Оригинальная бродвейская версия – 2010 год



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Оригинальная бродвейская версия – 2010 год



Режиссер – Джо Мантелло

Филип – Хью Дэнси

Оливер – Бен Уишоу

Сильвия – Андреа Райзборо

Сюжет:

В 50х Филип женат на Сильвии, бывшей актрисе, а ныне иллюстраторе, которая работает с Оливером – автором детских книг. В 21 веке Оливер – журналист, которого бросил его любовник Филип, он ищет утешения со своей лучшей подругой Сильвией, актрисой.

АКТ 1

Квартира ФИЛИПА и СИЛЬВИИ. Современная, но безвкусная. Много книг, диван и кресла, несколько картин на стене.

ФИЛИП стоит у входной двери. Он одет для выхода.

ОЛИВЕР только что приехал.

ОЛИВЕР. Филип.

ФИЛИП. Оливер.

ОЛИВЕР. Да.

ФИЛИП. Наконец-то.

ОЛИВЕР. Да.

ФИЛИП. Я слышал так много всего.

ОЛИВЕР. Да?

ФИЛИП. Так много о тебе.

ОЛИВЕР. Черт возьми!

ФИЛИП. Только хорошее.

ОЛИВЕР. Какое облегчение.

ФИЛИП. Сильвия постоянно говорит о тебе.

ОЛИВЕР. Говорит?

ФИЛИП. Я начинаю ревновать.

ОЛИВЕР. Не стоит.

ФИЛИП. Она считает, ты гений.

ОЛИВЕР. Обо мне можно много всего сказать, но гениальность – не про меня.

ФИЛИП. Экстраординарный – вот, как она называет тебя.

ОЛИВЕР. Вот как?

ФИЛИП. Неординарный.

 

Небольшая пауза.

ФИЛИП. Давай, я возьму твое пальто.

ОЛИВЕР. Спасибо.

 

ОЛИВЕР снимает свое пальто и отдает его ФИЛИПУ, тот бережно его вешает.

ФИЛИП. Боюсь, леди немного опаздывает. Думаю, она красится. Это древний ритуал.

ОЛИВЕР. Я рано.

ФИЛИП. Нет. Ты вовремя.

ОЛИВЕР. Я шел пешком. Думал, у меня на это уйдет больше времени.

ФИЛИП. Сегодня прекрасный вечер.

ОЛИВЕР. Ну, по крайней мере, дождя нет.

ФИЛИП. Все дорогу от Мэйда Вейл?

ОЛИВЕР. Да.

ФИЛИП. Через парк?

ОЛИВЕР. Да.

ФИЛИП. Длинный путь.

ОЛИВЕР. Мне понравилось.

ФИЛИП. Сейчас сезон для прогулок.

ОЛИВЕР. Все в полном цвету.

ФИЛИП. Чудесно.

 

Небольшая пауза.

ФИЛИП. Что я могу предложить тебе выпить?

ОЛИВЕР. Скотч?

ФИЛИП. Со льдом?

ОЛИВЕР. Отлично.

ФИЛИП. Думаю, себе я сделаю то же самое.

 

ФИЛИП подходит к столику и наливает им выпить.

ФИЛИП. Она думает, твои истории прекрасны.

ОЛИВЕР. Она точно улавливает дух рассказов.

ФИЛИП. Она беспокоится. По поводу книги, я имею в виду.

ОЛИВЕР. Она очень, очень талантлива.

ФИЛИП. Она рассказывает без остановки. Что-то про сад.

ОЛИВЕР. Скорее про джунгли на самом деле.

ФИЛИП. Джунгли...

ОЛИВЕР. Давай назовем это джунглями в центре Англии. Или хотя бы тропическим садом.

ФИЛИП. Что такое с детскими писателями и садами? Кажется, они активно распространяются. Большинство из них - тайно, осмелюсь сказать.

ОЛИВЕР. Ты прав.

ФИЛИП. В любом случае она очень занята. Зарисовки со странными существами повсюду. Я наткнулся в спальне на довольно тревожную картину с кем-то, напоминающим двуглавую антилопу. Впечатляет.

ОЛИВЕР. Это будет Бэллифинч. Впервые мне предстоит его увидеть в пятницу утром.

ФИЛИП. Бэллифинч... Боюсь, моя жизнь в сравнении выглядит крайне тусклой.

ОЛИВЕР. Я, честно говоря, не думаю, что есть такое понятие «тусклая жизнь».

ФИЛИП. Тебе просто не приходилось продавать жилую недвижимость.

ОЛИВЕР. Неизученная, возможно, но не тусклая.

 

ФИЛИП подает ему выпивку. Они садятся.

ФИЛИП. Я никогда не встречал таких, как ты. Я имею в виду писателей.

ОЛИВЕР. На самом деле?

ФИЛИП. Не считая мерзкого друга моей матери, который написал книгу о выпечке тортов.

ОЛИВЕР. Выпечке?

ФИЛИП. Я не уверен, что это считается.

ОЛИВЕР. Звучит немного несправедливо. Книги о тортах – такие же книги, как и все.

ФИЛИП. Ты пишешь только для детей?

ОЛИВЕР. В основном. Но у меня есть пара книг о путешествиях.

ФИЛИП. Сильвия упоминала о них. Одна – про Афины.

ОЛИВЕР. Я жил там около года.

ФИЛИП. А другая?

ОЛИВЕР. Другая про Ливан.

ФИЛИП. Ливан?

ОЛИВЕР. Но в основном меня тянет писать для детей.

ФИЛИП. Интересно, почему.

ОЛИВЕР. Я не знаю. В этом есть что-то необузданное.

ФИЛИП. Необузданное?

ОЛИВЕР. Возможности безграничны. Пределы взрослой литературы более ограничены, на мой взгляд.

ФИЛИП. Понятно.

ОЛИВЕР. Я чувствую себя гораздо счастливее в мире говорящих тигров и волшебных зеркал. Это моя стихия.

ФИЛИП. Логично.

ОЛИВЕР. Может, когда-нибудь взрослая литература сможет удовлетворить моим экстравагантным полетам фантазии, но сейчас я счастлив писать для тех, кто моложе двенадцати.

ФИЛИП. Выглядит так, будто это для того, чтобы сохранить крышу над головой.

ОЛИВЕР. Протекающую, но да, что-то вроде этого.

ФИЛИП. Ну, за книгу.

ОЛИВЕР. За книгу.

 

Они поднимают тост.

ФИЛИП. Странно.

ОЛИВЕР. Что?

ФИЛИП. Когда я открыл дверь…

ОЛИВЕР. Да?

ФИЛИП. Ты выглядел как-то знакомо.

ОЛИВЕР. Да, я тоже так подумал.

ФИЛИП. Правда?

ОЛИВЕР. Да.

ФИЛИП. Может, мы где-то пересекались мельком. В метро, к примеру.

ОЛИВЕР. Возможно.

ФИЛИП. И более странные вещи случаются.

 

Pause.

ФИЛИП. А, может, это потому, что она о тебе так часто говорит.

ОЛИВЕР. Говорит обо мне?

ФИЛИП. Может, поэтому мне кажется, мы уже встречались.

ОЛИВЕР. В каком смысле?

ФИЛИП. О, это просто, когда ты много слышал о ком-то, ты начинаешь представлять его еще до того, как вы встретитесь на самом деле.

ОЛИВЕР. Да.

ФИЛИП. Если ты меня понимаешь.

ОЛИВЕР. Думаю, да.

 

СИЛЬВИЯ входит. Она элегантно одета для выхода.

ФИЛИП. А вот и она.

СИЛЬВИЯ (ОЛИВЕРУ). Он уже устраивал тебе допросы?

ФИЛИП. Нещадно.

ОЛИВЕР. Привет, Сильвия.

СИЛЬВИЯ. Он очень ревнив.

ФИЛИП. Просто бешеный.

СИЛЬВИЯ. Он может быть жестоким. Филип, будь добр, помоги мне с молнией.

 

Она поворачивается спиной, а он помогает ей застегнуться.

СИЛЬВИЯ. Временами он полезен. Вижу, он предложил выпить.

ОЛИВЕР. Он идеальный хозяин.

СИЛЬВИЯ. Ну вот, в конце концов, все наши тренировки не прошли даром.

ФИЛИП. Я быстро учусь. Джин?

СИЛЬВИЯ. Я заказала столик на восемь.

ФИЛИП. Мы быстро.

СИЛЬВИЯ. Спасибо, дорогой.

 

ФИЛИП идет к бару, чтобы налить ей выпить.

ФИЛИП. Я рассказывал Оливеру, что ты постоянно о нем говоришь.

СИЛЬВИЯ. Ты не мог не позорить меня перед моим работодателем, правда же?

ФИЛИП. Наверное.

СИЛЬВИЯ. Я сильно нервничала, ты знаешь. Бог знает, почему.

ОЛИВЕР. Нервничала?

СИЛЬВИЯ. По поводу вашего знакомства.

ФИЛИП. Она постоянно откладывала его, да, Оливер?

ОЛИВЕР. Как ты и заметил.

СИЛЬВИЯ. Я знаю, это очень глупо. Я просто хотела, чтобы вы поладили.

ФИЛИП. Мы с этим справились.

СИЛЬВИЯ. Я имею в виду, чтобы вы понравились друг другу.

ОЛИВЕР. Не понимаю, почему мы могли бы не поладить.

ФИЛИП. Все будет отлично, если не окажется, что у тебя бурный роман за моей спиной.

СИЛЬВИЯ. Оливер, я предупреждала тебя по поводу его чувства юмора.

ФИЛИП. Чувства юмора?

СИЛЬВИЯ. Вернее, его отсутствия.

ФИЛИП. Ты бессердечна.

СИЛЬВИЯ. Просто честна.

 

Небольшая неловкая пауза. ФИЛИП приносит СИЛЬВИИ выпивку.

СИЛЬВИЯ. Надеюсь, Оливер, тебе нравится итальянская кухня.

ФИЛИП. Мы зарезервировали столик в небольшом итальянском ресторанчике за углом.

ОЛИВЕР. Замечательно.

СИЛЬВИЯ. Филип всегда шутит по поводу этого места, но мне нравится.

ФИЛИП. Там экстремально красно. Все в красном цвете.

ОЛИВЕР. Немного красного – это по мне.

ФИЛИП. Стены, скатерти, лица официантов... Все красное.

СИЛЬВИЯ. Филип убежден, что они не настоящие итальянцы.

ФИЛИП. Они югославы. Я уверен, они - югославы, притворяющиеся итальянцами.

ОЛИВЕР. Звучит любопытно.

СИЛЬВИЯ. Но еда хорошая.

ФИЛИП. С ощутимым сербским вкусом.

ОЛИВЕР. Уверен, все вкусно.

 

Небольшая пауза, пока они садятся.

ФИЛИП. Мне очень приятно слышать, что Бэллифинч был замечен в нашем доме.

СИЛЬВИЯ. Это лишь набросок, но скоро закончу.

ОЛИВЕР. Не могу дождаться.

СИЛЬВИЯ. Надеюсь, к пятнице он будет выглядеть увереннее. Пока он для его же блага весьма фиолетовый.

ФИЛИП. Все эти разговоры про Бэллифинча и джунгли в Хемпшире разжигают мой интерес. Я не могу дождаться, когда увижу эту чертову штуку.

СИЛЬВИЯ. Тебе следует быть терпеливым.

ОЛИВЕР. Уже почти.

СИЛЬВИЯ. Почти. И не вынюхивай.

ФИЛИП. Не моя вина, что ты оставляешь эти интригующие картинки по всему дому.

ОЛИВЕР. Так вынюхивает?

СИЛЬВИЯ. В самом худшем смысле.

ФИЛИП. В спальне. На софе. Даже в холодильнике.

ОЛИВЕР. Холодильнике?

СИЛЬВИЯ. Всего раз.

ФИЛИП. Нечто коричневое карабкается на дерево. В холодильнике. Это было самым внезапным.

СИЛЬВИЯ. Кто-то звонил в дверь. Я готовила ужин. Всего лишь мгновение рассеянности.

ФИЛИП. Твоя история нас захватила. И меня еще выставляют шпионом.

ОЛИВЕР. Прими мои извинения, пожалуйста.

ФИЛИП. Извинения приняты.

 

Они смеются.

ФИЛИП. Я вам завидую.

ОЛИВЕР. Завидуешь?

СИЛЬВИЯ. Чему?

ФИЛИП. Вашей работе. Вы занимаетесь творчеством. Вкладываете страсть в то, чем зарабатываете на жизнь.

ОЛИВЕР. Это не страсть, а скорее одиночество.

СИЛЬВИЯ. Филип очень недоволен своей работой.

ФИЛИП. Я продаю дома, Оливер.

ОЛИВЕР. Ты говорил.

ФИЛИП. Дома и квартиры.

СИЛЬВИЯ. Все, что тебе действительно нужно знать, что Филип начал этим заниматься в результате одного несчастного случая.

ОЛИВЕР. Несчастного случая?

ФИЛИП. Мой отец умер.

СИЛЬВИЯ. Филипу было всего двадцать один, когда умер его отец.

ФИЛИП. Я бы бросил университет.

СИЛЬВИЯ. Отец Филипа много лет занимался бизнесом по покупке и продаже недвижимости. Брат Филипа был готов взять его на себя.

ФИЛИП. Его к этому действительно готовили. А я был бесполезен. Бесцелен, я боюсь.

СИЛЬВИЯ. Но спустя два года, Роджер…

ФИЛИП. Мой брат.

СИЛЬВИЯ. Роджер погиб.

ФИЛИП. Это был несчастный случай.

СИЛЬВИЯ. Автомобильная авария. Ужасно.

ФИЛИП. Я должен был приглядывать за мамой.

СИЛЬВИЯ. И за сестрой.

ФИЛИП. У меня не было выбора, кроме как взять бизнес на себя.

СИЛЬВИЯ. Я иногда задаюсь вопросом, что бы ты сделал, кем бы ты был, если бы все сложилось иначе.

ФИЛИП. Бог знает. Может, я бы эмигрировал.

ОЛИВЕР. Эмигрировал?

СИЛЬВИЯ. У Филипа всегда была эта сумасшедшая идея об эмиграции.

ОЛИВЕР. Захватывает.

СИЛЬВИЯ. Австралия, Канада...

ФИЛИП. Что-то новое.

СИЛЬВИЯ. Помнишь, ты был одержим идеей переезда в Африку?

ФИЛИП. Да, в Африку.

СИЛЬВИЯ. Он прочитал все книги, которые смог достать. Про Кению, Родезию. Они разбросаны по всему дому.

ОЛИВЕР. Я бы хотел побывать в Африке.

ФИЛИП. Боюсь, я не был нигде дальше Брайтона.

СИЛЬВИЯ. Когда-нибудь.

ОЛИВЕР. Когда-нибудь.

ФИЛИП. А потом ты просыпаешься и оказывается, что большую часть своей жизни потратил на то, что показывал людям пустые квартиры.

СИЛЬВИЯ. Есть вещи и похуже.

ФИЛИП. Уверена?

ОЛИВЕР. Я уверен, Сильвия права.

ФИЛИП (добродушно). Как и всегда.

 

Пауза.

ФИЛИП. Но ты, Оливер, явно был за пределами Брайтона.

ОЛИВЕР. Да, я ездил кое-куда.

СИЛЬВИЯ. О, не скромничай, ты был везде.

ОЛИВЕР. Не совсем уж везде.

СИЛЬВИЯ. Оливер жил в Греции.

ФИЛИП. Да, он рассказывал...

СИЛЬВИЯ. Италия, Бейрут, Сирия.

ОЛИВЕР. Я чувствую себя на своем месте там.

ФИЛИП. Здорово. Жить в таких местах…

СИЛЬВИЯ. Оливер жил в Афинах.

ФИЛИП. Это прекрасно.

ОЛИВЕР. Я жил в крошечном доме у подножия Акрополя. В нем водились мыши, но вообще было весьма мило.

СИЛЬВИЯ. Очень романтично.

ОЛИВЕР. Из окна на кухне можно было увидеть Парфенон.

ФИЛИП. Парфенон…

СИЛЬВИЯ. Когда-нибудь мы с Филипом обязательно поедем в Грецию.

ФИЛИП. Раз ты говоришь.

СИЛЬВИЯ. Через Францию, Италию, пересекая Адриатику.

ФИЛИП. Когда-нибудь.

СИЛЬВИЯ. А потом на острова.

ОЛИВЕР. Острова очень красивы.

СИЛЬВИЯ. Филип, я, парочка изданий «Одиссеи» и шахматная доска.

ФИЛИП. Конечно, не забываем про джин.

ОЛИВЕР. Да, про джин не забываем.

СИЛЬВИЯ. Когда-нибудь.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.231.166.56 (0.018 с.)