Она выбегает из комнаты. ОЛИВЕР остается один. Он становится задумчивым, словно пытается что-то вспомнить. Он закрывает глаза и почти шепотом: «Филип».



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Она выбегает из комнаты. ОЛИВЕР остается один. Он становится задумчивым, словно пытается что-то вспомнить. Он закрывает глаза и почти шепотом: «Филип».



Приемная врача. Простое оформление. Стол, два стула, кушетка для осмотра. ДОКТОР и ФИЛИП сидят лицом друг к другу.

ДОКТОР. Когда вы впервые испытали сексуальное влечение к человеку своего пола?

ФИЛИП. Я не… Я думаю…

ДОКТОР. Во время подросткового возраста или позже?

ФИЛИП. Думаю, во время. Может, в тринадцать или около того. В школе. Но, конечно, вы же понимаете, в таком возрасте… Я не знал. Я боялся. Я пытался заставить себя не думать об этом.

ДОКТОР. Вы вступали в контакты?

ФИЛИП. Извините?

ДОКТОР. Вступали в контакты? В детстве или чуть позже. Может, со взрослым мужчиной. Может, имело место соблазнение со стороны взрослого мужчины? Это может быть член вашей семьи, учитель, незнакомец.

ФИЛИП. Нет, такого не было.

ДОКТОР. Вы понимаете, что необходимо говорить правду, отвечая на вопросы?

ФИЛИП. Да, конечно.

ДОКТОР. Пока вы не начнете отвечать абсолютно честно, это будет только пустой тратой времени, как моего, так и своего. Все свои комплексы нужно отбросить в сторону.

ФИЛИП. Меня никто не соблазнял.

ДОКТОР. Вы помните, где находились, когда впервые почувствовали сексуальное влечение к человеку своего пола?

ФИЛИП. Примерно.

ДОКТОР. Вы предавались сексуальным фантазиям с участием этого мальчика и себя?

ФИЛИП. Когда я был рядом с ним, я чувствовал сильное, непреодолимое влечение.

ДОКТОР. У вас была эрекция? В смысле, вы были возбуждены?

ФИЛИП. Кажется, я не могу точно сказать. Нечто подобное было.

ДОКТОР. Что вы понимаете под этим?

ФИЛИП. Ну, я определенно что-то чувствовал на физиологическом уровне…

ДОКТОР. У вас с этим мальчиком были сексуальные отношения?

ФИЛИП. Боже, нет. Я даже не знал, что кто-то еще может разделять мои чувства. Оглядываясь назад, я думаю, это могло быть взаимно.

ДОКТОР. Расскажите мне о фантазиях с участием этого мальчика?

ФИЛИП. Я, правда, не могу. Кажется, мы были вместе, в физическом плане.

ДОКТОР. Вы фантазировали об анальном сексе?

ФИЛИП. Не знаю… Наверное.

ДОКТОР. Помните, в этих фантазиях вы выполняли активную или пассивную роль?

ФИЛИП. Честно, я не помню. Я помню, что хотел быть с ним. Физически. Но деталей я не помню. Может, я заставил себя забыть его. Не уверен.

 

Пауза. ДОКТОР рассматривает некоторые бумаги перед собой.

ДОКТОР. Здесь сказано, что у вас были сексуальные отношения с мужчиной на протяжении четырех месяцев.

ФИЛИП. Да, так и было.

ДОКТОР. Предполагаю, что анальный секс имел место.

ФИЛИП. Да, был.

ДОКТОР. Сколько раз вы занимались сексом?

ФИЛИП. Ну… Мы были вместе около четырех месяцев.

ДОКТОР. И за эти месяцы сколько раз вы имели сексуальные контакты с ним?

ФИЛИП. Сложно сказать. Может быть, два-три раза в неделю.

ДОКТОР. И что привело эти отношения к завершению?

ФИЛИП. Я. Это я положил им конец.

ДОКТОР. То есть вы приложили усилия, чтобы побороть эту тенденцию.

ФИЛИП. Да.

ДОКТОР. Вы продолжали общаться с этим человеком? Вам удалось исключить его из своей жизни?

ФИЛИП. Да.

ДОКТОР. Вы удалось избавиться от мыслей о нем?

ФИЛИП. Что, простите?

ДОКТОР. Удалось ли вам избавиться от фантазий о нем? От ваших сексуальных фантазий.

ФИЛИП. Да. Я старался.

ДОКТОР. С тех пор у вас были сексуальные отношения с другими мужчинами?

ФИЛИП. Не было.

 

Пауза.

ДОКТОР. Это экстремальная форма терапии. Сначала хочу вас поздравить с тем, что вы сделали первые шаги на пути к лечению. Уверен, это было нелегко. Из разговора с вами днем и из общения с доктором Дэвисом, я понял, что для вас это борьба. Но борьба с этой пагубной привычкой, с этим извращением – неотъемлемая часть развития вашей личности. Уверен, вы согласитесь.

 

ФИЛИП молчит.

ДОКТОР. Вы принесли свои вещи?

ФИЛИП. Да, сменную одежду, зубную щетку.

ДОКТОР. Хорошо, через несколько минут медсестра отведет вас в палату. Вам следует остаться для продолжительного лечения. Как минимум, до завтрашнего утра.

ФИЛИП. Верно.

ДОКТОР. Комната простая. В спартанском стиле – ничего лишнего. Кровать и все. Здесь нет окон. Зубы можете почистить заранее и надеть пижаму. Хотя, если нужно, мы можем сами подобрать вам что-то из одежды.

ФИЛИП. Я принес пижаму.

ДОКТОР. Отлично.

 

Пауза.

ДОКТОР. В комнате есть несколько фото. Публикации. Мы просим вас взглянуть на них. Все они порнографического гомосексуального характера. Вас оставят в комнате на час. Думаю, большую часть времени вы будете разглядывать фото. Возможно, вы будете возбуждены.

Пауза.

ДОКТОР. Час спустя, в девять вечера, медсестра зайдет в комнату и введет вам огромную дозу апоморфина. Это препарат, вызывающий рвоту. Через десять-пятнадцать минут после укола вас начнет тошнить. Вы почувствуете себя очень плохо, могут быть головокружения. Большинство пациентов просили тазик, чтобы было куда вырваться. Но я обнаружил, что для большего эффекта, лучше ничего дополнительного вам не давать. Вы будете блевать в номере и оставаться среди этой блевотины до утра. Важно, чтобы после первой инъекции и первого приступа рвоты, вы попытались вернуться к просмотру порнографии. Пару часов спустя медсестра сделает вам второй укол. И так три раза за ночь. Между инъекциями настоятельно рекомендую возвращаться к порнографическим фото. Это поможет в терапии и увеличит шансы на успех.

 

Пауза.

ДОКТОР. Есть вопросы?

ФИЛИП. Да… Доктор Дэвис говорил, что иногда применяется индивидуальный подход.

ДОКТОР. Да, он упоминал. Несколько наших пациентов уже просили о таком. Я имею в виду, когда конкретный мужчина...

ФИЛИП. Да.

ДОКТОР. Вы должны были принести фотографию этого мужчины.

ФИЛИП. Да, я все сделал.

ДОКТОР. Хорошо, на самом деле это просто. Вы возьмете фотографии с собой, в комнату. Положите их среди наших фото.

ФИЛИП. Да.

Пауза.

ФИЛИП. Доктор…

ДОКТОР. Да?

ФИЛИП. Я должен знать... То… Другое чувство. Которое не связано с сексом...

ДОКТОР. Да.

ФИЛИП. Оно…

 

Неловкая пауза.

ДОКТОР. Медсестра сейчас к вам подойдет. Увидимся завтра.

ФИЛИП. Да.

ДОКТОР. Больше ничего?

ФИЛИП. Нет, нет.

 

ФИЛИП встает.

ДОКТОР. Кстати...

ФИЛИП. Да, доктор?

ДОКТОР. Не возражаете, если я спрошу, что вас сюда привело? Что склонило чашу весов в эту сторону? Это важная часть моих исследований.

 

Пауза.

ФИЛИП. Желание забыть.

ДОКТОР. Забыть?

ФИЛИП. Хочу, чтобы жизнь стала проще.

ДОКТОР. Разве не все мы этого хотим?

ФИЛИП. Да, мы все.

Свет гаснет.

Лавка в парке – та же, что и в 1958. СИЛЬВИЯ сидит на ней с ОЛИВЕРОМ. Они пьют шампанское. На заднем плане звуки Прайда – свист, крики, музыка. Звуки празднования.

СИЛЬВИЯ. Через слово – «гей». Геи это, геи то. «Ты прямо как гей, это так по-гейски, все такое гейское». Там была одна девчонка, которая выглядела менее пугающей, чем остальные. Я повернулась к ней, постаравшись выглядеть не как ее училка, и спросила: «Извините…».

ОЛИВЕР. Извините, мисс.

СИЛЬВИЯ. «Извините, мисс, но что именно значит это слово? В смысле, в каком значении вы его используете? Например, «Эта песня такая гейская». Когда вы называете песню гейской, что имеете в виду?»

ОЛИВЕР. И она ответила...

СИЛЬВИЯ. Она сказала, что это значит «дерьмо» или «дерьмовый». Слово «гей» - синоним «дерьма».

ОЛИВЕР. Гейский – дерьмовый…

СИЛЬВИЯ. Я имею в виду, вам со стольким приходится мириться. И буквально в тот же вечер я была на ужине у Дженнифер.

ОЛИВЕР. До сих пор не могу понять, зачем ты так хочешь быть ее подругой…

СИЛЬВИЯ. Она пригласила еще человек пять или шесть, включая испанского фармацевта, от которого она без ума, и Милли Уоллис, у которой раньше был огромный нос. Она сейчас выглядит совсем по-другому, но мы делаем вид, что ничего не замечаем. Еще там был один очень бесячий парень, который строил из себя либерала. Они говорят о разных важных вещах, но на деле им плевать на все, просто хотят повеселиться. Потом пришла Соня и заявила, цитирую, что «некоторые из ее лучших друзей – геи».

ОЛИВЕР. И большая часть ее бывших.

СИЛЬВИЯ. Она все болтала всякую чушь о том, что большинство ее знакомых геев – гедонисты, проводят большинство времени в спортзале, то есть строят из себя натуралов. Ну и пошло обсуждение типа «все мы любим гомосексуалистов, они такие веселые, а если вам понадобится совет по выбору обоев…». Но…

ОЛИВЕР. Но что?

СИЛЬВИЯ. Я смотрела на них, они такие…

ОЛИВЕР. Какие?

СИЛЬВИЯ. Я вдруг присмотрелась к ним, я слушала, что они говорят, они, правда, неплохие люди, Оливер. Может, со скудным воображением, но совсем не обязательно плохие. И вот я смотрела на них и думала…

ОЛИВЕР. О чем?

СИЛЬВИЯ. Черт, не знаю, как сказать, но они принижают тебя.

ОЛИВЕР. Принижают меня?

СИЛЬВИЯ. Принижают, Оливер. Низводят до кого-то, кто определяется его телом, тем, что он делает со своим телом, его чувством стиля. В одежде, интерьере…

ОЛИВЕР. Ладно.

СИЛЬВИЯ. А ты ведь гораздо больше, чем это. И в какой-то момент, Оливер, ты с ними согласился. Ты принял факт, что это все, что ты есть.

ОЛИВЕР. Разве?

СИЛЬВИЯ. И я думаю, именно поэтому в первую очередь люди встали на защиту своих прав, пытались расширить границы. Они боролись не за право трахаться в парке и носить дизайнерскую одежду…

ОЛИВЕР. Как скажешь...

СИЛЬВИЯ. В конце концов, единственной причиной, почему ты пошел на парады, было то, что ты не мог находиться дома. Тебя выгнали. Изгнали.

ОЛИВЕР. Изгнали... Мне нравится.

 

Он наливает ей шампанское.

ОЛИВЕР. Держи еще. И умерь уже свою чертову демагогию.

 

ФИЛИП входит.

ФИЛИП. Я слышал тебя еще со склона холма.

ОЛИВЕР. Голос актрисы.

СИЛЬВИЯ. Я громко?

ФИЛИП. Определенно.

СИЛЬВИЯ. Боже. Я такая стереотипная?

 

Пауза.

ФИЛИП. Я принес сэндвичи.

СИЛЬВИЯ. Оливер тоже сделал несколько. Марио скоро придет.

ОЛИВЕР. С чем они?

ФИЛИП. Чоризо. Утка. Тапенада.

СИЛЬВИЯ. Люблю вас, парни.

ФИЛИП. Там еще черника есть.

ОЛИВЕР. Пальчики оближешь.

 

Пауза.

СИЛЬВИЯ. Прошлой ночью он снова говорил о детях.

ФИЛИП. Кто?

СИЛЬВИЯ. Марио. Он сказал, что всегда хотел детей.

ОЛИВЕР. Хитер.

СИЛЬВИЯ. Мне кажется, я люблю его.

ФИЛИП. Вы разве не только познакомились?

СИЛЬВИЯ. Он пишет песни. У него есть гитара.

ОЛИВЕР. Это все, что ей нужно знать.

СИЛЬВИЯ. Он никогда не пропускает антивоенные марши. Он читает, читает, читает.

ФИЛИП. И?

ОЛИВЕР. Она говорит о том, что все знаки на его стороне.

СИЛЬВИЯ. Он хорош в постели.

ФИЛИП. Это важно.

СИЛЬВИЯ. Он любит меня... Мне кажется, из этого что-то может выйти.

ОЛИВЕР. Дети?

СИЛЬВИЯ. Если эта любовь плодотворна в таком плане, то я готова. Видит Бог, готова. Это здорово, мы будем счастливы. Это будет подарком. От Бога. От самой жизни.

ОЛИВЕР. Подарком.

ФИЛИП. У нее будут дети. Я знаю.

СИЛЬВИЯ. Ну а если нет, если этого не произойдет, то что ж, и так хорошо. В смысле, мне достаточно уже того, что есть сейчас.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 44.192.112.123 (0.014 с.)