили на Рождество 1943 года. На фронте продолжалось затишье. В моей комендатуре постоянно толпились приходившие крестьяне, с которыми я и говорил совершенно просто и откровенно на решительно всякие темы. Вскоре у меня оказались записанными около 200 человек добровольцев, с которыми следовало начинать формирование, но по некоторым соображениям я затягивал решительные шаги. Дело было в том, что я прекрасно знал, что большевики взяли Черкассы и прошли нам в тыл, что через Киев также продвинулись значительные силы, и что мы, следовательно, находимся в глубоком мешке. Предстояла эвакуация, и я мог, без всякой пользы для дела, погубить массу людей, доверившихся мне. Обсудив этот вопрос, я решил, что все те, кто действительно пойдут с валлонцами в момент эвакуации, явятся впоследствии ядром Ополчения, но что толкать на это я никого не буду.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.228.21.186 (0.019 с.)